Русская линия
Православие и МирМитрополит Астанайский и Казахстанский Александр (Могилев)30.05.2006 

Православные традиции российской семьи
Выступление на Рождественских образовательных чтениях 2006 г.

Еще год назад тема «Православные традиции российской семьи» в определенной степени показалась бы мне новой. Безусловно, у каждого священнослужителя, тем более, у каждого епископа, имеющего определенный опыт церковной деятельности, есть представления о проблемах семьи, сформировавшиеся на практике. Но говорить о них со знанием дела, профессионально, может далеко не каждый. Я не стремлюсь показаться профессионалом, но лишь скажу, что в прошедшем году эта тема стала мне особенно близка.

Это связано с тем, что минувшей осенью в старинном русском городе Галиче и в самом областном центре — г. Костроме по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II Синодальный отдел по делам молодежи осуществил масштабный проект — был проведен II Всероссийский кинофестиваль короткометражных фильмов «Семья России». В конкурсной программе фестиваля приняли участие более 200 короткометражных фильмов, представленных авторами из 48 городов 28 регионов России и стран ближнего зарубежья. И в процессе подготовки, и, конечно же, на самом фестивале велись оживленные дискуссии, высказывались различные представления о месте православной семьи в современном мире, обсуждались пути и перспективы формирования у подрастающего поколения православных семейных ценностей. Во многих дискуссиях пришлось принимать участие и мне. С большим вниманием участники фестиваля ознакомились с прекрасными, а в ряде случаев, и высокохудожественными кинофильмами, призванными утверждать в обществе традиционные православные семейные ценности — радость отцовства и материнства, нравственную красоту благочестивого супружества и идеал крепкой многодетной семьи.

Милостию Божией, я служу в священном сане уже более двадцати лет. За эти годы пришлось повидать множество семей — счастливых и несчастных, благочестивых и не очень, крепких и распавшихся. Наверное, многие согласятся со мной в том, что в настоящее время увидеть идеальную православную семью, где бы отношения супругов и детей не были ничем омрачены — очень большая редкость. Как подлинная личная святость является драгоценным и редко встречающимся Божественным даром, так даром Божиим является и совершенство семейных отношений. И как личная святость достигается благодаря непрестанному духовному подвигу, так и добродетель семейная приходит к супругам со временем и в силу их духовных трудов.

Секрет христианского брака прост. Христианский брак зиждется на любви. Приснопамятный замечательный московский пастырь протоиерей Глеб Каледа не случайно называл христианскую семью подлинной «школой любви». Но о какой любви здесь идет речь?

Семья есть некий фундаментальный признак человека, такой же, как разум и религиозность. Святитель Филарет, митрополит Московский говорил: «Бог, сотворив первых человеков, им самим и их потомкам вверил дальнейшее произведение людей на свет, вверил как бы продолжение Своего творческого действия. Какой великий дар!». Этот дар, по мысли святителя, сопряжен с даром естественной взаимной любви, который от природы имеют и родители и дети: «Отцу и матери нужен ли подвиг, чтобы любить свое дитя? Младенцу надобно ли учиться любить отца и мать? Если же в сей любви все делает природа, без подвига и почти без ведома человека: где тут достоинство добродетели? Это просто естественное чувство, которое и в бессловесных примечаем. Нелюбление родителей или детей есть глубоко низкий порок; но любовь к родителям или детям не есть еще высокая добродетель, кроме особенных случаев, когда ее возвышает соединенное с нею самоотвержение и самопожертвование». И все же великий учитель Церкви Русской полагает, что для жизни в семье одной «естественной» любви недостаточно. «Чувствительное и любящее сердце надобно возвысить от любви естественной к духовной, чтобы оно, погружаясь в связи семейные, не погрязло совсем в одной естественной любви. А потому, полагая источник блага в Боге и благословении Его, которое имеем или получаем, и надежду блага, которого желаем, надобно возвышать и освещать дела природы духом благодати».

Всем нам известны произведения мировой литературы о «первой любви». Конечно, первая любовь — чувство сильное. Полюбивший впервые переживает это состояние как самое необыкновенное событие в его (пока еще такой короткой) жизни. Но, увы, мы, взрослые хорошо знаем: чувство первой влюбленности не сохраняется на всю жизнь. И, если, повинуясь взаимному влечению, юноша и девушка приняли решение связать свои судьбы в браке, то на смену ему должны придти какие-то иные, намного более глубокие отношения, нежели романтические чувства первых дней. Если этого не происходит, законы падшей человеческой природы берут свое. «Не любите мира, ни того, что в мире… И мир проходит и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает во век.» (1 Ин. 2;17). Брак, основанный единственно на земных чувствах, легко разрушается со временем.

Есть и оборотная сторона такой влюбленности: жгучее отчаяние, которое обуревает душу в случае, если предмет любви не отвечает взаимностью. Вспомним, что после выхода в свет печально знаменитого романа Гете «Страдания юного Вертера», волна самоубийств потрясла Европу.

Здесь можно еще вспомнить и о той темной любви, которая «… выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас обоих, как поражает молния, как поражает финский нож!», но рассуждения на тему «Мастера и Маргариты» в последнее время набили оскомину.

Но давайте теперь обратимся к житиям святых Православной Церкви. Многим хорошо знакомо житие преподобного Алексия, человека Божия. Еще в юности подвижник, проживавший в Риме, покинул родительский дом, сбежав от красавицы-невесты, а некоторое время спустя, вернулся и жил в обличье нищего у порога собственного дома, на глазах у тосковавших по нему, но так и не узнавших его родителей.

Современный психолог мог бы истолковать бегство Алексея как типичную реакцию эмансипации на стиль родительского воспитания, определяемый как «потворствующая гиперпротекция». А представьте себе, как бы выглядело житие в пересказе популярных журналистов «Московского комсомольца»: Какой возмутительный случай! Какой скандал! Какое бессердечие религиозного фанатизма по отношению к родителям и невесте! Вот, дескать, темная сторона Православия, восточной созерцательной религии, равнодушной к ценностям цивилизации.

Между тем, в русских православных семьях житие преподобного Алексия было едва ли не самым любимым чтением, которому внимали и взрослые, и дети. Почему? Ведь автор жизнеописания открыто проповедует аскетический путь, да еще и в радикальной форме юродства Христа ради. Но святого Алексия любили и почитали в больших и дружных православных семьях по очень простой причине: члены этих семей хорошо чувствовали: их семья объединена и скреплена тем же самым «духом благодати», который носил в своем сердце древний подвижник, покинувший родительский дом и молодую невесту. Этот благодатный дух и делает брак крепким, неразрушимым. Христианская семья становится вместилищем божественной любви, она аккумулирует эту любовь, распространяет вокруг себя благоухание атмосферы любви, притягивая к себе другие семьи. Вспомним, что преподобный Серафим Саровский говорил: «Стяжи мирный дух и тысячи людей вокруг тебя спасутся». Будет справедливым дополнить мысль великого святого: «Стяжите дух мирный в своей семье и тысячи семей спасутся рядом с вашей».

Прежде всего, семья становится источником любви для детей. Атмосфера семьи сильно влияет на формирование душевного образа ребенка, определяет развитие детских чувств, детского мышления. Эту общую атмосферу можно назвать «мироощущением семьи». Выросшие в атмосфере любви дети несут ее в себе и дальше, создавая свои семьи, наполняют этой любовью землю. Любовь есть единственная творческая сила. Итак, семья создана как источник любви и творческой силы для всего человечества. Нет любви — и любая методология воспитательного процесса обречена на провал.

Государство справедливо упрекают в недостаточном внимании проблемам материнства и детства. Не смотря на недавнее увеличение, пособие матери остается мизерным. Как сознательные граждане общества мы можем только приветствовать введение родильных сертификатов, а также инициативы местных властей, направленные на поддержку рождаемости в регионах. В связи с этим не могу с самым теплым чувством не упомянуть о программе, утвержденной губернатором Белгородской области Евгением Савченко. Можно и нужно вкладывать деньги в социальную сферу. Но одними деньгами проблему не решишь. От денег любви не прибудет. Деньгами можно снять социальное напряжение, облегчить быт, но счастливую семью создать невозможно. Думаю, каждый из вас знаком с православными семьями, воспитывающими двух — трех, а иногда и четырех детей в крайне стесненных условиях московской однокомнатной квартиры. И несть числа примерам трагических семейных конфликтов в элитных рубле вских особняках. Такое качество, как готовность ежедневно жертвовать собой ради счастья близкого человека, не перенимается в процессе знакомства с основами психологии семьи, а приходит как дар благодати Божией. «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее…» (Еф.: 25).

Большинство фильмов, представленных на упомянутом кинофестивале «Семья России», рассказывает о настоящих крепких православных семьях, в которых царит неподдельный дух любви. Таких семей становится все больше. Но в целом, институт брака и семьи переживает острый кризис. Ошибочно полагать, что этот кризис начался со времен перестройки. Российскую семью разрушила коммунистическая идеология. Вспомним, что классики марксизма полагали: семья, основанная на частной собственности, праве наследования и домашнем воспитании детей, должна быть упразднена победившим пролетариатом. Об этом можно прочитать еще в «Коммунистическом Манифесте» Маркса и Энгельса;

В первые годы Советской власти у родителей (прежде всего, у отца) постарались отнять возможность воспитывать детей. Лев Троцкий воспринимал семью как главное препятствие в деле революции. Именно он (наверняка, не без одобрения Ленина) в 1918 году стал автором революционного декрета о «социализации женщин». Под «социализацией» большевики понимали изнасилование курсисток и гимназисток революционной матросней и красноармейцами, а также в подвалах ЧК. Этот циничный декрет быстро проник в самую толщу советской жизни. Разумеется, массовые изнасилования женщин заканчивались никому ненужными беременностями. Поэтому были в срочном порядке разработаны инструкции и правила проведения абортов, чтобы можно было быстро заметать следы. Советская Россия стала первой страной на земном шаре, узаконившая массовое убийство своих неродившихся граждан. Аборты стали нормой советской жизни. Как ни странно, этими революционными инструкциями по проведению абортов наша страна пользуется по сей день. И по сей день число абортов у нас остается неслыханным для любой цивилизованной страны.

В представлении классиков советского политпросвещения (таких, как А. Коллонтай и А. Луначарский), мужчина и женщина в семье должны были быть, прежде всего, связаны узами любви и товарищества, а также сознанием коллективной ответственности. Воспитательная же функция семьи делегировалась обществу. Семья как независимый агент воспитания детей не могла вписаться в тоталитарную систему. Вся политика советской власти была направлена к тому, чтобы свести к нулю воспитательную роль отца, а всю ответственность за воспитание переложить на общество. Но общество не справлялось с задачей, и, постепенно, как убедительно показывают современные психологи, (к примеру, В. Н. Дружинин), весь груз ответственности за семью и детей лег на плечи матери. Легкость процедуры разводов возлагала на женщину дополнительные обязанности воспитания. Еще более возрастала роль женщины вследствие массовой гибели мужчин в период массовых репрессий и Великой Отечественной Войны. В Постановлениях ЦИК и СНК, в изобразительном искусстве, в кино и архитектуре, в массовых пропагандистских компаниях роль женщины всячески возвеличивалась. 0 мужчинах умалчивали.

Все это привело к деформации всей системы семейных отношений. Ведь православное учение о семье вполне определенно: «Господство мужа над женой естественно. Муж старше жены по сотворению. Он является как нечто основное, а жена как нечто иоследующее… Но лишь только жена будет искать и действительно достигнет первенства над мужем, тотчас внесет беспорядок и в собственную жизнь и во весь дом.», — писал на рубеже XIX и ХХ веков крупный специалист в области православной психологии семьи протоиерей Евгений Попов.

В 60-е и 70-е годы кризис советской семьи получил дальнейшее продолжение. Дело в том, что в этот период происходило усиление экономической и идеологической независимости семьи от тоталитарного государства, возрастала социально-политическая роль мужчины. Любопытные исследования провел петербургский психолог В. Семенов. Он рассматривал художественные публикации в самом популярном журнале тех лет, «Юности», за период с 1955 по 1984 годы. Всего было проанализировано 123 повести и рассказа с 236 конфликтными ситуациями. Число неразрешимых семейных конфликтов возросло от 50- 60-х к 70−80-м годам в 6 (!) раз. Налицо яркое свидетельство дезинтеграции семьи и распада брачных отношений.

За последние полтора десятилетия в российском — уже свободном от тоталитарной идеологии — обществе институт семьи и брака изменялся непрерывно и столь стремительно, что подчас бывает достаточно сложно уловить тенденции этих изменений. Сами понятия «брак» и «семья» только на первый взгляд кажутся нам привычными и понятными. На самом деле, в представлении различных социальных групп и, в частности, в представлениях современной молодежи они имеют такой смысл, о котором мы зачастую даже не догадываемся.

Известна ужасающая статистика, касающаяся снижения рождаемости, увеличения числа разводов и официально регистрируемых браков, росту внебрачной рождаемости, росту числа неполных и так называемых проблемных семей, увеличения преступлений на семейно- бытовой почве.

Вот наблюдения, описывающее одну из противоречивых тенденций: Сегодня на смену традиционной модели семьи и официально регистрируемому браку приходят новые формы брака: пробный брак, брак не на всю жизнь. Повсеместно изменилась структура семьи. Одним из главных отличительных качеств брачно-семейных отношений в последние десятилетия становится так называемая нуклеаризация семьи. (от лат. nucleos — ядро). В отличие от патриархальной семьи, где совместное проживание трех-четырех поколений считалось нормой, на сегодняшний день такой нормой стала нуклеарная семья, состоящая из одного ядра: родители и дети. С одной стороны, нуклеарная семья предполагает более простую структуру отношений. Но, с другой — в такой семье резко возрастает бытовая и психологическая нагрузка, выпадающая на супругов: многочисленные обязанности по ведению домашнего хозяйства, воспитанию детей, организации досуга и т. д. осуществляются только мужем и женой, что влечет их взаимозависимость и связанность. И как психологическое следствие — повышение личной ответственности каждого члена семьи, разнообразие выполняемых семейных ролей, зачастую не традиционных для мужчины и женщины. Что происходит дальше? Мужчина, как известно, не очень стремится разделить с женщиной обязанности по дому. Так, например, мужчины проявляют сравнительно слабую активность в весьма трудоемком занятии — воспитании своих детей. Еще менее охотно они подключаются к домашнему труду. Таким образом, нагрузка у женщин с годами возрастает, а у мужчин — уменьшается. Чем больше становится разрыв в нагрузке между мужем и женой, тем меньше супруги удовлетворены браком. Нежелание мужчины взять на себя часть повседневных забот приводит к формированию конфликтной ситуации, к нарастанию неудовлетворенности женщины своим браком. Семья стремительно катится к разводу.

Необходимо вернуть процесс воспитания подрастающего поколения в традиционное православное русло. С обращением к православию в семью входят такие традиционные для русской культуры формы духовной жизни и быта как: посещение храма; домашняя молитва; соблюдение поста; паломнические поездки; праздники богослужебного круга и именины; а, кроме того, освящение жизненного цикла семьи в таинствах венчания, крещения детей, отпевания и регулярного поминания усопших. Развитая культура быта верующих людей имеет и другое название- «исповедная практика», то есть поколениями проверенные формы служения Богу, формы общения со святыней. Из многочисленных исследований видно, что вера и участие в жизни Церкви оказывают консолидирующее влияние на семью. Воцерковленная семья активно сотрудничает с внешним миром — как с православной его частью, так и со светской. Частое посещение храма — это и возможность знакомиться и общаться с близкими по духу людьми. Здесь благоприятная эмоциональная среда, где верующий человек раскрывается. После службы дети играют вместе, а главы семейств могут поделиться новостями, рассказать о своих проблемах, передать книги, дать адрес православного врача, юриста, православной гимназии, договориться в чем-то помочь, попросить помолиться, и так далее. Здесь семьи смотрят друг на друга. Семья буквально учится в этой общности.

Святейший Патриарх Алексий неоднократно указывал, что «… центром всей воспитательной работы должен стать церковный приход. Юношам и девушкам необходимо предоставить возможность интересной и полезной деятельности, социального служения при храме». Годы показали, что в тех приходах, где настоятели предлагают содержательную программу внебогослужебной деятельности; а также там, где протекает напряженная духовная жизнь, то есть вблизи монастырей, формируются православные общины, включающие в себя десятки крепких молодых семей.

Одним из наиболее успешных примеров здесь стал Санкт- Петербургский православный молодежный клуб «Чайка», созданный в 1996 году и объединивший молодых людей, прихожан храма Иоанновского монастыря на Петроградской стороне. «Мы собрались вместе ради взаимопомощи, общения, организации совместного досуга, служения Церкви и ближним. Мы — это, в основном, молодежь от 17-ти до 30-ти лет. Мы благодарны Богу за то что он дал нам возможность собираться вместе, дружить и обретать духовное единство в совместной жизни во Христе. Стремление к единству и взаимопониманию является одной из наших целей. Частичку нашей совместной радости мы хотели бы передать всем вам», — говорят о себе в «Чайке».

Немыслимо говорить о возрождении православной семьи, не занимаясь подготовкой молодежи к браку. Последнее должно заключаться в воспитании всех тех добродетелей, без которых трудно представить благополучную семью: взаимопонимания, доброжелательности, внимательности, участия, готовности прийти на помощь, а, если нужно, пожертвовать собой. Для того, чтобы молодежь могла гармонично строить свои взаимоотношения в будущем браке, ей необходимо знать особенности психологии общения, межличностных отношений в современной семье. Обо всем этом молодым людям нужно терпеливо и доходчиво рассказывать.

Все эти личностные качества формируются в школьные годы. И, прежде всего, как можно более в раннем возрасте необходимо прививать молодым людям представления о ценности семьи как таковой. Наряду со школьной системой подготовки юношества к браку, необходимо продолжить начатую воспитательную работу и со студенческой молодежью в рамках вузовских курсов: «Психология семьи и брака», «Социальная психология», «Семья в психологической консультации». И параллельно с этим должна вестись пропаганда ценностей семьи и брака средствами массовой информации.

Пробелы семейного воспитания детей очень трудно заместить воспитанием школьным и воспитанием на церковном приходе во внешкольное время. В приходской жизни мы столкнулись с таким явлением: легче воспитать семью целиком, чем отдельных отпрысков. В деятельности Синодального отдела по делам молодежи на протяжении многих лет успешно зарекомендовали себя летние лагеря семейного типа. Эти лагеря проводятся Братством православных следопытов во дни школьных каникул. Для участия в них приглашаются дети и родители. Здесь воцерковляются и воспитываются в христианских добродетелях и дети, и их мамы и папы.

Народ, у которого нет понятия о семье, не имеет будущего. Он просто обречен на вымирание. Культура развлечений и потребительское мировоззрение, навязываемое средствами массовой информации, делают свое дело. Из характера нации вымываются те вещества, которые делали его твердым и мужественным, способным на жертвенный подвиг.

Дети и молодежь нуждаются в защите не столько от террористических актов, но от агрессивной проповеди безнравственности и разрушительного для души и тела образа жизни. Навязывается стереотип: жить — значит наслаждаться, «Бери от жизни все». Православная Церковь решительно заявляет свое решительное несогласие с образом молодого человека, живущего по стандартам, навязанным современной поп-культурой. Нет более печального для христианского сердца зрелища, чем духовное клонирование молодых людей с одинаковым выражением в глазах, пьющих одну и ту же кока-колу, танцующих под одни и те же музыкальные ритмы, одинаково говорящих и одинаково чувствующих.

К сожалению, многих детей и подростков мы уже потеряли! Сегодняшняя задача — не потерять для страны новое поколение. А, значит, им с детства необходимо прививать высокие идеалы, в том числе, и семейной жизни. Святейший Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II говорил на Всецерковном Съезде православной молодежи в мае 2001 г.: «Пришла пора объединить усилия тех, кто ощущает острую тревогу за подрастающее поколение. Если мы немедленно сообща не примемся за кропотливый труд наставников и учителей молодежи, мы потеряем страну».

http://www.pravmir.ru/article_1110.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru