Русская линия
Московские новости Василина Орлова16.02.2007 

Перед лицом секулярного мира
Воссоединение РПЦ и РПЦЗз скажется на многих сторонах общественной жизни, хотя, возможно, и не во всем явно

30 января 2007 года состоялась встреча Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с полномочной делегацией Русской православной церкви за рубежом.

В нее входили архиепископ Сиднейский и Астралийско-Новозеландский Иларион, первый заместитель председателя Архиерейского синода РПЦЗ, и архиепископ Берлинский и Германско-Великобританский Марк, председатель Комиссии по переговорам об объединении РПЦЗ и РПЦ. Во встрече принимали участие архиепископ Корсунский Иннокентий, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, секретарь по межправославным отношениям ОВЦС МП протоиерей Николай Балашов.

Было объявлено, что 17 мая 2007 года состоится подписание «Акта о каноническом общении» и совместное богослужение в храме Христа Спасителя. Как сообщается, Царские врата будут открыты по пасхальному чину, что возвестит радость первого совместного причащения клириков уже единой Церкви.

Комментируя результаты встречи, митрополит Кирилл заявил, что спорные моменты, которые остались нерешенными, касаются священнослужителей, запрещенных в служении, а также приходов РПЦЗ в России и на Украине. Он сказал, что «алгоритм решения всех этих вопросов» был согласован.

По одной из версий, последним камнем преткновения на пути сближения Церквей стало «молитвенное поминовение» первоиерархов на богослужениях. Это может показаться чистой формальностью. Правда, в Мюнхенском соборе уже поминается патриарх Алексий II — пока не в иерархическом плане, а «как болящий». Другое поминовение до подписания «Акта» было бы не соответствующим канонам.

Сближение Церквей косвенно свидетельствует о том, что в современной религиозной жизни доля межконфессионального диалога, который тоже позволяет отстаивать позиции религии, признана менее важной, чем выступление «единым фронтом». Ряд аналитиков усматривают в воссоединении «капитулирование» РПЦЗ: от зарубежной Церкви ожидали сохранения духа непримиримости, в таком качестве она могла бы прийти в Россию как носительница «чистоты православия». Другие полагают, что, напротив, само каноническое существование РПЦЗ под сомнением. Вероятно, с воссоединением усилятся консервативные подходы Церкви по проблемам всякого рода модернизаций. С иной стороны, правомерно рассчитывать на расширение числа актуальных тем, по которым иерархи заявят свои позиции. Воссоединение РПЦ и РПЦЗ символизирует восстановление духовного единства народа, разделенного в результате исторических событий. Это объединение имеет и внешнеполитический смысл: приходы РПЦЗ во всем мире перестают быть некими эмигрантскими образованиями, не вполне признанными на исторической родине. Они становятся приходами единой Церкви, благодаря которым Россия может оказывать определенное влияние даже там, откуда всякое ее присутствие было вытеснено.

Формально в последние полтора десятилетия противоречия между РПЦ и РПЦЗ были сняты, но прерванное евхаристическое общение, расхождения по каноническим вопросам и, наконец, разлаженные административные, хозяйственные связи мешали воссоединению. Процесс происходил небесконфликтно, потребовались длительные переговоры.

Различные изводы «истинного православия»

С начала 90-х годов патриарх многократно высказывался за возможный диалог, но РПЦЗ встречала приглашения настороженно. Опасения стали развеиваться, когда были приняты «Основы социальной концепции» РПЦ. В разделе «Церковь и государство» сформулирована новая позиция в отношении государственной власти: «Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении». Положение даже вызвало непонимание: что значит — отказать в повиновении? А как же лояльность действующей власти? И на Архиерейском соборе РПЦ в 2000 году сотрудничество Церкви с «богоборческой властью» было осуждено: впрочем, без осуждения «сергианства» — эту тему обошли.

За рубежом тоже происходили перемены: митрополит Виталий (Устинов), четвертый первоиерарх РПЗЦ, в 2001 году ушел на покой, поздравив митрополита Лавра (Шкурлу) с избранием. Все происходило своим чередом, курс на сближение был взят, и вдруг митрополит Виталий «вернул» себе управление РПЦЗ. Это повлекло образование РПЦЗ (В), где буква «В» указывает на главу Церкви. В 2006 митрополит Виталий скончался на 97-м году жизни, но аббревиатура не потеряла значения. РПЦЗ (В) и РПЦЗ (Л), указывающая на Лавра как первоиерарха, означают, если так можно выразиться, две «партии» внутри РПЦЗ.

Подписание «Акта», который срастит РПЦ и РПЦЗ, несомненно, усилит тектонический разлом внутри РПЦЗ.

Свои расхождения и в России: так называемая Российская православная автономная церковь (РПАЦ), по сути дела сектантское образование, по примеру всех церквей в истории человечества выводит свою генеалогию из глубины веков — с крещения Руси Владимиром. По мнению верующих РПАЦ, в результате событий 1917 года Церковь разделилась на две части — но истинной православной церковью они готовы счесть не Русскую православную церковь, а «гонимую катакомбную церковь российскую», которая не подписывала «Декларации».

Катакомбная церковь, вошедшая в жесткую оппозицию действующей власти, не пожелала входить в юрисдикцию Московского патриархата. Однако к 90-м годам она практически утратила собственную иерархию.

Развитие официальных отношений

Приглашение, прозвучавшее в ходе первой встречи Владимира Путина с первоиерархами РПЦЗ в Нью-Йорке, было принято, и в 2004 году митрополит Лавр прибыл в Россию с первым официальным визитом. Члены делегации молились за богослужением, совершенным патриархом на Бутовском полигоне — «месте убиения бесчисленных мучеников безбожного режима». Понятно, что этот жест был необходим для успешного развития переговоров.

С целью согласования бесчисленных спорных вопросов были сформированы комиссия Московского патриархата по диалогу с РПЦЗ и встречная комиссия РПЦЗ по переговорам с Московским патриархатом. Первое совещание состоялось в июне 2004 года, были подготовлены совместные предложения по достижению единства. Всего было принято четыре совместных документа.

Документ «Об отношениях Церкви и государства» развивает следующее казуистическое положение: «В православной традиции сформировалось представление о симфонии духовной и светской власти как об идеальной форме взаимоотношений Церкви и государства. <…> Поскольку, по слову Божию, „мир во зле лежит“ (1 Ин. 5. 19), идеал такой симфонии никогда в полной мере не осуществлялся».

«Комментарий к совместному документу «Об отношениях Церкви и государства» определяет отношение к Посланию митрополита Сергия. «Декларация» названа написанной под беспрецедентным нажимом со стороны «богоборческой власти», которая угрожала пресечением всех легальных форм церковной жизни. И в качестве примиряющего шага «Декларация» была оправдана.

Сближение или экуменизм?

Хотя следует ожидать дальнейших дроблений и расколов, они, скорее всего, будут носить маргинальный характер: основные силы РПЦ и РПЦЗ уже объявили о принятом решении. Состоявшееся сближение не будет означать полного административного слияния, но архиереи зарубежной Церкви станут принимать участие в решении общецерковных проблем. Согласно «Акту о каноническом общении», РПЦЗ становится неотъемлемой самоуправляемой частью Поместной Русской православной церкви, сохраняя самостоятельность в административных, хозяйственных, имущественных и гражданских делах. Лишь самые важные решения будут приниматься по согласованию с РПЦ МП.

Христианский мир перед лицом секулярного мира стремится к единству в противодействии угрозам, связанным с глобализацией, таким, как размывание национальной идентичности. Однако и эти сближения являются частью глобализационных процессов.

Досье МН

СПРАВКА

16/29 июля 1927 года митрополит Сергий (Старогородский), заместитель патриаршего местоблюстителя, на Временном соборе принял Послание, которое получило в дальнейшем название «Декларация». «Декларация» заявляла о том, что церковная жизнь должна выстраиваться на началах лояльности, а в установлении советской власти действует не случайность, а десница Божия, которая ведет народ к предназначенной ему цели. Документ был принят за отсутствием всего двух Преосвященных — глав Новгородской и Костромской епархий. Несмотря на всю филигранность формулировок, «Декларация» стала точкой отсчета, с которой начался разрыв.

http://www.mn.ru/issue.php?2007−6-32


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru