Русская линия
Русская неделя Мирослав Бакулин27.04.2006 

О православной молодежи

Прошло десять лет, как Церковь ожила более-менее. За это время она претерпела несколько знаковых моментов.

Начиналось все достаточно наукообразно. С 1991 по 1994 год работа с молодежью проводилась семинарски: в библиотеках, вузах. О Христе разговаривали на интеллектуальном, философском языке. Возникали кружки, в которых люди приобщались к вере не через церковную жизнь, а через книги. Это время скоро минуло.

Второй волной можно назвать «гостевой» период. Вообще гостевая культура традиционна для России. Чаще всего мы живем не для себя, а для тех, кто приходит к нам в гости. К нам стали приезжать различные проповедники: Андрей Кураев, протоиерей Артемий Владимиров, протоиерей Дмитрий Смирнов и другие. Их стала внимательно слушать уже, может быть, менее интеллектуально подготовленная аудитория, но это были люди, которые понимали, что весь смысл христианства заключается в богослужении. Они приходили к вере через общение со священником, с личностью.

Прошло еще время, и люди увидели, что эти проповедники обросли огромными приходами. Период доброго общения с пастырями, которые очень много сделали для России, закончился. Сейчас наступает интересный период. Его можно было бы охарактеризовать таким термином, как младостарчество, только не со стороны священноначалия, а со стороны мирян. Сейчас Россия напоминает времена «Соборян» Лескова. То есть — распространение юродства среди церковной молодежи, игриво-фривольного тона в Церкви. В принципе, это не так уж плохо. Возникает новая церковная среда. Молодежь, которая приходит в храм, натыкается на таких же молодых священников. Ни те, ни другие не знают, как им друг с другом общаться. Исчезла сама культура внутрицерковного общения. Есть постсоветское поколение и «Типикон», субординирующий отношения церковного люда. Нам предстоит восстанавливать церковную культуру, а это грандиозная задача. Ее замечательно сформулировал митрополит Антоний Сурожский: «Нам предстоит из церковной организации превратиться в Церковь».

Во-первых, мирянам нужно понять, что батюшки — это не некая святыня, с которой надо носиться на щите, что они — тоже люди, сильно устают и больше всего от нас. Во-вторых, надо понять, что очень многое в Церкви зависит от нас самих. Церковь — не только батюшки.

На первом этапе православных никуда не пускали: ни на телевидение, ни на радио, ни в газеты.

На втором — мы видели одних и тех же людей, слышали одни и те же слова в различных средствах массовой информации. Журналистам тоже было интересно послушать проповедника.

Сейчас сложилась уникальная ситуация. Нас готовы привечать все средства массовой информации. Православие звенит кругом. Но как? Ужасающим способом. Вульгарным, необразованным, неинтересным, скучным.

Сейчас главная угроза — формализовать отношения с молодежью и убить их. Кажется, что существуют новые методы, с помощью которых можно было бы не допустить этого. Как ни странно, самым действенным местом для общения с молодежью являются библейские кружки. В Англии сейчас англиканской церкви придерживается 21 процент населения, так они, как за последнюю соломинку, хватаются за библейские кружки. Если двум людям интересно читать Евангелие, то это уже библейский кружок.

Нужен разговор о Библии, о Писании, более приземленный, житейский.

Второй способ, через который люди сейчас больше всего получают информацию о Боге, — это культурологические факультативные дисциплины в вузе и школе. При этом не нужно в лоб про Бога не говорить. Может быть, начинать беседы про русскую свадьбу, русские имена, единоборства, бани и так далее. Про то, что является русским бытом. Как русские люди жили? Что делали, когда родился ребенок, когда умер человек? Эти темы пользуется невероятным интересом. Современные студенты не готовы слушать про Бога в лоб, это слишком жесткая пища для них. Нужно пока культурологически жиденько.

Спросите молодежную аудиторию, кто из них крещен, увидите, поднимается лес рук. Так, значит извинительной будет молитва преподавателя перед уроком. Да и самый разговор будет доверителен с этого самоидентификационного начала. А вот кто из них ходит в церковь, не стоит спрашивать. Это тяжелый вопрос, не надо его задавать. Давайте лучше поговорим про русскую свадьбу. И для девушек, и для юношей это важно. Лучше, чтобы это было смешно, если смешно, значит интересно. И не нужно вести бесконечную полемику, в желании кого-то и в чем-то убедить, если вы убеждаете человека, то он сразу становится на позицию вашего оппонента, пусть зачастую даже мнимого. Нужно говорить с молодыми людьми так, чтобы они всегда могли выразить СВОЙ собственный (пусть даже ничтожный) опыт веры.

В церковь приходят молодые люди, которые жаждут проповедовать. Когда человек приходит в церковь, он горит. Как говорит Иоанн Златоуст, ему дается «залог веры». Есть опасность, что неофит наделает глупостей и превратится в характерную для современной церковной практики «бездну греховности» (типа знакомого электрика, который, когда его посылают чинить провода, не идет, потому что он, де, сегодня «весь в бездне греха»). Поэтому людей с горящими сердцами надо посылать в библейские кружки, в университетские аудитории.

Если батюшка на приходе увидит молодого человека, думающего и умеющего хорошо говорить, пусть отправляет его в редакцию местной газеты, чтобы он сотрудничал с ней, готовил программы на радио, телевидении. Возьмите краткие «Жития святых», в интернете возьмите свежую церковную хронику у «Радонежа», «Православия 2000» или «Русской линии» и просто на местном радио читайте с листа. Записывайте за два часа десятиминутные программы на каждый день недели. Человек, который за это возьмется, может быть, пока знает немного, но пока он читает перед микрофоном свой текст, он будет знать все жития святых в течение года, он напитается информацией. Это деятельный способ работы с молодежью.

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru