Русская линия
Русская неделя Алексей Осипов03.08.2007 

Ответы на вопросы: нужно ли вводить в школы предмет «Основы православной культуры»

— Нужно ли вводить в школы предмет «Основы православной культуры» и какую роль в духовном воспитании школьников может оказать школа?

- Мы должны понять, что не предметы воспитывают нас, а преподаватели. Можно ведь по-разному читать. Игумен Никон (Воробьев) пишет, что в его юности занятия по «Закону Божию» превращались в уроки кощунств и острот. Протоиерей Сергий Булгаков рассказывал, что «Закон Божий» преподавали так, что он встал и ушел из семинарии, потому что убедился на уроке, что Бога нет. Или, как пишет митрополит Вениамин (Федченков), преподавали богословие так, что в первых рядах революционеров были семинаристы.

Мы часто уповаем на «Основы православной культуры», на «Закон Божий» как на магию. Нет такой прекрасной вещи, которую нельзя было бы извратить.

Конечно, мы должны получить право на преподавание духовных предметов в школе, но реализация этого права должна проводиться с осмотрительностью и осторожностью. Нельзя это поручить человеку, который вчера крестился, а сегодня уже горит проповедовать христианство, мало что в нем понимая. Основная наша задача — готовить людей для преподавания духовных предметов. Избави Бог доверять эти вещи неизвестно кому! Недаром же есть изречение: «Бессмертный писатель умирает в своих эпигонах"1.

Так что я считаю, право вести такие предметы нам нужно иметь, а вот вводить их нужно не спеша. А то обрадуемся, что ввели предмет, а кто его вести будет?

- «Может быть ты?»

- «Да я, знаете…» — он чешет затылок.

- «Ничего, давай, Бог поможет!»

Это то же самое, что предлагать прыгать с десятого этажа, Бог поможет! Так именно Христу и предлагал сатана: «Если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею» (Мф. 4, 6). Иисус ему отвечал: «Не искушай Господа Бога твоего».

Так и в случае с духовными предметами. Необходимо относиться к ним серьезно. Нужно быть в высшей степени осторожными.

— Как Вы относитесь к введению в школьную программу «Основ православной культуры»?

- Не может в России считаться образованным человеком тот, кто не знает, что такое православие. С другой стороны, так называть предмет — это провокация, красная тряпка перед быком. Вот «Основы традиционной духовной культуры» — пожалуйста. В Биробиджане это будет культура иудейская, в Бурятии — буддийская, в Татарстане — мусульманская, в русских районах — православная. Не нужно выпячивать православие и кричать об этом.

— Кто может преподавать духовные предметы в школе?

- Для этого нужно специально готовить людей. Очень хорошо, если бы этим занялись педагоги, имеющие специальную подготовку. Это могут делать и священники, но помните, что сан не делает человека педагогом. Нельзя смотреть на священника, как на того, кто может делать все.

— Как убедить директора школы ввести курсы православной культуры? Насколько преподавателям этого предмета нужно углубляться в богословские дисциплины?

- Сложность ситуации в образовании заключается в том, что в представлении и руководящих лиц, и педагогов как-то очень смутно звучит сама цель образования. Нужно четко сформулировать, что мы прежде всего вкладываем в смысл образования. С моей точки зрения, цель образования заключается в том, чтобы из того состояния, в котором находится человек, ничего не знающий и не понимающий, привести его к состоянию упорядоченности внутренней, умственной и нравственной, то есть создать конкретный образ. В чем заключается эта внутренняя и внешняя упорядоченность? Первое и основное: учащийся должен получить те знания, которые помогли бы ему выйти из школы с совершенно определенным мировоззрением. Человек без мировоззрения никакого образования не имеет. Какой у него образ? К чему он стремится? Каков смысл его жизни? Без понимания этого о каком образовании может идти речь? Эти вопросы должен решить каждый человек. Иначе, если мы станем давать только знания, то мы превращаем человека в железку под названием «компьютер», в который мы вкладываем массу информации, но она так и остается железкой.

Главная цель образования — мировоззрение. Для этого требуется, чтобы учащийся мог на том уровне, который позволяет школа, иметь представление о самых значительных мировоззренческих системах, прежде всего религиозных. Он должен знать о христианстве, исламе, буддизме. Очень честно надо ему дать понимание смысла жизни в любой из религий и те аргументы, которые приводит каждая конкретная религия, оправдывая саму себя.

Если бы с этим согласилось все начальство от высшего до низшего, тогда мы бы знали, что нужно делать. Нужен в школе обязательный курс, только я не стал бы называть его «Православной культурой», я бы назвал его «Основы традиционной духовной культуры». У нас она в большинстве случае — православная, ею и будем заниматься. Мы хотим, чтобы человек получил знания прежде всего о православии, но мы покажем, как другие религии смотрят на основополагающие вопросы жизни. Пусть выбирает сам ученик, нужно помочь ему в этом. Конечно, православие имеет такие сильные аргументы, перед которыми аргументация других мировоззренческих систем просто померкнет, но для этого надо педагогу иметь образование.

Чтобы убедить директора школы, нужно показать ему, что образование заключается не в приобретении суммы знаний по каким-то дисциплинам.

Сумма знаний подобна куче стройматериалов при строительстве дома: самосвалы навезли их мне, а дальше что? Когда я строю дом, я должен знать, каких и сколько стройматериалов мне нужно: сколько кирпича, досок и гвоздей. Дом строится по архитектурному плану. Так же и в школе: смысл жизни сразу мне покажет, какие знания нужны.

Знания нужны, чтобы мое мировоззрение было цельным, чтобы я мог добывать хлеб насущный. Ведь я не просто духовное существо, я — духовно-телесное существо, мне нужны и профессиональные знания, чтобы я мог ориентироваться в этой жизни.

Если мы говорим о смысле жизни, мы понимаем, что приоритетным в области образования должно быть воспитание, соответсвующее этой цели. Сегодня уже все видят, что знания без соответствующего воспитания не только обессмысливаются, но и становятся орудием разрушения не только человека, но и общества. Знания — это меч обоюдоострый, недаром преподобный Каллист Катафигиот сказал: «Ум должен соблюдать меру в познании, чтобы не погибнуть».

В воспитании следует обратить внимание на правила внешнего поведения, правила культуры. Но есть одно «но»: недавно я узнал, что нельзя исключить школьника даже за безобразное поведение — это ужасно! Я разговаривал с ректором Московского социального государственного университета, в его вузе учится тридцать или сорок тысяч студентов. Он спрашивает меня: «Вы, Алексей Ильич, когда проходили по вузу, не заметили, что у нас никто не курит?» А что в наших школах делается? Нам всем должно знать тот основной принцип, с помощью которого пытаются нас поработить, а против нас ведется настоящая война. Принцип прост: разнуздать, чтобы взнуздать. Это нужно знать и обратить внимание на дисциплину жизни.

В отношении преподавания истории религии, я полагаю, что учащихся было бы полезно знакомить со всем тем, с чем они встретятся и что может вызвать у них сомнение, в том числе и в самом православии. В иных религиях они встретятся с богами умирающими и воскресающими, и могут возмутиться: «А вы говорите, что Христос только воскрес…» Вот и надо показать, что эта та же история, что у Чичикова с Плюшкиным: «Посмотрите на этих умирающий и воскресающих богов, как только вы начнете читать о них, вы увидите, что они символизируют смену времен года». Эти острые вопросы, с помощью которых пытаются опровергнуть христианство или дискредитировать его, очень полезны, их в первую очередь нужно рассмотреть: вот вам тексты, вот вам данные. Нам не нужны гнилые подпорки, нам нужно, чтобы наши ученики приобрели твердое, осмысленное мировоззрение, чтобы вышли из школы людьми, а не функционерами. Нам нужно ученика сделать человеком, тогда любая специальность в его руках будет тем, что его и накормит, напоит и принесет пользу всему обществу.



1. Станислав Ежи Лец. Непричесанные мысли / Перевод с польского, послесловие М. П. Малькова — СПб.: Академический проект, 1999. — 173с.

Интернет-журнал «Русская неделя»

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru