Русская линия
Православие и Мир Мария Батова08.03.2007 

Клиросное служение в Европе: здесь нет выбора
Клиросное служение в Европе и в России. В чем разница? Своими размышлениями на эту тему делится регент Воскресенского прихода МП в Цюрихе, матушка Мария Батова

Я не могу говорить от лица всех европейских регентов, но думаю, что ту ситуацию, в которой находимся мы, многие знают изнутри. Самое главное и самое принципиальное отличие от России в том, что церквей тут гораздо меньше.

Например, на всю Швейцарию у нас 3 прихода Московского Патриархата, из которых один франкоязычный. А оставшиеся два прихода (в Женеве и в Цюрихе) разделяет три часа пути. В итальянской части вообще нет русскоязычного прихода: в Лугано только румынская община, и русские прихожане, как правило, посещают богослужения, проводимые на смеси итальянского и румынского языков.

Сравните с Россией: только на одной Малой Никитской улице Москвы — храмы Св. Татианы и Малого Вознесния, у Никитских ворот — храмы Большого Вознесения и Феодора Студита. Отсюда вывод: самое главное отличие в том, что у нас нет выбора. Если вы живете в Москве, можно выбрать себе храм по какому угодно критерию: хороший духовник, любимая община, хороший хор, любимые иконы, красивые росписи, близость к дому…

Здесь выбора нет. Храмов два, а с учетом их расположения — по одному на большие части страны. Вот один Цюрихский храм. Хор один и тот же. Батюшка один. Тут не забалуешь, такую приходится проходить школу терпения. Ведь довольно просто испортить отношения, но если ты внутри общины, то надо скорее мириться: вариантов вроде «причащаться с этим человеком из одной Чаши» или «не причащаться» просто не существует. Конечно, эта ситуация отсутствия выбора отражается и на клиросном служении. Певчий не может перейти в другой хор, поскольку его просто нет. Регент тоже должен дорожить каждым певчим, ценить каждого, вытаскивать из каждого певчего максимум умения.

Второй существенный момент — многонациональный состав общины и, следовательно, хора. В нашей общине (и во многих общинах Европы) есть прихожане «из местных». В нашем случае — швейцарцы. Когда мы приехали сюда почти 7 лет назад, хором управлял швейцарец Дани Шэрер, а пели в нем немка, швейцарка и двое австрийцев. Ноты, по которым мы пели Литургию, были подтекстованы латинскими буквами (транслитом) для тех, кто плохо читает кириллицу.

На всенощные эти прихожане, конечно, не ходили: уж слишком там много изменяемых песнопений на непонятном языке, а Литургия все-таки с годами уже улеглась в голове. То есть, на всенощной мы пели с Дани вдвоем. Надо сказать, что Дани — это уникум. Он пришел в Православие, если не ошибаюсь, в 18 или 19 лет и не только принял православную веру всей душой, но и стал отдавать себя певческому служению. Дани прекрасно знает устав и хорошо знает церковно-славянский язык. Во многих приходах Европы есть такие прихожане — французы, немцы, итальянцы, голландцы, бельгийцы, англичане, посвятившие себя какому-либо служению именно в русской православной общине. На нашем клиросе сейчас много русских. Слышно, что хор поет с акцентом, но все-таки уже меньше. Раньше, когда при мне коллеги из России говорили о каких-либо проблемах на клиросе, у меня был один ответ: «Кириллицу они у тебя читают? Вот и скажи спасибо.» Иногда это действовало отрезвляюще.

В составе нашего хора за то время, что я являюсь регентом, пели и поют не только русские и швейцарцы, но и немцы, австрийцы, сербы, молдаване, и еще — чешка, американец и несколько раз — приезжие поляки…

Раз в месяц у нас служится Литургия на немецком языке. Народу приходит не очень много, но мы очень дорожим этой службой. Немецкий язык в очень небольшой «дозировке» присутствует и в еженедельном богослужении: дублируются Апостол и Евангелие, звучит одна малая ектения, иногда читается 3-й или 6-й час и обязательно переводится проповедь. Иногда приходится венчать или крестить людей из смешанных семей, и тут уже бывают варианты: случалось петь не только по-славянски и по-немецки, но и по-английски, по-французски и по-итальянски.

Певчие в нашем храме не получают денег, поют только во славу Господа. Это значит, что членом нашего хора может стать только член общины, но никогда — наемный певчий. Такой подход очень хорошо сказывается на ходе службы и на микроклимате внутри самого хора. В других странах тоже есть хоры, которые не получают денег, но есть и оплачиваемые. Очень забавно было однажды получить по электронной почте предложение от вокального состава: «Хотим приехать к вам в Швейцарию подработать, можем петь в церкви». Пришлось разочаровать: клондайков тут не имеется.

Еще важный момент, пожалуй, наиважнейший и центральный. В Европе негде научиться регентскому мастерству. Негде научиться и певческому делу. В России можно если не научиться, то хотя бы «нахвататься». А здесь это исключено.

Всю свою поверхностность я осознала в первые же месяцы пребывания здесь. Очень пожалела, что в свое время не пошла учиться на МПРК к Е.С. Кустовскому, но было уже поздно. Ведь мой регентский стаж был, в общем, никаким: хоть и 6 лет, но только на Литургии раз в неделю. Всенощное бдение я впервые провела здесь, в Цюрихе. И это было неимоверно трудно, не имея систематического специального образования, учиться всему на ходу. Наверное, весь первый год ушел на учебу в процессе служения.

Прошло несколько лет, я стала чувствовать себя увереннее. И в первую очередь — благодаря тому, что «нахватываться» довелось на первых летних подмосковных регентских семинарах, проводимых силами МПРК. Честно скажу: без них было бы гораздо труднее. С 2001 по 2004 годы я ездила «в гости» к Кустовскому на эти семинары, но, подчеркиваю, оставалась пассивным слушателем. Уж очень было боязно со своими скромными знаниями даже рукой взмахнуть при таких «зубрах». И вот, в 2004 году уже невозможно стало вот так бояться, а лето уже кончалось, и надо было уезжать. Возникла идея провести такой же семинар, но уже в Европе.

Я подумала, что на ее просторах наверняка найдется несколько десятков человек, таких же как я. Несколько десятков человек, которых точно так же поставил Господь на клирос, а учиться негде, которые были бы рады поучиться, но не могут себе позволить поехать в Россию на длительный срок… Идея высветилась в голове мгновенно, как будто ты задрал голову вверх и увидел гору, на которую тебе надо подняться. А потом уже пошел сам подъем в гору — организация I и II Европейского регентского семинаров.

I Европейский регентский семинар прошел в Цюрихе. Было 13 регентов и трое преподавателей: Е.С. Кустовский, Е. С. Манакова и И.В. Миклашевич. Денно и нощно обучали они нас премудростям дирижирования, изучали с нами заковыристые подобны, подбадривали, когда ничего не получалось, проводили с нами столько времени, сколько нужно. Важно было и то, что мы — европейские регенты — посмотрели друг на друга. И у многих, что называется, на душе просветлело, потому что всегда успокаиваешься, когда знаешь, что не у тебя одного такие сложности. А вместе и справляться проще, и не грызешь себя за недостатки сверх положенного.

Все участники семинара разъехались по домам — кто в Будапешт, кто в Рейкьявик, кто в Дортмунд, кто в Дрезден — с новыми силами (оказывается, когда так интенсивно работаешь, то получаешь сил гораздо больше, чем тратишь!). Могу сказать, что занятия с цюрихскими начинающими клирошанами оказались настолько вдохновляющими, что у нас образовался целый приходской хор. И почти год назад мы записали наш первый диск. Ну, конечно, диск — дело десятое, а главное — наш клирос обогатился на несколько человек постоянных певчих.

Как раз в те дни, когда завершился семинар, в Швейцарии находился Патриарх. Мы рассказали ему о нашей работе и получили не только одобрение, но и поддержку идеи ежегодного проведения таких семинаров в Европе. Второй семинар решено было провести в Дортмунде. Участников было в два раза больше, а принимающей стороной стала Свято-Троицкая община (настоятель — о. Леонид Цыпин). Все было почти как в прошлый раз: снова те же педагоги (и отчасти — те же лица, ведь многие приехали во второй раз!), те же курсы, та же интенсивность занятий, то же незабываемое чувство локтя… Новая нота была совершенно неожиданной: церковное единство. В этот раз приехали регенты, служащие в Русской Православной Церкви Зарубежом. В свете чаемого воссоединения это было особенно важным. Была представлена и Русская Архиепископия Константинопольского Патриархата (регент из Свято-Покровской обители в Бюси, монахиня Силуана).

Радостно видеть, что идея эта получила продолжение. Сейчас уже все готово для проведения III Европейского регентского семинара! Он снова пройдет на базе Дортмундского Свято-Троицкого прихода, но на этот раз пройдет летом (с 18 по 28 июня 2007 г). Как и в прошлый раз, деятельность семинара благословил митрополит Кирилл.

Как всегда, участником семинара может стать любой регент, служащий в любом европейском приходе и любой образованный певчий, желающий получить квалификацию регента. Количество участников в этом году больше, чем в прошлом (максимум — 40 человек), но и курсов будет больше (помимо дирижирования и обихода, вокал, стилистика и богослужебная практика), и педагогов будет пятеро (приглашены Е.Ю. Девдариани и О.В. Мартынов). Так что тем, кто хочет принять участие в нашем семинаре, надо поторопиться, чтобы заблаговременно зарегистрироваться. Все подробности — на сайте семинара www.eurokliros.org

Рассказом о таком воодушевляющем событии как регентский семинар, хочется закончить рассказ о клиросном служении в Европе. Надеюсь, что среди читателей этого материала найдутся те, кому этот семинар необходим.

http://www.pravmir.ru/article_1819.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru