Русская линия
Православие и МирПротоиерей Сергий Николаев10.02.2006 

О семейном счастье и семейном несчастье. Часть 1

Ближние, близкие, родные… Самая искренняя и самоотверженная любовь связывает родных людей. Но почему-то именно родные, близкие зачастую приносят нам и самую болезненную обиду, самую неутолимую скорбь. В семейной жизни так часто печаль и радость, боль и ласка идут рядом, рука об руку, что порой и не знаешь, где кончается семейное счастье и начинается несчастье.

«А мне вас жаль» (1 Кор. 7, 28), — сочувствует апостол Павел вступающим в брак. И опыт говорит, что, как бы ни был благополучен брак, как бы ни были благочестивы и мирны супруги, им не избежать семейных печалей. «Скорби по плоти» (1 Кор. 7, 28), — называет эти печали Апостол.

Наши «скорби по плоти» бывают вызваны волнением за здоровье и жизнь домочадцев, заботой о служебном поприще супруга, о благополучной учебе детей, об устройстве домашнего быта. Иногда нас печалит необходимость уступить или ограничить себя. Но такие скорби не отвращают от брака, они, напротив, укрепляют его, «содействуют любви», по словам святителя Иоанна Златоуста. Для семейного человека семья — тот райский уголок, где возможно и естественно исполнение Божией заповеди любви к ближнему.

Правда, источником семейных скорбей не всегда служат любовь и забота о домочадцах. Зачастую они проистекают от любви к себе. От пристрастия к себе родятся семейные ссоры, обиды, уязвления, обманы, отчаяние. Это тоже «скорби по плоти», но они делают брачную жизнь скучной, наполняют тоской, разбивают сердце.

«Сколько благ происходит из того, что нет раздоров у жены с мужем, и сколько зол бывает… когда они ссорятся… никакое благоденствие не может радовать мужа и жену, если они в раздоре друг с другом» (святитель Иоанн Златоуст).

Безрадостная семейная жизнь, что может быть печальнее? Когда и откуда приходит эта печаль в семью? Быть может, стоит еще раз задуматься об этом?

Разочарование

Если говорить о разочарованиях, то они неизбежны в семейной жизни, особенно в начале ее, ведь ожидание семейного счастья всегда настраивает на идеал, а идеальных людей нет. Да и запросы наши порой противоречивы. Сегодня мы ждем от милой песен, а завтра тяготимся весельем. То, что нравилось в женихе, не обязательно понравится в муже. Впрочем, несовпадение мечты и реальности не должно приводить молодоженов в отчаяние. Потому что каждый человек прекраснее любого выдуманного образа. Каждый человек — это целый мир и мир живой. И скорее всего, все те замечательные качества, которыми наградило избранника ваше воображение, со временем раскроются в нем. В нем откроется и доброта, и преданность, и глубина, и мудрость. Согретый солнцем любви, он постепенно сбросит с себя, как лишнюю одежду, все то, что разъединяет, что рознит его с любимым.

В браке нередко и самый закоренелый злодей не может противостоять творческой силе любви. Иногда мы встречаем семьи, где муж или жена, а то и оба супруга состоят как бы из одних видимых недостатков. Но даже со стороны бывает видно, как преданы, добры, заботливы они друг к другу. И в дурном человеке образ Божий не исчезает окончательно, но он обязательно виден через любовь.

В недалеком прошлом некоторые профессиональные преступники (воры в законе) не имели права заводить семью. Не столько потому, что семья связывает, а скорее потому, что любовь преображает человека. Преступный мир выставлял такое условие, чтобы не потерять собрата. Любовь пробуждает уснувшую, иногда, казалось, умершую совесть. Любящий своей верой может возродить божественные свойства души любимого. «По вере вашей да будет вам» (Мф. 9, 29).

Во время венчания священник спрашивает жениха и невесту: «Имаши ли, (имя), произволение благое и непринужденное, и крепкую мысль, пояти (взять) себе в жену сию…» Или: «в мужа сего…» И каждый отвечает: «Имам, честный отче». Эти слова вовсе не означают, что я, мол, имею непринужденное желание и твердое намерение быть супругом этого человека, если он не будет отличаться от созданного в моем воображении образа, придуманного представления о нем. Вовсе нет. В данном случае положительный ответ на вопрос священника означает, что жених и невеста имеют твердое намерение жить в браке со своим избранником, несмотря ни на какие разочарования и даже изменения, которые могут произойти с ним. Кроме, конечно, вины прелюбодеяния.

Сразу вспомнились несколько почти одинаковых семейных судеб. Девушка не смогла выйти замуж за человека, в которого была влюблена. Вышла за другого, уже не по пылкой любви, а, как говорят, по склонности. Но, став супругой, не сумела простить своему мужу его несхожести с девичьей мечтой. Все в нем казалось ей несовершенным. Хороший, добрый, умный человек потерял веру в свои силы и постепенно стал походить на характеристику своей жены: скучный неудачник, недотепа.

Есть и другой пример. Молодая жена была уверена, что ее муж — самый замечательный человек в мире. Его недостатки казались ей всего лишь переменной облачностью, чуть затмевающей солнце. Она поставила для себя задачу и затем прекрасно ее выполнила: убедила и создала условия своему солнышку сиять во всей его славе. Но как это было? Супругу тревожило несколько непопечительное отношение мужа к будущему, к карьере, его невысокое образование, его приверженность к веселым застольям, его нецерковность. Она как-то исподволь убедила его, что с его способностями он запросто окончит институт. И он, не оставляя работы, может быть и не совсем запросто, но окончил его. По косвенному совету жены выучил три языка. Столь напряженный график упразднил большую часть легкомысленных развлечений, отвлек от некоторых неблагополезных знакомств. Направив усилия мужа на учебу, жена взяла на себя часть традиционно мужских семейных забот.

При этом нельзя сказать, что она стала кормщиком семейного корабля, упразднила главенство мужа. Нет, ее супруга никак не назовешь покорным «подкаблучником». Напротив, это очень мужественный, волевой человек, привыкший к личной ответственности, правильно определивший свое место в семье. Моряк по призванию и по профессии, он имеет свой твердый взгляд на права женщин, согласный с морской традицией, ограничивающей даже пребывание женщины на борту судна.

Вот на эту морскую жилку и понадеялась Антонина, когда воцерковляла мужа. Она сразу поняла, что одной ей с таким делом не справиться. Это ведь не попросить мужа в подарок к своим именинам, чтобы он бросил курить. И она прибегла к помощи покровителя мореплавателей — святителю Николаю. Несколько лет каждую ночь она читала акафист Мирликийскому Чудотворцу. Любящая супруга рассказывала мужу о всех чудесных случаях спасения на море, что встречались ей в духовных книгах или устных рассказах верующих. Вымолила. На долгое время любимым храмом ее мужа стал храм святителя Николая в Хамовниках. А позже свойственная всем морякам любовь к порядку и мужскому братству сделала его почитателем монастырской службы, и теперь он прихожанин одного из московских мужских монастырей.

Есть такое выражение: «любовь слепа». То есть любовь не видит недостатков. Но любовь в то же время обладает и какой-то особой, повышенной зоркостью. Любовь умеет увидеть в любимом то, чего не видят окружающие. То, что видит в человеке Господь.

За что мне это?

Причину недовольства своим браком чаще следует искать в себе, а не в избраннике. Иногда неприязненные настроения в семье имеют свои корни в добрачной жизни супругов или одного из них.

Так, страдающему от злобных нападок жены, от ее беспричинной брани святитель Иоанн Златоуст поясняет: «Испытай самого себя: не делал ли ты сам чего-либо в молодости против женщины, — и вот рана, нанесенная тобой женщине, врачуется женщиною, и язву чужой женщины, как хирург, выжигает собственная жена». Конечно, несладко бывает принимать обиды за давнишний грех, но именно такое горькое лекарство дает грешнику Господь.

Случается, что жена страдает, видя недостаточное доверие и уважение к себе мужа, некоторую закрытость его. Но, быть может, есть и ее вина в этом? Может, пренебрегла она когда-то честным браком и не сохранила своей чистоты до замужества? В таком случае, как же она претендует на звание госпожи, если сделалась служанкой греха? На этот свой грех нужно досадовать ей, а не на пренебрежение и недоверие мужа. Немало времени пройдет, пока она своей целомудренной жизнью и верностью, любовью и заботой сможет вернуть себе в браке утраченное в грехе достоинство.

«Грех блуда имеет то свойство, что соединяет два тела, хотя и незаконно, в одно тело. По этой причине, хотя он прощается немедленно после раскаяния в нем на исповеди, При непременном условии, чтобы покаявшийся оставил его, но очищение и отрезвление тела и души от блудного греха требует продолжительного времени, чтобы связь и единение, установившиеся между телами… и заразившие душу, обветшали и уничтожились» (святитель Игнатий (Брянчанинов)). И потому добрачный грех жены супруг, может, и не совсем осознанно, переживает как измену. Это долго непроходящая сердечная обида. В конфликтных ситуациях, которые случаются в любом семействе, прошлая вина обязательно добавит масла в огонь ссоры.

Нередко греховное прошлое супругов отзывается ревностью. Во всяком случае, некоторое недоверие будет долго нарушать целостность и простоту семейных отношений. С годами, конечно, любовь покроет все, изгладит из памяти, исцелит. Но эти годы надо еще прожить, не потеряв любви.

Лучшее лекарство в таких случаях — это искреннее раскаяние, исповедь (у духовника), внутренний плач о своем грехе. «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5, 4), — обещает Спаситель. Раскаяние настраивает нас на согласие с наказанием и даже на некоторое ожидание и желание его как искупления греха.

Мне вспоминается рассказ одной мамы. Ее семилетняя Настя вбежала в комнату в слезах. «Мама, мама, побей меня! Что я наделала! Я забыла убрать куклины туфли! Ксюша (сестричка-ползунок), наверное, проглотила их, ей теперь будут резать животик. Мама, побей меня скорее!» — плакала малышка, не в силах нести тяжесть своего греха. Увы, среди нас, взрослых, так мало плачущих: «Господи! Господи! Я согрешил, побей меня скорее!» — напротив, мы только и ищем, как нам увернуться от заслуженного шлепка. А жаль…

Нередко, получив выговор или пережив какую-то неприятность, мы испытываем облегчение, словно заплатили часть долга. Осознавая свои грехи против ближнего, мы становимся более терпимы друг к другу. Нам легче сдержать свое раздражение и неудовольствие.

Кто в доме главный?

Вопрос, казалось бы, праздный, ведь Господь определил главенство мужа. «Потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела: Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем» (Еф. 5, 23−24). Однако «самое, казалось бы, простое, но и самое трудное — решимость занять в браке каждому свое место: жене смиренно стать на второе место, мужу — взять тяжесть и ответственность быть главой», — писал священник Александр Ельчанинов. Легко ответить словами и нелегко ответить на вопрос о главенстве самой жизнью семьи. Но «если есть эта решимость и желание — Бог всегда поможет на этом трудном мученическом… но и блаженном пути», — заключает тот же автор.

Человек, когда он занимает свое место, чувствует себя как рыба в воде, он чувствует себя счастливым. Тогда открываются его таланты, реализуются способности. Он не только счастлив сам, он счастливит окружающих его. Он полезен для близких, он приятен, он вызывает к себе любовь. Смиренная, послушная жена всегда желанна, всегда любезна мужу. Он вспоминает о ней с нежностью. Строптивая, своевольная жена не может рассчитывать на искреннюю любовь, муж обнимет ее с печальным вздохом. Строптивость жены убивает у мужа желание сделать что-то хорошее не только для нее, но и для дома. «Опущенные руки и расслабленные колени — жена, которая не счастливит своего мужа» (Сир. 25, 26).

Семейное главенство мужчины вложено в него Господом. «Он будет господствовать над тобою» (Быт. 3, 16), — сказано жене. И любой муж, будь он даже по характеру «муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей», возможно и безотчетно, чувствует это, для него противоестественно быть под властью жены. Если жена в семье и добьется победы, главенства, это будет победа мнимая, победа над любовью. И в муже станет постепенно зреть некоторое неуважение и даже презрение к ней. Мало того, он со временем начнет искать, как «вывернуться», уйти от этой ситуации. Такой уход не обязательно выразится в закрытости, обособленности, любви к аквариумным рыбкам или мужской компании, он может совершиться и порочным образом.

Жена, конечно же, более других знает слабости и недостатки своего мужа. Ее беспокоит вероятность житейских ошибок, что проистекают от этих качеств. Она пытается предостеречь мужа, указать на возможную опасность или неприятность. Такая забота естественна и никак не угнетает главу семьи. «Не забудь позвонить NN», «как приедешь, сразу смени обувь», «договорись со слесарем», — кто из мужей не слышал подобных напутствий? И если слова эти сказаны не тоном начальника, дающего указания нерадивому работнику, но звучит в них лишь ласковое напоминание отягченному многими трудами мужу, то весь день сопровождают они супруга чувством уверенности в семейном покое и порядке.

А сколько счастливых минут и часов приносит супругам милый обычай вечерних обсуждений предстоящих дел, не только семейных, но и служебных?! Всякий план, всякий проект, прошедший «семейное согласование», становится более жизненным, более реальным, укрепляется совместной молитвой. В этом случае радость удачи сердечно разделяется «соавторами» и вырастает в семейный праздник. Ну, а горечь неудачи обязательно растворится во взаимном сочувствии.

Но иногда жена не доверяет ни добронравию, ни рассудительности мужа, старается держать, как говорится, под контролем все его даже мельчайшие действия. Такая мелочная опека и постоянный контроль вызывают чувство протеста.

«Что я? Царь или дитя? — 
Говорит он не шутя. — Нынче ж еду!» —
Тут он топнул, Вышел вон и дверью хлопнул.

(А.С. Пушкин)

Причем хлопнуть дверью муж может и окончательно. Я припоминаю несколько разводов, причина которых — непомерная властность жен.

Женское любоначалие прежде всего оборачивается против самой женщины. Взяв на себя бремя власти, она очень быстро утрачивает женственность. В ней как-то незаметно пропадает особенная женская мягкость, простота обращения, сострадательность, удивительное чисто женское милосердие. Как говорится, сама себя раба бьет, что нечисто жнет.

«Всякий раз, когда мой прогноз в отношении какого-либо дела, где мы с мужем оказались не согласны, не оправдывается, я испытываю чувство досады. Это бывает даже в том случае, когда правота мужа оборачивается личной или семейной выгодой. Где-то в глубине души я готова потерпеть несчастье, пожертвовать достатком, лишь бы вышло по-моему, лишь бы открылась моя правда. А если семья сталкивается с какой-либо неприятностью, предсказанной мною, я не забуду сказать мужу: „Я же тебе говорила“. И, несмотря на общую печаль, я обязательно почувствую, может, совсем мимолетное, но уже привычное злорадство». Это слова женщины, честно взглянувшей на свое стремление к главенству и ужаснувшейся открывшейся перед ней бездне.

Для самых несмиренных любительниц семейного соревнования я расскажу небольшую поучительную историю. Вспоминается мне одна московская семья. Муж и жена, когда поженились, не были церковными людьми. Кажется, кто-то из них не был даже крещен. В браке жена с первых дней как-то безусловно взяла на себя руководство мужем-провинциалом. Так продолжалось несколько лет. Супруга не замечала ни профессионального роста мужа, ни изменившегося к нему отношения окружающих, ни его страданий от навязанного семейного бесправия. Не знаю как, но в семье совершился приход к вере. Супруги стали посещать храм, соблюдать установления Православной Церкви. Но и здесь, в новом деле, супруга не хотела уступать своего первенства. Иногда это первенство выражало себя в несколько комичных формах: если муж делал поясной поклон, то жена делала обязательно земной; если муж кланялся один раз, то супруга — трижды.

Чтобы быть всегда первой, жена начала читать Священное Писание и Священное Предание, знакомиться с духовными людьми. Стала регламентировать жизнь мужа с помощью святоотеческих текстов. Можно сказать, устами святых отцов пороки его обличать. Тут уж бедный супруг с кручины отправился тайно по старцам ездить — просить, не благословят ли его на развод. На развод его, конечно, не благословили, а посоветовали потерпеть еще да помолиться.

А супруга? Она не оставляла своего стремления быть более благочестивой, чем муж, быть более грамотной, более церковной. И она начиталась, надышалась, сроднилась с Православием. Когда-то не желавшая ни в чем смириться перед мужем, она смирилась перед Господом и заняла в семье то место, которое подобает жене-христианке. Я уже давно не видал ее. Но по рассказам знакомых она сильно изменилась и душевно, и внешне. Ее трудно узнать. Так раскрывается, расцветает человек в счастье, в душевном покое, на своем месте.

Совет да любовь

Может ли быть счастлива семья, где муж и жена свели свои взаимоотношения только к выполнению долга, семейных обязанностей? Не печально ли слышать жене: «Мое дело — принести зарплату, твое — сварить обед. Чего же тебе еще?». И не всякий муж бывает в восторге, найдя вечером на столе записку: «Суп на плите, котлеты в холодильнике. Я ушла к Маше». Не приятнее ли ему было бы сесть за накрытый стол, почувствовать заботу о себе во вкусе любимого блюда, поделиться в семейной беседе дневными заботами, выговориться, услышать ободряющее ласковое слово, может быть, совет? Ведь нигде так не может открыться человек, как перед своим вторым «я», перед супругой или супругом. А тут: «Ушла к Маше». Разве это встреча? «Что ж, пойду к Мише», — решит огорченный муж.

Любовь не ограничивает себя законом, она ищет, чем доставить радость. Помню, как в одно дождливое и пустое по плодам лето знакомая хозяйка каждый день ходила в лес, а вечером закрывала в малюсеньких, от детского питания баночках компот из горсти черники или пару соленых сыроежек для своего мужа Алеши. Всего два десятка ягодок в день, но в каждой из них — любовь. Вспоминается мне еще одна супруга. Выйдя из дома, она всегда могла быть уверена, что где-нибудь в ее сумочке, в кармане или книге лежит шутливая стихотворная записочка от мужа. Зная ее склонность к беспричинной грусти, он писал ей по нескольку таких записочек в день.

В семье нередко даже среди вполне безупречных отношений может родиться обида. Одна женщина очень тяготилась домашними хлопотами, да, видимо, она и не имела навыка в них. Но, пересилив себя, супруга делала в доме все необходимое. Каждую работу она выполняла не из любви к порядку, а из любви к мужу, ее вдохновляла надежда, что мужу будет приятно заметить то или иное в доме. А муж, конечно же, не замечал ее стараний. Ведь это так обычно — чистый пол, суп, скатерть, свежая рубашка. Это как бы само собой было всегда, от сотворения мира. Жена грустила и унывала, возможно, она ничем и не заслужила похвалы, но можно сказать хорошие слова и помимо заслуг, от любви.

«Не делай того, что печалит ближнего, но будь вежлив в обращении со всяким», — говорит преподобный Ефрем Сирин. Невнимание иногда печалит ближнего более, чем ссора. Не только женщины нуждаются в похвале и утешении, но и сильным мужчинам нередко нужна домашняя поддержка. Кто как не жена порадуется удачному делу, похвале начальника, предстоящей награде? И почему бы ей не сказать о своей радости? Или, напротив, промолчать, не обсуждать нечаянную ошибку мужа?

Милосердие в семье

«Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 5,7). Дела милосердия привлекают к нам милость Божию, за них мы удостаиваемся прощения грехов. В браке между супругами милосердие пребывает неотлучно. Оно пребывает в любви, заботе, прощении, сострадании. «Не по хорошу мил, а по милу хорош», — говорит пословица. Не только за прекрасные качества любим мы супруга, а по любви прощаем ему его недостатки, а, случается, и вину перед нами.

Любовь проявляет себя в сострадании немощам супруга, будь то болезнь, неумение что-либо сделать и даже греховная привычка. «Носите бремена друг друга и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6, 2), — учит апостол Павел. Все, что удручает милого нам человека, все его бремена, по закону любви тяготят также и нас. Сострадание побуждает нас помочь ему. Не осуждать, не раздражаться, а именно помочь.

Если супруг станет озвучивать каждую ошибку жены: «опять пригорело», «как обычно, забыла купить», «об этом тебя просить бесполезно», то этим он вряд ли поможет ей справиться со своей бесхозяйственностью.

Ведь не всегда двоечник виноват в своей двойке, а если и виноват, то не каждый может ее исправить. «Научи, а потом обличи», — советует опыт. Исправлять двойку по ведению хозяйства (или другой грех) нужно точно так же, как двойку по физике — спокойное доброжелательное объяснение, домашнее задание, проверка исполнения. И, конечно, молитва. Молитва любящего поможет исправить любую «двойку».

В знакомой семье жена ни уговорами, ни гневными обличениями, ни презрением, ни угрозами не могла отлучить своего слабого мужа от греха винопития. В какой-то момент она даже отчаялась. Но однажды в храме ей попалась на глаза брошюра с акафистом иконе Божией Матери «Неупи-ваемая Чаша». Она купила ее, прочла, узнала о чудотворной иконе и поехала в Серпухов. Еще по дороге в монастырь она приметила двух привычно нетрезвых приятелей и мысленно усмехнулась: «Тоже, наверное, за тем же едут». Сама Лариса как-то не привыкла особенно сострадать пьяницам, насмотрелась дома на своего и потому несколько удивилась, когда двух ее попутчиков не только пустили в храм, но и позволили поскорее приложиться к образу. Здесь не осуждали, а сострадали грешнику. Но еще более удивилась она, когда кто-то из этих двоих, пребывающих в, казалось, бесконечном похмелье незнакомцев, достал из замызганного пакета припасенную заранее посудинку для святой воды и маленький пузырек для освященного маслица. Может быть, тогда впервые она почувствовала мужнину беду, его страдания, а не только свои. Она взяла водички, масла. Привезла домой. Стала терпеливо «отпаивать» мужа, молилась. Уже несколько лет он не пьет.

Сейчас во многих православных храмах устраиваются еженедельные чтения акафиста перед иконой Божией Матери «Неупиваемая Чаша». Если вам случится попасть на этот акафист, обратите внимание на молящихся. Большей частью это жены мужей-пьяниц. Со слезами стоит иная страдалица, не о себе она умоляет Владычицу, а о беспутном супруге, укравшем у нее радость жизни. Каждую неделю приходит она сюда, изруганная, обворованная, быть может, битая, но любящая. Простившая. Это удивительно, как «любовь… милосердствует» (1 Кор. 13, 4), прощает всякую вину, всякую обиду от любимого! Вспоминаются мне некрасовские строки о запойном буяне:

Но как ни буен был отец,
Угомонился, наконец.
И стало без него им хуже.
Мать умерла в тоске по муже…

Одна женщина вспоминала из детских лет: отец сильно пил, и мать часто ругалась с ним. Конечно, она была во всем права, но стоило ей, как последнее средство образумить мужа, крикнуть: «Разведусь!», и мое детское сердечко замирало, сжималось от горя, руки и ноги холодели, становилось невыносимо страшно: «Пусть он будет всегда пьяный, грязный, буйный, какой угодно, но пусть он будет!».

С любящим Бог. Но «если ты, человек, не прощаешь всякого согрешившего против тебя, то не утруждай себя постом и молитвой. Бог не примет тебя» (преподобный Ефрем Сирин).

Сострадать, то есть страдать вместе, разделять горести, выпадающие на долю семьи, — супружеский долг. Он естественно свойственен любящим супругам. В то время как упреки в какой-либо независящей от супруга неустроенности, например, в бедности, многоразличные обвинения — «из-за тебя», не назовешь иначе, как предательством. Даже, когда по неумышленной вине или неосторожности одного из супругов семья попадает в невыгодное для нее положение, теряет какую-то привилегию или достаток, то другому супругу уместнее посочувствовать виновнику беды, уже наказанному общим убытком, «простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью» (2 Кор. 2, 7), как советует Апостол. Кто оказывает милость ближнему, тот найдет милость у Господа, но «суд без милости не оказавшему милости» (Иак. 2, 13), — напоминает святитель Иоанн Златоуст. Милосердие — не только залог будущего помилования, оно уже здесь, на земле усвояет нам счастье ровного расположения духа, чистой по отношению к ближнему совести, душевного покоя. Это поистине милость Божия.

Взаимная уступчивость

Соединенные в «одну плоть» (Быт. 2, 24), супруги все же имеют каждый свой характер, свои привычки да и свои грехи. Эти иногда совсем мелкие «разности» и бывают причиной многих недопониманий и конфликтов. «Если ты — это я, то почему ты не любишь клюквенный кисель?» Действительно, почему? Не сразу и не вдруг меняются вкусы и привязанности. Но терпение и взаимная уступчивость обязательно сгладят в семье начальные шероховатости, создадут атмосферу благодарности и погасят ссоры. Конечно, уступчивость мужа должна восприниматься женой, как свободное проявление любви, которая «не ищет своего» (1 Кор. 13, 5), а не как передача ей семейной инициативы. Потому что «досада, стыд и большой срам, когда жена будет преобладать над своим мужем» (Сир. 25, 24).

Любящие супруги не станут отстаивать, как последний бастион, свое право любить голубые занавески или живопись Ван Гога. И поэтому очень скоро их взгляды на многие вещи становятся общими. Тут, смотришь, появляются у них и семейные блюда, и особый домашний стиль, и схожие вкусы. Разногласия же по более серьезным проблемам уже не принимают форму сражений, но это семейное обсуждение, совет. «Как нет ничего выше любви, так, напротив, нет ничего хуже ярости и гнева. Лучше пренебречь полезным и необходимым, чтобы избежать гнева» (преподобный Иоанн Кассиан Римлянин).

В своей семье муж и жена могут достичь согласия, договориться о всяком деле. Даже там, где нет единства взглядов. Ведь самоотверженность обязательно присуща любви. Как принесенный от любви дар одинаково счастливит и того, кто дарит, и того, кто его получает, так уступчивость — дар своего согласия с милым — радует обоих супругов. Нередко семейное обсуждение привлекает внимание кого-нибудь из родных и близких. Чаще всего родителей. Здесь мамам и папам нужно быть очень осторожными, чтобы своим вмешательством не разрушить единомыслия в молодой семье.

Преподобный Амвросий Оптинский говорил: «Ум — хорошо, два — лучше, а три — хоть брось». И, действительно, Между супругами согласие может быть достигнуто по любому вопросу. Путем ли длительных обсуждений, уговоров или Просто любезной уступки. Это согласие полюбовное, и никто не чувствует себя ущемленным. Но с вмешательством третьего лица согласие зачастую становится вынужденным. Двое против одного. В таком случае для кого-то из супругов пренебрежение его мнением может показаться несправедливым. Если подобные ситуации «легкого» давления чьих-либо папы или мамы будут частыми, то в обиженном супруге может развиться мелочное упрямство, желание обязательно настоять на своем во всякой несущественной мелочи, как бы в противовес другим недобровольным уступкам. А скапливающиеся обида и раздражение обязательно усложнят отношения как с родителями, так и между супругами.

Прот. Сергий Николаев «О семейном счастье и семейном несчастье» «За советом к батюшке», М.: Даниловский благовестник, 2002.

http://www.pravmir.ru/article842.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru