Русская линия
Русская неделя Вера Абраменкова08.06.2006 

Духовно-нравственное развитие детства и будущее России

Я больше тридцати лет работаю в системе образования, я детский психолог и могу с уверенностью сказать, каково же развитие наших детей. Не столько образование, не столько воспитание, сколько развитие — то есть то, что происходит внутри ребенка, как развивается наше детство за последнее десятилетие. Отрадно сказать, что воспитание наконец-то за последние годы оказалось выходящим на определенные первичные рубежи. Оно востребовано не только родителями, которые в этом заинтересованы, но и педагогами, и властными структурами. И это позволяет надеяться на какие-то позитивные изменения в России. Однако конкретные направления этого движения, его стержень трудно различаем, потому что мы с вами знаем, что сами по себе знания не определяют ничего. И высокий образовательный уровень многих преступников в последние годы говорит о том, что знания обращаются не во благо, а во зло. Поэтому, на мой взгляд, необходимо говорить о развитии детства и о развитии ребенка, о его отношении к тем или иным переменам, о его отношении к воздействиям взрослого мира — экрана, СМИ и т. д. И самое главное — очень важно сформулировать критерии образованности, критерии воспитанности, т. е. те оценочные основания, которые лежат и всегда лежали в системе образования в нашей стране, то, ради чего, во имя каких конечных целей мы обучаем, воспитываем детей. Поскольку ценности не меняются со сменой правительств, режимов или политических пристрастий.

Какова социальная ситуация развития современного детства в России? Сегодня в России детей от 0 до 18 лет — 23,3% от населения страны. По мнению международных и российских ученых, экономистов, аналитиков, дети — это прежде всего будущий человеческий капитал, дети — это ценный ресурс любой страны. Наша страна богата — у нас и газ, и нефть, золото, платина, алмазы, но самый ценный ресурс страны — это дети. Они определяют будущее страны, будущее России.

Каково же состояние этого ресурса на сегодняшний день? Современная социальная ситуация развития в современной России по всем трем основаниям трехсоставной структуры человека, т. е. его телесности (физических характеристик), его душевных проявлений (психологических) и его духовного бытия может быть сформулирована не просто как кризис, а как определенная деморализация сознания всего детства. Об этом говорят и педагоги, и властные структуры. Я ограничусь только некоторыми цифрами. Россия сейчас выбирается на 1 место в мире по детскому пивному алкоголизму, и врачи со мной согласятся, что пивной детский алкоголизм становится главенствующим во всех, пожалуй, пристрастиях ребенка. Наша страна в прошлом году, по данным ВОЗ, заняла 1 место в мире по детскому подростковому табакокурению. Наша страна удерживает уже несколько последних десятилетий 1 место в мире по детоубийству — абортам. И наконец, наша страна занимает одно из первых мест в мире по детским самоубийствам. Дети уходят из жизни, начиная с 6 лет, иногда они уходят вместе с другими детьми, иногда это просто какая-то повальная эпидемия, как, например, в Краснодаре три года назад или в Балашихе Московской обл. Причины этих фактов ищут в экономической сфере, в сфере психологии, психиатрии, но специалисты уже говорят, что это прежде всего духовная сфера — сфера, которая формируется нами, взрослыми. Это мы сообща своими действиями или своим бездействием способствуем этим чудовищным фактам и этой страшной на сегодняшний день российской действительности. Мы занимаем не как раньше первые места в мире по детскому интеллектуальному творчеству, а вот по этим параметрам. Здесь говорили о средствах массовой информации, я как психолог могу совершенно точно подтвердить, что все больше и больше приходится говорить об экранной зависимости ребенка, о его телемании, компьютеромании и интернетмании. Это наш человеческий будущий ресурс.

Ваш земляк, национальный гений России Д.И.Менделеев в свое время написал замечательную работу о будущем России. Он провел анализ Первой переписи населения России, которая прошла в 1897 г. Тогда 128 млн. человек жило в России. Проведя очень серьезные исследования, он дал определенную перспективу развития России до 2025 года. По его расчетам, учитывая эпидемии, войны и т. д., в 2000 г. в России должно было бы жить 594, 3 млн. человек. А к 2026 г. — 1млрд. 282млн. человек. Если сравнивать с переписью населения 2003 г., которая обозначила цифру в 147 млн. человек в России, то потери человеческого ресурса страны, демографические потери в 20 веке составили огромную цифру — 430 млн. человек.

Какова же перспектива нашего развития, нашей жизни? По данным исследований международных организаций по народонаселению, в России к 2050 г. демографические потери составят 33 млн. человек. При этом число детей младше 15 лет сократится с 26 до 16 млн. человек. Следовательно, налицо катастрофическое старение нации. Наш Президент в одном из выступлений сказал: «Через 15 лет нас будет меньше на 22 млн. Просто задумайтесь — это седьмая часть населения России. Если текущая тенденция сохранится, мы столкнемся с прямой угрозой существования нации». Хочется задать вопрос — неужели таково наше будущее, будущее России?

И все-таки мы сегодня говорим о духовно-нравственном воспитании современного детства, потому что именно в этом заключается возможность преодоления этих сложных и катастрофических тенденций, о которых я говорила. Каким образом культура транслирует смыслы и ценности ребенку? Конечно, через образование в широком смысле, через СМИ, через учебники, программы, через те законы, которые принимаются на разных уровнях, начиная от международных и заканчивая отраслевыми и региональными в области детства. Анализируя эти программы, можно сказать, что не туда они ведут, потому что известно — в учебнике по современным цивилизациям можно прочитать, что от духа нации, от его внутреннего стержня, духовного потенциала зависит не просто выживание, а его процветание. Уничтожение этого духа, расщепление его действительно влечет к гибели, прежде всего детей. В данном случае интеллектуализация, рассудочность не характерна для русской ментальности. Она навязана нам западным образом мыслей, жизни. Она безусловно не дает того объединения, той соборности, которая всегда была характерна для России в самые трудные моменты ее истории. Многие программы, а практически все, говорят об иморальности, т. е. о толерантности как принятии всего и вся. Национальные меньшинства безусловно должны быть приняты и в истории России всегда была веротерпимость, русские люди всегда отличались незлобивостью, но о какой толерантности можно говорить, когда смешано добро и зло? «Добро и зло — все стало тенью», — писал Пушкин. Вот сейчас мы переживаем такое состояние. Родители совершенно дезориентированы — что хорошо, что плохо. Они оказываются в ситуации людей, которые идут на поводу у мира сего, они смотрят вместе с детьми порнографические фильмы, они не дают никакой нравственной оценки явлениям, которые происходят и которые видит ребенок, проявляют при этом толерантность. Ребенок свободен, безусловно. Свободен в выборе, но он свободен только тогда, когда он понимает, что стоит за тем и за этим. Случается, что сейчас ребенок не понимает, идет просто на поводу. Наш великий философ Владимир Соловьев сказал интересную фразу, которую разработчики концепции толерантности забывают о том, что истина нонтолерантна. Можно быть веротерпимым, на вкус и цвет товарищей нет, но истина нонтолерантна. Есть что-то, что невидимо, что является стержнем, проходящим через всю культуру людей, культуру страны, нации. Вот об этом забывать нам нельзя. И понимать границы этой толерантности. И задача наша, воспитателей, педагогов, родителей заключается в том, чтобы понимать конечные цели воспитания.

Но вот, в контексте православной культуры, между прочим наша страна с точки зрения законодательства, допустим, европейского монокультурна. С точки зрения, например, Франции, потому что 80% россиян считают себя православными. В дружественной нам Финляндии, где всего 1 млн. православных людей, Православие является государственной религией. Это не какая-то банановая республика. Это развитая страна, и она имеет такое законодательство. Поэтому когда мы прячемся за термин «демократия», мы забываем о многих вещах, связанных и с историей нашей страны, и с ментальностью, особым духом, особым взглядом на мировые процессы русской нации и в частности в образовании. Если для европейца предмет рассматривается, изучается, то русским ребенком он прежде всего созерцается. Это ведь очень большая разница. И мы не можем это не учитывать, мы должны это учитывать.

Поэтому можно было бы сформулировать цели и результаты духовно-нравственного развития ребенка, его воспитанности, например, таким образом. Что такое духовно развитый и воспитанный человек? То есть какова конечная цель воспитания, кого мы хотим вырастить? Эти цели почему-то не ставятся ни Министерством образования, ни концепциями образования и воспитания. Так вот воспитанный человек — прежде всего, видимо, представляет собой ответственного гражданина, добропорядочного семьянина и благочестивого христианина.

Хотелось бы высказать убеждение мое и моих коллег, что битва за Россию в конечном счете происходит в учебных классах и университетских аудиториях и от нас всех, от тех, кто имеет отношение к детям, зависит та формулировка, которую дал в свое время наш замечательный мыслитель и педагог Феофан Затворник. «Воспитатель должен пройти все степени христианского совершенства, чтобы впоследствии в деятельности уметь держать себя, быть способным замечать направления воспитываемых и потом действовать на них терпением, успешно, сильно, плодотворно. Это должно быть сословие, вид чистейших, богоизбранных и святых. Воспитание из всех святых дел самое святое».

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru