Русская линия
Русская линия Сергей Лебедев14.03.2006 

Донкихоты самодержавия
Предисловие к книге А.А.Иванова «Последние защитники монархии. Фракция правых IV Государственной думы в годы Первой мировой войны (1914 — 1917)». СПб.: Дмитрий Буланин, 2006.

Обложка книги А.А.Иванова "Последние защитники монархии"От редакции: Нам особенно приятно сегодня представить читателю книгу нашего коллеги редактора Русской линии кандидата исторических наук Андрея Александровича Иванова «Последние защитники монархии. Фракция правых IV Государственной думы в годы Первой мировой войны (1914 — 1917)», которая через пару недель выйдет в питерском издательстве «Дмитрий Буланин». Книга несомненно внесет заметный вклад в изучение русского православно-патриотического движения начала ХХ в. и в понимание ситуации, сложившейся в политической жизни страны накануне революции.

Созданная молодым петербургским ученым монография сразу обращает на себя внимание своим холодным научным академизмом. И в этом — ее огромное достоинство. Монография А.А.Иванова должна занять почетное место в исторической науке не только тем, что автор не убоялся затронуть политически «скользкую» и почти не изученную исследователями тему, но и благодаря тому, что сумел встать выше политических пристрастий дня нынешнего.

История правого движения в конце существования российской монархии, как ни странно, только в самое последнее время начинает привлекать внимание исследователей. И причина этого — не только в наследии официальной историографии и политического давления властей, но и в том, что изучать историю проигравшей стороны всегда было неблагодарным занятием. В конце концов, историю всегда пишут победители. И именно поэтому представления о черносотенцах 1905 — 1917 гг. в обыденном сознании даже у профессиональных историков сводятся только к «погромам» и хулиганским выходкам в царских Государственных думах депутата Пуришкевича. В определенном смысле, если и возможно говорить об историографической традиции изучения черносотенного движения, то это будет только отрицательная традиция навешивания ярлыков и брани в адрес тех, кто уже не сможет ответить.

Лишь в последние полтора десятилетия изучение черносотенства наконец из пропаганды постепенно стало научной исторической дисциплиной. Однако не случайно говорится, что Россия — страна с непредсказуемым прошлым. Отдельные труды, касающиеся правого движения времен заката русской монархии, появившиеся с конца 80-х гг. ХХ в., создаются политически пристрастными авторами. Эти авторы или поют осанну черносотенцам (как это делал, например, В.М.Острецов, не находящий в мужественных рыцарях самодержавия ни малейшего недостатка), или видят в них тупых погромщиков, которые почему-то сумели повлиять на невинную европейскую цивилизацию, породив фашизм (это свойственно писаниям У. Лакера). Впрочем, историография русского праворадикального движения предреволюционных лет остается небольшой по объему (что, впрочем, не делает ее изучение легким, учитывая именно пристрастность и ангажированность авторов того времени).

Но если изучение самого черносотенного движения в своей основе все же сдвинулось с мертвой точки, и сегодня мы можем использовать добротные научные работы Ю.И.Кирьянова, П.Ш.Чхартишвили, А.Д.Степанова, С.А.Степанова, а также опираться на все возрастающие числом диссертационные исследования, посвященные провинциальным черносотенцам, то совершенно неведомым материком остается деятельность черносотенных (и, шире, правых) депутатов в дореволюционном российском парламенте. В самом деле, парламентская деятельность черносотенцев, в отличие от их уличной борьбы с революционерами, как-то осталась вне научных изысков. Особенно не повезло истории IV Государственной думы, почти вся деятельность которой пришлась на роковые годы Первой мировой войны.

Между тем отрицательное отношение большинства черносотенцев к самому принципу парламентаризма, столь противоречащего самодержавию привело к бойкоту выборов рядом партий правоверных ультрамонархистов. Даже думское представительство правых не соответствовало их реальному влиянию на избирателей. А ведь именно в IV Думе у правых была весьма значительная фракция, хотя большинства не имела ни одна партия. И монография А.А.Иванова на сегодняшний день является единственным исследованием деятельности правой фракции в IV Думе.

Не будем касаться содержания монографии, поскольку лучше автора сказать невозможно. Отметим лишь то, что А.А.Иванов скрупулезно перебрал практически все доступные (и, что более существенно, также и недоступные большинству исследователей) источники. Автор проявил столь нехарактерную для современных российских историков высокую научную объективность, показав сильные и слабые стороны правых радикалов. Проштудировав монографию, можно понять, почему в конечном счете черносотенцы проиграли.

Исследование А.А.Иванова охватывает время Первой мировой войны — воистину неизвестной для современной России войны. Автор показал на многих примерах серьезный вклад черносотенцев в военные усилия страны. При этом по иронии судьбы, именно черносотенцы в годы войны оказались наиболее политически пострадавшей стороной еще во время монархии. В самом деле, можно вспомнить, что черносотенцы оказались обескровлены мобилизацией большинства своих молодых активистов. Некоторые провинциальные организации СРН (например, в Екатеринодаре) вообще закрылись из-за ухода всех своих членов в армию. Многие черносотенцы отправились на войну добровольно.
Киевское молодежное патриотическое общество «Двуглавый орел» почти в полном составе отправилось на фронт. Понятно, что большинство «орлят», включая своего 23-летнего председателя В. Голубева, полные патриотического энтузиазма, но почти не имевшие военной подготовки, погибли в огне войны.

Оставшиеся в тылу черносотенцы фактически прекратили всякую политическую деятельность, занимаясь лишь помощью армии. Но неудачи на фронте и распутинщина в тылу окончательно подорвали всякое влияние черносотенцев на массы. К концу русской монархии в России почти не осталось монархистов. И в этом — трагедия русского монархизма. За последними защитниками монархии прочно прилипла кличка «донкихоты самодержавия». Но может ли долго существовать политический режим, если его идейные сторонники воспринимаются донкихотами? После того как исчезли бескорыстные монархисты, должна была рухнуть и монархия, что и произошло в феврале 1917 г. с такой легкостью.

Трагедия, происходившая в стенах Государственной думы, прекрасно показана автором на страницах книги. И добавить к этому действительно будет нечего — настолько полны и всеобъемлющи сведения А.А.Иванова.

По законам рецензионного жанра необходимо найти какие-нибудь недостатки в рецензируемой монографии. Однако небольшая по объему книга А.А.Иванова настолько информативна, полна малоизвестными данными, что указать на что-либо неточное практически невозможно. Единственное, что можно поставить автору в вину, так это то, что он сохранил некоторые пропагандистские штампы в отношении черносотенцев. Так, в начале 1-й главы, говоря о «регулярной финансовой поддержке правых организаций вплоть до 1917 г.», автор не упомянул, что само по себе финансирование черносотенцев было весьма незначительным в сравнении с теми денежными средствами, которыми располагали их противники из революционного и либерального лагерей. Ряд черносотенных организаций, в частности Союз русского народа (СРН), действительно получал, весьма непериодически, субсидии от правительства. Но заметим, что оппозиционные партии, включая кадетов, не брезговали получать деньги от зарубежных спецслужб (так, создание кадетской партии осуществлялось на деньги воюющей против России Японии). Впрочем, и отечественная буржуазия финансировала кадетов очень активно (например, основным спонсором кадетов был Азово-Донской банк, один из самых крупных не только в России, но и в Европе). Революционеры пополняли партийные кассы за счет экспроприаций. Общая сумма правительственных субсидий черносотенцам, по подсчетам С.А.Степанова, составляла 250−300 тыс. руб. в год. Учитывая, что на одного союзника приходилось меньше рубля, сумму не приходится считать значительной. По отчету московского градоначальника, на выборах разных уровней черносотенцы затратили 1065 руб., а кадеты — 700 тыс. (!). Несмотря на частные пожертвования сочувствующих «русскому делу», черносотенные союзы постоянно испытывали финансовые трудности. Доктор А.И.Дубровин из личных средств финансировал многие мероприятия СРН. Огромную роль в финансировании газеты СРН «Русское Знамя» сыграла Е.А.Полубояринова. Впрочем, данное замечание носит совершенно непринципиальный характер, да и практически не относится к теме деятельности правых в IV Думе.

Монографическое исследование А.А.Иванова представляет собой большой вклад в отечественную науку. Это серьезная научная книга, посвященная серьезной научной проблеме. Используя известную фразу, можно также сказать, что книга А.А.Иванова — очень своевременная книга в столетнюю годовщину первой русской революции, создания черных сотен и первого парламента России. Она будет интересна не только историкам, но и политологам, социологам и всем, не безразличным к истории Отечества.

Лебедев Сергей Викторович, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии Высшей школы народных искусств (института).

http://rusk.ru/st.php?idar=161810

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Андрей Иванов    30.10.2009 14:28
Книгу можно заказать здесь: http://www.chaconne.ru/viewitem.php?id=2357799
Или приобрести в Санкт-Петербургском Доме книги.
  Л    30.10.2009 14:16
А где можно приобрести или заказать по интернету эту интереснейшую книгу?
  Андрей Иванов (автор книги)    15.03.2006 22:07
Благодарю всех, высказавших слова поддержки, особенно уважемому коллеге Владимиру Николаевичу Шульгину, чье мнение для меня весьма ценно.
Дмитрию отвечаю – да, я "тот самый" Андрей Иванов. Рад, что Вам понравились мои очерки о черносотенцах. Постараюсь не разочаровать и на этот раз, хотя данная книга – труд чисто академический, а не историко-публицистический и ориентирован преимущественно (хотя и не только) на коллег по историческому цеху.
Моему однофамильцу отвечу так: Соглашаюсь я с профессором С.В.Лебедевым по иным вопросам, а отнюдь не по этому (связанному с Г.Е.Распутиным и оценкой личности и правления Государя Николая II). Написать его отклик на рукопись моей книги попросил потому, что в свое время внимательно изучил его труд "Альтернатива справа" – в чем-то спорный, но на мой взгляд, в целом весьма полезный и интересный. Мое же отношению к трудам самого Сергея Викторовича было высказано на РЛ в рецензии на его труд "Русские идеи и русское дело": http://www.rusk.ru/st.php?idar=104085
  Дмитрий    15.03.2006 21:39
Если автор книги тот самый Андрей Иванов, что писал очерки о русских монархистах в рубрике "100 лет Союзу русского народа", то книга обещает быть полезной и интересной. Дай Бог не ошибиться.
  Андрей Иванов (автор книги)    15.03.2006 13:53
Постараюсь утешить почитателей Григория Ефимовича. Тема Распутина в книге практически обойдена (за исключением участия в интригах против него отдельных представителей правой фракции). Я сознательно не стал давать какую-либо нравственную оценку личности Г.Е.Распутина и его т.н. "влиянию", исходя из следующих соображений: 1. "Не судите и не судимы будите" (или, выражаясь словами Распутина, сказанными им своим обвинителям: "Встретимся на Страшном суде"); 2. Я не являюсь специалистом по Распутину, а потому не могу взять на себя смелость что-либо аргументировано о нем утверждать как о человеке, за исключением того, что то, что называет в отзыве на мою книгу уважаемый С.В.Лебедев "распутинщиной" (в книге это слово встречается только при передачи цитат) на по крайней мере было умышленно раздутой кампанией против Царской Семьи.

Что же касается неудач на фронте, то тут я однозначно готов поддержать автора рецензии на мою книгу. 1915 г. – год начала массированного наступления либеральной оппозиции на Самодержавие принес Русской армии немало неудач, что и было использовано врагами существующего строя. Другое дело, что Империя рухнула накануне победы, что прекрасно понимали ее могильщики. Ведь продержись монархия еще несколько месяцев (хотя история, увы, не терпит сослагательного наклонения) после входа Русских войск в Берлин ее престиж, заметно подорванный целенопрваленной работой ее недругов, вновь бы неуклонно пошел вверх и тогда шансы на переворот приблизились бы к нулю.

И последнее. Монархистов к 1917 г., действительно осталось очень мало. Могу утверждать это с полной определенностью. В самой монархической (черносотенной) фракции Думы, с начала ее работы насчитывавшей 64 человека, к концу 1916 г. осталось не более 20…
Да и защищать монархию на улицы, как было в 1905 г., в 1917 никто не вышел… Как справедливо заметил в эти дни один из видных черносотенцев – в монархии монархистов осталась лишь маленькая кучка.
  Шульгин Владимир Николаевич    14.03.2006 20:29
Бог в помощь коллеге по изучению русского консерватизма! Слава Богу, настало время, когда исследователи начинают изучать историю своего отечества по завету Пушкина, писавшего в статье о Радищеве, что "в поношениях нет убедительности, а без любви нет истины". Наш национальный поэт имел в виду недопустимость поношения России самобытной и ратовал за методологию любви к Родине. То же проповедовал Карамзин в 19 в. и вся позднейшая свободная консервативная мысль. А.Ф.Лосев, например, говорил о насущности "философии Родины и жертвы", а не отвлечённого гносеологизма кантовского типа. Исследовательское поле здесь необозримое. Взять одну только проблему соотношения свободного идейного консерватизма (линия Карамзина-Пушкина) и политического, в том числе правительственного консерватизма.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru