Русская линия
Православие и Мир Е. Богушева10.05.2007 

О воспитании мальчика в неполной семье верующей матерью. (Часть II)

Часть 1

О сложностях дошкольного возраста
«Неуловимый мститель»

Мальчик подрастал, и передо мной так же, как и перед ним, стали возникать новые сложности, с которыми раньше нам сталкиваться не приходилось. Прежде всего, изменился смысл общения со сверстниками. Если раньше они играли вместе то понятие «вместе» было, скорее всего, пространственной категорией, то есть дети находились в одном игровом поле, но каждый играл в свою игру — (это можно наблюдать в любой песочнице: малышей много, но играют они каждый в своё). Теперь же дети были объединены не только пространством, их связывала игра — общими правилами, где каждому отводилась определенная роль, будь то машинки, прятки, догонялки. В этих играх угадывался характер детей: кто-то был драчлив и не умел справиться с эмоциями, кто-то подличал, кто-то постоянно задирал и провоцировал конфликты, кто-то постоянно плакал и обижался, кто-то мог мирно уживаться со всеми. Появились свои заводилы и атаманы.

Илья рос очень общительным, любил играть и приятелей у него было много. В играх он не лидировал, не дрался, никого не обижал, мог поделиться: любой игрушкой. Приятелям его нравилось играть с ним. Однако обиды и недр разумения все же возникали. Я запрещала сыну драться, обзывать, дразнить, и он, так или иначе, старался исполнить мои «предписания». Другим же мальчикам родителями дозволялось многое (в целях воспитания в них пресловутой «мужского характера», а на самом деле жестокости). Были мальчишки и похитрее, которые постоянно «сплетали заговоры» против товарищи и совместными усилиями доводили до исступленно-яростного состояния.

Илья был невелик ростом и моложе остальных детей, к тому же он не привык к грубостям, к тому, что его могут обманывать или издеваться над ним. Начались постоянные жалобы на то, что его обидел тот или другой мальчик. Я советовала ему не обращать внимания на обидчиков и обиды. Однако представляю, насколько это было сложно. Советовала не играть с теми, кто выводит его из равновесия. Но и это сделать было сложно: срабатывал негласный закон «стаи», когда все объединялись против кого-то одного и с энтузиазмом старались унизить и обидеть «жертву», которая зачастую выбиралась спонтанно, а не по заслугам. Так что получалось: если не дружить, то не дружить со всеми. При общительном характере сына это было невыносимым.

Его детский умишко подкинул ему хитрую идейку: если не можешь справиться со всеми,… то справляйся с каждым по отдельности. Так он и стал поступать.

Теперь уже посыпались жалобы на него: он мог спровоцировать ребят на шалость и «умыть руки» (ведь после ругали-то не его, а непосредственных исполнителей), мог кого-нибудь потихонечку раздразнить так, что ему самому попадало, но он сначала терпел, а вскоре на его крики сбегались родители, и от них доставалось, конечно же, драчуну. Мой «ангелок», всхлипывая, только размазывал невинные слезки по грязным щечкам. Более того, он мог подкараулить обидчика, с которым находился в разных весовых категориях", и чем-нибудь ударить из-за угла. Короче говоря, налицо тот случай, когда «дурное общество развращает добрые нравы». Мальчик рос добрым и не сталкивался с ситуацией, в которой ему причиняли боль, как физическую, так и душевную. Реакция ребенка, казалось, была вполне естественной. Конечно же: тебя бьют — и ты ударь, тебя обидели — и ты обидь, тебе сделали больно — отомсти, «око за око, зуб за зуб». К сожалению, это стойкий синдром так называемой детской жестокости, от которой, кстати говоря, и до взрослой жестокости всего полшага.

Я почувствовали, что этак недалеко до того дня, когда я с ужасом могу констатировать: а мальчишка-то мой — подлец. Кроме того, я почти физически ощущала, как сына внутри буквально разрывает на части от внутренних противоречий. Он понимал (из моих бесед), что поступает нехорошо, кроме того, он же христианин, он огорчает Бога неблаговидными своими поступками. Он дорожил нашими с. ним отношениями и видел, что я недовольна и сержусь. С другой же стороны, он не справлялся с собою, желание отомстить обидчикам порою становилось главенствующей идеей на долгое время. Слава Богу, Илья всегда воспринимал меня как единомышленника и прибегал ко мне с очередным «коварным планом мести» прежде его осуществления. Если мне и не удавалось отговорить его не мстить и не уподобляться обидчикам, то удавалось хотя бы ненадолго сбить агрессию по отношению к ним и разрядить обстановку. Конечно же, до конца это преодолеть не удается и до сих пор: всегда находится тот, на чьи слова или поступки сын реагирует с откровенной неприязнью и начинает вынашивать планы мести.

Но сейчас с ним намного проще, он уже почти взрослый, разума побольше. В ту же пора мне зачастую приходилось прибегать к угрозам если, не дай Бог, я узнаю, что он обошелся с кем-то согласно выработанному им плану, то я его попросту накажу. Да, я понимала, что к обиде добавляла обиду. Но тем не менее такой угрозой я выигрывала время, ярость его утихала, а о сохранности наших теплых и доверительных отношений с сыном я могла не беспокоиться, поскольку всегда. находила, как — сгладить его растерянность от того, что мама не помогает ему наказать обидчика и даже как бы заступается за неприятеля. Приучала его терпеть: он христианин, перед ним живой пример долготерпения Христа, пример терпения мучеников за христову веру (я много рассказывала ему о них, а он с удовольствием слушал), он всегда должен подражать этому и не искать другого. В конце концов, все то, что он намеревался предпринять, начиная от помыслов, грех. Главное — суметь простить. А уж Господь Сам разберется, кто прав, а кто не прав. И Сам воздаст каждому по его заслугам. Не всегда, но часто такие беседы имели действие.

«Тройка семерка, туз»

Другая неожиданная трудность — азартные игры. Дети в нашем маленьком городишке маялись от безделья. Поэтому самым распространенным занятием была игра в карты: в «дурачка», а чаще в «козла». Я не подозревала о том, что сын научился играть в «козла» не хуже, а даже лучше своих товарищей более старшего возраста. Они собирались на чьей-нибудь лавочке, грызли семечки и целыми днями только и делали, что играли в карты. У кого-то всегда не выдерживали нервы от постоянного невезения и проигрышей, и тотчас же завязывалась драка, После очередного побоища Илья, заливаясь слезами, прибежал ко мне и сквозь рыдания принялся объяснять, что Костя «смухлевал»; неправильно посчитал очки, и из-за этого Илья оказался в проигрыше. Тогда я сказала что его расстройство — маленькая крупиночка, по сравнению с теми неприятностями, которые непременно следуют за увлечением азартными играми.

Сколько времени и сил было положено на то, чтобы отвратить его (да и Костю) от этого пагубного пристрастия. Последним доводом было, конечно же, то, что игра в карты — это сатанинское развлечение, что придется это грех исповедовать. Тяжело, с плохо скрываемым неудовольствием, с постоянными оговорками, что играют-то они «понарошку», а не, деньги, но сын подчинился.

Второй вираж азартных игр нам довелось пережить, когда он уже учился в школе: в моду вошли «фишки» (современный эрзац прежних «чики» или «орлянки»), и все подъезды домов — любые более или менее ровные площадки были полны ребятишек, которые без устали колотили стопками разрисованных картонных кругляшек по полу или земле, а потом неизменно дрались. Фишек-то проигранных было жаль. Еле-еле убедила сына, что фишки — бесполезное времяпровождение, которое может быть интересно только глупцам. Ведь для этого занятия не нужно ни ума, ни фантазии, знай себе — колоти и жди удачи. Внушила ему, что гораздо полезнее игр в шахматы: и ум развивает, и спокойная, и вообще… А в шахматы он играл довольно сносно — иной раз выигрывал и у взрослых, имеющих большой стаж игры, хотя на гроссмейстера он, безусловно, не тянул. Фишки — азартная игра, по сути дела, — грех. Уж без этого греха можно как-нибудь прожить и не поддаться на такое нелепое искушение, Немногим раньше я сама совершила непростительную глупость: поддалась на уговоры сына, и подарила ему на день рождения игровую приставку «Денди», и прокляла тот день, когда сделала это. Если раньше мой сын бегал к приятелям играть в эту игру, то теперь вся компания собиралась у нас дома. Ребенок забыл покой и сон. Он бросил игрушки, забросил книжки, краски, карандаши и пластилин: все это «съела» игровая приставка. Оторвать его от электронного наркотика было невозможно. Мы переживали кошмарные дни. У мальчика ухудшилось зрение, он стал нервным, плаксивым. В конце концов, под вопли и рыдания ребенка мы выбросили злополучную «приставку», предварительно тайком что-то там намеренно испортив.

Он еще долго выпрашивал у меня новую «Денди», но я всегда отказывала и отказываю сыну в этом приобретении. Тем более, что он плоховато видит и слегка косит на один глаз, так что явный вред, приносимый сидением за игровой «приставкой», неоспорим, ведь он уже носил очки перед школой после общения с «Денди». Точно так же я не позволяю ему подолгу просиживать за компьютером. Эта машина подчиняет себе даже взрослых людей, дети же вообще не способны ей противостоять. Илья кое-что соображает и умеет пользоваться этой мудреной техникой, он не отсталый ребенок, я считаю, что на данном этапе его навык вполне достаточно. Остальное же — соблазн.

Почему мы живем без отца

Еще одна трудность, с которой довольно часто приходится сталкиваться матерям, воспитывающим ребенка в одиночку, и которую мы вместе пережили с сыном — это его прозрение по поводу того, что с нами не живет отец. Рано или поздно, но всякий ребенок, растущий в семье без отца, начинает спрашивал том, а где же папа. Для себя я давно решила, если такой момент настанет, то не стану лгать мальчику и найду такие слова, чтобы он сразу понять причины того, что мы живем с ним вдвоем, то есть без папы.

Задуматься об этом заставил его все тот же Костик, а до этого момента мальчик не спрашивал меня о своем отце. Как-то раз Илья пришел ко мне и заявил, что папа его не любит. Я стала расспрашивать, почему он так считает. Отец виделся с сыном (с ним, как и со всей его родней, я сохранила добрые отношения), покупал ему нужные вещи, присылал какие-то деньги и, к тому же, Илья не испытывал стойкого желая постоянно видеться с ним. Об отце он вспоминал и расспрашивал редко, и расспросы не касались причин разрыва семейных отношен Спокойно относился сын к сообщению, что такой-то день мы пойдем в гости к его тете, будет папа и двоюродный старший брат Артем. Вот к Артему он испытывал сильную привязанность и прямо-таки благоговел перед ним. Мальчик без умолку тараторил о том, как они вместе с Артемом замечательно проведут время и как ему нравится общение со старшим братом, Об отце же, о встрече с ним, упоминал лишь вскользь. И так было всегда. А тут приходит ко мне с таким вопросом, любит ли его отец. Выяснилось, что Костя навел его на мысль о том, что Костин папа любит Костю и живет с ними, а вот Илюшин папа не живет с нами, поскольку не любит Илью. Я сказала мальчику, что это не так, что папа, конечно же, любит его. Но этим не кончилось. Вскоре за расспросами они пришли ко мне вдвоем с Костиком, и мне пришлось в развернутом виде рассказывать ребятам, что отношения между родителями и детьми несколько иные, чем отношения мамы и папы между собой. Сказала, что в жизни взрослых людей, к сожалению, случается и так, что они ведут себя, как малые дети: спорят, ссорятся и не хотят понять и простить один другого. Результат, конечно же, плачевен: мама и папа перестают любить друг друга и не могут найти способа помириться. тогда они расстаются, хотя это и вряд ли разумно. На своих детей, даже расставшись, родители продолжают любить.

Илюшин папа, в частности, не живет со мною, но он, вне всякого сомнения, любит своего старшего сына (к тому времени у бывшего мужа была новая семья, где родился его второй сын — Роман), он, в меру сил, заботится об Илье, напомнила мальчику, какие хорошие подарки папа ему всегда дарит, как по-доброму они всегда общаются при встречах. Костик унялся и больше не изводил Илью разговорами о мнимой нелюбви его отца к нему. Но Илья еще долго вел со мной беседы о том, чтобы позвать папу назад.

Я приводила ему доводы, что этого сделать невозможно, поскольку сейчас у отца другая семья, в которой растет маленький ребенок. Мой сын предложил забрать папу вместе с ребенком, а маму единокровного братца отправить «в ее деревню». Еле-еле убедила сына, что эта женщина ни в чем не виновата, что она появилась в жизни отца после того, как мы расстались. Сказала, как мне жаль, что мы расстались с его отцом, но если прошло так много времени и мы по-прежнему врозь, значит ничего уже исправить нельзя, как ни жаль. Отец живет своей жизнью и растит ребенка, а ты у меня уже вы рос, скоро пойдешь в школу, да и с папой ты видишься и общаешься довольно часто. Отец брал Илью на выходные дни к себе в гости они ходили с ним и младшим братом развлекаться в Парк отдыха. Впоследствии, когда мы сыном и бабушкой сменили место жительство, его отец приезжал к нам несколько раз и мс провести с сыном какое-то время. На это мальчик успокоился, и теперь такие вопросы не возникают

Кое-что из области анатомии

Когда сын был еще грудничком, я решил что буду воспитывать его в целомудренном отношении к человеческому телу. Я знала, что нам не миновать того времени, когда сын (как и все дети) разделит мир пополам, руководствуясь принадлежностью людей к мужчинам и женщинам. Он рано стал понимать, что он дедушка — мужчины, а мы с бабушкой — женщины. Пока еще по тому, что мужчинам присуще выполнять свои определенные обязанности по дому, а женщинам — свои (впрочем, все всегда друг другу в чем-то помогали).

Однако никто из нас, взрослых, не заострял внимания ребенка на области пола. Мальчик знал, что когда он вырастет, то у него выпадут молочные зубы и вырастут новые, крепкие. Он знал, что у «больших» дядей ноги, руки, грудь покрыты волосами, что у них растет борода и усы и что с ним будет то же самое, когда он вырастет Однако мы все же пережили момент напряженного исследования сыном своего мужского начала. Было такое время, когда каждую свободную минуту он рассматривал и ощупывал — что же там обретается в его трусишках. У него не хватало хитрости выбирать для этого занятия укромные уголки, и я могла обнаружить его, увлекшегося созерцанием собственных «прелестей», едва ли не посредине двора или кухни. Я не кричала и не одергивала его, но предлагала заняться, чем-нибудь, что могло отвлечь его. от прежнего занятия. Точно так же поступала и бабушка. Конец «исследованиям» положил мой добрый знакомый, к которому я обратилась за советом и помощью. Взрослый мужчина однажды сказал моему мальчику, что пора бы и прекратить физиологические изыски, поскольку от этого может исчезнуть «мужская сила». Как рукой сняло. Сын мой образумился и успокоился тем, что уже успел рассмотреть (хотя, конечно, он не понимал смысла слов «мужская сила»). Он перестал исследовать себя. Даже гигиенические процедуры, которые проводились им с особой тщательностью, не вызывали в нем напряженной интереса к себе. И слава Богу.

Он подрос и стал спрашивать меня, откуда берутся мысли, что стучит в груди, куда попадает еда, которую он съедает. Я «на пальцах» объясняла ему то, как устроен человек Когда мальчик подрос еще, то я показала ему некоторые иллюстрации — из анатомического атлас рассказала о необходимости беречь здорово поскольку здоровый организм — это Божий да и небрежное отношение к такому великому дару — недопустимая, непростительная ошибка — это грешно. Точно так же бережно нужно относиться и к здоровью другого человека и ни коем случае не наносить вреда себе или друг неосторожными и необдуманными действиях и поступками.

Недалеко от нашего дома находился для престарелых и инвалидов. Мы часто видели калек, одиноких и брошенных всеми, принятых на попечение государства. Мальчик видел, насколько несчастны — эти люди и сколько они лишены тех возможностей, которые здоровый человек внимания своего не обращает. Инвалиды слепы, глухи, без рук, без ног, недвижимы. С ними произошел несчастный случай или они сами были неосторожны с собой. Сын мог видеть, как важно человеку оставаться здоровым. А когда ему случилось замыслить какие-нибудь дела, связано с риском для здоровья, и он приходил ко мне за помощью или за разрешением и настаивал на том, что все же поступит по-своему, то я напоминала ему про какого-либо калеку дома престарелых, говоря, что он может стать таким же, если претворит свой замысел в жизнь. Это помогало. До определенного времени «анатомических» и «физиологических» трудностей не возникало.

Но вот однажды я застаю сына в неизменной компании все того же Костика, когда они, противно хихикая, рассматривают Большой анатомический атлас. Я тихонько подглядела, что же вызвало такое безудержное «веселье». Оказалось, пищеварительная система. Вернее, её конечный пункт. Нужно сказать, что отец Кости работал патологоанатомом, и Костя был намного просвещеннее моего сына во многих вопросах. Однако отношения в его семье — отдельный разговор.

Тогда же я застала их за таким рассматриванием, которое извращало нормальное отношение к органам человеческого тела. Безусловно, я спокойно спросила, что мальчики увидели смешного. Они, смущаясь, ответили. Тогда я вновь спросила: смешон ли им палец, глаз, щека или волосы. Отчего же не смешны? Это такие же органы, как и тот, что вызвал у них, смех. Ведь у человека нет ничего бесполезного. Ртом люди едят, а не будь конечного пункта — на чем тогда сидеть-то, да и все отходы извергались бы тем же путем, что и вошли. Приятно, не правда ли? Грудью женщина кормит младенчика, и это почтенный орган, без него малыш может или умереть, или начать болеть. Не будь у человека органов, посредством которых отводится из организма моча, он умер бы от разрыва мочевого пузыря. В человеке нет ничего ненужного или смешного, человек устроен совершенно, и смеяться над устройством организма — своего рода психическое заболевание или глупость. Ребята молчали.

После того, как Костя ушел домой, я продол жила с сыном разговор на предмет анатомии, напомнила ему о том, что человек — особое творение Божие, что Господь изваял человек Своими Пречистыми Руками непосредственно «по образу и подобию» Своему. Господь продумал и сотворил в человеке все: от волосков на макушке до ноготка на мизинчике ноги. Все, что сотворил Господь, нужно и чисто, поскольку Бог творил человека, зная, чему послужит тот или иной орган. Господь — наш Отец. Он Чист, чисты Его помыслы о человеческом теле, чисто то, что Господь сотворил. Грязными и непотребными делают органы человеческого тел те, кто мыслит о нем грешно и нечисто. «Вспомни, — сказала я мальчику, — Сам Господь Иисус Христос носил такое же тело, как и мы. Он ел, пил, словом, Его Пречистое Тело функционировало так же, как и наше. И он — Святой Великий, Всемогущий, Безгрешный — не погнушался очеловечиться и жить, как просто смертный человек. У Него была Мать, Которая родила Его, кормила Господа грудью, пеленала, купала Его маленькое Тельце. Богородица — тоже человек, как ты или я. А ты, получается, вздумал смеяться и над этим!»

Моя пламенная речь возымела действие. Теперь к человеческому телу сын относится ровно и спокойно, без всякого грязного хихиканья. Однако он следит, чтобы чужой взгляд не осквернил своим прикосновением «его» женщин (маму, бабушку и теток): всегда предупреждал (по телефону или забегая домой заранее), что сейчас придет в гости со своим другом, нет ли, случаем, в доме не полностью одетых дам? И я благодарна ему за эту заботу и предупредительность.

Откуда берутся дети?

Не было никаких аистов, магазинов, капустных грядок или крапивных кущ. Когда мой сын спросил меня, откуда он появился, то я сказала, что он родился из меня. Этот ответ вызвал лавину обычных для этого случая новых вопросов. Где он жил во мне? Где он был, когда я была маленькой? Как он ел? Чем дышал? И тому подобное.

Я сказала Илюше, что сначала он был совсем крошечным, меньше своего ноготка, а потом рос, рос, вырос и родился. Что рос он у меня в животике, ему там было тепло и уютно. В рассказе о том, каким образом он питался, пригодились прежние познания о том, как питательные вещества поступают из еды в кровь мамы, а потом через кровь мамы — в кровь ребеночка. Ротиком ребеночек не ест, он живет за счет того, что съедает мама, показала ему пупочек, как след того органа, которым связаны мы с ним были и посредством которого он ел и дышал. Рассказала, что, если крошечке чего-то не хватает, мама чувствует это и ест то, что хочет ребеночек. Я показывала ему свои фотографии, на которых я была еще «с животом», а он все удивлялся, как он, такой огромный, мог во мне поместиться. С тех пор он с каким-то трепетом относится ко всем беременным женщинам, приговаривая, что вот в животике у очередной мамы живет маленький ребеночек, который ждет встречи со своей мамочкой. И мамочка ждет — не дождется, когда же родится малыш.

Спрашивал, трудно ли мне было его родить. Да, мой мальчик. Мамам всегда очень трудно и больно родить ребеночка. А если она и идет на такие муки, то лишь потому, что любит своего малыша и хочет, чтобы он у нее был. Илья интересовался, а кого хотела я — девочку ил мальчика? Ну конечно же, я хотела мальчика, то есть, тебя.

Сложнее было с ответом на вопрос, где он был до того, как родился, или тогда, когда была маленькой. Честно сказать, я не знала, что ответить. В конечном итоге сказала сыну, что он просто ждал, когда я вырасту и смогу вырастить его в себе. Сказала ему, что не знаю, где он был до того, как родился, потому что это может знать только он сам или Господь Бог. Но если он не рассказывает мне об этом дивно месте, значит, сам забыл о нем. Он посожалел, что не помнит о том месте, где был до тог как родился, но надеялся вспомнить.

Мой мальчик очень любил и любит младенцев и всегда мечтал о том, чтобы у него родились брат или сестра. Но я ничем не могла ему помочь, поскольку одной меня для этого было, конечно же, недостаточно. Тем временем моей двоюродной сестры родилась девочка.

В один прекрасный день Илюша встретил меня ворот с громкими восторженными криками том, что к нам приносили маленькую Настеньку, и у нее: «Представляешь, мамочка, пальчик такие малюсенькие, прямо, как настоящие!». Рассказам о новорожденной троюродной сестре не было конца: какие у нее глазки, какие бровки, как она чихает и как спит — буря восторгов. Следом был задан вопрос, кто старше: я или тетя Наташа (мать Настеньки). Я была старше. И тогда мой сын вознегодовал. Тетя Наташа моложе, но сумела родить девочку, а я старше, опытнее, но не смогла! Я объяснила, что мама — как поле, если в нее упадет семечко, то оно прорастет, и тогда родится новый человечек, братик или сестричка. Но вся беда в том, что поле у нас есть, а вот с семечками похуже. Сын принес мне горсть подсолнухов и заставил съесть, Потом поинтересовался, родится ли теперь у нас ребеночек. Нет, золотко мое, не родится. От подсолнушка родится подсолнушек. Человечек родится от человеческого семечка.

Периодически сын выпытывал у меня, можно ли родить ребенка в машине? В больнице? На огороде? А поскольку все это у нас имелось, то он предлагал мне пройти и родить ему брата или сестру (а лучше — близнецов) «немедленно», поскольку он «уже устал ждать». Но я показывала ему на свой живот и говорила, что, к сожалению, сегодня там никого нет. Обязательно скажу, когда будет. Вздыхал и обещал еще немного подождать. Ему так хотелось быть старшим братом! Хотя он и ревновал меня немного к несуществующему младенцу, но как-то вяло, поскольку я заранее (на всякий случай, вдруг да выйду еще замуж?) объяснила ему, что он навсегда останется для меня первым и долгожданным сыночком, светом в моем окошке, сердцем моего сердца, надеждой и опорой. На том и порешили.

Хочу сказать, что и сейчас он с огромным удовольствием возится с малышами. Он снисходителен к ним и балует их. Детвора может буквально «вить веревки из него, он ни в чем не может отказать маленькому человечку. Всегда очень терпелив, даже с теми, кто капризен и надоедлив. Просто, в случае особой капризности может по-мужски пообещать спокойным и уверенным тоном, что сейчас снимет с вредного человека штаны и „всыплет“ крапивкой. Помогает. Мне с моими подругами всегда интересно наблюдать такие „воспитательные моменты“. После Илья может часами рассказывать о проделках малышей, о том, какие они забавные и интересные. Соседские мамы и бабушки не боятся оставить с ним своих ребят, и сейчас бывает так, что Илья по вечерам. спускается этажом ниже к младшему другу, чтобы почитать ему вечернюю сказку, если вдруг у того не оказалось никого из взрослых дома, может встретить мальчика из школы и помочь выполнить уроки. Также волнуется, если младший приятель начинает общаться с дурной компанией, старается им объяснить, что такая дружба неполезна.

Но, зная уже, в общем, как появляются дети и видя, что я по-прежнему не выхожу замуж сын все же мечтает о младшеньком. Опять говорю ему, что на все Господня воля. Не получится с младшеньким, пусть дожидается своих детей. Мой ребенок считает многочадие великим счастьем и с восторгом говорит о тех семьях, где много детей. Пока вот так.

О том, что мой сын — фантазер, я понял еще тогда, когда ему едва сравнялось три год Он не просто „почемучкал“, из него постоянно сыпалось „а если.“. Причем, по глазам был видно, что в его мозгу осмысливается та ситуация, которую он сам себе придумал. Что будет, если к нам придет страшный волк? А если нет волков, то медведь? А если и медведей нет, что будет, если к нам придет страшный зайчик?

Он подрастал, и я слушала, как он, играя, разговаривает сам с собой, на ходу придумывая сюжет игр, причем такой уморительный и невероятный, что я задыхалась от едва сдерживаемого смеха. Маленьким он был совершенно бесхитростным. Никогда не услышишь, что „это — не я сделал“. Сделал и сделал.

Хитреца стала проскальзывать с возрастом. Он быстренько уяснил, что кое-когда можно обмануть, и теперь зачастую стал упорно стоять на том, что это набедокурил кто-то другой, но никак не он. Быть может, я максималистка, но даже такой маленькой лжи ему не могла позволить. Я неоднократно усаживала его рядом с собой и говорила, что если он в чем-то не прав или провинился, то мы вместе сможем найти выход из создавшегося положения. Но если он придет и солжет, то я не буду помогать разрешать ситуацию, да и за ложь строго накажу. Не сразу, но дошло. Когда он стал старше, я объяснила ему духовную подоплеку лжи, сказав, что отец лжи — дьявол, и то, что, солгав, лжец делается соучастником дьявольских козней. Сказала, что неправдой лжец лишается Божьей помощи и огорчает Бога.

Еще попозднее добавила, что человека обмануть порою очень просто. Но Господь-то все видит. От Него не скрыта ни единая мысль, и об этом нужно помнить. Опять же, Илья сам знает, что ложь — это грех, который надо исповедать. Так что гораздо проще сказать обо всем честно мне, и мы вместе решим: что теперь делать и как дальше быть. Конечно, стыдно признаваться в собственных неблаговидных поступках, но гораздо позор не умножать неправду и укореняться в грехе. Н сделал ты что-то не так, и каяться придете только в одном. А если соврал, стараясь оправдаться, то сколько всего добавляется: и твой неблаговидный поступок, и ложь, и обман матери и то, что ты кого-то оболгал, стремясь выгородить себя. Посмотри, казалась бы, такая маленькая ложь, на которую поддались Адам и Ева раю, и вот, к чему она привела. К смерти привела. Мы же с тобой читали и Библию, и Евангелие, и знаем, что урок наших праотцев — назидание всем нам. Чтобы мы не лгали, не становились бы детьми того, кто отец лжи.

Не хочу сказать, что мы изжили ложь до основания. Но, тем не менее, лгать он у меня умеет. Всегда можно распознать, когда он врет и спросить, а как же было на самом деле? Как будто бы ждет этого вопроса и не скрывает истинной картины событий. У меня нет основания не доверять ему, и теперь, когда он говорит, что не делал чего-то, в чем его обвинят то значит — точно не делал.

Однако как был фантазером, так и остался. Такое иной раз насочиняет, что диву даешься. Тогда включаюсь в предложенный сценарий бытий и начинаю придумывать еще более фантастические события. Вместе смеемся. Я не мешаю ему фантазировать, слежу только лишь тем, чтобы не было фантазий на воинствен» темы.

Иногда сын заявляет мне, что ему снятся «пророческие» сны (как, например, ему приснилось, что мы пойдем в лес, и мы на самом деле пошли). Опять долго беседуем с новоявленным «провидцем». Говорю ему, что снам верить нельзя, что это суеверие, что через них лукавый вводит человека в искушение и прельщает его. «Пророческих» снов стало — гораздо меньше. Почти что совсем пропали.

http://www.pravmir.ru/article194.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru