Русская линия
Русская неделя Иван Роса05.04.2006 

Монастырь Святого Антония (США, Аризона). Часть вторая

Часть 1

Меня находит о. Маркелос и зовет с собой. Мы подходим к небольшому фонтану, окруженному каменными скамейками, садимся и разговариваем. Он подробно расспрашивает обо всем, потом говорит, что у них в монастыре есть русский послушник, — о. Тарасий, правда он сейчас болеет, но он меня с ним обязательно познакомит. Я прошу о. Маркелоса узнать о возможности встречи с о. Ефремом, он тот час встает и провожает меня к келейнику о.Ефрема. Это крепкий и улыбчивый грек с черной бородой; он слушает меня, потом показывает на людей, также ждущих о. Ефрема, человек около тридцати, в основном, женщин и говорит:

— «Сегодня это трудно будет сделать, приходи завтра».

Я отвечаю, что завтра утром у меня самолет из Тусона, рассказываю ему откуда я, он в свою очередь тоже удивляется и благословляет прийти к трем часам, а пока советует мне приложится ко главе старца Иосифа Исихаста. Переспрашиваю еще и еще раз, неужели глава старца сейчас здесь? Ведь она все время оставалась на Афоне! Келейник подтверждает и показывает мне тропинку к небольшому деревянному храму, расположенному на втором этаже, виднеющемуся среди зелени. Я взволнован и обрадован, храм открывается в час дня, и все оставшееся время до открытия, провожу в молитве и благодарности Богу за это чудо.

Наверх ведут деревянные ступеньки. Нагретые солнцем, они удивительно знакомо пахнут смолой и лесом. Наверху небольшая площадка, с которой хорошо видна почти вся территория монастыря. Снимаю обувь и захожу в небольшой уютный храм. Очень красивый резной иконостас, много икон, в середине, в небольшом низеньком ковчежце, глава старца.

4.

Три часа дня. Возвращаюсь к храму св. Антония — главному храму монастыря, в одном из помещений которого, принимает о. Ефрем. Людей не убавилось. Келейник зовет меня в небольшую комнатку и подробно спрашивает, о чем я хочу поговорить. Слушает, потом говорит, что необходимо спросить только самое важное и тут же формулирует главный вопрос. Я соглашаюсь. Он провожает меня к о.Ефрему.

Маленькая, но очень светлая и чистая комнатка с двумя креслами, столиком и стоящим напротив низеньким диванчиком. О. Ефрем сидит в кресле, я сажусь на диван. Келейник говорит с ним на греческом, объясняя откуда я, потом предлагает мне рассказать свою ситуацию. Я начинаю говорить, смотря на о. Ефрема, время от времени обращаясь к келейнику, т.к. он переводит с английского на греческий. О. Ефрем весь седой, почти белый. Его небольшое светлое лицо очень спокойно и мирно, и совсем почти не похоже те фотографии, что я видел ранее. Есть в нем что-то от ребенка, какая-то безмятежность. Он отвечает твердо и однозначно. Затем я спрашиваю о молитве. О. Ефрем отвечает практически словами старца Иосифа, — «Иисусова молитва всегда, в любое время, для каждого христианина, не важно, монах он или мирянин». Я прощаюсь, он благословляет меня и дает небольшую икону Божией Матери. Выхожу в сад, где на скамейках сидят несколько женщин — гречанок. Одна из них, видя, что я все еще держу перед собой подаренный мне образ, говорит:

— «Храни, это святыня! Ты знаешь, о. Ефрем — святой. Не только я так думаю, многие люди так считают».

Меня замечает о. Маркелос и снова зовет с собой. Мы подходим к братскому корпусу, и нам навстречу выходит монах. Это о.Тарасий. Мы разговариваем с ним минут пять, и поскольку он болен, провожаем его обратно в келью. Время трапезы. Напротив меня за стол усаживается молодой человек лет 30-ти. Знакомимся. Американец из Лас-Вегаса. Он здесь уже не первый раз. Спрашивает вдруг:

-" А тебя когда Господь позвал?" Я немного удивляюсь прямоте вопроса, хотя для меня он звучит вполне естественно, поскольку так и было, и отвечаю.

-«В тридцать лет».

-" А меня в восемнадцать. И я все медлил… Понимаешь, я ведь в Лас-Вегасе живу, место не самое правильное, пятнадцать лет прошло."

Он начинает рассказывать свою историю, и тут ко мне подбегает маленький мальчик, лет четырех-пяти и говорит по-русски, но с сильным акцентом: «Здравствуйте!» Потом хочет что-то сказать еще, но не знает как и снова говорит: «здравствуйте». Недалеко его мама с двумя другими детьми улыбается, я видел их на службе и меня удивило, как спокойно и тихо вел себя их самый маленький ребенок, — девочка возрастом примерно около года. Ей постелили небольшой коврик, на котором она стояла, а когда уставала, садилась.

-«Здесь много русских», — объясняет мне новый знакомый, — «ну, конечно, не из России, а тех, кто здесь живет, в Америке. О. Ефрем очень любит русских».

После трапезы послушание на кухне и уборка столов. Выходим на улицу, — уже темно. Время летит. Завтра снова в путь, в монастырь Святого Преображения на другом конце США…

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru