Русская линия
Русская неделяИгумен Маркелл (Павук)26.02.2007 

Сколько можно говорить о духовности?

Такой саркастический вопрос очень часто можно услышать не только из уст неверующих людей, но и людей верующих, церковных, пытающихся таким способом оправдать свою чрезмерную занятость земными делами и проблемами — бизнесом, экономикой, наукой, образованием, политикой, строительством, торговлей и прочими житейскими делами.

Так неужели духовность и экономика, духовность и наука, духовность и образование, духовность и политика несовместимые вещи? Светские (нецерковные) люди, ассоциирующие духовность с живописью, литературой, музыкой, театром, сразу скажут, что между этими предметами не может быть никакого противоречия, что духовность обогащает человека, помогает ему гармонично развиваться.

А как быть с православной христианской духовностью? В начале выясним, какой смысл вкладывается в понятие духовности церковными людьми. Согласно святоотеческому учению, человек по природе своей трехсоставен, то есть состоит из тела, души и духа. Душа человеческая занимает между телом и духом срединное положение, в ней коренятся разум, воля и чувства. В зависимости от того, куда склоняется воля человека: к пожеланиям тела или духа (ума), в Священном Писании и святоотеческой литературе люди именуются плотскими, душевными или духовными. Духовными отцы Церкви называют людей, хорошо владеющих чувствами души, употребляющих их на служение Богу и ближнему и тем самым роднящихся со Святым Духом Богом. Душевными называют людей, большое внимание уделяющих развитию качеств души и своего характера, всем вниманием сосредоточенных на самих себе, при этом одержимых страстями гнева, гордыни, тщеславия. Плотскими называют людей, которые все желания своей приснодвижимой души подчиняют пожеланиям тела, это люди одержимые грубыми плотскими страстями (блудом, чревоугодием, сребролюбием), которые становятся болезненными наростами на душе. Таким образом, под духовностью надо понимать всё то, что способствует собиранию душевных чувств и приближению человека к Богу. Сюда относятся молитва, пост, церковные Таинства, душеполезное чтение, уход за больными, милостыня и другие добродетели.

Может ли эту задачу — собирания душевных чувств и направлению их на служение Богу и ближнему, выполнять наука, экономика, образование? Не задумываясь, можно ответить, что в какой-то мере может. Все мы знаем множество святых людей, которые одновременно были великими учеными мужами своего времени (как, например, врач, лауреат Сталинской премии, архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)), или прославились храмостроительством, образцовым ведением хозяйства (как, например, преподобный Иосиф Волоцкий).

Но в какой-то другой мере наука, экономика, политика человека духовно слабого, не утвержденного в вере, одержимого страстями, могут отвлекать от богоугождения, рассеивать на множество предметов, он может забыть не только о Боге, но и своих ближних. Как трагичен коммунистический образ подростка Павлика Морозова и других «партийных товарищей», которые ради какой-то иллюзорной идеи всемирной революции, а, скорее всего, ради советской карьеры, в годы ленинской и сталинской диктатуры предавали на смерть своих родных и близких.

Невозможно, говорит Господь, одновременно служить двум господам: Богу и мамоне (богатству). Не случайно в первой христианской общине Апостолы избрали 7 диаконов, которые должны были заботиться о столах, то есть о пропитании нуждающихся вдовиц. Сами же Апостолы могли полностью посвятить все свое время на служение Богу.

А если речь идет о богословской науке? Разве она может отвлекать от богопознания? Оказывается, что может, когда человек, занимающийся богословием, не стремится очистить свою душу и тело от страстей, не умеет молиться. Согласно, ставшему крылатым, выражению Евагрия Понтийского, «Богослов — тот, кто молится и кто молится — тот богослов». Св. отцы предостерегают даже от праздного исследования Священного Писания, ибо так рождаются ереси, секты и расколы. Только человек, который постоянно работает над своей душей, хранит ум и сердце от суетных и праздных помыслов и постепенно очищает себя от пороков и страстей может правильно мыслить, а соответственно правильно богословствовать, правильно управлять экономикой хозяйства, мудро вести государственную политику.

Попутно затронем еще одну проблему: насколько совместима православная духовность с современной молодёжной культурой. Сейчас, когда Церковь получила относительную внешнюю свободу, много молодых людей влилось в её среду. Но страшно то, что некоторые люди, войдя в храм Божий, мало что делают для того, чтобы, по слову Апостола, самим стать храмами Божиими. Они очень обижаются и вообще больше в храм не приходят, когда, например, им делаешь замечание, что девушке не прилично ходить в брюках, стричь волосы и краситься. А какая жаркая дискуссия разгорелась вокруг темы отношения православных людей к рок-музыке. Сколько священников и даже монахов стали на защиту рок-культуры, как одного из миссионерских средств привлечения молодежи в церковную ограду. Не получается ли так, что такие «ревностные» пастыри, сами того не осознавая, настраивают молодых людей на двойную жизнь, одной рукой собирать (приходить в храм Божий для молитвы и покаяния), а другой рукой расточать (вести ту же рассеянную светскую жизнь). Да, молодёжь призывают, чтоб она сохраняла Заповеди Божии: не курила, не пьянствовала, не прелюбодействовала, но ей не говорят, подобно, как Господь говорил евангельскому богатому юноше, что надо постараться полностью отвергнуться себя и следовать за Христом. Ведь любое наше пристрастие к богатству, музыке, модной стильной одежде, даже если мы ведем внешне благочестивый и порядочный образ жизни, говорит о том, что мы духовно не свободны, не можем полюбить Бога всей душою, всем сердцем, всем помышлением, а ближнего как самого себя. А значит, мы далеко отстоим от Христа, о христианской аскезе у нас есть только теоретическое познание.

Итак, православная духовность не запрещает человеку заниматься бизнесом, экономикой, наукой, политикой, но непременным условием для успешного осуществления этих занятий ставит очищение души и тела от пороков и страстей. Как больному телом небезопасно заниматься обычными своими делами, так больному душой еще более небезопасно заниматься наукой, экономикой, культурой, ибо одержимый страстями человек может погубить не только себя, но и окружающих его людей. И наоборот, человек, очищающий себя от пороков и страстей, сам спасается и, по слову преподобного Серафима Саровского, вокруг него тысячи спасаются.

Ныне православные храмы во все воскресные и праздничные дни посещают всего 2−3% людей от общего числа населения городов и сел. Отсюда не удивительно, почему в нашей стране при всех её несметных природных богатствах большинство людей ведут полунищенскую жизнь. Но ради этих двух или трех процентов людей, собирающихся в православных храмах Божиих, Господь хранит многих других людей, не имеющих нужды в покаянии и считающих, что православная духовность и наука, духовность и экономика, духовность и образование, духовность и политика несовместимые вещи.

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru