Русская линия
Православие и Мир31.08.2006 

Быть ли православию в современной школе?

Быть ли православию в современной школе? Этот вопрос стоит сегодня остро. Многие против введения даже факультатива «Основы православной культуры» в школе — ведь у нас светское государство, школа отделена от Церкви. А вот в Европе, где уж точно за отделением школы от Церкви следят жестко — в каждой школе основы веры — строго обязательный предмет.

И как быть, если наши дети не будут знать, зачем собор на Красной площади и что было главным в жизни Федора Ушакова. Да и секуляризму общества уроки православия не вредны: учителя рассказывают, что во многих школах на уроки о православии мамы-мусульманки с приводят своих деток и долго упрашивают учителей: «Возьмите его, пожалуйста, обучите всему — все же живет-то в православной стране!»

Но есть и другая сторона медали. Если нет образца веры дома, если для родителей вера — это просто галочка в еженедельном расписании и предмет хвастовства: «Вот, мы и в воскресную школу успеваем водить, а там еще и экскурсии бесплатные» — вряд ли что смогут сделать даже самые лучшие педагоги. Ребенок должен учиться вере у родителей. А если родители не стараются жизнью научить детей жить по Евангелию, если все воспитание переложить на школу и ради самоуспокоения пару раз в год затащить ребенка в храм на многочасовую службу — то едва ли толк будет.

Но увы, это прописная истина кажется совершенно забытой многими. Как в советских школах вырастали поколения глубоко верующих людей, так и из школ церковных выходили атеисты: настоящее воспитание закладывается именно в семье. Один священник рассказывал о молодом человеке, который никогда не читал Библию, но когда открыл Новый Завет поразился, что он знает все, что там говорится: в годы гонений его родители боялись открыто исповедовать православие, поэтому решили — жить всей жизнью по Евангелию так, чтобы вся их жизнь была проповедью….

Какую роль играет Православие в образовании детей? Как учитель должен воспитывать учеников? Нужен ли в школе Закон Божий? C этими вопросами корреспондент Мария Марнова обратилась к учителям — прекрасным, опытнейшим педагогам. Некоторые из них вырастили не одно поколение учеников.

Ираида Николаевна Чекалина, преподаватель литературы и русского языка, заслуженный учитель России.

— Опишите Ваше отношение к вере, к Православию.

— Вера, я думаю, — самое замечательное, что есть в жизни. Она преображает людей. Жизнь полна радости для верующего человека, потому что Господь озаряет её Своим Светом.

— Каково Ваше отношение к нравственному воспитанию в школе?

— В последние годы, начиная с «перестройки», нравственность сильно понизилась. Это отразилось и на детях. Поэтому я считаю, что учитель должен стараться уделять внимание нравственным вопросам на каждом уроке; пусть совсем чуть-чуть, пусть хоть словечко, но и это словечко не будет сказано зря, поскольку дети очень восприимчивы к хорошему. Любой учитель, будь то учитель литературы или же математики, или физкультуры, должен развивать в детях чуткое отношение к жизни. Настоящий учитель, я считаю, не может пройти мимо хулиганов, портящих имущество или попирающих чужой труд, он обязан сделать замечание, наставление, это его долг. Учитель не может закрывать глаза на ребёнка и видеть лишь объект обучения.

Нравственность можно воспитывать по-разному, совсем не обязательно говорить строгим голосом: «Дети, так делать плохо, а так хорошо». Нравственные моменты есть практически везде. Вот, например, классные часы.

В настоящее время мы часто видим такую картину: классный руководитель садится, берёт журнал и начинает читать оценки, в то время как дети предоставлены, фактически, сами себе. А можно постараться и сделать что-нибудь интересное, например, устроить классный час, посвящённый композиторам, чтобы дети подготовились и выступили. Кто-то сможет что-нибудь исполнить, кто-то расскажет биографию композитора, кто-то принесёт портреты и т. д. Опять же, дети слушают музыку и становятся духовно богаче, дети слушают друг друга и учатся уважать и любить ближнего.

В годы «перестройки» произошёл какой-то поворот в сознании людей. Вдруг стало «всё можно». Конечно, хорошо то, что открылись храмы, что люди стали приходить в Церковь. Но вместе с тем столько отвратительного, глубоко безнравственного потянулось к нам с Запада и навредило, прежде всего, детям.

Поэтому учитель должен быть образцом нравственности для учеников. Сейчас детей надо оберегать, как никогда. Поэтому школа обязана воспитывать.

— Как Вы относитесь к существующему ныне совместному обучению мальчиков и девочек в школе, не стоит ли вернуться к опыту прошлого?

— Я считаю, что разъединение мальчиков и девочек не нужно. Мальчик и девочка должны учиться уважать друг друга с самых ранних лет. Хотя, с точки зрения учителя, работать в чисто женской или мужской школе гораздо легче, это я по своему опыту знаю.

— Нужно ли вводить в школьные предметы Закон Божий?

— Закон Божий, несомненно, нужен, но, боюсь, многие родители не захотят, чтобы их дети учились ему. Наш народ после долгих лет советской власти ещё не готов принять Закон Божий в школах, но, я думаю, надо мягко подводить людей к этому и тогда всё получится, с Божией помощью.

— Если пофантазировать, что Вам представилась возможность что-то изменить в существующей системе образования, что бы вы сделали в первую очередь?

— Я, во-первых, отменила бы эту неподъёмную массу ненужных нововведённых предметов, таких как ОБЖ, москвоведение и прочих, которыми загружают умы детей, не оставляя достаточно места для изучения основных предметов.

Во-вторых, я бы ввела специальные школы, где детей обучали бы соответственно их наклонностям. Ребёнка, который просто не способен к математике, мучают этим предметом, добиваясь от него того же результата, что и от ребёнка, к математике тяготеющего. Я считаю, что школа должна помочь ребёнку раскрыть и овладеть тем, что в нем заложено Богом. Это, пожалуй, одна из главнейших её задач.

Сергей Дмитриевич Марнов, учитель истории шк. N 238 г. Москвы.

— Ваше отношение к вере?

По мере сил стараюсь быть христианином, что очень трудно. Мне кажется, совсем неверуюших людей не бывает — есть люди, бравирующие своей «независимостью» — до первого «звонка». Знание, что Бог есть, присуще человеку от рождения, как и совесть. Люди, не без вражеской помощи, стараются закрыть глаза на это знание — слишком страшно становится увидеть себя настоящим, без увертливых самооправданий. Прошел через это и я. Наверное, не до конца, вера — это самое важное и трудное дело в жизни.

— Нравственное воспитание в школе в последнее время отходит на второй план, главная цель — научить… Как Вы относитесь к этому вопросу?

— Светская, внецерковная школа не может быть островком нравственности в океане безнравственности. Конечно, объяснять детям элементарные вещи, «что такое хорошо и что такое плохо» необходимо, но для настоящего нравственного воспитания в наше время массовой погони за материальными благами и низменными, почти зоологическими удовольствиями необходимо, чтобы все учителя, без исключения, были святыми подвижниками, а это невозможно.

Как говорить о пользе целомудрия в стране, где в детские души непрерывно и целенаправленно льется поток самой зловонной, растлевающей информации, где весь огромный мир взрослых признал право извращенцев на самые гнусные пороки? Идет тотальное растление, уничтожение самого детства! Ну как объяснить учителям то, что знает любой прихожанин нашего храма: что спасение вне Христа невозможно, что так называемые «общечеловеческие ценности» и «политкорректность» — выдумки Врага, что есть грязь и есть чистота, и они непримиримы?

Если школа по-настоящему займется нравственным воспитанием, она станет враждебна всему внешнему, безнравственному миру.

— Как Вы относитесь к совместному обучению мальчиков и девочек в школе?

— Отрицательно. Они разные, и учить их надо по разным программам. Классно-урочная система вообще плоха, а совместное обучение делает ее почти неэффективной. То, что интересно мальчикам, безразлично девочкам, а заинтересовать надо весь класс. Кроме того, девочки созревают раньше, и к половым различиям добавляются возрастные — все в одном классе! И главное: девочка для мальчика должна быть существом таинственным, а не своим «в доску» парнем. Только тогда, со временем, может совершиться великое таинство супружеской любви, раз и навсегда.

Школа, на мой взгляд, должна быть оплотом здорового консерватизма, а не экспериментальной площадкой полуграмотных волюнтаристов. Я бы вернул обязательную форму, ввел бы мундиры и для учителей…

— Каково Ваше отношение к введению Закона Божия в школе?

— В современной школе это возможно только в форме факультатива, что совершенно бесполезно. Надо создавать сеть православных школ, где Закон Божий, естественно, будет обязательным предметом. Нынешних православных гимназий катастрофически мало, да и плата за обучение в них неподъемна для большинства верующих. Здесь необходима помощь государства.

— Что Вас больше всего не устраивает в нынешней системе образования, что бы Вы изменили, если бы имели такую возможность?


— Перегрузка ненужными новоизобретенными предметами, вроде ОБЖ, плохие учебники, бесхребетный конформизм чиновников от образования, оторванность школы от вуза, перечислять можно долго и нудно. Школа в глубоком системном кризисе. На мой взгляд, необходим откат к проверенному, устоявшемуся. Я бы взял за образец русскую классическую гимназию до 1917 года, естественно, модернизировав внутреннее содержание предметов. Ничего лучше в отечественной педагогической практике не было.

Татьяна Петровна Зорина, преподаватель математики школы N936 г. Москвы.

— Как Вы относитесь к вере?

— Я считаю, что вера в Бога — это суть человека. Это тот камень, стержень внутри человека, который помогает ему выжить и не даёт погибнуть и духовно и, в некотором смысле, физически.

— Опишите, пожалуйста, Ваше отношение к нравственному воспитанию в школе.

— Нравственное воспитание, по-моему, — это, прежде всего, развитие правильного общечеловеческого мировоззрения у детей. Сейчас нельзя открыто говорить о Боге в школе, ведь у нас учится очень много детей других вероисповеданий, но можно учить детей Его заповедям, и не произнося Его имени вслух.

Нравственное воспитание происходит на каждом уроке, даже на физкультуре. На уроках (математики), мы с детьми всегда касаемся вопросов нравственности. Взять хотя бы примеры из истории математики: я показываю детям, что успехов и научных открытий достигают чаще всего те учёные, которые имеют хороший нравственный облик, которые живут, соблюдая некие нравственные нормы. Я не говорю, что этим людям Господь помогает, но это подразумевается.

Иногда мы работаем по группам: я даю, скажем, два задания: решив первое, ученик может получить от 1 до 4, решив второе — от 1 до 5. Ребята сами выбирают, в какую группу им сесть. Поступить честно и постараться решить более лёгкое задание, но самостоятельно или же подсесть к отличнику, списать у него и получить пятёрку. Если я вижу, что ребёнок собирается поступить нечестно, я говорю ему: «Это твой выбор, садись, списывай, но знай, что это выбор в сторону обмана, зла».

— Нужно ли разъединять мальчиков и девочек?

— Нет, я думаю, что девочки и мальчики должны учиться вместе.

— Как Вы относитесь к введению Закона Божия в школе?

— В нашей школе около трети (!) первоклассников этого года не говорят по-русски. Учителям начальных классов в обязательном порядке пришлось пройти специальные курсы «Русский язык как второй иностранный». К сожалению, сейчас ввести Закон Божий (по крайней мере, в нашей школе) будет практически невозможно.

— Что бы Вы изменили в существующей системе образования?

— Я сужу со стороны учителя-предметника и классного руководителя. Честно говоря, больше всего меня не устраивает то, что на классного руководителя ложится вся рутинная организаторская работа, которая отнимает массу времени. Было бы очень хорошо, если бы в школах появились специальные люди, которые занимались бы только этим, по одному такому куратору на каждую параллель.

Сейчас остро стоит проблема престижа учительской профессии. Почему-то общество всегда на стороне ученика и родителя. Учитель абсолютно беззащитен перед родителями, в СМИ смакуются истории на тему: «Какие нехорошие учителя». Конечно, люди бывают разные, много и недобросовестных учителей, но это скорее исключения, чем правило. Я думаю, государство должно взять курс на повышение престижа профессии учителя. Начать можно хотя бы с того, что контролировать распространение «сенсационных» историй о жестокостях и непедагогичном поведении учителей.

Итак, проблема взаимоотношения Православия и школы, несомненно, требует глубокого осмысления. Невозможно раскрыть её на нескольких страницах, но надеемся, что нам удалось наметить некоторые принципиально важные моменты.

http://www.pravmir.ru/article_1296.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru