Русская линия
Русская неделяПротоиерей Артемий Владимиров19.09.2006 

Чем ближе ко Христу, тем дружнее

Людям церковным весьма важно, чтобы всякое событие, явление в Церкви отличалось жизненностью, подлинностью, чтобы не было ничего искусственного, вымученного, — то, что именуется мероприятием. Важно, чтобы у всякого движения была душа. И, конечно, такой душой молодежного движения на приходе, может и должна быть душа пастыря. Я хочу с вами кратко поразмышлять о духовном векторе молодежного движения. Вектор этот, конечно, должен быть проведен умом, волей и энергией пастыря. Из каких составляющих выйдет эта результирующая сила? Представляется, что таких малых векторов, из которых сложится подлинное движение молодых, должно быть три. Речь идет о внутреннем, невидимом, о духовном, по отношению к которому внешнее может быть представлено самыми многообразными формами и жанрами.

Первый вектор должен быть обращен в глубины нашего собственного духа. Движение к самому себе, как говорили о нем Святые Отцы. Возможная сила молодежного движения уходит корнями в таинство покаяния — ту врачебницу, ту умывальницу, рядом с которой стоит наш врач духовный — священник, приготовив, как Христос, все необходимое для омовения: кувшин, воду и лентие. Если обозначить этот вектор в сердце юного христианина, то он лежит от нечистоты к целомудрию, от жадности к нестяжательности, от громкости к мягкости и кротости, от самомнения к скромному суждению о себе самом.

Всем известно, что такое качественное изменение, такое движение от худшего к лучшему невозможно без благодати Господней, приходящей к нам в таинстве покаяния. Если этот вектор будет обозначен, то мы получим в сердцах наших пасомых исходную добродетель — трезвения, или страха Божия, или хождения под Богом. Обладание этой добродетелью является охранением себя самого от мысленного зла, очищением внутренней чаши сердца.

Есть и второй вектор, который пастырь прежде всего призван начертать там, в системе сердечных координат. Это уже движение не к себе, но движение от себя к Богу. И здесь пусть займет подобающее место всесвятейшая Евхаристия — алкание и жажда насущного хлеба, Агнца закланного, Спасителя мира Христа. Это служение Богу, стремление насытиться им, насладиться им рождает в душе юного, помимо чистоты, о которой мы сказали применительно к таинству покаяния, радость. Радость во Христе. Что за детство, что за юность без радости? Земные радости преходящи. Хорошо, когда они ведут к обретению непреходящей, единственной, духовной радости, рождающейся от единства с Господом.

Нетрудно, прочертив мысленно этот второй вектор от человека к Богу, заметить, что явится сам собою третий вектор — от человека к человеку. Чем ближе ко Христу, тем дружнее и теснее друг по отношению к другу. Порознь суть члены, а вместе — единое тело Христово. Действительно, если пастырю, живущему внутренним покаянием, трезвением, охранением своего сердца от зла, если пастырю, у которого Христос — и жизнь, и свет, и полнота, и радость бытия, если такому пастырю удается, может быть, не научить, но явить собою это направленное движение, тогда само собою, с Божией помощью, свершится и будет начертан третий вектор — именно единение во Христе, в членах Церкви. И тогда наметится, с Божьей помощью, движение от нищего к богатому, от мудреца к простецу, от здорового к болящему, немощному. Тогда наша молодежь со Христом в душе обретет самую царственную благодетель Любви как исполнение закона. И еще раз воспомянем и всегда будем воспоминать пророческое слово отца Иоанна Кронштадтского, нашего всероссийского праведника: «Если бы мы, священники, были теми, кем нам надлежит быть, то сатане нечего было бы делать в наших городах».

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru