Русская линия
Православие и МирСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер)14.06.2005 

Патриарх АЛЕКСИЙ II вспоминает…

1. Биография

Я родился 23 февраля 1929 года в городе Таллин (Эстония). У родителей я был единственным сыном. Мой отец, Михаил Александрович Ридигер, был из Санкт-Петербурга и эмигрировал в Эстонию после революции. Мать, Елена Иосифовна, родилась и выросла в Эстонии. Жизнь нашей семьи всегда была тесно связана с храмом Божиим, с жизнью прихода.

С шести лет я стал прислуживать в церкви. Первым моим послушанием было разливать воду в праздник Крещения Господня. Потом был алтарником, ризничным, псаломщиком. В 15 лет я стал иподиаконом.

Учился в русской средней школе Таллинна, потом в Санкт-Петербургской семинарии (1947−1949) и Санкт-Петербургской Духовной Академии (1950−1953).

Студентом академии я был рукоположен в сан священника (в 1950 году) и сразу же назначен настоятелем Богоявленской церкви города Йыхви Таллиннской епархии.

В 1961 году в Троице-Сергиевой Лавре я принял монашеский постриг. И в том же году стал епископом Таллиннским и Эстонским, а позднее и Митрополитом Ленинградским и Новгородским (1986).

В июне 1990 года на Поместном Соборе Русской Православной Церкви меня избрали на Московский Патриарший Престол. Тогда же состоялась интронизация.

2. Каникулы

Каждое лето, когда родители были в отпуске, мы всей семьёй совершали паломничества в разные монастыри. Мы ездили в Пюхтицкий Успенский женский монастырь, Псково-Печерский Успенский мужской монастырь и Спасо-Преображенский Валаамский мужской монастырь.

3. Впечатления детства

Особенно мне запомнилось паломничества в Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, расположенный на острове, который входил тогда в состав Финляндии. Мы побывали здесь дважды: в 1938 и 1939 году.

В моей памяти запечатлелся Спасо-Преображенский собор, который тогда был только что отреставрирован, и, казалось, весь сиял красками и золотом. Но и весь Валаамский монастырь произвел сильное впечатление. Всё в нем пробуждало у меня, 9−10-летнего мальчика, особые чувства. Это и удивительная северная природа, и так гармонировавшие с ней замечательные архитектурные памятники. Это и скиты Валаама, а главное — духоносные старцы, которые могли найти нужные слова для разговора и со взрослым, и с мальчиком.

Эти две поездки во многом определили мой дальнейший жизненный путь.

4. Любимое занятие в детстве

В детские годы моим любимым занятием было служить церковную службу, которую я почти всю знал наизусть. Родителей моё увлечение смущало, и они даже спрашивали у валаамских старцев, как к этому относиться. Старцы им сказали, что если всё делается серьёзно и благоговейно, то нет никаких возражений.

5. Переписка с монахом

У меня сохранилась переписка с одним из валаамских монахов, который писал мне, мальчику, трогательные письма. Мои письма не сохранились, а письма монаха Иувиана были опубликованы в книге «Валаамский летописец». (Валаамский летописец: Труды монаха Иувиана (Краснопёрова). М., «Православная энциклопедия», 1995.)

6. Валаам перед долгой разлукой

В 1939 году, перед началом Второй мировой войны, мы уезжали из Валаамского монастыря. Провожали нас, паломников из Таллина, с пением Валаамского гимна «О дивный остров Валаам:». Пели и провожающие, и отъезжающие, со слезами на глазах, потому что понимали, что многим уже не суждено здесь побывать.

7. Игуменское кладбище (Валаам)

Мне особо запомнилось Игуменское кладбище Валаамского монастыря в 1988 году, когда всё там было разорено, а в нижнем храме Преображенского собора ещё оставался кинотеатр. На Игуменском кладбище я совершал панихиду. Перед мысленным взором проходила вся история Валаамского монастыря и его удивительные игумены.

8. Игумены Валаамского монастыря

Труд монаховСреди насельников Валаамского монастыря был, например, игумен Дамаскин, из русских крестьян, превративший этот северный остров в цветущий сад. Это был человек от земли, который любил её. Да ведь большинство насельников монастырей в прошлом были крестьяне. Они называли землю «кормилица», «матушка», и она щедро платила им за эту любовь.

Свой опыт труда на земле они приносили в монашескую жизнь и делали удивительные вещи. Ведь в Валаамском монастыре росло до 60 сортов яблок. Там был аптечный сад, где выращивали всевозможные лечебные растения — живую аптеку для монашествующих на Валааме. Были там каналы и мосты, которые были перекинуты через эти каналы.

9. Скиты Валаамского монастыря

До разорения Валаама там существовали строгие скиты, куда не разрешался вход женщинам. Особой строгостью монашеской жизни отличался Иоанно-Предтеченский скит, где скитоначальником был схиигумен Иоанн. Для нашей семьи он сделал исключение: посадил на весельную лодку моих родителей и меня, и мы побывали в этом скиту. И теперь, приезжая на Валаам, я стараюсь посетить Иоанно-Предтеченский скит, который долгие годы был разорён. Сейчас там восстановлен храм и келейный корпус.

Вспоминается Смоленский скит, который также был разрушен. Там жил иеросхимонах Ефрем. Он ежедневно совершал Божественную литургию, поминая воинов, которые погибли в Первую мировую войну. И вот сейчас Смоленский скит восстановлен. Мы хотим, чтобы там, как раньше, совершалась молитва, но уже не только о воинах Первой мировой войны, а обо всех солдатах, погибших в последующих войнах. Потому что воинских подвиг — это великий, жертвенный подвиг, и молиться о воинах нужно.

Восстановлен храм и в Коневском скиту. До войны пристань была довольно далеко, и дорога к нему вела через мостик. В Коневском скиту жил схимонах Николай, человек подвижнической жизни. Для паломников у него всегда был кипящий самовар, он с любовью встречал их и угощал чаем.

10. «Домашнее задание»

Деятельность Патриарха не ограничена только богослужением и приёмом людей. Патриарх Московский является и епископом города Москвы. А сегодня в Москве около пятисот приходов! Поэтому епископ Московский несет непосредственную ответственность за приходскую и монастырскую жизнь в Москве.

И очень часто приходится брать домой те огромные кипы бумаг, которые не успеваешь рассмотреть и подписать в рабочее время. Приезжаешь и занимаешься этим «домашним заданием». Так же, как дети, выполняющие дома то, что им задают в школе.

11. Музыка

Мне нравится музыка классическая и церковная, но больше церковная. Особенно близко мне песнопение на слова апостола Павла: Кто меня разлучит от любви Божией? Ни смерть, ни жизнь, ни высота, ни глубина, ни настоящее, ни грядущее. Ничто не разлучит нас от любви Божией, которая во Христе Иисусе — Господе нашем (Послание апостола Павла к Римлянам, глава 8, стихи 35−39). Эти слова были положены на ноты оренбургским священником, протоиереем Иоанном Соломиным. Эта музыка успокаивает и умиротворяет меня.

12. Досуг

К сожалению, минут досуга бывает мало. Но когда появляется свободное время, я люблю пообщаться с «братьями меньшими». У меня в резиденции под Москвой есть хозяйство, куда можно съездить и покормить коров, козочек, немножечко пройтись по воздуху. Очень люблю гулять по лесу, собирать грибы.

Вот и врачи говорят: двигаться надо, так как у меня жизнь в основном стоячая или сидячая. Поэтому я ношу на поясе шагомер и слежу, чтобы в день делать не менее 3 000 шагов, иногда даже 10 000 получается. Ведь движение — это жизнь.

http://www.pravmir.ru/article548.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru