Русская линия
Православие и Мир Е. Тростникова20.10.2006 

Как не бояться церковно-славянского языка?
Немного о церковнославянском языке

Всё или почти всё в любом православном молитвослове — на церковнославянском языке (исключение — очень немногие молитвы, например, молитва Оптинских старцев, молитвы святого праведного Иоанна Кронштадтского). До сих пор ни один из переводов существующих церковнославянских молитв и песнопений на русский язык не мог сравниться с церковнославянским текстом по глубине, силе, точности и поэтичности. Все православные христиане, живущие молитвенной жизнью, из собственного духовного опыта знают, как много дает молитве этот язык, как сроден он ей. Но для тех, кто лишь приступает к освоению молитв, их непривычный язык нередко представляется трудным препятствием и даже отпугивает.

Как преодолеть этот барьер? Начнем с того, что язык наших молитвословий — церковнославянский — не иностранный и не чужой для нас. Почти все слова этого языка знакомы нам или же перекликаются со знакомыми нам словами; вплетены в наше сознание. Для огромного числа верующих людей, никогда не проходивших никаких курсов церковнославянского языка, он стал родным, живым, понятным.

Отпугивают людей незнакомые буквы (церковнославянская графика), незнакомые слова и незнакомые грамматические формы. О каждом из этих мнимых препятствий стоит сказать отдельно.

Буквы

Современные молитвословы на церковнославянском языке по большей части печатаются «гражданским шрифтом», то есть с помощью тех же букв, что и книги на русском языке, без «ятей» и «ижиц», но и без букв «э», «ё». Таким же образом (поскольку это проще для большинства читателей) печатаются тексты молитв и в данной книге. «Гражданские» молитвословы дореволюционной поры тоже печатались теми же шрифтами, что книги на русском языке, поэтому в них были также буквы __ (ять, передаваемый в современном письме буквой «е»), __ (фита — теперешнее «ф»), ___ (ижица — заменяется в некоторых случаях буквой «и», в некоторых — буквой «в»). Сориентироваться в этом не труднее, чем приспособиться к чтению журнала начала XX века.

Отпугивает новичков «кириллическая печать» — церковнославянский шрифт, которым печатаются богослужебные книги и некоторые молитвословы. Самые первые шаги в мире молитвы большинству людей удобнее делать все-таки опираясь на «гражданскую» печать, но хотелось бы уверить читателя: «кириллическая» в действительности удобнее, а освоить ее не составляет никакого труда!

Удобнее она по нескольким причинам. Во-первых, буквы в ней обычно крупнее и резче выделяются, четче различаются, что немаловажно для многих. Во-вторых (если только это настоящий церковнославянский шрифт, а не стилизация под него, какими сейчас печатают даже рекламные объявления!), во всех словах стоят ударения — а это куда как важно для человека, слабо знающего язык! В большинстве «гражданских» изданий ударения проставлены лишь в отдельных словах, в лучшем случае — во всех словах, в которых больше одного слога, а это означает, что в таких сочетаниях, как «все упование мое…», «тока слез моих не отвратися», «множество звезд» вы наверняка по привычно прочитаете «всё» (вместо «все»), «моё» (вместо «мое»), «слёз» (вместо «слез»), «звёзд» (вместо «звезд»), хотя и слышали, что в церковнославянском языке нет никакого «ё». В-третьих же, что важнее всего, но трудно доказуемо — сама эта церковнославянская графика гораздо более приспособлена к молитвенному строю души, лучше настраивает на него; это очень скоро ощущает всякий, кто преодолел страх перед «непонятными буквами» и попытался читать их.

Почти все со всеми особенностями церковнославянского шрифта можно справиться без специальной помощи, просто начав читать. Очертания большинства букв знакомы, а незнакомое нетрудно «вычислить» из контекста (например, понять, что «ОУ» в начале слова надо читать как «у»). В этом шрифте много надстрочных знаков; частью их надо пренебречь (это так называемые придыхания, которые имели значение в греческом языке, но не передают никакого звучания в славянском: маленькие крутые дужки, обращенные концами вниз); другие же очень важны и полезны: ударения (они бывают трех начертаний: косые черточки с наклоном вправо или влево или же также обращенные концами вниз, но более пологие, чем придыхания, дужки) и титла — знаки сокращения, стоящие над словом. Слова, которые пишутся под титлом, надо просто запомнить — их немного. Всегда сокращенно, под титлом пишутся слова «Бог» и все производные от него, «Иисус», «Троица» и многие другие, относящиеся к Божеству слова, «Церковь», «Ангел», «Евангелие» и т. д.

Церковно-славянские знаки препинания частично совпадают с нашими (точка, запятая, восклицательный знак), частично расходятся (двоеточие здесь может совпадать с нашим двоеточием, но может означать и точку с запятой, и многоточие; а церковнославянский вопросительный знак похож на нашу точку с запятой).

Незнакомые слова

«Совсем незнакомых» слов в церковнославянском языке единицы; их значение надо непременно выяснять и стараться их запомнить. Но часто мы просто не можем разобрать, что непривычное слово — это одна из форм слова знакомого. Медленное, вдумчивое чтение даже без словаря поможет распознать в некоторых «незнакомцах» — «знакомцев», почувствовать связи слова с другими словами и так вникнуть в его смысл. А чем больше вы будете молиться по-церковнославянски, чем внимательнее вслушиваться в слова богослужения, тем неуклонней будет сокращаться число «белых пятен» в вашем церковнославянском словаре.

Незнакомые формы слов

Таких форм, конечно, много; некоторые из них настолько непривычны, что вносятся отдельной строкой в словари. Собственные догадки не всегда верны, и из контекста можно уяснить далеко не всё. Но всё же и с этой трудностью в конечном итоге справляется множество людей, так и не нашедших возможности засесть за курс церковнославянской грамматики: ведь грамматика усваивается не только и не столько зазубриванием склонений и спряжений — она постепенно «откладывается» в нашей памяти, в нашем сознании и подсознании, если мы погружаемся в стихию данного языка, а это непременно происходит при внимательном, вдумчивом и неуклонном исполнении молитвенного правила и сознательном посещении богослужений.

Объясняя молитвы в этой книге, мы старались помочь неискушенному читателю, останавливая его внимание на некоторых формах слов и грамматических оборотах, характерных для церковнославянского языка. Объяснения, помещенные за значком «, целиком относятся именно к особенностям языка.

Азы церковнославянского языка

Чтобы облегчить первые шаги, первоначальную ориентировку в церковнославянских текстах, мы расскажем здесь о некоторых наиболее заметных отличиях церковнославянского языка от современного русского — о том, что чаще всего останавливает неопытного читателя.

Это ни в коей мере не учебное пособие и уж тем более не сокращенный курс языка — а только нечто вроде дорожных знаков, подсказывающих, в каком направлении двигаться, или предостерегающих от ошибок и опасностей.

Звуки

1. В церковнославянском языке нет никаких звуков, которых бы не было в русском языке.

2. В основном действует общее правило: читается как пишется. «Что», а не «што», «на него», а не «на ниво», и так далее. При чтении по-церковнославянски вам придется постоянно бороться с собственными произносительными привычками. Не забывайте, что даже если вы читаете «про себя», при этом работает так называемая внутренняя речь, в которой закрепляются и правильные, и неправильные произношения. В частности, еще и поэтому новоначальным не рекомендуется чтение молитв «про себя», а предлагается читать всё вслух, неспешно, со вниманием к каждому слову.

3. Никаких «ё»! Мы настолько к ним привыкли, что они проскальзывают порой даже в чтении довольно опытных церковных чтецов. Следите за собой: «мое», «твое», а не «моё», «твоё»; «зовем», а не «зовём», «слезы», а не «слёзы», «мертвый», а не «мёртвый», и так далее.

Ударения

При чтении церковнославянских текстов необходимо постоянно следить за ударением в словах: оно нередко не совпадает с русским. Старайтесь не пользоваться такими книгами «гражданской печати», в которых не проставлены ударения или проставлены лишь в некоторых словах. Приучите себя постоянно обращать на ударения внимание, следите за этим, и лучше читайте медленнее, но правильно. Быстрое, но неправильное чтение не приносит пользы ни уму, ни душе.

Чередования согласных звуков

Чередование согласных звуков в родственных словах и формах одного и того же слова — свойство не только церковнославянского, но и русского языка: писать — пишу, отец — отеческий. В церковнославянском языке подобные чередования регулярны и более часты, чем в русском. Посмотрите на цепочки церковнославянских слов — на то, как изменяются в них согласные; возможно, это поможет вам легче распознавать и другие знакомые слова в их церковнославянском звуковом обличье:
человек — человече — человецы; отрок — отроча — отроцы

Бог — Боже — о Бозе; книга — книжник — в книзе

Дух — Душе — о Дусе

судити — сужду (обратите внимание, в русском языке в этом случае «д» меняется на «ж»!)

хотети — хощу; свет — свеща (в русском — «т» меняется на «ч»)

Звательный падеж

В церковнославянском языке есть все те же падежи, что и в русском, и изменяются по падежам примерно те же роды слов, что и в русском языке — существительные, прилагательные, местоимения и т. д. Конечно же, в некоторых формах у знакомых нам слов будут несколько иные окончания, чем в русском языке, но понять (а потом и запомнить) эти формы не так уж сложно. Но в церковнославянском языке есть еще один падеж, употребляющийся при обращении — звательный. Все нижеприведенные слова стоят в звательном падеже:

Господи Боже Вседержителю
Господи, Сыне Единородный, Иисусе Христе
Царю Небесный, Утешителю, Душе истины
Пресвятая Богородице Марие, Госпоже Дево Богородице
Преподобне отче Сергие

Двойственное число

В церковнославянском языке есть не только единственное и множественное число, как в русском, но и двойственное: если речь идёт о двух людях или предметах, употребляется специальная форма. Вам нужно просто помнить об этом — иногда этим легко объясняется непривычное звучание вроде бы знакомого слова. Вот некоторые примеры двойственного числа:

Обе руце. Руце мои. Рукама своима. Никтоже может двема господинома работати.

Формы глагола «быти»

Следует запомнить хотя бы основные формы церковнославянскиого глагола «быти». Вот как изменяется он в настоящем времени:

Единственное число
Аз1 есмь
Ты еси
Он есть
Множественное число2
Мы есмы
Вы есте
Они суть

1Аз — я. 2Глагол, как и все другие, имеет также формы двойственного числа: мы есма (м. р.), наю (3?е лицо, т. е. они, если их двое) еста (м. р.).

Формы глаголов

В церковнославянском языке более сложная система времен, чем в современном русском: в нем целых четыре прошедших времени (тем, кто изучал современные европейские языки, это должно быть знакомо). Рассммотрите формы хотя бы первых двух из приведенных здесь прошедших времен (эти времена наиболее употребительны).

Аорист — простое прошедшее время — встречается наиболее часто. В этом времени рассказывается о простом действии, предшествующем моменту повествования — о чем-либо, что было раньше.

Единственное число
Аз несох, писах
Ты, он несе, писа
Множественное число
Мы несохом, писахом
Вы несосте, писасте
Они несоша, писаша

(Двойственное число: мы несохова, писахова; вы, она несоста, писаста)

Перфект — прошедшее совершенное время; оно констатирует сам факт действия: свершившееся — неоспоримый факт. Перфект состоит из глагольной формы с окончанием на -л (в грамматиках она называется причастием прошедшего времени на -л) и формы настоящего времени глагола «быти» (эти формы мы уже приводили). Итак:

Единственное число
Аз несл (несла) есмь, писал (писала) есмь
Ты несл (несла) еси, писал (писала) еси
Он несл (она несла) есть, он писал (она писала) есть
Множественное число
Мы несли есмы, писали есмы
Вы несли есте, писали есте
Они несли суть, писали суть

(Двойственное число: мы несла есва; вы, она писала еста, несла еста)

Для тех, кто хочет иметь возможность сориентироваться и в более редких формах, скажем об остальных двух прошедших временах.

Рядом с аористом может встретиться и другое прошедшее время — имперфект, или прошедшее продолженное время, которое выражает действие, соотносительное с другим действием, основным. Некоторые формы имперфекта похожи на формы аориста или даже совпадают с ними.

Единственное число
Аз несях, писах
Ты, он несяше, писаше
Множественное число
Мы несяхом, писахом
Вы несясте, писасте
Они несяху, писаху

(Двойственное число: мы несяхова, писахова; вы, она несяста, писаста)

Плюсквамперфект, или давнопрошедшее время, выражает такое действие в прошлом, которое предшествовало другому действию в прошлом. Плюсквамперфект образуется из глагольной формы с окончанием на -л и глагола «быти» в аористе или имперфекте.

Единственное число
Аз несл (несла) бех или несл (несла) бях
Ты, он несл (ты, она несла) бе или несл (несла) бяше
Множественное число
Мы несли бехом или несли бяхом
Вы несли бесте или несли бясте
Они несли беша или несли бяху

(Двойственное число: мы несла бехова или несла бяхова; вы, она несла беста или несла бяста)

Еще раз напоминаем, что перед вами — не грамматический справочник, а начальный ориентир, вполне достаточный для того, чтобы не растеряться в непривычных языковых формах. Если вы захотите глубже вникнуть в строй церковнославянского языка, самостоятельно анализировать тексты, вам понадобится учебник или грамматика, а также словарь, более обширный, чем предложен в этой книге.

Толковый молитвослов. М., 2005 г.

http://www.pravmir.ru/article_1400.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru