Русская линия
Русская неделяСвященник Вадим Булатов06.06.2007 

Дух народа

В социальной концепции Русской Православной Церкви выражена «невозможность для Церковной Полноты поддержки каких-либо из политических партий и тому подобных организаций». Как никогда много сегодня спорят о будущем России. Эти споры вызывают искреннее и неподдельное непонимание у власть имущих. Чего спорить, и так все ясно. Максимум того, что предлагается в качестве национальной идеи — это Олимпиада 2014 года в Сочи.

Возня имперцев, националистов, монархистов с этих олимпийских высот представляется совершенно бессмысленной и мелкой. Вон во Франции, Германии, Швеции никто этим не занимается, а как хорошо живут, значит и нам ничего такого и не нужно. Но, минуточку, в этих государствах с национальной идеей все уже давно в порядке. Вы можете себе представить, что человек ставший, допустим президентом Франции начал целенаправленно разрушать свою страну или, скажем, набивать свой карман, плюя на Францию. Разум отказывается верить в это. Наоборот, мы видим, как руководители иных стран все силы полагают на возвеличивание своей страны, пытаясь занять свое славное место в ряду предшественников.

У нас на всех уровнях власти от главы маленького муниципального образования до недостижимых высот все стремятся урвать, угрызть, продать, заполучить в собственность, опять продать, обмануть, оставить всех в дураках. Люди отвечают им взаимностью, стремясь опять же украсть все, что плохо лежит. То есть, придя во власть, человек не ощущает вообще чего-то выше себя, какой-то силы, которая бы направила его на созидание, он чувствует лишь полную свободу предаваться всем мыслимым влечениям и страстям в рамках своих полномочий.

Вот в чем беда. В России последние 20 лет полностью отсутствует субъект государственной деятельности, а значит и государство как таковое. Поэтому поиски этой национальной идентичности — это самое наиважнейшее дело. Что толку развивать производство, если завтра рейдеры сговорятся с главой администрации, все заберут и развалят.

Проблема в том, что против самой идеи поиска идентичности под чутким руководством гарвардских специалистов были приняты меры еще в далеких 90-х годах, когда была принята Конституция. Народ проголосовал за нее пакетом, вряд ли вчитываясь, в то время он проголосовал бы за что угодно. Государственная Дума, собранная из ответственных представителей народа, имела множество вопросов к Конституции. Думу расстреляли из танков, разогнали и заменили другой, которая, памятуя судьбу предшественников, была более послушной. Слушая камлания, завывания и клятвы на Конституции, полезно помнить при каких обстоятельствах она была принята.

Странности начинаются с самого первого пункта «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле… принимаем Конституцию Российской Федерации». «3.1 Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Поймите, нет многонационального народа. Нет, и никогда не было, и не будет многонационального народа. Есть русские, татары, чуваши и так далее. Если равнозначных народов много, то допускается написать «Мы, народы», хотя во всех нормальных конституциях пишется «Мы, французы», «Мы шведы».

Что же такое «многонациональный народ»? Это нечто вроде космополитов, граждан Земли, объединившиеся в единое целое чтобы подзаработать и самоутвердиться. Вот Роман Абрамович, кто он? Еврей? Нет. Русский? Тоже нет. Это представитель «многонационального народа». Вот буквально сейчас перечитываю книгу Андрея Колесникова «Я Путина видел» и там на каждом шагу: «Ожидая президента, Алексей Миллер что-то оживленно обсуждал с господами Ходорковским, Швидлером и Кукесом. По отдельности стояли господа Дерипаска и Наздратенко. В паре метров от них замглавы администрации Дмитрий Медведев что-то обсуждал с Леонидом Рейманом».

Отсутствие идентичности и субъекта государственного устройства есть характерная, запланированная и горячо приветствуемая всем мировым сообществом черта новейшего российского государства. Остается один маленький вопрос. Как эту идентичность воссоздать и что это, собственно, такое. Может, достаточно переписать Конституцию, и выпустить несколько указов, чтобы эта идентичность образовалась сама собой? Может, нужно установить диктатуру и проводить регулярные факельные шествия? Может, отказаться от имперских амбиций или, наоборот, затеять грандиозный имперский проект? Все эти споры оставляют за рамками самое главное. Дух народа, его возрождение, это не рациональная и логическая игра, а мистический акт, не подвластный никакой логики. Заметно, что участники подобных дискуссий всеми силами пытаются убрать за рамки своих проектов Православную Церковь, в лучшем случае удостаивая ее ни к чему ни обязывающей похвалой, а обычно, высмеивая ее и безусловно отказывая в праве хоть как-то влиять на будущее России. Это означает то, что все эти проекты обречены на неминуемое поражение.

Как это было во Франции. К королю страны раздробленной, терпящей одно поражение за другим и чьи вассалы массами перебегают на сторону победителя, приходит деревенская девушка и говорит, что у нее было мистическое видение о том, что именно она должна возглавить войско. Нелепица, бред, дать плетей и выгнать. Однако Король смиренно слушает, подчиняется и вот, возникло единое, целостное государство. Убери Жанну д’Арк из сознания современных французов и Франция исчезнет, рассыпается, слиняет в три дня.

Национальный дух и его возрождение имеют исключительно и только мистическую природу. И пока в России не передадут все властные полномочия Русской Православной Церкви как вековой хранительнице народной души, поставив все остальные государственные институты в подчиненное положение, ничего не выйдет. НИЧЕГО и НИКОГДА. Такова моя программа минимум.

В 1613 году патриарх Филарет созвал Земский собор, рассадил простых людей и бояр так, как надо, и никто не смел ничего сказать против. Если бы хоть один боярин попробовал снова замутить интриги, все опять бы вверглось в прежний хаос. Хватило ума понять. Патриарх назначил Царем своего сына и помазал его на Царство.

Церковь соберет все мыслимые полномочия и раздаст их тем, кто сумеет лучше позаботиться о народе. Всякий иной путь это путь к забвению и погибели самого народа. И если у лучших представителей народа еще осталась хоть капля разума, они именно так и сделают, несмотря на все протестующие вопли. Вы что думаете, королю Франции было легко передать свои полномочия деревенской девушке? Да большинство придворных в этот момент его за короля считать перестали. Однако же он оказался прав.

В этот момент я буквально слышу недоумевающие возгласы: «мракобес перегрелся», «медсестра, несите скорей градусник и галоперидол». Не буду вступать в бессмысленную перепалку. Скажу лишь, что из 10 самых благополучных стран мира 8 являются монархиями, то есть имеют неоспоримое духовное лидерство и, естественно, неотъемлемую идентичность. Классический пример — Великобритания. Влияние королевы там очень и очень велико, и, конечно же, несравнимо с влиянием какого-то там премьер-министра, который сегодня есть, а завтра нет. В России же за полным отсутствием национально мыслящей элиты патриарху придется брать гораздо больше полномочий.

Иногда возникает вопрос о возрождении монархии, который справедливо упирается в необъятную железобетонную стену — кто будет монархом? Вряд ли решат назначить одного из потомков Романовых. Кто-то из сегодняшних? Только посмотрите на их лица. Они излучают спокойную уверенность и силу. Они несут полнейшую чушь, но сердца их благородны и полны только и исключительно попечением о народном благе. Они пекутся неустанно и неудержимо. Они и так обладают властью больше чем королевской и практически несменяемы. Хотите быть с ними? Прекрасно, вас ожидает увлекательный политический театр, который, правда, скоро закончится.

В любой монархии первоочередной момент — это право на трон. Нельзя избрать первого попавшегося и объявить помазанным монархом. Это мистический, сакральный акт.

И вот у нас есть неоспоримый духовный лидер — Патриарх, которого даже при самом большом желании нельзя заподозрить в своекорыстии, и который уж точно будет делать все для благо народа. А монарха можно и вырастить, как деревце, привязанное к опоре. Так же как и Патриарх Филарет поставил Царем своего сына — Михаила. Так же, как Николай II — единственный из монархов, который видел вещи в истинной перспективе — хотел стать Патриархом и предать трон сыну — Алексею.

Причем речь не идет о том, чтобы Церковь распоряжалась какой-либо из ветвей власти, хотя в истории Православия такое уже случалось в Черногории и на Кипре. И правительство и Земский собор (Дума) будут работать. Речь идет лишь о восстановлении народного единства, о власти символической материально, но реальной духовно.

Принято считать, что истинно православный вариант взаимоотношений Церкви и власти — это симфония монарха и Патриарха, которая мыслилась как взаимоотношение тела и души. Но кому из православных святых пришло бы в голову сказать, что тело должно управлять душой, или что душа не должна иметь никакой власти в теле. Первенством власти обладает именно душа, которая поручает телу творить богоугодные дела.

В России чуть ли не с 18 века, когда прекратилось избрание Патриархов, душа народа постепенно улетучивалась, превратившись к началу 20 века практически в ничто. А сейчас мы наблюдаем вместо души какую-то черную дыру, которая высасывает из народа последние остатки и духовного и материального.

Теперь настало время поговорить о национальном духе подробнее. Национальных дух — это вовсе никакая не абстракция, и ни в коем случае не спекулятивные измышления. Это реальность, намного превосходящая мысленные усилия отдельного человека. Библия говорит об этом предельно прямо и ясно.

«И поднял глаза мои, и увидел: вот один муж, облеченный в льняную одежду, и чресла его опоясаны золотом из Уфаза. Тело его — как топаз, лице его — как вид молнии; очи его — как горящие светильники, руки его и ноги его по виду — как блестящая медь, и глас речей его — как голос множества людей. И только один я, Даниил, видел это видение, а бывшие со мною люди не видели этого видения; но сильный страх напал на них и они убежали, чтобы скрыться… И сказал он мне: «Даниил, муж желаний! вникни в слова, которые я скажу тебе, и стань прямо на ноги твои; ибо к тебе я послан ныне"… «не бойся, Даниил; с первого дня, как ты расположил сердце твое, чтобы достигнуть разумения и смирить тебя пред Богом твоим, слова твои услышаны, и я пришел бы по словам твоим. Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских…» «знаешь ли, для чего я пришел к тебе? Теперь я возвращусь, чтобы бороться с князем Персидским; а когда я выйду, то вот, придет князь Греции. Впрочем я возвещу тебе, что начертано в истинном писании; и нет никого, кто поддерживал бы меня в том, кроме Михаила, князя вашего». (Книга Даниила. 10 глава)

Князи народов, духовные существа, которые могут быть и божественными и диавольскими по происхождению. Иначе, почему борются между собой князь персидский и греческий. Если бы это были ангелы Господни, то не могли бы они бороться между собою. С другой стороны, суть этих князей не исчерпывается целиком их Божественным или сатанинским происхождением. В книге Даниила описывается вполне серьезная битва с неясным исходом, а значит, сила этих князей коренится в самом опекаемом народе. Еврейский народ в единстве богопочитания был силен и распространился от Евфрата до Нила. Стоило ему начать поклоняться богам иным и перенимать обычаи других народов, как он оказался побежден и рассеян, а князь народа потерял с ним связь и значит, свое влияние на историю. Точно такие же отношения между конкретным человеком и его ангелом-хранителем. Если человек предается порокам и грехам, то, по церковному учению, ангел отходит от него и не имеет влияния на его судьбу. Если же человек поддерживает с ним связь в ежедневных молитвам, воздерживается от грехов, то ангел срастается с человеком невидимыми узами и уже может вполне серьезно влиять на окружающий мир в пользу человека.

Не каждый народ может иметь свой национальный дух таким как он изображен в книге Даниила. Смешно представить дух, например, Бельгии с глазами-молниями и громовым гласом. Это удел наций сильных, субъектов политики. Дух Бельгии это какое-нибудь безобидное животное, вроде коровы. В Библии мы часто встречаем уподобление наций различным животным: греческий козел с медными рогами, вавилонский каменный истукан — голем. И как предел государства, всецело посвятившего себя служению сатане — государство Левиафан, дракон, зверь. Это современные США.

Князи с человеческим подобием, согласно книге Даниила, имеют божественную природу. Опять слышу недовольные реплике о «мракобесе» и «средневековом мечтателе». Извольте, вот точное определение от Сергея Переслегина, едва ли не единственного в сегодняшней России публициста с развитым стратегическим мышлением: «Всякая социальная или политическая система, если уж она оказалась жизнеспособна, порождает собственный дух — одушевленный энерго-информационный объект. Он обладает собственным поведением и свободой воли, он развиваются в силу собственных императивов. Люди, жители страны, с одной стороны, находятся под защитой — отсюда всем известное ощущение Нации, Родины, Дома, — с другой стороны, своей психической деятельностью поддерживают его существование».

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru