Русская линия
Православие и Мир Мария Дылец27.07.2006 

Торжество Православия земли белоруской

Получив от редколлегии задание написать статью о нашем приходе, я безумно обрадовалась, решив, что проще задания и быть не может. Когда же пришло время писать, оказалось не все так просто, как мне думалось с начала. О минском приходе в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» написаны десятки, о может и сотни статей, очерков, заметок, и на карте его истории уже не осталось белых пятен, которые бы я могла открыть.

Тогда пришло решение написать о тех событиях, которые ярче других сохранились в моей памяти, когда-то еще десятилетней девочки, зимой 1993-го года первый раз переступившей порог армейской палатки-храма.

Палатка…как много в этом слове. Во время воскресных служб, а служили тогда только по выходным, всегда было не продохнуть, уже тогда в начале девяностых сердца и души людей стремились к божественному свету нашего Спасителя. Храмов было не много, еще меньше было пастырей.

Служили у нас тогда отец настоятель иерей Игорь Коростелев и отец Сергий Кузьменков. Во вермя проповеди я часто видела на глазах прихожан слезы, признаюсь честно, я смутно понимала, о чем говорит батюшка, куда больше меня заботила свечка, которая наклонилась и закапывает воском пол. Но сеялись зерна в серца людей, и уже после время покажет какой была почва, принявшая семя.

В то время и начала формироваться наша община. Много было духовных чад отца Игоря, пришедших с ним из кафедрального собора. Именно из них, наших первопроходцев, и образовались сестричество и воскресная школа. Шли службы, возносились молитвы Господу, о строительстве Храма Божьего, но никто и представить не мог, каким окажется Божий промысел, и что на этом месте воздвигнется такой огромный по своим маштабам духовный цетр. Хотя этого следовало ожидать.

В середине девяностых выдалось очень жаркое лето, поэтому над городом и в пригороде летали вертолеты, следившие за лесными пожарами. Один из таких вертолетов, пролетая над палаткой заметил огненный столб, выходивший как раз над алтарной частью. Тревожный сигнал передали на землю, тут же к Храму примчались пожарные, милиция, скорая помощь, в это время оканчивалась литургия. Следов пожара не было. Когда сопоставили время сигнала, и литургии оказалось, что огонь видели как раз во время евхаристического стиха, когда Духом Святым освящается безкровная жертва. А Святой Дух, как известно из священного писания, во время своего сошествия на апостолов явился в виде языков пламени.

Следующим чудом было то, что при полном отсутствии денег, началась стройка. По тихоньку стали возводить Крестильную церковь, звонницу, воскресную школу. Сейчас с трудом узнаешь в этих гладких белых стенах, кирпичные каркасы, с торчащей арматурой. А тогда с трудом верилось, что эта стройка когда-либо окончится.

Но горячи были молитвы возносимые в палатке-храме, где зимой самая теплая температура была -3 градуса, а хор пел в валинках. В клире прихода было пополнение стали служить отец Владимир и отец Олег, начинавший сторожем в палатке. А отец Сергий получил свой приход в пос. Тарасово.

Как только воздвигли крест и освятили престол в Крестильной церкви, начали проводить там службы. Иконостас был еще не готов, стены не оштукатурены, пол бетонный. Летом почему-то там всегда было холодно и дули, пронизывающие до самых косточек сквозняки. Но сколько было радости, и счатья, что мы наконец-то служим в настоящем, в своем храме. После был первый визит Патриарха, к своему сожалению я присутствовать при этом не могла, но все равно находясь за тысячу километров, душою разделяла радость родного прихода. В новом храме почти совсем не было икон, поэтому радовались любому пожертванному образу. Обной из таких была древняя икона, причем древняя на столько, что лик был не виден. Предположили, что это образ Иоанна Предчети, Крестителя Господня, определили икону в левом пределе храма.

Со временем икона чудным образом начала самореставрироваться! Лик стал светлеть, теперь не было сомнений в том, что это образ Святого Крестителя, но со временем стали хорошо разлечимы даже фрагменты жития, написанные по периметру иконы. Дивны дела твои Господи.

Но не все так гладко складовалось, как, пожалуй, нам всем хотелось. В одно время меняется законодательство, что приводит к потере многих помогающих нам спонсоров, а так же к тому, что воскресная школа теперь не может снимать помещение, у средней школы. Остановилась стройка главного собора, и около пятисот учеников школы оказались на улице. Милостью Господней к тому времени уже стояли стены приходского дома, но кроме стен там ничего не было. Учебный год пришлось завершить раньше, экзамены в школе в этот год провести тоже не смогли. Летом силами активной молодежной группы школьников стали пытаться приводить не достроившееся здание в порядок, выносили мусор, как могли помогали в строительных работах.

Тяжело было в то время, не покидало чувство обиды, столько благого делается, а кто-то как буд-то специально подножки ставит. Но для нас еще молодых и амбициозных было много хороших примеров, среди старших, и, наверное, самым из них важным был отец Игорь. Своей энергией, не унывностью, он заряжал и нас, а ведь сколько было в приходе трудностей, о которых мы не знали, а он знал, и решал, еще и нас утешал.

Говоря простым языком, этот человек для каждого из нас был отцом, и для нас, молодежи, и для старших, даже тех, кому он и сам мог бы быть сыном. Удивительно, сколько человек может иметь таллантов, и каждому из них находить применение. Когда здание школы было практически готово, оно приняло в себя не только школу, но там же уже ютились трапезная, церковный склад, начинающиеся швейная мастерская и типография. Воскресные дни напоминали собой праздники. Звонили колокола на звоннице, в храме шла служба, после которой учащиеся школы спешили на занятия.

В строительстве нашего приходского комплекса, помогали и зарубежные организации. Приходу удалось выйграть конкурс проектов, проводимый организацией ЮНЕСКО, которая выделила деньги на строительство мастерских для инвалидов с умственными и физическими ограничениями. В нашей республике это были первые мастерские, предоставляющие рабочие места для людей с ограничениями. Опытом работы в этом направлении помог немецкий город Бетель, там живут и работают инвалиды. Также была построена трапезная, обеспечивающая обедами подопечных сестричества, одиноких стариков и малоимущих.

Но приход не оставался только социальным центром. В здание школы со временем переехало из епархиального управления Минское духовное училище, подготавливающее чтецов, певчих, и регентов храмов. А позднее и школа катехизаторов. Несколько лет назад на базе прихода была создана и единственная в республике школа церковных звонарей. Хотя самым радостным для меня, и, думаю, не только, было возобновление строительства собора.

Это будет самый большой собор на территории Белоруского Экзархата. Своего рода Венец Божьей Славы и Торжество Православия на нашей земле. Уже сейчас кружит голову высота собора.

Уже сейчас, пытаясь передать свои чувства в этой статье, наворачиваются на глаза слезы и волнуется сердце, когда представляешь воздвижение креста на будующий собор. Но и это будет еще не конец, а только начала нового подвига. Оглядываясь назад, с трудом веришь, что прошло более десяти лет, и что столько всего пережито, но когда смотришь вперед и понимаешь, сколько еще нужно сделать… Хватит ли на это еще столько же лет?

http://www.pravmir.ru/article_1227.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru