Русская линия
Православие и МирПротоиерей Александр Ильяшенко03.10.2005 

Письмо в редакцию. 15 вопросов о христианстве

Некоторое время назад в нашу редакцию пришло интересное письмо с вопросами священнику. Вопросы, заданные в письме, приходится слышать очень часто. Противоречия, о которых говорится в письме, часто представляются доказательством ложности христианства. Однако ответы на сложные вопросы есть, необъяснимые противоречия также объясняются достаточно просто.

Думаем, что публикация письма и ответа на него будет интересна для наших читателей.

Я причисляю себя к верующим в Бога людям. В силу своих скромных возможностей, постарался ознакомиться с основами нескольких религий. К сожалению, религии любви к жизни созданной богом я не нашел. Сектантство не стал смотреть, понадеявшись на опыт поколений людей, отделяющих зерна от плевел. У меня появились вопросы. На земле уживаются десятки религиозных учений и направлений. Но подавляющее большинство из них выделяют единую организационную силу Бога. Его называют различными именами, но суть от этого не меняется Бог есть и он управляет мирозданием. Большинство не сомневается, что постичь Бога невозможно. Корректируя в переломных точках развитие людей, он направляет нам учителей, которые последовательно создают религиозные течения. Учение Христа претендует на лидерство среди мировых религий. Тем не менее, эти учения создаются для людей, а не для Бога. Они содержат принципы морально-этических норм, необходимых людскому сообществу в данный конкретный период времени, методики укрепления здоровья как духовного, так и физического, направления дальнейшего развития и самопознания людей.

Вы правы в том, что ряд вероучений представляет собой ряд морально-этических норм. Особенно ярко это выражено в конфуцианстве. Однако это верно не для всех религий. Суть христианства не в своде морально-этических требованиях, как это происходит, например, в конфуцианстве, а в самом Христе.

Это очень хорошо показал о. Андрей Кураев в книге «Наследие Христа»:

«Христос не воспринимал Себя Самого как просто Учителя. Такого Учителя, который завещает людям некое «Учение», которое можно разносить по миру и по векам. Он не столько «учит», сколько «спасает». И всего Его слова связаны с тем, как именно это событие «спасения» связано с тайной Его собственной Жизни.

Все, что есть нового в учении Христа, связано лишь с тайной Его Собственного Бытия. Если мы внимательно прочитаем Евангелия, то увидим, что главным предметом проповеди Христа являются не призывы к милосердию, к любви или к покаянию. Главным предметом проповеди Христа является Он Сам. «Я есмь путь, и истина, и жизнь» (Ин. 14, 6), «Веруйте в Бога, и в Меня веруйте» (Ин. 14, 1). «Я свет миру» (Ин. 8, 12). «Я хлеб жизни» (Ин. 6, 35). «Никто не приходит ко Отцу, только Мною» (Ин. 14. 6); «Исследуйте Писания: они свидетельствуют обо Мне» (Ин. 5, 39).

Никакой учитель не притязал столь всецело на власть над душами и судьбами своих учеников: «Сберегший душу свою потеряет ее; а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее» (Мф. 10,39).

Даже на Последнем Суде разделение производится по отношению людей ко Христу, а не просто по степени соблюдения ими Закона. «Что Мне сделали…» — Мне, а не Богу. И судья — это Христос. По отношению к Нему происходит разделение. Он не говорит: «Вы были милостивы и потому благословенны», но — «Я был голоден и вы Мне дали есть».

Основоположники других религий выступали не как предмет веры, а как ее посредники. Не личность Будды, Магомета или Моисея были настоящим содержанием новой веры, а их учение. В каждом случае можно было отделить их учение от них самих. Но — «Блажен, кто не соблазнится обо Мне» (Мф 11,6). Та важнейшая заповедь Христа, которую Он сам назвал «новой», также говорит о Нем самом: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга, как Я возлюбил вас». Как Он возлюбил нас — мы знаем: до Креста.

Обычная этическая и религиозная система представляет собой путь, следуя которым люди приходят к определенной цели. Христос начинает именно с этой цели. Он говорит о жизни, истекающей от Бога к нам, а не о наших усилиях, которые могут нас вознести до Бога. Для чего другие работают, то Он дает. Другие учителя начинают с требования, Этот — с Дара: «Достигло до вас Царство небесное». Но именно поэтому и Нагорная проповедь возвещает не новую нравственность и не новый закон. Она возвещает вступление в какой-то совершенно новый горизонт жизни. Нагорная проповедь не столько излагает новую нравственную систему, сколько открывает новое положение вещей. Людям дается дар. И говорится, при каких условиях они могут не выронить его. Блаженство не награда за подвиги, Царство Божие не воспоследует за духовной нищетой, а сорастворяется ей. Связь между состоянием и обетованием есть Сам Христос, а не человеческое усилие или закон.

Мне нравится приходить в храм, когда там никого нет, и никто не мешает общению с Богом. Но чаще бывает по другому. Налетают недовольные старушки- не так одеты, не так кланяетесь, не так перекрестились- и это с молчаливого согласия присутствующих тут же священников.

К сожалению, действительно, во многих храмах есть такие люди. Но происходит это далеко не с согласия священника — напротив, настоятели многих храмов говорят, что они изо всех сил но, увы, безрезультатно, годами «бьются» с такими прихожанками, повторяющими «Простите, батюшка!» и вновь делающими то же самое.

Недопустимость подобного поведения подчеркивает и Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: «Не менее важно то, как встречают людей, пришедших в церковь, сотрудники храма. Сторож, свещница, уборщицы — не случайные люди в Церкви. Настоятелям следует объяснять им важность и ответственность церковного служения. Сотрудники храма должны быть вежливыми, отзывчивыми, должны уметь ответить на первые, элементарные вопросы приходящих. В связи с этим считаю весьма полезным проведение настоятелями храмов регулярных бесед с работниками прихода. Такие встречи позволят всем труждающимся в храме обсудить ответы на основные вопросы, с которыми обращаются люди» (Доклад Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Епархиальном собрании города Москвы).

Здесь важно понимать, что руководит такими людьми не злость, а непонимание своего поступка — они искренне уверенны, что делают нужное дело. В нашем обществе разрушена культура общения, насаждается культура агрессии, такое поведение — одно из следствий всеобщего агрессивного поведения.

Вместе с тем, в храме существует свой распорядок, свой ритм жизни, которому нужно следовать из уважения к святому месту. Например, если убирают одну часть храма в перерыве между службами, то не надо, как и в любом другом месте, нарушать порядок и мешать уборке. Часто мы своим неумением, нежеланием помочь или понять, неуважением к чужому труду провоцируем подобное поведение, забывая, что вокруг тоже люди, уставшие, ежедневно трудящиеся.

Например, в деревянных храмах между службами обычно не разрешают зажигать свечи более, чем на двух подсвечниках. И люди очень расстраиваются, когда сотрудники храма просят их погасить свечи. Почему так? Решили свои порядки установить? Да нет, просто из соображений пожарной безопасности — в храме некому уследить за свечами между службами, одна свеча может упасть и может сгореть весь храм. Если мы начнем с себя, будем учиться уважать других, таких проблем будет намного меньше. Терпение предполагает сердечную теплоту, а «не обращать внимания» — пренебрежение. Начинать здесь надо с себя, с воспитания уважения к другим в себе.

Заповеди Божьи (хотя бы те, которые от нас не скрывают) учат жить в согласии с совестью, проповедуют любовь и терпение к ближним. Попробуйте в храме проявить терпение к недовольным старушкам, не обращайте на них внимание, и в ход пойдут другие средства (от охраны в VIP-храмах до «сознательных» мужичков в обычных).

Относительно VIP храмов — не забывайте, что, например, храм Христа Спасителя юридически принадлежит не Русской Православной Церкви, а Правительству Москвы. Поэтому металлоискатели, VIP парковки и прочие вещи, которые многих возмущают — часто являются следствием государственной собственности на храм.

Конечно, религия дает покой и надежду. Молитвы оберегают людей от ошибок. Но бытовые вопросы мне думается- прерогатива людей. Священники собирают верующих на вечерние и утренние молитвы по праздникам. Они знают, как искренно верующие люди хотят получить причастие. А после этого садятся в машины и едут домой.

Большинство священников, которых знаю я, идут домой пешком или на общественном транспорте. Но, как правило, священник редко когда едет домой после службы. Обычно после Литургии начинаются требы, которые нередко заканчиваются как раз к вечерней службе.

О. Максим Козлов отмечает: «Иномарки священников — точно такие же иномарки, как и у любых других граждан. А если по Москве в настоящий момент ездит больше половины иномарок, то наверное, это потому, что — как знает любой автомобилист — примерно за одну и ту же цену можно купить новый ВАЗ или подержанный немецкий автомобиль, но последний будет служить дольше, работать надежнее и затрат вызывать меньше, чем продукт отечественного гиганта автомобилестроения.»

А бабушки, осчастливленные идут по плохо освещенным улицам зачастую несколько кварталов, потому что вместо оплаты маршрутного такси они потратили деньги на свечи.

Прихожанин вовсе не обязан покупать в храме свечи. Можно купить и одну свечу за 2 рубля и она будет так же, а может, и более дорога перед Богом, чем 100 свечей по 20 рублей.

А возле подъездов они прорываются сквозь толпу малолетних подонков под два метра ростом, защищенных нашим гуманным государством. А казалось бы всего лишь перенеси службу на светлое время суток, хотя бы зимой и все.

Пока ни разу не встречалось таких жалоб от бабушек. Бабушки вообще принадлежат к тому поколению, которое не жаловалось, но которое выиграло войну. Ваше предложение — не решение проблемы. Перенести службу на дневное время — тогда придется лишить возможности посещать Богослужение тех, кто днем работает. Если есть действительно, опасность, то можно попросить кого-то из прихожан проводить домой. И именно молодые люди должны сами первые предложить свою помощь. В тех случаях, когда есть реальная необходимость — время Богослужения переносится — так, например, в некоторых сельских храмах вечерняя служба начинается раньше, чтобы прихожане успели к последнему автобусу. Но самая важная служба — Литургия, на которой верующие как раз и причащаются — служится утром — в самое светлое время суток — с 8, 9 или 10 часов утра.

Почему чтобы церковь согласилась с тем что Земля вертится, обязательно кто-то должен сгореть на костре?

Тут надо немного разобраться. Слова «и все-таки она вертится» мифически приписываются Галилео Галилею, а сожгли Джордано Бруно. Здесь нужно помнить, что инквизиция сожгла не ученого астронома Бруно (в истории научной астрономии Бруно ничего не значит), а банального колдуна, который в обращении к вице-канцлеру Оксфордского университета сам рекомендовал себя — «доктор самой изощренной теологии, профессор самой чистой и безвредной магии». К тому же инквизиции — это страница истории католической, а не православной Церкви. А Галилей умер своей смертью.

Подробнее об этом советуем Вам почитать статьи:

Церковь и рождение научной традиции
«Мученики» науки: Галилей и инквизиция
«За что сожгли Джордано Бруно?»

Почему ряд христианских праздников совпадает по датам с языческими?

В году всего 365 дней, что-нибудь да совпадет. Но иногда так было — когда христианство приходило в языческую страну некоторые праздники праздновались в дни прежде языческих праздников — память народная очень крепка, и это делалось, чтобы быстрее произошло вытеснение язычества из народного сознания.

Спрашиваю — к богу надо обращаться на языке который ты сам понимаешь. -Да. — А на каком языке молитвы? — На церковном. — Даже если его не понимаешь? — Бог лучше нас знает, что нам надо.

Связь церковнославянского языка с русским очень тесна, это очень понятный и очень поэтичный язык. И чтобы его понимать, а понимать его должен каждый верующий, нужно просто приложить некоторое усилие — почитать дома тексты на церковнославянском — утрени и вечерние молитвы. И в скором времени он станет понятным.

Человек, освоивший компьютер, может освоить и церковнославянский язык без особого труда. Западная традиция являет нам печальный пример перевода молитв на современный язык — теряется вся красота молитвы. Например, для нас, русских, было бы более чем странно сказать или услышать: «возьмите и ешьте, это ведь Тело Мое» («Примите, ядите, сие есть тело Мое») или «будьте покойны» вместо «мир вам». И прочее подобное. Или как, например, перевести по-русски: «Чрево Твое пространнее небес содела»? По-русски это будет, конечно, понятно, но для набожного слуха и сердца это будет совершенно неприемлемо.

И самое главное — славянский язык создавался святыми людьми, св. Кирилл и Мефодий вкладывали в него душу, это язык, на котором нет ни одной плохой книги. Поэтому нерешаема задача перевода — может ли Богослужебный текст быть написан на языке, где каждое слово покрыто глубоким слоем ассоциаций, часто очень негативных, где каждое слово может потерять верный смысл.

Зачем все эти рясы, золоченые алтари, песнопения и благовония — чтобы было лучше слышно голос сердца?

Подумайте, когда Вы идете в гости или к начальнику, Вы наденете лучшую одежду. Когда мы идем к Царю мира, к Богу, мы должны быть одеты подобающе. Богу всегда приносилось все самое лучшее. И издревле люди украшали и созидали, прежде всего, Дом Божий, а потом уже свой. Об этом, кстати, свидетельствуют все древние храмы — кажется немыслимым построить такие величественные и крепкие сооружения даже сейчас, а тысячу лет назад? Человек отдавал Богу все лучшее. Протестантская церковь упразднила красоту храма и богослужения. И каждый протестант не может не удивиться красоте — внешней и духовной — православного храма.

Зачем нужны песнопения-благословения? А просто верить в творца уже нет способности? Жить честно, уважать родителей, не изменять супругу, не убивать других людей, не грабить и не воровать без страха перед богом уже невозможно?

Ваши слова подтверждают, что христианство настолько вошло в наше сознание, что мы этого не замечаем. Например, по-русски нельзя поблагодарить, не помолившись. Ведь «спасибо» — это сокращение от Спаси Бог! Жить просто, конечно можно, но вот, если Вы вспомните Дж. Лондона, то вспомните и добрую языческую традицию — в случае голода съедать родителей. Или можно обратиться к Древней Греции, где всякого рода извращения считались высшей нравственностью.

Только вот как же так, вечером петь про Наисладчайшего, а утром ратифицировать закон фактически отменяющий медицинскую помощь за счет государства, потом вечером покаяться и все- ты примерный христианин!

Это не совсем понятно. Если человек, считая себя христианином, делает зло другим, то вряд ли его можно считать христианином, независимо от того, что он сам о себе думает.

Некоторое время назад был дан приказ отключить электроснабжение на Дальнем Востоке. Многие сначала ругали руководство. Но ведь отключало не руководство, не Чубайс… Они только приказ отдавали. Ведь повернул рубильник какой-то «дядя Петя», исполнитель, сам живущий на Дальнем Востоке. А если бы он отказался? Если бы, не дожидаясь увольнения, сам положил заявление об уходе на стол: «не буду выполнять такой приказ и все!»? Тогда кому-нибудь другому приказали? А если бы и другой и третий отказался? Разве это боевой приказ? Когда в атаку поднимают, тогда действительно солдаты рискуют жизнью, но приказ выполнить должны даже ценой жизни. Тут уволят или нет, а войне убьют, или нет, но и в том и другом случае необходимо проявить мужество: и там и тут ты Родину защищаешь, тех, кто нуждается в защите. Ведь были оставлены без электроэнергии, то есть без света и тепла, родильные дома, больницы, старики, дети… Разве неясно, как надо поступать, если от твоих действий зависит жизнь и судьба людей? Вот потому и правители у нас такие, и бедствует наша страна, потому что у нас такие мужики, как «дядя Петя». А совсем недавно они были другими.

Ломоносов, например, сам из крестьян, простой паренек, но когда его задирали придворные «шестерки» во дворце, говорил им: «Я холопом не буду даже у Господа Бога». Он был глубоко верующим человеком, это, конечно, гипербола. Раб Божий — да, все, что Господу нужно, он отдаст, но унижать себя он не позволит никому. Сам он, конечно, твердо знал, что Господь никого не унижает. Ломоносов здесь выразил очень глубокую мысль. Такими людьми, как Ломоносов, манипулировать нельзя, но на Руси они перевелись.

Является ли Новый Завет единственным свидетельством учения Христа из первых рук?

Нет. Есть еще ряд свидетельств. Есть исторические трактаты античных историков, повествующие о евангельских событиях со стороны. И есть еще интересное свидетельство Воскресения Христова.

Согласно Евангелию, Иисуса Христа привели на суд к римскому губернатору Иудеи — Понтию Пилату. Все имеющиеся исторические свидетельства говорят о том, что Пилат был исключительно жестоким и безжалостным правителем. По словам философа Филона Александрийского, жившего в I веке по Р. Х., Пилат был ответственен за бесчисленные жестокости и казни, совершенные без всякого суда.

До 1961 года были известны лишь литературные источники, в которых упоминался Пилат. Но вот два итальянских археолога начали раскопки в средиземноморском порту Кесарии, который был когда-то столицей римского наместника в Палестине. Среди прочих находок они обнаружили камень размером приблизительно 70×100 см с латинской надписью. Антонио Фрова сумел расшифровать ее и к собственному удивлению прочел: «Понтий Пилат, префект Иудеи, представлял Тиберия кесарийцам». Это была первая находка, подтверждавшая историческое существование Пилата. Иосиф Флавий — древний иудейский историк, живший с 37 по 100 гг. по Р. Х., писал: «В это время выступил Иисус Христос, человек высокой мудрости, если только можно назвать его человеком, совершитель чудесных дел; когда по доносу первенствующих у нас людей Пилат распял его на кресте, поколебались те, которые первые его возлюбили. На третий день он снова явился к ним живой».

Есть и такое историческое свидетельство: Грек Гермидий, занимавший официальную должность биографа правителя Иудеи, составил жизнеописание Пилата. Его сообщения заслуживают особого внимания по двум причинам. Во-первых, они содержат много верных данных по истории Палестины, Рима и Иудеи. Во-вторых, Гермидий резко выделяется своей манерой изложения. Этот человек не способен поддаваться каким-либо впечатлениям, удивляться, увлекаться. По определению известного историка академика С.А.Жебелева, «он с беспристрастной точностью фотографического аппарата повествовал обо всем». Показания Гермидия ценны еще и потому, что он, по его собственному свидетельству, вначале был настроен против Христа и уговаривал жену Пилата не удерживать мужа от смертного приговора Иисусу. До самого распятия он считал Христа обманщиком. Но вот что он пишет о Пилате: «Незадолго до казни Христа в Иудее должны были чеканить монету с большим изображением кесаря (Тиверия) с одной стороны и с маленьким изображением Пилата с другой стороны. В день суда над Христом, когда жена Пилата послала к нему людей, через которых убеждала мужа не выносить смертного приговора Христу (ибо во сне много страдала за Него), она спрашивала его: «Чем ты искупишь свою вину, если осужденный тобою действительно Сын Божий, а не преступник?» Пилат ответил ей: «Если Он Сын Божий, то Он воскреснет, и тогда первое, что я сделаю, — будет запрещение чеканить мое изображение на монетах, пока я жив». (Нужно отметить, что быть изображенным на монетах считалось у римлян чрезвычайно высокой честью.) Самое поразительное, говорит биограф Гермидий, что Понтий Пилат свое обещание выполнил. Когда он убедился, что Иисус Христос воскрес, то действительно запретил изображать себя на монетах.

Можно было бы с сомнением отнестись к сообщению Гермидия, но оно полностью подтверждается современной нумизматикой. Монеты в Иерусалиме с того времени стали чеканить только с изображением кесаря, без изображения Понтия Пилата. Так римский проконсул стал непосредственным историческим свидетелем воскресения Иисуса Христа.

Интересно где в Библии сказано про нательный крестик? Я так понял, что речь идет о кресте, как о судьбе, предназначении человека, которое он должен принять.

Нигде. Крестное знамение появилось у первых мучеников за Христа — когда их приводили на казнь они складывали крестообразно руки на груди, показывая, что умирают за Распятого и Воскресшего. Мы носим Крест как знак своего единения со Спасителем, в подтверждение Его слов: возьми крест свой и иди за Мной.

Пытался поделиться своими сомнениями со священниками на других форумах. Тему снимали. На одном объяснили- не соблюдена традиционная форма обращения к священнику. Я извинился- но ответов так и не получил. Очевидно не рискнули публично обсудить эти темы. Если где-то промелькнули эмоции — прошу извинить.

Сергей.

Помоги Господи Вам во всем разобраться!

pravmir.ru/article667.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru