Русская линия
Русская неделя Андрей Анисин28.07.2006 

Хватит прибедняться

Церковь есть, прежде всего, явленность Божественных Таин, явленность их в качестве Святых Таин Тела и Крови Господа Иисуса Христа, во всех церковных Таинствах, в самой церковной Полноте, как мистическом — таинственном — Теле Христовом. Однако Церковь не есть только Божественная запредельность, она есть организм Богочеловеческий. Церковь имеет и земное измерение, временное и пространственное бытие, а потому — «не будучи только обществом, в него не вмещаясь и им не исчерпываясь, она существует, тем не менее, именно как церковное общество, имеющее свои признаки, свои законы и грани», как пишет в своей вполне православной книге «Православие: Очерки учения православной Церкви» прот. Сергий Булгаков (Париж, ИМКА-Пресс, 1989 — с. 41 и сл.). Об этом-то земном плане церковного бытия, о месте Церкви в современной России хочется сказать несколько слов.

Мне недавно попались на глаза материалы одного крупномасштабного социологического исследования (Современное российское общество: переходный период. Результаты социологического опроса населения России, проведенного в декабре 1998 года/ под ред. В.А. Мансурова, РАН, Институт социологии, центр Социоэкспресс — М., 1998 — 46 с.). На с. 9 там приведена следующая таблица, отражающая в процентах доверие россиян к различным общественным институтам. С тех пор прошло уже больше восьми лет, но вряд ли что-то кардинально изменилось. Единственная необходимая поправка должна быть к графе «президент», отношение к В.В. Путину существенно другое, чем к Б.Н. Ельцину.

Кому и как доверяют россияне в декабре 1998 года

Полностью доверяю

В основном доверяю

Частично да, частично нет

В основном не доверяю

Совсем не доверяю

Затрудняюсь ответить

0

1

2

3

4

5

6

1. Совет Федерации

1,6

9,5

22,6

15,9

33,8

16,6

2. Государственная Дума

1,8

6,7

21,9

19,7

43,9

6,0

3. Президент России

1,4

3,5

10,4

14,9

66,2

3,5

4. Правительство России

2,8

12,5

30,1

14,6

34,4

5,6

5. Местные власти

2,8

10,5

28,5

16,0

36,8

5,3

6. Профсоюзы

2,5

8,8

18,8

14,1

38,3

17,6

7. Служба госбезопасности

4,2

13,7

24,2

12,0

28,5

17,4

8. Церковь

18,7

20,6

19,8

7,6

18,5

14,9

9. Российская армия

10,9

22,0

26,3

11,4

21,0

8,3

10. Суды

4,5

11,3

27,1

16,2

32,7

8,2

11. Милиция

4,2

9,9

27,4

17,2

36,5

4,7

12. Телевидение

6,6

20,1

39,1

12,2

18,8

3,3

13. Банки

1,4

4,1

14,2

17,8

53,3

9,2

14. Предприниматели

2,2

7,0

22,8

17,7

37,4

12,9

15. Газеты

4,7

16,6

42,7

11,3

18,8

5,9

Картина в целом складывается безрадостная: кризис доверия, о котором так упорно говорят большевики… Но при этом — ! Лидером абсолютного доверия является Церковь (18,7%), она же имеет и наименьший показатель полного недоверия (18,5%), причем это единственный (!) в таблице случай, когда процент полного доверия выше процента полного недоверия. Следом за Церковью по показателю полного доверия идет на достаточно ощутимой дистанции армия (10,9%), далее, тоже на некотором удалении, группу аутсайдеров возглавляют средства массовой информации: телевидение (6,6%) и газеты (4,7%). Если же суммировать показатели положительного отношения (первый и второй столбцы), то порядок будет тот же, а разрывы более равномерны, около 6%: Церковь — 39, 3%, армия -32,9%, телевидение — 26,7%, газеты — 21,3%.

Сумма отрицательных отзывов (четвертый и пятый столбцы) дает несколько иной порядок. Лучшее положение по прежнему у Церкви — 26,1%, на втором месте газеты — 30,1%, телевидение на третьем — 31,0%, армия на четвертом — 32,4%. Армию подводит высокий процент полного недоверия (21,0%), который в немалой степени обусловлен деятельностью тех же СМИ. Если же посмотреть на разницу положительных и отрицательных отзывов, то восстанавливается тот же порядок, что и в первом случае: Церковь — на 13,2% больше доверяющих, армия — разница в пределах статистической погрешности (0,5%), но доверяющих все-таки чуть больше, телевидение — на 4,3% больше недоверяющих, а недоверяющих газетам людей на 8,8% больше, чем тех, которые доверяют.

Итак, Церковь у нас в стране — лидер по всем показателям доверия: наибольшее полное доверие, наибольшее положительное отношение вообще, меньше всего полного недоверия, наименьшее отрицательно отношение вообще, наилучшая разница доверия и недоверия. Более того, — это единственная инстанция, к которой доверия больше, чем недоверия. Притом если приплюсовать еще половину тех людей, которые «порою так, порою эдак» (третий столбец), то мы увидим, что для 49,2% населения России голос Церкви, по крайней мере, что-то значит в положительном смысле.

О чем же это говорит нам? А о том, что хватит прибедняться. Церковь имеет не только нравственные силы, но и вполне ощутимый общественный вес, чтобы играть более активную роль в общественной жизни. Церковь не должна заниматься политикой (как раз то, что она ею не занимается, в многом обуславливает высокое доверие к ней), но давать нравственную оценку событиям, влиять на общественное умонастроение она должна непременно. Проблем в церковной жизни масса, Церкви, конечно же, еще только предстоит сломать многие стереотипы изувеченного коммунистами общественного сознания и общественного бытия. Церкви еще предстоит долгая работа по налаживанию собственной внутренней жизни, долгая работа по обретению заново своего места в России, и все равно невозможно будет изгладить полностью последствия большевистского террора, но играть важную роль в общественной жизни Церковь может уже сейчас, она уже сейчас самый значимый в стране авторитет.

Надо избавиться от «комплекса неполноценности», от навязанного за долгие десятилетия предубеждения, что у Церкви нет и не может быть никакого разумного мнения по вопросам современной жизни, а те мнения, что у нее есть, (то есть пережитки по вопросам давно прошедшей жизни) не могут быть значимы для серьезного человека, делающего дело. В приснопамятные советские времена, может быть, действительно, с мнением Церкви считались не больше, чем с мнением австралийских бушменов, но, как мы видим, с тех пор кое-что изменилось. Даже если Церковь не станет в России количественно большой, массовой организацией, то все-таки именно она призвана качественно определять собою общественную жизнь, — хотя бы немногие по-настоящему церковно живущие люди могут и должны быть (не только сокровенно мистически, но и научно социологически) тою закваской, «которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло всё» (Мф. 13:33). Поэтому надо доводить до сведения людей мнение Церкви по различным вопросам. Мы живем в информационном обществе, где информация является и товаром, и оружием. Информационная война против Церкви — один из главных в нашем мире фронтов борьбы дьявола с Богом в сердцах людей и за их сердца. А потому наш долг в том, чтобы ближние наши знали правду о Церкви, чтобы они имели возможность узнавать о позиции Церкви по тем или иным вопросам не из пересказов чужих ей людей, а из первоисточника. В этом случае наверняка отпадут многие нелепые и неоправданно раздутые вопросы: «почему патриарх на мерседесе ездит?», «не идолопоклонство ли иконы?», «почему Церковь лезет в политику?», может быть, наконец, станут для людей более близки вопросы духовной жизни.

Но самое главное, мы, пытающиеся соединить свою жизнь с Церковью, живем не в стане врагов, скорее уж в стане врагов живут все остальные структуры общества (смотри таблицу). Мы все — каждый в свою силу — призваны к миссионерской проповеди, и от нас даже чаще всего особого геройства не требуется. Мы живем в стране с тысячелетней православной культурой, мы у себя дома. В нашей стране слово Церкви много значит для миллионов людей, нам надо только донести его. Конечно, Церковь — царство не от мира сего, конечно, христианское благовестие всегда кому-то соблазн, кому-то безумие, и всегда мудрость во Христе была и будет в мире юродством Христа ради, но еще очень много желающих слышать и имеющих уши, чтобы слышать. Если бы их и вообще не было — мы, тем не менее, призваны к свидетельству о имени Христовом и о истине Церкви, «ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (Мк. 8:38). Но их очень много, прислушивающихся к голосу Церкви и ожидающих от нее слов вразумления, наставления и спасения.

И в заключении нам необходимо вернуться к тому чем мы начали: парадоксальность Церкви в том, что «не будучи только обществом, в него не вмещаясь и им не исчерпываясь, она существует, тем не менее, именно как церковное общество, имеющее свои признаки, свои законы и грани». Вопрос о соотношении и связи мира и Церкви, о мере необходимой — да будет позволено так выразиться — «секуляризации» Церкви относится к числу сложнейших вопросов церковной икономии. Рабство у «духа времени», есть, конечно, удел «для погибающих, для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого» (2 Кор. 4:3−4), но определенная «секуляризация» (от saeculum — век, столетие), применение к историческому времени и определенное использование возможностей «века сего» есть необходимая черта Церкви. Размышляя, например, о споре «иосифлян» и «нестяжателей», нельзя не восхититься искренно духовной высотой преподобного Нила Сорского и его единомышленников, но нельзя забывать и об историческом выборе Церкви. Те, кто видят в победе «иосифлян» утрату духовности и торжество корыстного «стяжания», хотели бы, видимо, сознательно или бессознательно видеть Церковь в качестве резервации (кое-кто при этом хотел бы быть внутри, кое-кто снаружи, но принципиальное понимание места Церкви в мире от этого не меняется). Церковь уже дала принципиальный ответ, прославив в лике преподобных и Нила Сорского и его оппонента Иосифа игумена Волоцкого. Церковь живет Духом Святым, она черпает свои силы в неизреченной тайне Богосозерцания и Богослужения, но она есть та малая закваска, которая призвана преобразить и проникнуть собою весь мир. Было время, когда земельные владения давали Церкви возможность исполнять это свое предназначение, и Церковь пошла по пути их использования, не смотря на неизбежность многих искушений и соблазнов на этом пути. В наше время только использование современных информационных технологий является условием возможности христианской миссии, и, не смотря на очевидную опасность искушений и соблазнов, нам необходимо идти этим путем, молитвенно уповать на Бога и исполнять свой долг. Православное телевидение, православные газеты, православное просвещение в армии и правоохранительной системе (милиция, суды, ФСБ), — то есть опора на все, что еще есть здорового и достойного доверия в нашем обществе (смотри таблицу), православный Интернет, православное просвещение в школах и ВУЗах, православное книгоиздание, православные компакт-диски и мультимедийные CD-rom'ы, и конечно повседневное православное свидетельство каждого хритианина собственной жизнью, словом и делом. «Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести: для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона — как чуждый закона, — не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, — чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9:19−22). Нам вряд ли удастся с чистой совестью повторить эти слова вслед за апостолом Павлом, но именно к этому стремиться мы должны.

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru