Русская линия
Русская неделяИгумен Тихон (Бобов)14.04.2006 

Сильнее Бога нет
Интервью с наместником Свято-Троицкого монастыря, ректором Тюменского Духовного училища, игуменом Тихоном (Бобовым)

— Отец Тихон, по долгу службы вы занимаетесь православным воспитанием, образованием. Как вы относитесь к попыткам правительства реформировать систему народного образования?

— Действительно, школа реформируется и должна реформироваться. Но насколько до меня доходят сведения, предлагаются разные подходы к реформированию системы образования, разные методики, программы. Нет единогласия. Например, наши выпускники медакадемии, уезжая работать за границу, вынуждены сдавать там дополнительный экзамен, и не все из них проходят. Это говорит о том, что пробелов в образовании у нас хватает. Но есть и положительные моменты. Конечно, все хорошее, что предлагает министерство, надо принять. Но предметы по половому воспитанию в школе не выдерживают критики. Действительно наступают последние времена, когда, как сказал Господь: «Когда приду — найду ли веру». Или в последнее время сложилось такое понимание — убивающий человека тем самым служит Богу. Вот подобные нововведения в образовании как раз убивают человека. Представьте себе, детей учить половой жизни?

— Но в этом есть логика — чем раньше человек узнает, откуда берутся люди, тем лучше. Меньше будет семейных, медицинских проблем.

— Простите, мы прекрасно различаем, что есть грех, а что есть богоугодное дело. В данном случае мы используем западные программы обучения, которые направлены на растление молодежи. У старшего поколения это вызывает, мягко говоря, недоумение — неужели и кошку с собакой учить совокуплению? Это не укладывается в нашем сознании. Разве подобное можно преподавать детям? Надо хоть немного различать возрастные характеристики. А как относиться к телепередачам, которые массированно проповедуют насилие? В данном случае какие-то темные силы ополчились против России. Другого объяснения нет. Иначе зачем все это выдавать за чистую монету, рекламировать?

— На ваш взгляд, необходимо в средних школах ввести обязательные предметы по религиозному воспитанию?

— В настоящее время в Тюмени существует православная гимназия. Мы же не отрицаем преподавание необходимых дисциплин — химии, алгебры, биологии, литературы и т. д. Но образование необходимо сочетать с воспитанием именно на православной, религиозной основе вообще. Хочу вам в свою очередь задать вопрос — о чем свидетельствует тот факт, что российских специалистов, не говоря уже о тех, кто имеет ученую степень, студентов старших курсов скупает заграница? Это говорит об интеллекте нашего народа. Разве это не результаты того учения, которое было в свое время преподано русскому народу через образование и Церковь? Именно при церквях располагались учебные заведения: Киевская бурса впоследствии преобразовалась в Киевский университет. Славяно-греко-латинская академия — в МГУ. При церквях давали образование, и Церковь контролировала образование. Результаты этого, как я уже сказал, в том, что российская наука — самая лучшая в мире. И я придерживаюсь однозначного мнения — образование должно сочетаться с воспитанием, с православным воспитанием.

— Православная гимназия — одна на весь город. А школ — сотни. Как здесь решить этот вопрос?

— На законодательном уровне. Я скажу, что общее образование у нас слишком политизировано, и оно, как это ни странно, трудно поддается сближению с Церковью. Вспоминается один случай. Пришла как-то ко мне учительница, я еще преподавал в то время в семинарии, и попросила помощи. Она верующая, преподавала в школе факультативно закон Божий. У нее было много учащихся, очень интересные уроки проводила. Приехала комиссия из Тюмени и закрыла Воскресную школу. Через некоторое время приехала другая комиссия и, узнав, чем занималась учительница, давай ее хвалить, призывать передавать опыт другим учителям. Вот отношение к православному, религиозному воспитанию в народном образовании. Поэтому невозможно одним махом сделать школы православными. К тому же нет квалифицированных преподавателей. Мало того, что они должны быть подготовленными, они должны быть искренне верующими.

— А в это время сектанты, западные проповедники захватывают наши умы, проникают в школы, семьи. Им это как-то удается в обход всех норм и законов.

— Это действительно острая проблема. Идет разъединение народа. Это не просто так. Один ученый, философ сравнил ситуацию в стране с масштабным военным наступлением — сначала массированный артобстрел, а затем десант. В 1917 году больше всего пострадала Церковь. Большевики в первую очередь разрушили не государство, а Церковь. Представить себе сегодня трудно, что на свободе тогда осталось всего три епископа, остальные были арестованы, казнены, сосланы. А сейчас, если хотите, ровными шеренгами топает десант. И не только школы страдают от этого, но и тюрьмы, дома престарелых. Приезжают с подарками, с благотворительной помощью и одновременно с проповедями. А Россия была православной и должна оставаться православной.

— Но мне кажется, что Православная Церковь придерживается позиции невмешательства. Это, наверное, и хорошо и плохо одновременно. Она не настолько агрессивна, как секты или западная церковь. Но ведь так можно никогда и не дождаться, что человек обратится к Богу.

— Господь сказал: «Приходящего ко мне не отвергну вон». Всем, кто обращается в церковь, мы помогаем. Кстати, у меня под рукой недавний номер газеты «Труд», где один журналист также обвиняет Православную Церковь в бездействии — смотрите, как иностранные проповедники ходят по улицам, в автобусах, на вокзалах, они не дремлют, стучат в двери, предлагают свои книги, брошюры, приглашают на проповеди, а православные сидят. Вспоминается такой случай. Ехал я в автобусе и вдруг вбегает молодой человек, начинает кричать -«Халлилуйя. Мы все братья и сестры, приходите к нам, мы все друг друга любим. Халлилуйя. Будем вместе молиться». А теперь представьте на минуту, если меня в таком виде увидят мои прихожане в Тюмени. Да они скажут, что батюшка немного того. Единственное, что мы должны — исполнить закон Божий и горе тому, кто не благовествует. Мы стараемся, где это необходимо, помогать немощным, ущемленным. Посещаем тюрьмы, дома престарелых. Но вот буквально час назад у меня была староста Ильинской церкви в Килках. Они окормляют детскую колонию в Винзилях. За двадцать дней, что она была в отпуске, в колонии успели уже побывать сектанты из Америки с богатыми подарками. Первое, о чем они спросили воспитанников колонии, — зачем вы кресты носите и поклоняетесь иконам. Напомню слова Достоевского — «Дьявол борется с Богом, зло борется с добром и поле битвы — сердца людей».

— На конференции, посвященной Дню славянской письменности, меня поразил ваш доклад о распространении наркомании, СПИДа в молодежной среде. Хотелось бы узнать, какой выход из этой страшной ситуации предлагает Православная Церковь?

— В этом случае я всегда привожу в пример роман «Плаха» Чингиза Айтматова. Если помните, роман остался незаконченным. Когда три священника приехали к писателю в Киргизию, первое, что они спросили, — почему главным героем произведения он выбрал православного семинариста, а не представителя другой религии? И Айтматов ответил, рассказав такую историю. Однажды он в одном из университетов Швейцарии читал лекцию. После лекции студенты захотели взять автограф. И кто-то из них незаметно для Айтматова положил на стол книгу. Когда писатель раскрыл ее, это оказался «Новый завет» на киргизском языке. Уже дома, прочитав Евангелие, писатель сказал сам для себя — если бы Магомет был на кресте, он бы сошел с креста. А Господь отдал душу и жизнь за род человеческий.

Второе, что спросили священники, — почему роман не закончен? На что писатель ответил — мы все вместе должны подумать, как закончить роман, как покончить с наркоманией. У нас же в стране идет деградация нации. Наверное, с наркоманией надо бороться иными методами. Преследовать не наркоманов, а торговцев, распространителей. Ко мне приходят родители со слезами — батюшка, отпойте единственную дочь, единственного сына. Но Церковь не отпевает наркоманов. Да, по мирским законам это болезнь, даже из института не имеют права отчислить за употребление наркотиков. А по православным законам — это грех, порок. Поэтому борьба с наркотиками — наша общая задача: и здравоохранения, и образования, и органов правопорядка, и церкви. У Церкви имеется определенный опыт реабилитации наркоманов. При крупных монастырях работают реабилитационные центры. Ближайший к Тюмени расположен в селе Чимеево Курганской области.

— Отец Тихон, глупо спрашивать, но вы верите, что Россия останется православной?

— Другого быть не должно. Я верю. Об этом говорили еще старцы. Потому что сильнее Бога нет.

В.В. Филатова

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru