Русская линия
Фонд стратегической культуры Игорь Добаев,
Ринат Патеев
06.06.2007 

После Ставрополя: ислам и миграция на Юге России
(на материалах Ростовской области)

В 1926 г., согласно переписи населения, проживающих в Ростове мусульман-татар насчитывалось 2678 человек1. Однако уже к 1959 г. их численность достигла 13 857 человек2. По данным статистики, к 1970 г. в области проживало 16 106 человек, из них не менее 50% - в Ростове-на-Дону.

Примерно с середины 60-х гг. XX века в Ростовскую область стало приезжать большое количество представителей народов Кавказа. В основном они расселялись в юго-восточных, а затем и восточных районах области. Большую часть приезжих составляли чеченцы, постепенно возвращавшиеся из Средней Азии после сталинской депортации. В 1970 г. количество чеченцев в Ростовской области не превышало 2527 человек, а к 1979 г. их было уже 9183 чел. К 1989 г. основная часть чеченской диаспоры проживала в Дубовском (более 2 тыс. чел.); Заветинском (около 4 тыс.), Зимовниковском (более 2 тыс.), Пролетарском (более 1 тыс.), Ремонтненском (более 2 тыс.) районах.

Основная часть кавказской диаспоры, поселившись в восточной части области, стала заниматься сельским хозяйством (в основном овцеводством). Кроме чеченцев в Ростовской области с конца 70-х гг. отмечается количественный рост числа представителей дагестанских народностей — даргинцев, аварцев, лезгин, кумыков, табасаранцев, а также переселенцев с Южного Кавказа — азербайджанцев.

Рост численности кавказских диаспор во многом был обусловлен системой отходничества — выездом работоспособного мужского населения из северокавказского в экономически более развитые регионы Советского Союза, в число которых входила и Ростовская область. Отходничество, в конечном итоге, привело к постепенному оседанию кавказского населения на территории области.

Последняя волна миграции мусульманского населения на Дон была связана с развалом СССР. Основными факторами миграции становились, во-первых, разгоревшиеся конфликты на постсоветском пространстве, повлекшие за собой волну вынужденных переселенцев, во-вторых, — экономический кризис (этнические мусульмане покидали родные места в поисках «лучшей жизни», а относительно благополучная донская земля вновь становилась привлекательной). Отличительной чертой последней волны миграции было то, что большинство приезжих составляли выходцы с Кавказа и Средней Азии.

Количество представителей этносов, традиционно исповедующих ислам, по данным переписи 2002 г., составляло в Ростовской области около 110 тысяч человек (примерно 2,5% всего населения). Из них в Ростове проживает почти половина. Официальные цифры традиционно разнятся с оценками мусульманского духовенства. Так, по оценке ростовского муфтия Д. Бикмаева, в Ростове проживает от 60 до 70 тысяч мусульман, а в области — их более 300 тысяч3. По нашему мнению, численность этнических мусульман в Ростовской области действительно может быть выше официальной, но она вряд ли достигает величины, приводимой Д. Бикмаевым.

Таким образом, события последних десятилетий изменили этническую и конфессиональную карты Ростовской области. Татары остались самой большой общиной, проживающей в городах, а по общей численности они лишь немного уступают азербайджанцам. Численность чеченцев немного сократилась, при этом в подавляющем большинстве они проживают в сельских районах области, а доля городского чеченского населения, по официальным данным, составляет около 950 человек (данная цифра во многом отражает неточность последней переписи населения, поскольку известно о достаточно большой чеченской диаспоре, проживающей в г. Ростове). Численность некоторых других выходцев с Кавказа, особенно азербайджанцев, увеличилась. По данным последней переписи, самой большой этнической группой мусульман, проживающих в области, стали турки-месхетинцы.

Исторически турки-месхетинцы жили в южной Грузии, в регионе Самцхе-Джавахетия (т.н. Месхетия, примыкающая к Турции). В 1944 г. по подозрению в пособничестве фашистам власти депортировали турок-месхетинцев в Узбекистан. После ферганских погромов 1989 г. турок-месхетинцев изгнали из Узбекистана. Это была вторая депортация, после которой они разбрелись по свету (Россия, Казахстан, Азербайджан, Украина). По данным источников, общее количество турок-месхетинцев, проживающих в разных странах, оценивается в 250−400 тыс. человек. Большая часть турок-месхетинцев, проживающих в России после пребывания в Средней Азии, обосновалась в южных регионах (республики Северного Кавказа, Краснодарский край, Волгоградская и Ростовская области).

Общая численность турок-месхетинцев в Ростовской области, согласно переписи 2002 г., составляет более 28 тыс. человек, но, по некоторым оценкам, их больше. Они в основном живут в деревнях, поселках, а число проживающих в городской среде очень невелико. Ведут традиционный образ жизни, а доходы получают от ведения сельского хозяйства. В основном, населяют восточную часть Ростовской области.

Закрытый тип месхетинских сообществ во многом определяет социализацию турецкой молодежи. Как правило, она воспитывается на основе традиционного уклада, говорит в семье только на месхетинском диалекте турецкого языка, и большинство из них смотрит спутниковое турецкое телевидение. Некоторые журналисты обращали внимание на проблему школьного образования в месхетинской среде в Сальском районе Ростовской области. Языковой барьер в младших классах и традиционный уклад во многом усложняют проблему дальнейшего обучения представителей месхетинской диаспоры. Поэтому количество лиц, имеющих высшее образование, остается незначительным4. Специфика месхетинских общин заставляет местных педагогов искать неординарные решения. В частности, в поселке Отрадном Багаевского района в школе создаются отдельные русские и турецкие группы, чтобы облегчить учебу турецким детям, хуже владеющим русским языком, а в дальнейшем подростков объединяют в общие классы5.

Браки у турок-месхетинцев в подавляющем большинстве являются мононациональными, и факты их заключения с представителями других национальностей единичны. Отдельные месхетинские общины придерживаются эндогенных браков, т. е. создания семей внутри одного рода (иногда даже между представителями второго и третьего поколения). Раннее заключение браков фактически полностью исключает возможность получения высшего образования девушками-месхетинками. Зачастую они даже не успевают получить полного среднего образования и вынуждены по семейным обстоятельствам прерывать учебу. Постепенно взаимодействие в хозяйственной сфере турок-месхетинцев с русскоязычным населением расширяется, месхетинская молодежь все чаще получает образование в местных ВУЗах, но, в целом, общую ситуацию это не меняет.

В Ростовской области позиция властей в отношении предоставления гражданства туркам-месхетинцам была на порядок мягче, чем в соседнем Краснодарском крае, поэтому большая часть представителей месхетинской диаспоры имеет российское гражданство.

* * *

Татары до середины XX в. составляли явное большинство мусульманской общины Дона. Сейчас, как мы уже сказали, на первое место по численности выдвинулись выходцы из Средней Азии и Кавказа.

Ситуация, когда кавказские общины на территории Ростовской области не проявляли религиозной активности, сохранялась вплоть до конца 80-х — начала 90-х гг. ХХ века. Годы «перестройки» в СССР стали рубежом, с которого ростовскую городскую мечеть начинают активно посещать выходцы из кавказских республик и Средней Азии. Причем не только уже «осевшее» население, но и прибывающие на заработки иностранные студенты с Ближнего и Среднего Востока, из Северной Африки и Южной Азии, беженцы с территорий конфликтов (турки-месхетинцы, азербайджанцы, представители чеченской диаспоры, дагестанских народов). Все они начинают активно посещать молитвы в городской мечети (в основном, пятничные), хотя официальное лидерство по-прежнему остается за местными татарами.

Наиболее религиозной оказалась приезжающая кавказская и среднеазиатская молодежь (даже более религиозной, чем их земляки, которые уже долгое время проживали на Дону). Если в начале 80-х гг. пятничные молитвы в местной мечети посещали не более 20 человек, большинство из которых были пожилые представители татарской общины, то в начале 90-х ситуация кардинально изменилась. Уже в начале 90-х гг. на пятничные молитвы еженедельно стали собираться более 100 человек, причем доля местных татар на фоне кавказской общины, выходцев из Средней Азии, Закавказья и студентов из мусульманских стран, стала заметно сокращаться.

Кроме того, сегодня фиксируется автономное существование кавказских общин в восточной части Ростовской области. Регистрация общин, входящих в централизованные структуры духовных управлений, предполагает постоянную отчетность перед налоговыми органами и органами юстиции, что требует немалых расходов. Поэтому многие из областных религиозных общин функционируют автономно, не входят в состав ДУМов и не зарегистрированы в органах юстиции. Всего таких общин около пяти; они, в основном, представлены кавказскими диаспорами на востоке Ростовской области.

До некоторого времени в Сальском и Пролетарском районах области турки-месхетинцы и представители северокавказской диаспоры (в основном, аварцы, даргинцы, чеченцы, ингуши) вели достаточно автономную религиозную деятельность и даже молились отдельно. Однако сейчас здесь наблюдаются процессы интеграции.

Причиной первоначального раскола сальской и пролетарской общин было нежелание пожилых представителей месхетинской диаспоры проводить совместные богослужения с представителями других кавказских диаспор (здесь, по всей вероятности, сказывались сложности в понимании религиозных проповедей пожилыми турками-месхетинцами). Так, сальскую общину возглавил представитель немесхетинцев, однако на пятничных проповедях некоторое время предоставляется самому образованному представителю месхетинской диаспоры, который читает религиозную проповедь на турецком языке.

В целом все последние годы традиционное лидерство в официальных исламских структурах Ростовской области оставалось за татарским духовенством. С изменением этнического облика исламской общины появились лидеры из числа кавказских общин, но не это привело к расколу в мусульманской общине Дона. В большей степени фактором дезинтеграции стал раскол в общероссийских централизованных управлениях мусульман и деятельность отдельных лидеров, ориентирующихся на другие центры.

Сегодня, по экспертным оценкам, среди прихожан ростовской мечети около 70% представителей кавказских и среднеазиатских народов, 10−13% иностранных граждан, около 10% татар. Около 4% составляют новообращенные русскоязычные прихожане, принявшие ислам. При этом большая часть русскоязычных мусульман Ростова — люди с высшим образованием и высоким социальным статусом.

Подчеркнем, что сейчас на территории Ростовской области действует лишь одна полноценная мечеть в Ростове-на-Дону. Остальное — это молельные дома. Часть мусульманских религиозных обрядов совершается в частных домах верующих. Несмотря на позицию местного казачества, некоторые представители мусульманской общины Дона пытаются изменить ситуацию и намерены начать возведение мечетей.

С изменением этноконфессионального баланса в Ростовской области неоднократно отмечались конфликты с участием турок-месхетинцев, чеченцев, представителей дагестанских народов (в Багаевском, Ремонтненском, Сальском районах). Во всех конфликтах на противоположной стороне широкое участие принимали представители казачьего движения Дона. Однако до сих пор подавляющее число конфликтов имели не межнациональную, а хозяйственную либо криминальную основу.

В сентябре 2006 г. в Сальске произошли драматические события, которые получили широкое освещение, в том числе и в федеральных СМИ. Выяснения отношений между криминальными структурами, представленными выходцами из Дагестана и русскими, привели к гибели молодого человека. В Сальске прошли митинги русских, а 17 сентября 2006 г. в очередном митинге уже участвовало известное по событиям в Кондопоге «Движение против нелегальной иммиграции».

Некоторые выводы

Традиционно проживающим мусульманским населением на Дону являются татары, когда-то бывшие частью казачьего сегмента Области войска Донского. Основная форма бытования ислама у донских татар исторически сохранила традиционно умеренный облик. Однако последние десятилетия внесли серьезные изменения в облик мусульманской общины Дона и этноконфессиональную карту Ростовской области. На первое место в среде мусульман выдвинулись этнические группы, не имеющие глубоких исторических корней на Дону. Традиционная татарская диаспора, сохранив свое превосходство в городах, по общей численности стала явно уступать туркам-месхетинцам и другим выходцам с Кавказа.

Прежде конфликты с участием представителей мусульманского сообщества Дона, в целом, возникали на криминально-экономической основе, причем до сих пор — исключительно на локальном уровне. Однако резкое изменение этноконфессионального состава жителей региона в условиях системного социально-экономического кризиса почти неизбежно ведет к переходу конфликтов на более высокий уровень. События в карельской Кондопоге, Сальске Ростовской области, Новоалександровске Ставропольского края в 2006 г., а также в Ставрополе в мае — июне 2007 г. говорят о том, что от властей требуются гораздо более серьезные меры, нежели раньше, чтобы предупредить дальнейший рост конфликтности в обществе.



Работа выполнена в рамках проекта «Стратегические интересы мировых держав в кавказском макрорегионе (история и современность)» Подпрограммы фундаментальных исследований Президиума РАН по Югу России «Анализ и моделирование геополитических, социальных и экономических процессов в полиэтничном макрорегионе».

1 Поселенные итоги переписи 1926 года. Кавказское краевое статистическое управление. Ростов-на-Дону, 1929. С. 80.

2 Здесь и далее приводятся обобщенные данные по итогам переписей населения по следующим источникам: Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. М., 1963; Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. Национальный состав населения СССР. IV том. М., 1973; Социальный состав населения Ростовской области. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 года. Ростов н/Д, 1991; Национальный состав населения Ростовской области. По данным Всесоюзной переписи населения 1979 года. Ростов н/Д, 1981; Краткая социально-демографическая характеристика населения Ростовской области: По данным Всесоюзной переписи 1989 года. Часть 1. Ростов н/Д, 1991; Ростовская область в цифрах 2003. Статистический ежегодник. Ростов н/Д, 2004; Распределение населения Ростовской области по национальности. Итоги Всероссийской переписи населения 2002 года. Ростов н/Д, 2005.

3 Ростовский муфтий http://rusk.ru/st.php?idar=4050

4 Боциев А. Моя твоя не понимай? // http://www.7c.ru/print/Bociev/3296.html

5 Головко В. «Понаехали тут…» // http://www.aifrostov.ru/index.php?sec=announce&id=1640

http://www.fondsk.ru/article.php?id=774


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru