Русская линия
Русская линияАрхимандрит Сергий (Булатников)22.10.2009 

Архимандрит Сергий (Булатников): «В монастырь уходят не для того, чтобы получить богословское образование»
Настоятель Площанской мужской пустыни считает неприемлемой идею создания сети миссионерских монашеских семинарий

Архимандрит Сергий (Булатников) «Отец Андрей считает, что знает, о чем говорит? Он говорит, что монахам надо получить образование, а вот Иоанн Златоуст говорит, что хороший богослов — тот, кто хорошо молится. Поэтому в монашестве, прежде всего, надо взгревать дух молитвы и любви. Наблюдать за духом монашества, за тем, что происходит в монастырях — это прямая обязанность архиереев. Монахи не затем ушли в монастырь, чтобы заниматься там богословским образованием. Пусть больше молятся, для этого от мира и уходят, чтобы в молитве пребывать. А молитва дает духовные знания, ибо Господь просвещает разум человека. Монаху надо больше молиться и стяжать христианскую любовь. Это в монастыре самое главное. Призвание надо иметь к монашеству», — заявил в интервью «Русской линии» настоятель Казанской Богородицкой Площанской мужской пустыни архимандрит Сергий (Булатников), комментируя заявление протодиакона Андрея Кураева о состоянии современного монашества в России.

«В период возрождения монашеской жизни, в 90-е годы, многие принимали монашеский постриг, будучи совершенно не готовыми к этому, не имея элементарного богословского образования. Складывается удивительная ситуация, когда в церковном народе авторитет монахов чрезвычайно высок, притом что это самая богословски невежественная группа церковных служителей. В силу этого они легко воспринимают и распространяют самые дикие суеверия, выдавая их за православие», — заявил известный миссионер в интервью Regions.ru, комментируя ситуацию вокруг Боголюбовского монастыря.

«Но, с другой стороны, это традиционная проблема Церкви. Важно понять, что монашество — не „церковная гвардия“, хотя многие монахи по своему высокому самомнению и уверены в этом. Это своего рода „казаки“ или „партизаны“ со своей вольницей, которые могут учинить бучу или вести войну, не спрашивая мнения царя. Да, монашество — очень яркая краска в палитре церковной жизни, это очень высокое служение, если оно удается. А если не удается, грозит опасностью подмен», — отметил протодиакон Андрей Кураев.

«Бороться с этим можно. Для этого необходимо развивать духовное образование на всех уровнях церковной жизни. И в первую очередь необходимо создать сеть миссионерских монашеских семинарий, в которых все монахи должны получить систематическое богословское образование. Такая практика принята, например, в Румынской Церкви», — рассказал отец Андрей.

Со своей стороны, архимандрит Сергий (Булатников) отметил, что «монастыри никогда и не были университетами». «Настоятели монастырей, конечно, должны иметь богословское образование, чтобы воспитывать простых монахов. Ведь большинство из тех, кто уходит в монастырь, — это простые, верующие и, как правило, хорошие люди. Правда, важно то, под какое руководство они попадают, придя в монастырь. Нельзя забывать, что лучший богослов — тот, кто хорошо молится. Миссионерские монашеские семинарии приведут к обмирщению монастырей. А зачем монахиням заканчивать семинарию? Неужели они собираются стать священниками? Они и так в монастыре могут получить необходимые знания. Почти в каждом монастыре есть библиотека, настоятель или настоятельница следят за тем, что читают обитатели монастыря, наставляют, какие книги им нужно читать. Таким образом, монахи получают самообразование», — подчеркнул настоятель Казанской Богородицкой Площанской мужской пустыни.

«В монастырь уходят не для того, чтобы получить богословское образование, а для того, чтобы молиться, вот этому, конечно, надо научиться. Идея создания сети миссионерских монашеских семинарий кажется мне неприемлемой. Если архиерей благословит послать кого-нибудь из монахов, которые способны к учению, в общую семинарию, то так и следует поступить. Обучение для такого монаха будет послушанием. Но большинство приходящих в монастырь — это простые люди, которые и не рвутся в семинарию за получением богословского образования, потому что они пришли в монастырь молиться, их тоже надо окормлять. Окормление таких монахов — это уже внутреннее дело монастыря. Поголовное получение всеми монахами богословского образования не решит проблемы монастырской жизни. Кстати, в Царской России монастыри в основном наполняло крестьянство, неученые простые люди, но они были молитвенниками. Напротив, настоятели монастырей обычно имели богословское образование для того, чтобы они могли научить монахов началам Православной веры. Настоятели для того и поставлены во главе монастыря, чтобы духовно руководить монахами, следить за внутренним климатом в монастыре, пресекать ереси и суеверия. Простые же монахи не для того от мира ушли, чтобы мотаться по семинариям. В монастырь уходят для того чтобы другим служить своей молитвой. Ведь главное делание монаха — это молитва», — подчеркнул отец Сергий.

Говоря о современном состоянии монашества, архимандрит Сергий (Булатников) отметил, что «архиереи должны обязывать настоятелей и настоятельниц следить внимательно за монастырской жизнью». «Нынешняя монастырская жизнь свидетельствует о том, что никто за ней не наблюдает, всё пущено на самотек, от этого и происходят самые дикие суеверия, безобразия, которые в монастырях случаются, и оттуда потом рождаются такие публикации и слухи. Надо просто обратить внимание священноначалия на монастыри, чтобы они, живя самостоятельно, все же находились под пристальным контролем. Это прямая обязанность любого архиерея», — отметил настоятель Казанской Богородицкой Площанской мужской пустыни.

«Конечно, монашество находится далеко не на высоте. Правда, отец Андрей очень круто сказал, но, тем не менее, теперешние монастыри далеко отстоят от монашеских идеалов. Все монастыри имеют общие проблемы, связанные с тем, что оказались вырубленными корни монашеские, да и старцев сейчас нет. Кто же теперь будет воспитывать монахов? Некому. Ныне воспитателями монахов являются книги духоносных отцов, да и то читать их надо под надлежащим духовным руководством. Поэтому священноначалие должно ставить в настоятели или настоятельницы монастыря образованного человека, который, имея богословское образование, будет воспитывать монахов», — считает архимандрит Сергий (Булатников).
Русская линия

http://rusk.ru/st.php?idar=185535

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  М.Яблоков    27.10.2009 15:03
Хотя возможно Натали в окуляр наблюдает… :)
  Артур    27.10.2009 14:54
А что делать?… (вздыхает). Опасаюсь, как бы до пенсии мимикрия не превратилась в мутацию :-(
  М.Яблоков    27.10.2009 14:45
СВД – это слишком круто…
"Мы тебя не больно зарежем, чик – и ты уже в небесах…" :)))
  Eugenie    27.10.2009 13:38
Да, что Вы! Здесь – не боюсь.
В здешнем пруду все рыбаки – под прицелом СВД:)
  Eugenie    27.10.2009 13:36
Мимикрируете?;)
  Провинциал    27.10.2009 10:23
"И вообще – какого …."

Протодиакону (!) разве можно поминать нечистого? Не удивлюсь, если в интимных "тусовках" он с помощью мата аргументирует свои позиции. Оно к тому уже подошло.
  Василий Хрустальный    26.10.2009 22:27
О высказываниях о.А.Кураева:
http://www.rusk.ru/forum_reply.php?idar=113296&id=110510
  Петр Артемов    26.10.2009 20:19
Я уже высказывал свое мнение об аргументации протодиакона Андрея Кураева. Аргументация откровенно слаба. «Отсутствие образования есть важнейшее условия распространения ереси» – это главный его аргумент, который не выдерживает никакой критики. Если бы это утверждение было истинным, тогда еретиками становились люди, не имеющие богословского образования. Но это, к сожалению, противоречит историческим данным, которые свидетельствуют о том, что, по крайней мере, ересиархи были людьми богословски образованными, даже более того, – богословски одаренными. Не знать этого отец Андрей не может. Но тогда почему он скрывает эти факты? Почему он делает ложные утверждения? Он поступает вопреки научной истине, а это настораживает.

Теперь мне бы хотелось высказаться относительно реакции отца Андрея на интервью архимандрита Сергия (Булатникова).

Отец Андрей пишет: ««Русская линия» свой очередной ежедневный наезд на меня совершила с помощью архимандрита Сергия (Булатникова). Повод – мое предложение о создании при монастырях специально монашеских семинарий».

Удивительно, что отец Андрей, человек ученый, воспринимает спор как «наезд». Потрясающая терминология. Или он считает, что с ним нельзя спорить? Почему бы отцу Сергию и не высказать своего мнения, даже если оно противоречит позиции протодиакона?

«Мне искренне непонятно – почему «Русская линия» убеждена, что монахам БОГОСЛОВСКОЕ образование помешает?»

Я внимательно прочитал интервью архимандрита Сергия, и, признаюсь, никак не мог найти в нем утверждения о том, что богословское образование ПОМЕШАЕТ монахам. Если я правильно усвоил смысл интервью отца Сергия, то там речь идет о НЕНУЖНОСТИ богословского образования для монахов. Отец Сергий не говорит, что такое образование помешает монахам, но оно им совершенно не нужно. В данном случае протодиакон Андрей Кураев путает два разных понятия: ненужность и помеха. Эти понятия не только не идентичны, но даже и не тождественны. Мне, например, не нужен второй чайник, но он мне не помешает. Мне нужен второй диван, но если я поставлю его в своей маленькой комнатке, он мне будет мешать. На обыденном уровне разность этих понятий четко осознается. Не понятно, почему отец Андрей, вероятно, хорошо знающий логику, не осознает эту разность и отождествляет нетождественные понятия.

«Будь оно поприличнее у того же о. Сергия, он не приписывал бы св. Иоанну Златоусту слова, сказанные анафематствованным Евагрием Понтийским («кто истинно молится –тот истинный богослов»). Он не говорил бы, будто «монастыри никогда и не были университетами». Ибо знал бы дивную формулу Георгия Федотова: «древнерусские монастыри – святые зародыши неродившихся университетов»».

Эти придирки оставляю без комментария. Они говорят сами за себя.

В одной из своих реплик отец Андрей пишет: «Вот "Русская линия" сознательно ведет против меня информационную войну и свои агентам задает спецвопросы с ожидаемым критическими в мой адрес ответом. А такими пиартехнологиями не пользуюсь».

Положительно не могу понять, почему отец Андрей решил, что «Русская линия» ведет против него войну. Вероятно, он не понимает значение понятия «информационная война»? Неужели «Русская линия» виновата в том, что он в последнее время слишком часто делает сомнительные заявления? Должна ли «Русская линия» молчать, делая вид, что ничего не происходит? «Русская линия» всегда откликалась на происходящие события и на значимые заявления известных и влиятельных лиц в Церкви. Отец Андрей известный в Церкви человек, самый публикуемый, самый читаемый клирик нашей Церкви. Поэтому, мне кажется, что «Русская линия» не может не реагировать на странные заявления отца Андрея. Виноват ли Петров в том, что вынужден затыкать нос, потому что Сидоров испортил воздух? Или все-таки Сидоров виноват в том, что испортив воздух, вынудил Петрова заткнуть нос? Виновата ли «Русская линия» в том, что вынуждена реагировать на провокационные и сомнительные заявления отца Андрея? Или отец Андрей виноват в том, что провоцирует «Русскую линию» своими сомнительными заявлениями? Вела бы «Русская линия» против отца Андрея информационную войну, если бы он не делал подобного рода заявлений? Думаю, что в таком случае «Русской линии» не пришлось бы критиковать отца Андрея. Я не могу найти в архиве «Русской линии» ни одного материала, который свидетельствовал бы о том, что «Русская линия» ведет информационную войну против отца Андрея. НИ ОДНОГО. Все критические материалы «Русской линии» в отношении отца Андрея, по моему мнению, оправданны.

Отец Андрей называет комментаторов «Русской линии» – уважаемых экспертов, ученых, авторитетных священнослужителей – агентами, которым «Русская линия», по его словам, «задает спецвопросы с ожидаемым критическими в мой адрес ответом». Мне это заявление кажется оскорбительным. Неужели отца Андрея нельзя критиковать? Неужели он считает себя вторым папой римским? Никак не могу понять его логику.

В одной из своих реплик отец Андрей открыто оскорбляет архимандрита Сергия (Булатникова): «Если бы архим. Сергий был богослов в евагриевом смысле – он бы не повелся на провокацию Русской линии. Помолился бы, помолчал, сверил бы свои слова с Отцами и источниками, отринул бы пристрастность и через пару дней письменно ответствовал бы…
И вообще – какого черта интервью раздает? У него послушание такое (от кого?) или сам лезет себе имя делать?» (http://diak-kuraev.livejournal.com/40041.html?thread=6059881#t6059881 ) Честно говоря, я не ожидал от отца Андрея подобного хамства. Этого можно было ожидать от Фролова, но только не от отца Андрея. Как он мог так опуститься? Мне стыдно за него. Видимо, он сам понял и устыдился своей реплики, потому что через некоторое время после ее публикации она исчезла, но интернет успел ее сохранить.

Какое право и основание он имеет обвинять «Русскую линию» в провокации? Неужели всех, у кого «Русская линии» берет комментарии, она провоцирует? И отца Димитрия Смирнова, отца Александра Новопашина, епископа Михаила….? Этот список можно долго продолжать. Какое право отец Андрей имеет затыкать рот архимандриту Сергию? Кто ему дал такое право? Почему архимандрит Сергий не имеет права давать интервью? А отец Андрей имеет? Этого я никак не могу понять. Он ведь не является голосом Церкви, он не уполномочен озвучивать ее позицию, он пока еще не Патриарх. Так почему ему можно вещать, а другим нельзя? Кто решил, что с ним нельзя спорить? Когда он успел приобрести права папы римского и непререкаемого авторитета? В данной ситуации экспертом является как раз отец Сергий, а не отец Андрей, который ни то что никогда не был настоятелем монастыря, но даже не является простым монахом, но все равно это не мешает ему давать советы на счет того, как жить монахам. Почему архимандриту Сергию, монаху, многолетнему настоятелю монастырю, нельзя судить о монашестве, а протодиакону-целибату можно? Странно, что отец Андрей не замечает абсурдность своих высказываний.

В заключение хотелось бы признаться, что мне грустно и стыдно было читать мерзкие и низкие реплики протодиакона Андрея Кураева. Никогда не думал, что он может опуститься до площадной брани.
  Екатерина Домбровская    26.10.2009 13:55
Поддерживаю Ваше слово с убеждением и радостью. Так вообще-то и везде в жизни, а в Церкви тем более. Мы должны идти в Церковь, к Богу как во врачебницу с сознанием своей негожести за помощью и исправлением, а не в поисках утешения. не двинув перстом в покаянии и работое рад собой, над своим внутренним человеком. Те, кто приходит в Церковь с готовностью трудиться и все терпеть как заслуженное, принимать – и если нужно и дорлго – непонятное (хотя ведь сколько замечательных книг теперь издано!), смиренно оджидая, что за терпение и труд Господь откроет, – те начинают действительно идти вперед в духе и Бог им непременно помогает… Таких уже от Бога ничто не отгонит.
  М.Яблоков    26.10.2009 13:03
А рыбаков не боитесь?…
Крючок-то не всегда можно заметить…

Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru