Русская линия
Православие и Мир Татьяна Ивашкова11.10.2006 

Святой Вацлав, князь земли чешской…

Вряд ли найдется хотя бы один гость чешской столицы, который, осматривая Прагу, обошел своим вниманием центральную площадь — Вацлавске намнести, или, как называют ее пражане, Вацлавак. Начинаясь от улицы На Пршикопе, площадь плавно идет в гору, а на самой высшей ее точке, у Национального музея, находится созданная скульптором Й. Мыслбеком в конце XIX в. конная статуя святого Вацлава — небесного покровителя чешских земель. Князь словно оглядывает свои владения: все ли в порядке, не нужна ли его помощь.

Благоверный князь Вячеслав Чешский
Благоверный князь Вячеслав Чешский
28 сентября 2000 г. Чехия впервые отметила День государственной независимости, хотя на эту дату не приходится ни одно событие, так или иначе связанное со становлением чешской государственности. Почему же именно этот день выбран для национального праздника? Согласно католическому церковному календарю 28 сентября — день памяти св. Вацлава. Без малого одиннадцать веков назад «добрый князь Вацлав» был предательски убит по приказу собственного брата Болеслава у врат церкви. Возможно, это покажется странным. Найдется ли еще одна страна в мире, главный государственный праздник которой связан с подобным событием? Чтобы понять, насколько важной фигурой для жителей Чехии является их святой покровитель, обратимся к истории.

«Святой Вацлав, князь земли чешской», — этими словами начинается прославленный старочешский гимн, «Сватовацлавский хорал», написанный в конце XII в. Во времена гуситов этот гимн был дополнен следующей строфой: «Наследник чешской земли, вспомни о своем народе, не дай погибнуть нам и нашим потомкам"… Со времен средневековья чешский народ в тяжелые периода своей истории ожидал исполнения легенды о бланицких рыцарях, согласно которой в горе Бланик всегда готовы к бою рыцари св. Вацлава. Когда чехам придется хуже всего, они выедут на помощь, и во главе их будет скакать сам Вацлав верхом на белом коне.

Большинство сведений о князе Вацлаве взяты из церковных текстов и так называемых «старовацлавских легенд», записанных в средние века как на латинском, так и на славянском языках. Достоверных исторических сведений о нем сохранилось немного, и они достаточно противоречивы. На этом основании некоторые историки даже пытались утверждать, что св. Вацлав — фигура мифическая, и на самом деле его никогда не существовало.

Происходивший из династии Пршемысловцев князь Вацлав родился предположительно в 907 г. Дед Вацлава Борживой, правивший страной во второй половине IX в., был первым чешским князем, принявшим христианство. Произошло это при довольно любопытных обстоятельствах. В те времена чешские земли граничили с Великой Моравией и, по некоторым источникам, были у нее в подчинении. Моравский правитель Сватоплук, уже будучи христианином, пригласил Борживоя в гости. Однако угощение для чешского князя и его дружины было подано не на столе, а на полу — как собакам. Удивление Борживоя перевесило его гнев, и он поинтересовался причиной этого оскорбления. Сватоплук ответил, что христианский князь не может сидеть за одним столом с язычником. Борживой задумался и захотел побольше узнать о христианстве. И в результате вместе со своей женой Людмилой принял крещение от равноапостольного Мефодия, просветителя славян, который находился в то время в Моравии.

Борживой и Людмила совершили многое для распространения христианства. Они строили церкви, приглашали из славянских стран священников, которые вели службы на славянском языке, занимались благотворительностью. Борживой умер достаточно молодым, в возрасте около 35 лет. Княжеский престол достался сначала старшему сыну Спытигневу, а после его смерти — младшему, Вратиславу (Братиславу), отцу св. Вацлава. Вратислав женился на княжне Драгомире, происходившей из знатного рода Стодоранов. Считается, что она была язычницей, но вряд ли князь-христианин мог заключить подобный брак. Скорее, Драгомира приняла христианство формально. Историки расходятся во мнениях, носили ли ее разногласия со свекровью Людмилой религиозный характер, или это была банальная борьба за власть. Людмила и после смерти мужа пользовалась большим влиянием и любовью подданных. Фактически она оставалась правительницей при своем сыне Вратиславе, что крайне раздражало властолюбивую Драгомиру. Особенно если учесть, что воспитанием ее сыновей — Вацлава и Болеслава — занималась опять же Людмила.

Вратислав, как и его отец, умер рано (по некоторым сведениям, он погиб в 920 г. в бою с уграми), а Вацлав был еще слишком молод, чтобы самостоятельно править страной. Драгомира претендовала на роль регентши. По одним сведениям, Людмила оставила бразды правления за собой, по другим — напротив, добровольно уступила их невестке и удалилась в принадлежащую ей крепость Тетин. Так или иначе, Драгомира подослала к Людмиле наемных убийц. Людмила была задушена собственной вуалью. Впоследствии она также была канонизирована как святая мученица и считается еще одной небесной покровительницей Чехии. Историки утверждают, что Вацлав не мог простить матери ее злодеяния и даже сослал в крепость Будеч. Однако есть и такая легенда, что вскоре после совершенного ею преступления княгиня Драгомира вместе со своим экипажем провалилась сквозь землю недалеко от пражского Града. Это место до сих пор показывают экскурсантам.

Молодой князь Вацлав вырос в крепости Будеч, находящейся к западу от Праги, где воспитывался в духе христианства и готовился управлять страной. Его наставником был пресвитер Павел, ученик святителя Мефодия. Вацлав владел помимо родного славянского латинским, греческим и немецким языками и вообще был для своего времени очень образованным человеком. На момент вступления на престол в 925 г. ему исполнилось всего 18 лет. По одной из легенд, принимая власть, Вацлав сказал, что хочет править так, чтобы в стране его был мир, чтобы судьи судили справедливо и чтобы народ жил по законам Божьим. Период правления князя Вацлава был временем значительного расцвета чешского государства. Он отличался необыкновенным благочестием, в тоже время государством правил разумно, справедливо и со всей ответственностью. Его считали усердным христианином, который освобождал заключенных, подавал милостыню бедным и утешал больных. Князь, как и его благочестивые дед и бабушка, заботился о христианском просвещении народа, строил новые храмы, украшал уже построенные. Известно, что он выкупал детей язычников, проданных в рабство, и воспитывал их в христианском духе.

О Вацлаве говорили как о добром и милостивом правителе, и доброта его на многие века осталась в преданиях и легендах. Большой популярностью и поныне пользуется написанный Джоном Нилом в середине XIX в. на основе «Деяний святых» католический рождественский гимн (carol) о чуде святого Венсесласа (под этим именем святой известен на западе). В этом гимне повествуется о том, как «добрый король Венсеслас» в день святого Стефана (празднуемый 27 декабря, сразу после Рождества) увидел крестьянина, собирающего хворост в страшную метель. Он узнал, где живет крестьянин, и вместе со слугой отправился к нему через заснеженные леса, взяв дрова, а еще вино и мясо от княжеской трапезы. И когда замерзший слуга взмолился о том, что не в силах идти дальше, св. Вацлав приказал ему ступать точно по его следам — доброе сердце князя источало такое тепло, что растопило снег и согрело землю.

С личностью князя Вацлава связано одно очень важное для чешского народа историческое событие, которое до сих пор не имеет достоверного объяснения. Из единственной сохранившейся и частично искаженной записи следует, что по неизвестным причинам чешский князь сразился с немецким королем Генрихом I по прозвищу «Птицелов». Вацлав торжественно перевез в Прагу мощи святого мученика Вита, однако при этом… попал в зависимость от немецкого короля, которому должен был платить ежегодно дань — 120 волов и 500 гривен серебра. Что же произошло? Если битва была проиграна, то как же у князя оказались святые мощи? Если же напротив Вацлав одержал победу, то каким образом он стал данником Генриха Птицелова? Наиболее вероятным выглядит следующее предположение: князь понимал, что его маленькое государство легко может стать добычей враждебно настроенных соседей, поэтому предпочел добровольно стать сюзереном немецкого короля, сохранив тем самым свою страну. Генрих же в знак добрых намерений передал князю мощи св. Вита.

Однако младший брат князя Болеслав счел положение вассала немецкого королевства позорным. Как это часто случается в истории, его возмущением воспользовались заговорщики — те, кого правление Вацлава никак не устраивало. Чтобы понять расстановку политических сил на тот момент, придется совершить небольшой экскурс в историю церкви.

В IX—X вв. католическая церковь официально еще не отделилась от православия, однако противоречия между Римом и Византией множились и углублялись. Страны, принявшие христианство от Византии, пользовались при богослужении своим родным языком, а не латынью. Поэтому моравский князь Ростислав в середине IX в. обратился в Византию с просьбой прислать просветителей, которые наладили бы в его владениях богослужение на славянском языке. Как известно, этими просветителями стали равноапостольные Кирилл и Мефодий. Однако в церковном отношении Моравия и прилегающие к ней земли подчинялись Риму и входили в состав Зальцбургского архиепископства. По ходатайству Кирилла и Мефодия римский папа Адриан II выделил моравские и чешские земли в отдельную административно-церковную единицу, сделал св. Мефодия в ее архиепископом и благословил перевод богослужебных книг на славянский язык. Однако немецкое духовенство всячески противилось деятельности «солунских братьев», а после смерти Мефодия в 885 г. постепенно начало возвращать себе как церковное, так и светское влияние. Во времена князя Вацлава богослужение в стране шло на двух языках, он хотел, чтобы эти две богослужебные традиции соседствовали во взаимном уважении, чем нажил себе немало врагов. Немецкие священники восстановили против князя завистливых вельмож, среди которых были немало язычников. Вельможи в свою очередь умело воспользовались недовольством Болеслава и уговорили его занять престол, убив брата.

Болеслав пригласил Вацлава к себе в крепость Стара Болеслав. Поводом послужили крестины его новорожденного сына. По другой версии это был храмовый праздник в честь святых Космы и Дамиана, отмечаемый 27 сентября. После пира Болеслав набросился на Вацлава с мечом. Князь Вацлав оказался сильнее, и легко одержал верх. Не желая убивать собственного брата, он лишь оттолкнул его и хотел спрятаться в церкви. Однако у самых ворот его настигли двое убийц. Один из них пронзил князя копьем в тот момент, когда он схватился за дверное кольцо (этот момент изображен на одном из вариантов герба города Стара Болеслав). Единой точки зрения на то, когда это произошло, не существует. В 1929 г. пышно отмечалось тысячелетие смерти св. Вацлава, поскольку в то время историки придерживались мнения, что князь был убит 28 сентября 929 г. Однако сегодня более вероятным годом его смерти считается 935 или даже 936 г., поскольку из записей немецкого летописца Видукинда следует, что в 929 г. чешский князь Вацлав только-только стал вассалом Генриха Птицелова.

Тело Вацлава несколько дней лежало на церковном дворе без погребения, что вызвало народное негодование. Его кровь, брызнувшую на дверь храма, долго не могли отмыть. Наконец князь был похоронен рядом с той самой церковью, где встретил свою смерть. Спустя три года Болеслав решил публично покаяться в убийстве брата. Трудно сказать, что подтолкнуло его к этому шагу — угрызения ли совести или что-то иное. Как бы там ни было, тело Вацлава — по одним сведениям, тайно, ночью, по другим, напротив, пышно и торжественно — перевезли в Прагу и поместили в соборе св. Вита, в той ротонде, которая была построена по приказу самого Вацлава.

Практически сразу после смерти князь Вацлав был провозглашен «мартиром» — мучеником, страстотерпцем. Этим греческим словом называли человека, который своей собственной пролитой кровью присягнул на верность Христу. Однако официально князь был канонизирован почти полвека спустя, после того как было основано пражское епископство.

Выше упоминались и поныне пользующиеся большой популярностью «старовацлавские легенды». Вот одна из них.

История эта произошла в 1126 году в Хлумецкой долине. Князь Собеслав I, собираясь на битву против оломоуцкого князя Отика Черного и германского императора Лотаря, повелел достать копье св. Вацлава из храма св. Вита и взять его на поле битвы. Князь рассказал священнику о том, как увидел во сне св. Войтеха. Святой указал ему, где хранится знамя Вацлава, которое должно было принести чехам победу. Священник поехал по поручению князя во владения рода Славников, нашел за алтарем церкви тайник, а в нем — древнее знамя: раздвоенное на конце шелковое полотнище с вышитой звездой. Знамя привезли на поле боя, надели на копье. Когда чехи шли в бой, в облаках над ними стоял св. Вацлав на белом коне и со знаменем. Немцы не устояли под натиском чехов. Видя поражение своего войска, Лотарь хотел бежать, но был окружен и с остатками войска сдался в плен. К этой легенде, а также к сказанию о бланицких рыцарях обращался в своем творчество классик чешской литературы Алоис Ирасек, написавший знаменитые «Старинные чешские сказания».

Особое распространение почитание св. Вацлава приобрело в XIV в. при императоре Священной римской империи и одновременно чешском короле Карле IV, который старался подчеркнуть преемственность своей власти по отношению к местной династии. Им было написано (или отредактировано) житие св. Вацлава, в котором большое внимание уделялось его государственно-политической деятельности. Именно в эту эпоху созданы многие памятники культуры, связанные с почитанием святого. На иконах Вацлав изображался как молодой человек в рыцарском облачении, с мечом и знаменем в руках, его фигура помещалась в непосредственной близости от Христа.

Вацлав даже считался постоянным чешским монархом, его трон на земле лишь временно занимал очередной князь или король, который тем самым становился наместником святого в этом мире. Именно так ученые толкуют изображение на печати Пражского университета, где изображен Карл IV, преклонивший колена перед сидящим на чешском троне св. Вацлавом. В центральном храме Чехии — соборе святого Вита на Пражском Граде — особо выделена капелла св. Вацлава, где он погребен. Стены капеллы и гробница святого украшены полудрагоценными камнями, а композиционный центр капеллы — статуя Вацлава работы Петра Парлержа — принадлежит к шедеврам чешской скульптуры. Сравнение сохранившегося черепа князя с головой статуи, которое недавно провели археологи, показало, что анатомически Парлерж изобразил князя удивительно точно.

Князь Вацлав почитается святым и в русской Православной Церкви, где он известен как Вячеслав Чешский. Его память отмечается по новому стилю 11 октября, а также 17 марта (день перенесения мощей в Прагу). Уже в конце XI в. существовала тесная связь между Сазавским монастырем возле Праги и Киево-Печерской Лаврой. Тогда и появились на Руси рукописные сказания о «добром князе Винчеславе» и его благочестивых предках (так называемые «Пражске зломки»), а из уст в уста легенды о нем передавали и ранее.

Сегодня можно воспринимать св. Вацлава как символ чешского патриотизма и национального самосознания. Историки уверяют, что традиционное растолкование таинственной битвы 929 г. не полностью соответствует истине. Согласно одной из легенд немецкий король, который перед битвой увидел Вацлава во главе чешской армии, сошел с коня и покорился ему. Когда Вацлав удивился, почему он сдается без боя, немецкий король ответил: «Разве я могу с тобой сражаться, если за твоей спиной стоят два ангела в таких пышных доспехах?»

http://www.pravmir.ru/article_1381.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru