Русская линия
Русская неделя Алексей Осипов17.07.2007 

Богословское образование должно быть направлено на единственную цель — спасение

— Как связаны дело спасения педагога и его призвание, дело образования?

— Связаны таким же образом, как связаны родители с детьми. Родители являются примером для ребенка. Так же и педагог должен являться живым примером для тех, кому он преподает. Примером, во-первых, своей нравственной и духовной жизни, во-вторых, примером знаний, ума, мудрости.

— Поясните важность духовного образования для спасения души.

— Если кто-то отправляется в поход, он берет карту, компас, изучает местность. Берет рюкзак и идет. Прошел сто метров, уже отклонился от маршрута, опять смотрит на компас. Правильные теоретические знания крайне необходимы человеку, чтобы он мог правильно жить. Например, человек берется за молитву и не знает, что нельзя представлять себе ни ангелов, ни святых, ни Бога, так как он будет молиться не Богу, а своему «фильму», мелькающему у него перед глазами. Мало проку будет от такой молитвы, с ума сойти может человек.

Наше богословское образование должно быть направлено на единственную цель — спасение. Нужны знания, которые служат спасительной проповеди христианства. Например, как долго мы учим историю, дает ли она нам познание человека? Цицерон говорил: «История — наша лучшая учительница». А в наших школах историю превращают в энциклопедию фактов, которые бедный ученик должен запоминать, а потом выдавать на экзамене и тут же большую часть забыть. А зачем это? Далеко не все в истории, что мы проходим, надо знать, надо выбирать, и в этом состоит ответственность педагога. Он должен смотреть, что нужно проходить, на что обратить внимание, какие выводы следуют из исторических фактов. История действительно должна быть нашей учительницей, а не бессмысленным запоминанием фактов. Из них важны только те факты, что научают нас жить, и главное спасаться.

И наше образование должно проходить в сотериологическом ключе, все нужно рассматривать с точки зрения спасения.

— Борьба с греховным в воспитании, не приводит ли иной раз к гордости?

— В этом вопросе есть два момента. Первое — в том, что в ребенке, может быть, действует Бог, и мы порой оцениваем это через призму Евангелия — добро это или зло. С ребенком нужно вместе рассуждать, объяснять, нельзя авторитарно осуждать или одобрять.

Второе: да, есть такая мысль, что если человек что-то начнет делать правильно и поступать по-христиански, то у него может возрасти тщеславие и гордость.

Так вот, замечу, что это может возникнуть, только когда человек выполняет церковные предписания, а не заповеди Евангелия. Какое между ними различие?

Церковные предписания — это посты, молитвенные правила, посещение богослужений, исповедь и причащение, другие формы участия в церковной жизни. Все они являются вспомоществующими средствами к исполнению заповедей Евангелия. Если человек абсолютизирует церковные предписания и начнет думать, что, исполняя их, он исполняет заповеди Божьи, тогда он легко впадет в тщеславие.

Если же он все свое внимание будет концентрировать на исполнении заповедей Евангелия, тогда в гордость он никак не впадет. Потому что появившееся тщеславие он заметит и будет бороться с ним: «Да, вот я помог ближнему и хвалю себя за это: что за вывод я сделаю? Какой же я больной человек! Даже когда делаю добро, во мне возникает зло».

То есть церковные предписания дают возможность лучше увидеть себя в свете Евангелия и каяться в нарушении заповедей.

Поэтому важно различать между собой церковную дисциплину и заповеди Евангелия. Святые Отцы делят их на делание телесное и делание духовное. Телесное — это коленопреклонения, молитвы, посты, воздержание в разных формах, доброделание, а духовное делание сопряжено с исполнением самих заповедей, то есть не позволять в своей душе возникать зависти, тщеславию, лицемерию, лукавству; это то, что внутри меня происходит.

— Как растить детей без отца?

— Вспомним замечательного мыслителя и писателя XIX века Алексея Степановича Хомякова. Его мать, очень религиозная женщина в одиночку воспитывала детей по-христиански. Но что любопытно, она имела у детей колоссальный авторитет, благодаря своей тактичности, любви и здравому, рассудительному отношению к ним. Когда они стали юношами, она взяла у них обещание не нарушать целомудрие в своей жизни. Что они исполнили. Сам Хомяков был очень живой человек, у него был большой круг друзей. Друзья говорили, что они редко видели такую счастливую семью, такую любовь между мужем и женою, какую они видели в семье Алексея Степановича. Его жена, урожденная Языкова, вела весьма замкнутый образ жизни, у нее была больна мать. Жила как монахиня. Это была удивительная по счастью семья.

Пользуясь случаем, отмечу, что те, кто ведут добрачную половую жизнь, не имеет такой любви или скоро ее теряют.

И еще о воспитании. Невозможно научить играть на скрипке, не умея играть на ней. Невозможно воспитать человека, не будучи самому воспитанным. Мы ждем святости от детей, а своей, к сожалению, не имеем. Проблема воспитания детей — это проблема воспитания родителей.

— Как ребенку, который имеет духовное воспитание в семье, устоять перед мощным натиском безбожной цивилизации?

— Мы все время говорим о детях, на самом деле нужно говорить о родителях. Если в семье есть осуждение, неприязнь, сребролюбие, зависть, то все наше христианское воспитание будет просто мишурой. И то, что ребенок с вами придет в храм, — это просто чепуха. Он придет в храм на спектакль, посмотрит, послушает, крестообразно помашет рукой, но он знает, что тети и дяди там злые и нехорошие, только мама и папа хорошие. Знает, что главное — нужно как можно больше денег. Дома весело: папа и мама смотрят телевизор и хохочут, и он смеется и смотрит с ними все, вплоть до неприличия.

Поэтому когда ставят проблему «Церковь и молодежь», я говорю: «Неверно. Церковь и родители — вот проблема номер один».

Что это за обучение, когда пьяный отец говорит своему сыну: «Я тебе сколько раз говорил: не пить и не курить!» Там, где нет в семье действительно христианской атмосферы, сложно воспитать христианина. При этом необязательно смотреть букой, христианство не отнимает никаких нормальных житейских радостей. Христос начинает с чуда в Кане Галилейской (Ин. 2, 1−11), Он пришел на свадьбу, где не плакали, а пели, плясали и веселились. И странно, уж кто-кто, а Он-то должен был вино в воду превратить, а Он сделал наоборот. Причем сделал это, когда не хватило вина. Очень часто этого не понимают, считая, что христианство — это препятствие к нормальной человеческой жизни. Какой абсурд! Христианство говорит: женись и выходи замуж, но не блуди; ешь и пей, но не напивайся и не обжирайся; то есть сиди на мягком стуле, а не на колу.

И это нужно объяснить. Детям нужен наглядный образ, пример, и они могут увидеть его только в семье. Проблема номер один в воспитании молодежи — это проблема родителей. Не может быть, чтобы хорошие родители не знали, что делать с плохими детьми. Родители не видят своих грехов и заражают этой слепотой детей.

Детей приводят в Церковь, и их заставляют зубрить молитвы. А кто их научит молиться, а не вычитывать молитвы?

Сколько нужно быть ребенку на службе? В зависимости от возраста. Это же дети, они скоро уже не знают, куда деваться, а мы их держим: «Стой!» Этим мы только приучим их рваться из храма. Нужно постепенно приучать к атмосфере богослужения. Нельзя забывать, что в церкви можно себя вести только благоговейно. А то возьмет иная мамаша ребенка на богослужение, ребенок бегает по храму, и она за ним. Умилительная картинка, но только не для храма, потому что мамаша приучает ребенка, что храм — это детская площадка, где можно развлекаться.

Нужно учить молиться ребенка, пусть он произнесет хоть несколько слов, хоть одну молитву, но со вниманием. Душа молитвы — внимание. Поэтому когда приводят православные ребенка в храм, надо ему помочь, объяснить, напоминать, что такое молитва. Что богослужение не спектакль церковный, а время для молитвы. Конечно, Церковь все построила в определенном порядке: вот здесь поется, а здесь — читается, но богослужение не ради богослужения, — это время для молитвы.

— Влияния на ребенка дома, в школе, на улице различны, как найти середину?

— В этом и заключается трудность воспитания, что нужно противостоять улице и телевизору. Как-то ко мне в Шотландии подошел за советом один пастор: «Не знаю, что делать со своими детьми. В церковь их не затащишь. Что делать?» Я спрашиваю: «У вас телевизор хороший?» Отвечает: «Хороший».

— И как часто вы его смотрите, как часто смотрят дети?

— Постоянно.

— И что там показывают?

— Ну, всякую гадость.

— А не могли бы вы выбросить ваш телевизор в окно?

Все, наш разговор сразу прекратился. «Нет, этого я никогда не сделаю». Разве вы пустите в дом какого-нибудь негодяя? Нет, вы закроете дверь на замок. А телевизор влезает в каждый дом. Мне кажется, что один из моментов, который бы нам научиться регулировать — это телевизор, потому что он превратился в настоящего сатану в доме. Как тут лучше поступить? Я знаю некоторые семьи, которые отключают телевизор на все посты. Или смотрят телевизор только вместе с детьми, и если там что-то неприличное — выключают. А есть такие мужественные, что даже расстаются с телевизором.

Второй момент — это музыка, очень сильный инструмент воздействия. Я уж не говорю о рок-музыке, которая сводит с ума людей, я говорю о музыке бездарной и глупой, нагромождении звуков, она разрушает строй нашей души. Душа наша имеет свою гармонию, и очень важно ее сохранить. Музыка имеет огромное воздействие на становление человеческой души. Я уже упоминал, что живьем закапывали тех композиторов, которые писали неканоническую музыку. Пифагор, например, не принимал человека в свои ученики, если тот не имел правильного музыкального образования. За музыкой следили так же, как и за идеями. Насколько были мудрые люди! Мы же не придаем этому никакого значения. Музыка имеет не меньшее воздействие, чем идеи, чем образы, картины. Надо быть внимательным к музыке, к литературе. И мудрость в воспитании состоит в том, чтобы воспитать доверие детей к себе. Одними запретами ничего не сделаешь, должно быть доверие, чтобы они смотрели на родителей как на авторитет. Это уже мудрость и педагогика. Как ей научиться? Не знаю, мы все должны к этому стремиться.

— Можно ли воспитать ребенка на образцах святоотеческих подвигов и мученичества?

— Жизнь святых Отцов является для нас примером и тем, что мы не должны делать. Мы же не можем стать Марией Египетской, а если вознамеримся повторить ее подвиг, не имея ее духа, то потерпим полный крах. Святые Отцы говорят: «Видишь молодого, летящего на небо, тащи его за ноги на землю». Задача христианской жизни: увидеть себя, что мне нужен Спаситель. Христос — это Спаситель, и христианином становится только тот человек, кто увидит, что сам он не может избавиться от грехов. Так вот, задача воспитания и заключается, чтобы подвести человека к этому подвигу, к этому пути.

Недаром, у Д. Ушинского его «Педагогическая антропология» разделяется на три части: воспитание тела, воспитание души, воспитание духа. Нужно воспитывать ум (идеи, книги), воспитывать сердце. Значит, в доме должна быть хорошая литература и не должно быть ничего пакостного — ни книг, ни видеофильмов. И формировать это нужно с самого юного возраста. А то вспоминают об этом, когда уже поздно, когда сын пьяница или наркоман. А что вы делали все это время?

Родители должны наблюдать за самими собой, ибо дети впитывают наш дух, они видят, чем мы живем. Если мы при них начинаем кого-то ругать, поносить или злословить, мы детей заражаем этим. Мы должны вести святой образ жизни, тогда и дети его будут вести, ибо яблоко от яблоньки недалеко падает.

— Стоит ли запрещать общаться с детьми, которые воспитываются в безбожии и накладывают негативный отпечаток на душу ребенка?

— Жизнь сама вам покажет, с кем можно запретить общаться, а с кем и нельзя. Конечно, если к вам есть такое доверие ребенка, что он действительно вас послушает, то надо советовать: «Старайся поменьше с ним общаться и встречаться». Но иногда это просто невозможно. Поэтому нужно воспитать в семье противоядие к идеям, к внешнему образу жизни, к болезненным влечениям, которые кругом встречают ребенка. Нужно помнить, что ребенок выйдет и встретится со всеми этими негативными вещами. И как воина, выходящего на поле брани, где его могут убить, заранее надо тренировать, готовить, так и ребенка надо воспитывать: заложить в нем основы противоядия, то есть заранее деликатно, целомудренно предупредить о многих вещах, чтобы, выйдя на улицу, он не оказался побежденным. Конечно, это трудная задача.

— Мы работаем в приюте, и родители наших детей таковы, что часто контакты с ними сводят на нет всю нашу работу, они очень вредно воздействуют на детей. Что делать?

— Нужно не смущаться этой ситуацией. Добродетелью в христианстве считается не то дело, которое мы сделаем, а то, к чему мы прилагаем все свои усилия и усердие. Человек, не имея ни копейки, может творить добродетель, он может ото всей души пожалеть страдающего человека, которому надо бы помочь, помолиться о нем. Напротив, владеющий огромными суммами и жертвующий перед телекамерами миллион, никакой добродетели не совершает. Наша задача — поступать по-христиански, то есть делать для своей страны то, что Бог позволяет нам сделать в тех условиях, в которые мы поставлены. И не нужно смущаться тем, что мы не можем сделать большего. Мы же все не можем быть премьер-министрами или президентами и не смущаемся, что не можем вершить дела их возможностей. Так и здесь. Нам дан узкий круг, в его пределах и нужно действовать. Делайте в той мере, в какой вы можете внушить этим детям добрые идеи или навыки, и благодарите Бога. Если Господь увидит, что вы можете сделать больше — расширит круг вашей сферы деятельности. Мы должны верить в Промысл Божий. Это одна из величайших христианских истин: для нас нет случайностей. И то, в каких условиях мы находимся, является Божественным Промыслом, который видит, что нам наиболее полезно и что мы можем сделать другим без вреда. А если ничего не могу сделать, то на меня кандалы надевают и сажают в одиночку. Значит, для меня это сейчас — самое лучшее.

Вот что христианство говорит о Промысле Божьем, и эта мысль утешает человека. Я знаю, что Бог есть Любовь, и если бы мне нужно было больше, Он бы дал мне больше. Если не дает — значит, это самое полезное и самое верное, что я могу сделать в данном случае. Поэтому не смущайтесь, делайте то, что сможете, и благодарите Бога, на душе будет в сто раз легче.

Нужно верить в то, что Бог более разумен, чем мы, более любвеобилен, чем мы, и те условия, в которые Он ставит нас, есть условия наилучшие из всех возможных.

— Даже рассказывая детям о нравственных ценностях без упоминания имени Христова, сталкиваешься с сопротивлением не детей, а их родителей. Как Вы могли бы это прокомментировать?

— Основное внимание нужно обратить не на детей, а на родителей. Надо родителей воспитать, чтобы были воспитанными дети. Как это сделать? Обратите внимание на ужаснейший обман, который совершился на Западе и который теперь совершается у нас. Это обман со словом «демократия». Тех, кого выбирают, знают только по телевизору, то есть выборы обусловлены средствами массовой информации. А СМИ — это просто деньги и больше ничего. Для того чтобы выступить по телевидению в хорошее время — 8−9 часов вечера, одна минута стоит 40 тысяч долларов. Многие ли смогут за это заплатить? Все поставлено на деньги. Хорошо, там несколько претендентов, идет борьба, их все-таки выбирают. Влияние на народ этих депутатов не велико. А кто имеет потрясающее влияние на народ? Средства массовой информации, особенно те, которые управляют экраном. Кто их выбирает, они же воспитывают весь народ? Где здесь демократия? Ведь здесь же центр воздействия на народ, это власть больше дум и сенатов, и никаких выборов! Эта власть представляет кандидатов, формирует выборы — все прочно связано: деньги и СМИ. Само понятие «демократия» рассчитана на детей, что они этого не поймут. Но, к сожалению, подчас и взрослые не понимают. Так что вся суть вашего вопроса: как воспитать родителей? Конечно, было бы хорошо, если бы собирались активные родительские комитеты. Проводились бы собрания, на которые можно было приглашать людей, чтобы отвечали на вопросы, проводили работу с родителями. Но есть ли такая возможность, не знаю.

— Наследственные болезни детей есть ли наказание за грехи родителей?

— Приведу мысль пророка Иезекииля, что не наказывается сын за отца. Написано: «Вы говорите: „Почему же сын не несет вины отца своего?“ Потому что сын поступает законно и праведно, все уставы Мои соблюдает и исполняет их; он будет жив. Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается» (Иез. 18, 19−20).

То есть каждый наказывается за совершенные им деяния.

Бог — величайшая Любовь и величайшее Смирение, Он никому не мстит, даже за наши грехи Он не мстит. Если я прыгаю с десятого этажа, разве Бог меня наказал, что я переломал себе все кости? Кто наказал пьяницу, кто наказал наркомана, вора, блудливого? И тем не менее все время слышим — «Бог наказал». Например, соседа сгорел дом, а у меня все благополучно. Что это значит? Так и надо соседу, потому что он — грешник, а я праведник. Это ужасная, иудео-языческая доктрина. Поскольку и в иудействе, и в язычестве она является основополагающей. Ее также восприняла католическая Церковь. К сожалению, все наши богословские учебники написаны под влиянием католичества и протестантизма. 1И первая православная книга на эту тему появилась в конце 19 века — «Православное учение о спасении» будущего Патриарха Сергия (Страгородского)2.

Итак, Бог никому не мстит, Он устраивает жизнь, окружающие условия для каждого человека в соответствии с духовным состоянием. И эти условия являются лучшими. Самый точный образ этого — Бог есть врач. Вот к врачу пришли два пациента, одного он отправляет на курорт, а другого отправляет под нож на операционный стол. Кто-нибудь скажет: наверное, первый ему угодил, а второй насолил. На самом деле, у первого тяжелый туберкулез легких, поэтому его — на курорт, а у второго — острый аппендицит, поэтому его отправляют на операционный стол. Для каждого выбрано наилучшее лечение. А мы продолжаем мыслить в категориях — «Бог наказал», «Бог возлюбил». Потому-то на слова Христа «Трудно богатому войти в Царство Небесное» (Мф. 19,23), иудеи ахнули. Как же, если он богат, значит, угоден Богу, а христианство полностью отвергло это.

Кто виноват, когда рождаются больные дети? Виноваты, как правило, родители. Но ребенок не наказывается за грехи родителей. У пьяницы рождается больной ребенок. Но это не есть наказание. Это естественное следствие тех законов, которые установил Господь в нашем тварном мире. Это есть так называемый «родовой грех». Оказывается, страсти родителей делают так, что дети рождаются уже с воспаленными страстями. Они не виновны, но они уже такие.

Я помню такого скупого мальчика, что все над ним смеялись. Бывает в детях невероятная скупость, жестокость, тщеславие. И мы видим, что дети прямо такими рождаются. Это обусловлено духовным состоянием родителей, оно имеет огромнейшее значение для детей.

Если мы хотим, чтобы наши дети рождались духовно здоровыми, необходимо сделать все возможное, чтобы таковыми были мы сами. Яблочко от яблоньки недалеко падает — это закон существования человеческой природы в нашем тварном мире, а не «наказание» или «месть» Бога. Не стоит так оскорблять Бога. Бог есть Любовь, и Он никому не мстит.

— «Книга Чисел» 14 глава, 18 стих гласит о том, что грех отцов переходит на детей до третьего и четвертого поколения, что это значит?

— В вопросе о родовом грехе можно полагать, что страсти родителей, в которых ребенок зачинается, носится, рождается, особенно действенны до третьего и четвертого поколения. Могут рождаться дети с какой-то воспаленной страстью, и родителям это важно знать. История говорит, что древние люди прекрасно понимали, какое значение имеет внешнее окружение для беременной матери: лица, природные ландшафты, люди, их разговоры, отношения. В духовном плане это имеет особенно важное значение. До третьего и четвертого рода передаются болезненные страстные явления, с которыми может рождаться человек. Если родители не повторяют родовой греховной страсти или даже, напротив, ведут борьба с ней, то может произойти исцеление, уничтожение этого родового греха. Это важная мысль для нации, для народа, для государства: «Духовная и нравственная жизнь родителей обусловливает духовное состояние детей».

— Чем отличается наследственность от духовной поврежденности?

— Есть родовой грех, это то состояние, в котором рождается человек независимо от своей свободы. Это то, с чем он призван бороться и показать себя, кем он хочет быть, в какой степени он хочет следовать Евангелию, чем он докажет свое христианство. Добро только тогда оценивается и постигается, когда оно свидетельствуется борьбой. А под духовным повреждением понимается состояние, когда человек начинает видеть себя лучше, умнее и святее всех. Это то, что на аскетическом языке называется прелестью. Духовное повреждение является пагубным для человека, потому что его уже невозможно в чем-то убедить, он настолько верит в себя, и нет для него авторитетов. В Патерике описывается случай, как одному монаху братия передала наставление игумена. Монах этот сказал: «Ну что игумен? Вот если бы наставление подал преподобный Пимен!» А потом стал говорить: «Ну Пимен, что Пимен? Вот если бы апостол Павел сказал!» И далее: «Ну что Павел? Вот если бы Богоматерь сказала!» Потом: «Ну что Богоматерь? Вот если бы Христос сказал!» А потом сошел с ума. Вот вам процесс прелести.

— Как исправить страсти усопших родителей у детей?

— В христианстве есть средство, которое отсутствует во многих религиях. Это средство называется покаяние. Дети, которые родились с духовными наследственными болезнями, могут исправить их путем понуждения себя к жизни по Евангелию и покаянием, независимо от того, живы родители или умерли. А если родители живы, то это и на них окажет благотворное влияние. Нужна правильная христианская жизнь, вот и все.

— Никто из современников лично не виновен в революции 1917 года, но тем не менее мы несем в себе повреждение, идущее от этого времени?

— Нельзя смешивать наследственные болезненные свойства, которые получает человек, с его свободными деяниями, которые он сам совершает. Это разные вещи. Одно дело, когда человек родился слепым, другое дело, когда он виновен в своей слепоте — не то выпил или не то сделал. Грехом, за который человек несет ответственность, является только то деяние, где присутствуют его сознание и воля. Если чью-то руку насильно засунут в чужой карман, то он не будет виновен в воровстве. Если к кому-то подойдет бандит и потребует деньги, тот, кто отдаст кошелек, не будет виновен в преступлении бандита.

Так что хотя мы является потомками людей, участвовавших в революции, не нужно смешивать их виновность с нашей личной ответственностью перед совестью и Богом. Нельзя ответственность смешивать с наследственными болезненными чертами, которые человек может приобрести от духовно поврежденных родителей.



[1] Недаром святитель архиепископ Иларион (Троицкий) пишет целую статью, в которой с одной стороны приводит мысли святителя Григория Богослова, а с другой — мысли из «Догматики» митрополита Макария (Булгакова). И хватается за голову — посмотрите, что мы пишем, откуда мы это взяли, мы же против святых Отцов пишем!

[2] Архиепископ Сергий (Страгородский). Православное учение о спасении. — М.:Просветитель, 1991.

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru