Русская линия
Русская неделя Вера Абраменкова31.05.2006 

Культурная интервенция в России и детство

Напомню известную цитату великого учителя и великого святого 4 века Иоанна Златоуста: «Перед задачами воспитания должны отступить все другие задачи». Всемирный банк, который проводил исследования в 2002 году перспектив развития детства, объявил свой вердикт, назвав детей будущим человеческим капиталом. В каждой стране, действительно, дети представляют собой самый ценный ресурс.

Каков же наш детский ресурс в России? Хочу привести несколько цифр. В России дети от 0 до 18 лет составляют сегодня 23,3% населения. Однако эксперты, и зарубежные, и отечественные, говорят о том, что через 15 лет нас, россиян, будет меньше на 22 миллиона человек. И наш Президент говорит: «Просто задумайтесь, это седьмая часть населения России! И если эта тенденция сохранится, мы столкнемся с прямой угрозой существованию нации».

К 2010 году по оценке экспертов в Сибири и на Дальнем Востоке останется всего 8 миллионов человек. Огромная пустая территория. И при этом в Китае на 40 миллионов молодых мужчин китайцев больше, чем женщин брачного возраста. И вы знаете о том, что происходит на Дальнем Востоке, на границах нашей страны в последнее десятилетие.

Чукотка. В 1990 году 180 тысяч населения, сегодня — 65 тысяч, через пять лет — 20 тысяч на огромной территории Чукотского края. Поддерживать инфраструктуру в этих условиях невозможно. Это наша реальность, это наше будущее. Прогнозы весьма пессимистические.

Что же собственно происходит и какие тенденции можно обнаружить в этой культурной интервенции, поскольку уничтожить народ можно только тогда, когда уничтожена его культура, уничтожена память о его корнях? Этот процесс тихой культурной интервенции происходит последние десятилетия. Некоторые назвали его «катастройкой» (перестройка=катастрофа), и этот процесс, к сожалению, может стать необратимым. По каким параметрам? Во-первых, разрушение семьи. Во-вторых, разрушение системы образования, школьного и дошкольного. И в-третьих, о чем редко говорят, разрушение системы детских сообществ — детских организаций, неформальных и государственных, которые всегда, на протяжении истории человечества, особенно в России, были институтом воспитания — таким же, как Церковь и семья.

Содержательно все эти линии могут быть обозначены следующим образом. Первое — это вестернизация сознания наших детей и нашего с вами. Могу привести пример — вот бутылочка для младенца. Видите ее форму — боксерская перчатка — и изображение на ней — искаженные лица, никакого этнического отношения не имеющие к России, определенная экипировка. Вот что с молоком матери должен впитывать в себя ребенок. Вестернизация — это отвращение сознания, вымывание атипических кодов, на которые настроено все население, все люди России всех национальностей на протяжении последнего тысячелетия. Эти коды, атипические структуры вымываются из сознания людей и прежде всего детей — это сделать проще, и заполняются совершенно другим содержанием. Дети оказываются отчуждены от литературного, национального, культурного наследия. Я говорю об экране — телевизионном, видеоэкране и компьютерном, поскольку компьютерные игры — по-настоящему бич современных родителей и учителей. Виртуальная реальность также вымывает всю реальность генетических кодов и наполняет собой сознание детей. Это происходит очень быстро и достаточно катастрофически. Уже существует такое понятие, как виртуальная зависимость — рядом с алкогольной, табачной, наркотической. Кстати, мы вышли на первое место в мире по табачной зависимости у детей.

Мы все знаем, как это происходит. Содержательная графика образов, персонажей, интерьеров, ландшафтов. Казалось бы, ненавязчиво иногда, даже вполне приемлемо. А что в них плохого, спрашивают иногда родители. Плохое то, что все в них чужое и это замещает, заменяет то, что существует в сознании не только данного ребенка, но и всех поколений, которые выросли на нашей земле.

Далее мы говорим о настоящей войне против наших детей, которую можно назвать, как сексуализация сознания. Здесь опять же телевидение и вся инфраструктура детского воспитания. Вот детский журнал (в Москве десятки таких) от 10 до 15−16 лет — и мат, и порнография, и сексуальные извращения, и все это передается из рук в руки, и дети во 2−3 классе приобщаются. Причем, учителя не могут повлиять, отнять. Это считается разрешенным. Так, в течение нескольких лет проходил процесс по поводу признания журнала «Сооl» и «Cool girl» растлевающим сознание детей. Ничего нельзя было сделать, такие у нас законы — свобода печати.

Следующее, пожалуй, не менее разрушительное направление. Здесь уже говорили о Дне святого Валентина. В Москве усилиями ученых, врачей, работников образования праздник Хэллоуин в школах запрещен. Надо сказать, что некоторые школы умудряются праздновать его втихаря, но тем не менее руководство образования г. Москвы нашло в себе силы в нашем «демократическом» обществе так распорядиться по поводу дня «всех святых».

Следующим уже обсуждается на совете при Министерстве образования вопрос о Дне святого Валентина. Уже проведены исследования в московских школах самой истории празднования этого праздника, признано его псевдокультурные, растлевающие детей и формирующие внеродительские и антисупружеские настроения установки сознания детей. Вот что самое главное — внеродительские и антисупружеские. Вот что формирует вся эта инфраструктура праздников, журналов и всего того, что сейчас обрушивается на детей. Признание школы через гениталии — вот что самое главное теперь. Это и печально известные программы Министерства образования 1997 года — они как раз были на это направлены. «В России секса нет» — говорили когда-то с усмешкой. На самом деле это так. В российской семье этого не было. Потому что была любовь. Заниматься — по-русски — сексом нельзя. Можно заниматься наукой, другой деятельностью, но любовью заниматься нельзя. Любовь — это чувство глубокое. Почему-то наши представители министерств и культуры, и образования этого не знают. А мы, детские психологи, педагоги знаем, что для ребенка это истинное интеллектуальное растление, за которое необходимо привлекать к ответственности, в том числе уголовной. Вообще растление как таковое является потрясающе эффективным средством, это доказала история многих стран, гибели нации, страны.

Еще одно страшное направление культурной интервенции — это демонизация сознания.

Хочу продемонстрировать эту детскую футболочку из чистого хлопка с таким изображением — ангел и с другой стороны бес, и замечательная надпись — «мы вместе»: добро и зло не различаются. Я уж не говорю о том, какую одежду подростки и молодежь носят, к каким демонам относят себя, а это вот для дошкольников, младших школьников. И родители часто не понимают, покупают такую одежду своим детям. Демонизация сознания становится страшной для ребенка, ужасающей губительной силой, потому что ребенок мифически вступает во взаимодействие с теми силами, которые он носит на себе. Или чупа-чупсы, которые ребенок сосет. Все органы чувств вступают во взаимодействие, идет примирение с темными силами, внушается, что они хорошие, такие же, как и другие. Вот что за этим стоит. Ребенок очень чувствителен к такого рода негласным, подспудным внушениям.

Следующее, о чем хотелось бы сказать, — происходит активная сонатизация сознания. Соната — олицетворение смерти. Воспевание культа смерти в карнавальных костюмах палачей, серийных убийц, в образах, воспеваемых фильмами ужасов. Хочу показать вам детский рисунок, нарисовал мальчик 2 класса. Это не картинка из фильма ужасов, это рисунок на тему «человек». Нужно было закрасить черным цветом всю белую страницу и красным нарисовать нечеловеческие глаза, нос и рот. Или дети рисовали на святую для нас тему Победы, и оказалось, что энное количество рисунков просто чудовищны. Одна девочка из хорошей семьи нарисовала портрет не ветерана войны, не героя, а портрет Фрэдди Крюгера на конкурс ко Дню Победы. Ошеломленная учительница спросила, разве это ко Дню Победы? «Да, Фрэдди Крюгер, а что, ребятам понравилось». Она даже не слышит нормальных вопросов, не понимает всей чудовищности такого рода представлений, а они находятся в сознании наших детей и выплескиваются. Если среди вас есть учителя, воспитатели детсадов, то вы знаете, что если дать ребенку возможность рисовать на подобную тему, то вы увидите это. Возможно, здесь, в провинции, обстановка получше, но в Москве (я собираю детские рисунки 20 лет) в последние годы (буквально 5−6 лет) резко изменилось само качество и цветофон детских рисунков в сторону мрачности, безысходности, пессимистичности.

Хочу привести одно высказывание замечательного святого Феофана Затворника. Мы все здесь так или иначе воспитатели и не все у нас может быть плохо, потому что есть люди, которые идут в школы и впервые за долгие годы могут свидетельствовать об истине. Истина — не что, а истина — кто. Мы сейчас в уникальной ситуации — мы можем идти и свительствовать об этой истине, и наши власти, пусть они лукавят, но они за то, чтобы мы шли и свидетельствовали об истине, потому что власти понимают — без этого погибнет огромная страна. Какой же идеал воспитателя рисует нам святитель Феофан Затворник? «Воспитатель должен пройти все степени христианского совершенства, чтобы впоследствии в деятельности уметь держать себя, быть способным замечать направление воспитуемых, а потом действовать на них терпением, успешно, сильно, плодотворно. Это должно быть на слове лишь чистейших, богоизбранных и святых. Воспитание из всех святых дел самое святое». Будем достойны этого звания.

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru