Русская линия
Русская неделяСвященник Вадим Коржевский15.08.2006 

Смысл образования (в контексте истории образования в России)

Какая бы ни была педагогическая система, она должна обладать четкой национальной спецификой, отражающей, так сказать, «душу народа». Душой народа русского всегда было Православие, явившееся той почвой, из которой выросла такая богатая и неповторимо красивая по своеобразию своему русская культура. Лицо — зеркало души, и Российское образование должно иметь «свое лицо»; должно базироваться, в первую очередь, на русской культуре, а значит и на православных традициях.

Любая система образования включает в себя две составляющие: информационную и воспитательную. В первом случае передается определенный объем информации, а сам процесс научения сводится к решению вопросов: Чему учить? И как учить? От решения этих вопросов зависит содержание и метод всего обучения. Правила же воспитания выводятся из представлений о человеке и цели его существования. Бессмысленными останутся вопросы — чему учить и как учить — пока не будет дан ответ на вопрос: зачем учиться? От ответа на последний вопрос прямо зависят и задачи, и принципы, и методы, и само содержание любой педагогической системы. Если посмотреть на историю образования в России, то можно увидеть различные подходы к проблеме образования, различные способы его постановки, которые проистекали из понимания того, что для человека является самым важным и каковы смысл и цель его существования.

В древности на Руси не было специальных учебных заведений. Со времен Крещения Руси образование давалось по-иному: в иных условиях, на иных началах и иными средствами. Центрами образования являлись в первую очередь храмы и монастыри. «Попови, что есть иное дело, разве учения», — говорили на древней Руси. Немалую роль в отношении «книжного учения» играли великокняжеские дома, где содержались библиотеки. Существо и цель древнерусского образования можно определить, исходя из этимологии самого слова «образование», корнем которого является слово «образ», указывающее на наличие идеала, который необходимо раскрыть в человеке.

По учению христианскому, самым важным преимуществом человека в ряду прочих созданий Божиих является то, что Творец благоволил украсить его Своим образом и подобием (Быт. 1:26). По объяснению святоотеческому, образ Божий находится в самой природе нашей души, в ее высшей духовной или словесной силе (в духе, в уме) и в ее главных способностях: мыслительной (познавательной), чувствующей (эмоциональной) и желательной (деятельной); проще говоря, в уме, сердце и воле2, а подобие — в надлежащем развитии и усовершенствовании этих сил человеком3. Как говорит епископ Феофан Затворник, «образ Божий состоит в естестве души, а подобие — в свободно приобретенных ею Богоподобных качествах"4. Это означает, что существо человека есть снимок, портрет (фотография) с Существа Божия, но этот снимок или портрет нужно усовершать, добиваясь большего сходства; усовершать этот образ в его оттенках до уподобления Первообразу.

Очевидно, что полноту сходства с Первообразом составляют образ и подобие, сопряженные вместе. С утратой или искажением подобия, т. е. душевных свойств, нарушаются все достоинства образа. С падением праотцев грех исказил в человеческой природе Божественное подобие, сделав тем самым непотребным и сам образ. Красота подобия, состоящая из совокупности всех добродетелей, осквернена теперь страстями. По падении все силы души разрознились и начали бороться и препираться между собой. Беспорядочно мятутся в человеке и мысли, и чувства, и желания, претендуя на самостоятельность. Нарушился принцип гармонии сил и частей в человеческой природе. Православие призвало падшее человечество к восстановлению этой гармонии, положив в основу образования и воспитания принцип гармоничного развития личности. Но оно не только призвало, а и дало реальные силы к осуществлению этого. Приняв Православие и усвоив его нравственные ценности, самосознание нашего народа стало руководствоваться им во всех областях жизни, в частности, и в области образования. Задача образования, таким образом, полностью совпадала с задачей Церкви и носила поэтому исключительно религиозный характер. Цель образования была ясна: указать путь, средства и условия уподобления Христу, показавшему совершенный образ человечности в условиях этого мира. «Облецитеся Господем нашим Иисусом Христом», -говорит Апостол5, призывая верующих в Него к умерщвлению в себе плотского, страстного и греховного состояния и к восстановлению в себе утраченной красоты подобия Божия через исполнение заповедей Евангельских6.

Где и как осуществлялось такое образование? Естественно, начальную школу сначала проходили у домашнего очага, изучая науку о «христианском жительстве». Эта наука включала в себя три части или три строения: строение душевное — учение о долге души или дело спасения души; строение мирское — наука о гражданском общежитии и строение домовое — наука о хозяйственном домоводстве. План воспитания был впоследствии сведен в общую программу в «Домострое» священника Сильвестра. Грамотность не входила в состав общеобязательного воспитания. Грамотность давалась частным образом в княжеских и боярских домах. К примеру, Вологодско-Пермская летопись свидетельствует о том, что «князь великий Владимир, собрав детей 300, вдал учити грамоте"7. Подлинными же «университетами» были, конечно, монастыри, которые создавали совершенные условия для целостного воспитания человека.

Основным преимуществом того образования, которое доставлялось монастырской жизнью, было то, что теоретические познания тесно связывались с практикой. Творения святых, мудрых и великих людей изучались не ради знания или получения «дипломов», но из стремления найти путь избавления от рабства страстей. Соответственно этому очень строго отбиралась и литература. Переводились только те книги, которые могли способствовать главной цели образования — воссозданию образа Божия. Широким распространением пользовались сочинения святых: Иоанна Златоустого, Ефрема Сирина, Василия Великого, Иоанна Лествичника, Иоанна Дамаскина и др. Показательно, что ни один светский, в частности любовный, византийский роман не был известен в старой Руси.

Образованием занимались опять-таки только те люди, которые сами уже были образованными в подлинном смысле этого слова, т. е. которые не просто владели теми или иными знаниями, но опытно прошли уже путь стяжания святости и отобразили в себе Христа. А ведь известно, что нет более сильного воспитательного воздействия, чем личный пример самого воспитателя. Так воспитывал и Сам Господь наш Иисус Христос. Он никогда не приказывал никому из Своих учеников, но покорял их Своим личным примером. И в силу закона психологического влияния ученики Христа отпечатлевали в себе Его черты, по которым сразу узнавали их. «Они были с Ним», — говорили о них. Такое же действие оказывали и преподобные (уподобившиеся Христу в той или иной мере) воспитатели на своих воспитанников. Воспитанник, получивший такое образование, становился человеком в подлинном смысле слова и нередко человеком святым. Он становился зажженной свечой для всех; светильником, просвещающим мир.

Итак, мы видим, что целью древнерусского образования являлось стремление сделать человека духовно цельной личностью, сделать его мудрым, а не многознающим8; святым, а не страстным и развращенным. Так воспитывался наш народ и так созидалась национальная культура Руси, которую называли Святой. Основным воспитательным идеалом православного образования был монашеский идеал жизни, он-то и породил особый вид русского благочестия.

Но со временем ситуация меняется. Появляются иные цели образования, иные принципы и методы в его постановке. Со второй половины XVI века начинается отход от прежнего типа образования в связи с изменением самих принципов церковной и общественной жизни. Проще говоря, начался процесс оскудения духовной жизни. Не вникая в причины этого явления, необходимо отметить, что задачей образования теперь становится не воссоздание человека в его первозданной красоте, не уподобление Христу и соединение с Ним, а приобретение формальных, теоретических знаний, безотносительно к нравственному состоянию человека. Духовное совершенство заменяется многознанием. Образование приобретает не без влияния Запада все более рационалистический характер. Цель западного типа образования состояло не в том, чтобы сделать человека совершеннее, а в том, чтобы дать ему как можно большую сумму знаний, независимо от полезности их для духовной жизни. Во главу угла такого образования полагаются исключительно земные интересы и профессионализм. В связи с этим меняется постановка образования и сами ее принципы. Учитель начинает пользоваться не авторитетом своего духовного совершенства, а авторитетом многознания. Основным принципом обучения является схоластика, отличающаяся своей оторванностью от реальной жизни. Владимир Даль, давая определение схоластике, характеризует ее как сухое, тупое, безжизненное направление9.

В педагогике это проявляется в стремлении не столько научить осмысливать явления как собственной духовной жизни, так и явления внешнего мира, не столько ориентировать на жизненном пути, сколько просто сообщить некоторые пассивные знания об этом. При схоластическом подходе педагогика не ставит задачи целостного развития личности или воспитания духа, она лишь передает в определенной системе уже имеющийся в человечестве багаж. Основным методом, которым пользуется педагогика, является метод принуждения. Так возникли школы с их классами, оценками, знаниями, степенями и все чаще — с педагогами, не ведущими никакой духовной жизни и даже не знающими ее.

В современном образовании вообще отсутствует сама постановка вопроса о цели и смысле жизни. Все внимание обращено на лучшее обустройство своего номера в земной гостинице до тех пор, пока из него не выселят. Бессмысленность этого положения ощущается каждым. В связи с этим необходимо отметить то обстоятельство, что светская школа постепенно приходит к сознанию того, что без высшего идеала, требуемого душой человеческой, ее бытие пришло в упадок, особенно в отношении духовного влияния учителя. Как кто-то справедливо заметил, что образование без основы своей, т. е. без «образа» стало безобразным, не соответствующим идее образования, а именно, формированию личности по заданному образу.

Нужно постепенно возвращаться к традиционному образованию — единственно верному, соответствующему идее образования. А это возможно только через взаимодействие школы с Церковью, которая по данной ей от Бога удивительной благодати превосходит любую иную школу и задачей которой является именно учительство, утверждающее истину Божию.

Православие — единственный источник тех вечных духовных ценностей, в которых человек лишь и может обрести и подлинную цель образования, и истинные блага.



Литература:

1. Необходимо пояснить, что в понятие православной традиции входит не действие по уже сложившимся правилам или формам, а творческая жизнь в духе Православия. Сохраняющий традиции Православия не копирует внешние ее проявления, а, проникаясь духом истины, вечной и неизменной в существе своем, порождает новые формы жизни в зависимости от окружающих условий. Поэтому желающему восстановить утраченные традиции необходимо вдумчиво изучать прошлое, стараясь понять, что именно из наследия прошлого нужно продолжить, а от чего следует отказаться, как неполезного, чуждого и противного духу.
2. Св. Феофан Затворник. Начертание христианского нравоучения. Ч. I. М., 1994. С. 188, 213.
3. Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. М., 1992. С. 79.
4. Св. Феофан Затворник. Внутренняя жизнь. М., 1883. С. 90.
5.Рим. 13,14.
6. Св. Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. Т.2. М., 1989. С. 383.
7. Антология педагогической мысли Древней Руси и Русское государство Х1У-ХУП вв. М., 1985. С. 91.
8. «Не тот мудр, кто много грамоте умеет, — говорили на Руси, — а тот мудр, кто много добра творит».
9. Даль. В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 4. М., 1882. С. 370.

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru