Русская линия
Русская линия Виктор Корн14.11.2009 

Надувные киты следственного дела № 18/123 666−93
Детальный разбор ключевых доводов В.Н.Соловьева

От редакции: Почти четыре месяца на форумах «Русской Линии» продолжается напряженная дискуссия по различным аспектам расследования цареубийства 17 июля 1918 года с активным участием старшего следователя Следственного комитета Генеральной прокуратуры РФ В.Н.Соловьева: Владимир Николаевич разместил у нас более 80 реплик (статьи «Ключи Власти», «Сон разума… следователя», «Свердлов и Ленин — главные цареубийцы или невинные жертвы екатеринбургской провокации?»). Во многих репликах В.Н.Соловьев старается обосновать свою позицию, высказанную им в интервью газете «Правда» «Ленин в расстреле царской семьи не виновен! Сенсационное интервью старшего следователя по особо важным делам ГСУ СК при Прокуратуре Российской Федерации В.Н.Соловьева». Дискуссия на форумах идет порой довольно жесткая, но весьма интересная. И интерес к ней вызван, как мы полагаем, во многом активным участием Владимира Николаевича, которого мы, пользуясь случаем, благодарим за внимание в публикациям РЛ. Поэтому, мы не удивились, когда Виктор Корн предложил нам детальный анализ аргументов следователя В.Н.Соловьева.

«Правда твоя — Правда вовеки»
Эпитафия на могиле Н.А.Соколова

В средневековой космографии существовала такая сказочная картина: плоская, как блин, земля покоится на спинах трех китов, плавающих в мировом Океане. Именно этот образ возник в моей памяти, когда я суммировал многочисленные высказывания В.Н.Соловьева на форуме моей статьи «Сон разума… следователя». Во время обсуждения там вопроса — Виновны ли были Ленин и Свердлов в убийстве Царской Семьи? — из рассуждений следователя В.Н.Соловьёва определились три основных положения, которые позволили ему дать отрицательный ответ на этот вопрос. Это своеобразные три кита, на которых покоится его система доказательств.

Однако пошаговый разбор аргументации следователя даёт противоположный вывод: известно, что многовариантность, а она присутствует в системе всех доказательств В.Н.Соловьёва, доказывает отсутствие существенного, действительно убедительного доказательства его правоты. Неубедительность доводов подтверждается также постоянными изменениями его точки зрения по конкретным разделам обсуждаемой темы на протяжении достаточно длительного по времени форума. Ниже привожу детальный разбор основных положений обсуждаемого вопроса.

1. По телеграмме из Петрограда


Смольный, от Зиновьева в Москву. Кремль, Свердлову копия Ленину. В Москве была принята 16 июля 1918 г. в 21 час 22 мин. (в Екатеринбурге было 23 часа 22 мин.). Вот её содержание. Из Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее:

«Сообщите Москву, что условленного с Филипповым суда, по военным обстоятельствам не терпит отлагательства, ждать не можем, если ваши мнения противоположны сейчас же вне всякой очереди сообщите Голощёкин Сафаров. Снеситесь по этому поводу сами с Екатеринбургом Зиновьев».

1.1. На форуме в первом письме В.Н.Соловьёва от 07.08.2009 10:58 о телеграмме сказано следующее:

«Если Вы можете прочитать телеграмму о том, что с царём можно расправиться без суда, то можете убедиться, что инициатива исходила от Уралсовета, а не от Ленина и Свердлова»

«Мы не можем не подтвердить, ни опровергнуть того, содержался ли в телеграмме (телефонограмме) приказ об уничтожении Романовых или известие о том, что телеграмма получена в Кремле. Текст телеграммы был таким, что не требовал ответа».

Комментарий: а) Если слово «суда» понимать буквально, то речь идёт о том, что его проведение «не терпит отлагательства«; но если он был условлен с Филипповым ещё в Москве, то не надо было терпеть «отлагательства», а проводить суд немедленно, не ожидая «ваши мнения».

б) Если слово «суда» является кодовым, за которым стоит слово «расстрел» и его исполнение «не терпит отлагательства», то от Москвы требуют сообщить «ваши мнения… вне всякой очереди», при этом говорить об инициативе Уралсовета определённо нельзя т. к. «суд» — расстрел был уже условлен Москвой с Филипповым.

в) «Приказ об уничтожении Романовых» сообщался в телеграмме «из Перми на условном языке», как говорится в «Записке» Юровского — одном из основных, базовых документов следствия. Обращает на себя внимание: «приказ… на условном языке» и «условленного… суда». Слово «условный» означает: «заранее условленный и понятный только тем, кто условился» (см. С.И.Ожегов).

г) Телеграмма получена в Москве в 21 час 22 мин., о чём есть отметка на ней.

д) Текст телеграммы был таким, что требовал ответа, о чём и сказано в ней: «ждать не можем».

1.2. На том же форуме в письме В.Н.Соловьёва от 10.08.2009 12:28 о телеграмме сказано следующее:

«Текст телеграммы от 16 июля 1918 года говорит о том, что условленный суд не может состояться. То есть, когда Голощёкин уезжал из Москвы, то договоренность была не о казни, а о суде».

Комментарий: Текст телеграммы, как раз, говорит о том, что «условленный суд… не терпит отлагательства, ждать не можем…». Так, как трактует теперь, в отличие от своего первого письма телеграмму В.Н.Соловьёв, не соответствует её содержанию и является натяжкой, вызванной стремлением подтвердить тезис о том, что «договорённость была не о казни, а о суде», что подтверждает тот факт, что договорённость была о «суде» — расстреле, т. е. «об организации такого узкого суда — революционного», как точно определил само понятие «расстрел», Г. П.Никулин, один из убийц, помощник коменданта Юровского.

1.3. В письме от 11.08.2009 14:08 В.Н.Соловьёв, отвечая на трактовку В. Корна слова «суда» как кодового, под которым подразумевается «расстрел», замечает, что «автор, ничем не мотивируя выводы, совершенно спокойно заменяет слово «суд» словом «расстрел», переворачивая смысл документа с ног на голову».

Комментарий: Мотивировка этой замены объясняется построением предложения в телеграмме таким образом, что при буквальном прочтении получается бессмыслица. При подстановке недостающих слов предложение в телеграмме приобретает смысл: «Сообщите Москву, что исполнение условленного с Филипповым расстрела не терпит отлагательства, ждать не можем…». Т.к. это означает, что Москва дала санкцию на расстрел, скрытый за словами «условленного с Филипповым суда«, то такая трактовка, противоречившая версии следователя, естественно, не могла быть им принята.

1.4. В письме В.Н.Соловьева от 14.08.2009 14:16 неожиданный поворот по «злополучной телеграмме», как теперь её называет раздосадованный В.Н.Соловьёв: «Проводить её текстологический анализ весьма сложно, поскольку мы сегодня даже не знаем, существовала ли такая телеграмма, подготовленная в Екатеринбурге для направления в Москву. В телеграмме Зиновьева сказано о том, что он получил сообщение из Екатеринбурга. Какое это было сообщение, телеграфное или по телефону, мы не знаем».

«Из телеграммы Зиновьева… видно, что он был в курсе переговоров Кремля и Урала по поводу судьбы Царской Семьи, что речь идёт об изменении договоренности между Кремлём и Уралом о суде над Николаем II. Зиновьев, как видно из его сообщения, пересказывает или телеграмму или содержание телефонных переговоров с Пермью или Екатеринбургом».

Комментарий: Следователь ставит под сомнение факт получения Зиновьевым телеграммы из Екатеринбурга, что является немотивированным по той причине, что в телеграмме сказано: «Из Екатеринбурга по прямому проводу передают следующее». Т.о. сообщение пришло по телеграфу, а не по телефону и, не из Перми, а из Екатеринбурга.

«Злополучная» телеграмма противоречит версии следователя, и он вновь трактует её по-своему, подгоняя под необходимый ему результат. Из телеграммы никак не следует «изменение договорённости… о суде над Николаем II».

Дальнейшие слова Соловьёва свидетельствуют о признании им того, что под словом «суда» подразумевался «расстрел», но ему очень важно доказать, что изначально была «договорённость о суде»: «Есть только единственный способ трактовать текст телеграммы — в ней говорится о том, что уральцы договорились с Кремлём о суде над Николаем Вторым, но из-за осложнившейся военной обстановки приняли решение расстрелять бывшего Царя. В контексте длительных переговоров Урала и Кремля на эту тему, по-другому телеграмму прочитать нельзя».

Комментарий: Документов — постановлений ВЦИК или СНК по этим длительным переговорам нет; есть воспоминания чекистов, рассказавших об этом сорок пять лет спустя со слов Голощёкина, передавшего слова Ленина и Свердлова. Но, даже среди них, выделяются слова Г. П.Никулина: «Я не думаю, чтобы уральцы сами на себя ответственность взяли хотя бы потому, что Голощёкин был предупреждён».

1.5. В письме В.Н.Соловьева от 23.08.2009 19:40 ещё одна трактовка «злополучной» телеграммы: «…сообщение о решении расстрелять Царя направили в Москву 16 июля 1918 года, когда там была уже ночь, по-видимому, в расчёте на то, что телеграмма попадёт к Ленину и Свердлову тогда, когда сама казнь уже состоится.

Комментарий: Телеграмма была получена в Москве в 21 час 22 мин. — это не ночь, а вечер; к тому же заседания проводились и до полуночи. Из Екатеринбурга в Петроград телеграмма ушла ещё раньше и таким образом расчет на то, что ответ придёт после казни не делался: это следует из самого её текста («сейчас же вне всякой очереди сообщите»), а также из того обстоятельства, что машина «для отвоза трупов» выехала к Ипатьевскому дому только после получения ответа из Москвы. Ничем иным такое позднее прибытие машины не объяснить: расстрел намечался на 12 часов ночи, а завершился около 3 часов ночи, почти перед рассветом, что ставило под угрозу срыва всю «акцию».

В статье «Сон разума… следователя», обсуждаемой на форуме, телеграмма из Екатеринбурга, через Петроград, полученная в Москве вечером 16 июля 1918 года накануне убийства Царской Семьи, по мнению автора статьи, доказывала, что вопрос о расстреле Царя был согласован с Лениным и Свердловым. Никакого «условленного с Филипповым суда», в буквальном значении этого слова, не предполагалось проводить. Слова: «условленного суда» были понятны тем, с кем условились о том, что они подразумевают.

Логическая связь этой телеграммы с ответом из Перми, также на «условном языке — приказом «об истреблении Романовых», не принимается следователем: «Мы не можем не подтвердить, ни опровергнуть того, содержался ли в телеграмме (телефонограмме) приказ об уничтожении Романовых». Совпадение по времени получения телеграммы в Москве и, как следствие ответа отъезд машины к Ипатьевскому дому, также не рассматривается в качестве доказательства, как и свидетельство часового Акимова.

Следователем В.Н.Соловьёвым, неоднократно, были предприняты попытки, вообще, поставить под сомнение факт получения телеграммы Зиновьевым из Екатеринбурга (?), а затем и в Москве (?), что её текст не требовал ответа (?), что «условленный суд» не может состояться (?), что в телеграмме «речь идёт об изменении договорённости между Кремлём и Уралом о суде над Николаем II (?). Наконец, он вынужден был признать, что «уральцы договорились с Кремлём о суде над Николаем Вторым, но из-за осложнившейся военной обстановки приняли решение расстрелять бывшего Царя». Значит, в телеграмме, под словами «условленного суда, подразумевалось всё-таки исполнение расстрела, как это и следовало из её подтекста. Но, это означает также и то, что на расстрел была получена санкция — ответ Ленина и Свердлова.

Таким образом, в результате обсуждения вопроса об истинном смысле этой «злополучной» телеграммы, выяснилось, что «уральцы» запрашивали «ваши мнения» (Ленина и Свердлова) о том, что «не терпит отлагательства» исполнение «условленного с Филипповым суда», что «ждать не можем».

К такому же выводу, ещё раньше, пришла группа экспертов-историков: «Решение о казни бывшего царя было предварительно согласовано, а затем и одобрено в Москве. Никаких подтверждений того, что ВЦИК или Совнарком санкционировали расстрел всей семьи и близких к ней лиц в архивах не обнаружено»[1]. Заметим, что не обнаружено и подтверждений того, что эти, высшие органы власти, пытались предотвратить убийство Царской Семьи: при обсуждении вопроса о «казни бывшего Царя», не могла не обсуждаться и судьба Царской Семьи.

2. По вопросу принятия решения о расстреле

2.1. В письме от 10.08.2009 08:43 В.Н.Соловьёв пишет: «Действительно Голощёкин в Кремле пытался убедить Ленина и Свердлова в необходимости казни Романовых, но не получил согласия на казнь». В качестве доказательства Соловьёв привёл донесение агента Талашманова, слышавшего разговор большевиков на вечеринке с девицами в лесу о том «казнить или не казнить, а если казнить, то кого».

Комментарий: Н.А.Соколов был знаком с этим донесением, не изменившим его вывод, что «Судьба царской семьи была решена не в Екатеринбурге, а в Москве»[2]. Мог ли он принять всерьёз разговор большевиков «с девицами… в весёлом настроении»? Да и Голощёкин не мог сказать им о своей договорённости со Свердловым.

Следующим доказательством, по мнению Соловьёва, является эпизод, рассказанный главным редактором газеты «Уральский рабочий» Воробьёвым, с отправкой телеграммы в Москву, «что погибла вся Царская Семья… и опасения Белобородова за самоуправство».

Комментарий: Соловьёв повторил дезинформацию В. Воробьёва, который телеграмму, отправленную в 12 часов дня 17 июля, где сообщалось, что «…расстрелян Николай Романов. Семья эвакуирована в надёжное место…», выдал за вечернюю шифрованную телеграмму: «Передайте Свердлову, что всё семейство постигла та же участь, что и главу». Ответа на дневную телеграмму ждали сутки: «…18 июля, удалось добиться к прямому проводу Я.М.Свердлова. На телеграф для разговора с ним поехали Белобородов и ещё кто-то…». Известен ответ Свердлова: «Сегодня же я доложу о вашем решении президиуму ВЦИК. Нет сомнения, что оно будет одобрено. Извещение о расстреле должно последовать от центральной власти. До получения его от опубликования сообщения воздержитесь». «Нет сомнения», Свердлов знал о предстоящем убийстве: отметим его спокойную реакцию и уверенность в «одобрении».

Следующее доказательство Соловьёва, о невиновности Свердлова в убийстве Царской Семьи, основано на возмущённой реакции Свердлова при получении им известия об этом, о чём рассказала в своих воспоминаниях П.С.Виноградская.

Комментарий: Без умения скрывать свои чувства или демонстрировать ложное их проявление не может состояться политик, тем более такой, как Свердлов и, тем более, в тех условиях борьбы за власть. Без понимания этого, источниковедческий анализ неизбежно приведёт к ошибочным выводам. Критически следует подойти и к свидетельствам Виноградской, о чём будет сказано ниже.

2.2. В письме от 10.08.2009 10:31 В.Н.Соловьёв пишет: «…расстрел Царской Семьи произошёл по инициативе большевиков, эсеров и анархистов Урала и в конкретный исторический момент был крайне невыгоден для руководства Кремля».

Комментарий: После восстания левых эсеров и анархистов 6 июля 1918 года у власти остались одни большевики. Об этом Соловьёв пишет в письме от 10.08.2009 12:28: «Решение о расстреле принимала большевистская часть президиума без участия левых эсеров».

Именно потому, что официальное решение Кремля о расстреле дискредитировало большевистскую власть, она тщательно скрывала факт расстрела Царской Семьи и свою роль в этом, не принимая никаких решений ни ВЦИКом, ни Совнаркомом. По этой же причине, во всех воспоминаниях чекистов-участников того события, кроме однажды сказанной фразы Г. П.Никулиным, подчёркивается, что решение принималось в Екатеринбурге: желание «исправить» историю слишком очевидно.

2.3. В письме от 11.08.2009 14:08 В.Н.Соловьёв, отвечая на замечание, что он неоднократно указывает на то, что решение о расстреле принимал Уралоблсовет, пишет: «Что касается президиума Уралоблсовета, то он представлял… Уралоблсовет и, как ни странно мог выносить решения от его имени».

Комментарий: Вопрос очень важен, потому что в постановлении президиума ВЦИК от 18 июля 1918 года, заслушавшего «сообщение о расстреле Николая Романова», сказано: «президиум признаёт решение Уралоблсовета правильным». Свердлов придаёт весомость решению, заменив «президиум» на Уралоблсовет, а Ленин, политик более изощрённый, заменяет президиум на «Екатеринбургский Совдеп». Вопрос тем более важен, что такая, по сути подтасовка, скрывает тот факт, что решение о расстреле принимал даже не президиум, а узкий круг — большевистская головка президиума Уралоблсовета и УралоблЧК.

2.4. В письме на форум от 14.08.2009 14:16 В.Н.Соловьёв пишет: «Что касается текста решения президиума областного совета, то его подлинник не сохранился… Не исключено, что он мог погибнуть во время захвата белогвардейцами в г. Невьянске вагона с архивами Урала в июле 1918 года. Текст постановления о расстреле Николая II можно восстановить по официальным сообщениям ВЦИК и СНК, листовкам, публикациям в уральской прессе. Такая работа сделана».

Комментарий: История с «пропажей» несуществующего постановления президиума Уралоблсовета труднообъяснима: это постановление должно было «прикрыть» самоуправство местных органов власти и доставлено в Москву вместе с документами «заговора… срочно курьером», как сообщалось, в первой после расстрела, телеграмме из Екатеринбурга, полученной в Москве 17 июля в 12 часов дня. Постановление было единственным официальным документом, доказывающим непричастность Москвы к прямому принятию решения о расстреле; к тому же Юровский был не только комендантом Дома Особого Назначения и руководителем расстрела, но и заместителем областного комиссара юстиции. Так почему оно отсутствует в материалах ВЦИК и в архивах?

Причина в том, что накануне расстрела такое постановление не могло быть принято, так как оно могло касаться только Царя, а не всех узников Ипатьевского дома и должно было быть вручено председателю УралоблЧКа для исполнения. В отсутствие Ф. Лукоянова, его обязанности исполнял Юровский, который, как заместитель областного комиссара юстиции, обязан был создать хотя бы видимость соблюдения законности. Выход был найден в том, чтобы текст постановления изложить в телеграмме в Москву под видом сообщения, что и было реализовано. Несомненно, что текст этого сообщения был заготовлен ещё во время пребывания Голощёкина в Москве, о чём свидетельствует обнаруженный 5 сентября 1918 года на Екатеринбургском телеграфе черновик телеграммы, в который от руки были вписаны цифры в предложении: «В ночь с 16 на 17 июля приговор приведен в исполнение». В отправленной же телеграмме в Москву указана дата расстрела 16 июля, как это и было договорено с Голощёкиным и в ней же «Президиум Уралоблсовета» просит «санкций редакции данного [документа]». Официальное сообщение о расстреле было опубликовано сначала в Москве, а затем только Екатеринбург получил «санкций редакции» своего сообщения.

Приложение: тексты телеграмм.

а) Черновик телеграммы[3] на листке белой бумаги в виде узкого прямоугольника с угловым штемпелем Президиума Уралоблсовета:

«Всем Советам. Ввиду приближения контрреволюционных банд к красной столице Урала [Екатеринбургу], ввиду [возможности] того, что коронованному палачу удастся избежать народного суда [cкобка] (раскрыт заговор белогвардейцев с целью похищения бывшего царя и его семьи) точка Президиум Ур. Обл, Совета Раб. Кр. Кр. Арм. депутатов Урала (вместо подчёркнутого вписано: Облсовета.) исполняя волю революции, постановил расстрелять бывшего царя Николая Романова, виновного в бесчисленных кровавых насилиях над русским народом. В ночь с 16 (цифра вписана от руки) на 17 (цифра вписана от руки) июля приговор этот приведен в исполнение. Семья Романова, содержащаяся вместе с ним под стражей, эвакуирована из города (выделенное курсивом зачёркнуто) Екатеринбурга в интересах обеспечения общественного спокойствия. Президиум Обласовета областного Совета Раб. Кр. и Краснар. Деп. Урала» (выделенное курсивом вписано от руки, остальное зачёркнуто).

б) Телеграмма[4], отправленная в Москву и полученная в 12 часов дня 17 июля:

Председателю Совнаркома тов. Ленину. Председателю ВЦИК тов. Свердлову. У аппарата Президиум Областного Совета рабоче-крестьянского правительства. Ввиду приближения неприятеля к Екатеринбургу и раскрытия Чрезвычайной комиссией большого белогвардейского заговора, имевшего целью похищения бывшего царя и его семьи. Документы в наших руках. [По] постановлению президиума Областного Совета в ночь на 16 июля расстрелян Николай Романов. Семья его эвакуирована в надёжное место. По этому поводу нами выпускается следующее извещение: «Ввиду приближения контрреволюционных банд [к] красной столице Урала и возможности того, что коронованный палач избежит народного суда (раскрыт заговор белогвардейцев, пытавшихся похитить его [cемью] и его самого, и найдены компрометирующие документы), [которые] будут опубликованы), Президиум Областного Совета постановил: расстрелять бывшего царя Н. Романова, виновного в бесчисленных кровавых насилиях против русского народа. В ночь на 16 июля 1918 г. приговор приведён в исполнение. Семья Романовых, содержащаяся с ним под стражей, [в] интересах общественной безопасности, эвакуирована из города Екатеринбурга. Президиум Областного Совета».

Просим ваших санкций [по] редакции данного. Документы заговора высылаются срочно курьером Совнаркому, ЦИК. Извещения ожидаем у аппарата. Просим дать ответ экстренно, ждём у аппарата.

2.5. В письме от 14.08.2009 14:16 В.Н.Соловьёв пишет:

«Учитывая события 1905 года, казни революционеров и т. п., большевики могли найти огромное число материалов для предъявления обвинения. Кремль прекрасно понимал, что казнь Николая II, а тем более, членов его Семьи без предъявления обвинения мгновенно создадут Царю ореол мученика, вызовет сочувствие судьбе опального монарха и его детей».

Комментарий: Ленин в статье 1919 года «Как буржуазия использует ренегатов», отвечает на книгу Каутского «Терроризм и коммунизм», в которой тот «показывает подробно, как большевики всегда приходят в конце концов к противоположности того, что было их целью; они были противниками смертной казни и работают массовыми расстрелами».

Ленин, отвечая на критику Каутского, пишет: «Во-первых, это прямая ложь, что большевики были противниками смертной казни для эпохи революции. На II съезде нашей партии, в 1903 году, когда возник большевизм, составлялась программа партии, и в протоколах съезда значится, что мысль вставить в программу отмену смертной казни вызвала только насмешливые возгласы: „и для Николая II?“. Даже меньшевики в 1903 году не посмели поставить на голоса предложения об отмене смертной казни для царя. А в 1917 году, во время керенщины, я писал в „Правде“, что ни одно революционное правительство без смертной казни не обойдётся и что весь вопрос в том, против какого класса направляется данным правительством оружие смертной казни»[5].

Таким образом, ещё до революции 1905 года, когда по решению военно-полевых судов «казнили революционеров», что могло, по мнению В.Н.Соловьёва, стать основанием для предъявления обвинения Царю, большевики в подготовке программы своей партии уже в 1903 году ставили вопрос о применении смертной казни «для Николая II».

3. По вопросу организации суда

3.1. В письме от 10.08.2009 10:31 В.Н.Соловьёв пишет: «Нет никаких сомнений, что Кремль готовил суд над Николаем II, чтобы окончательно „вбить кол“ в идею монархии в России».

В письме от 12.08.2009 10:15 он дополняет: «Анализируя события того времени мы из разных источников получаем информацию о том, что Кремль готовил суд над Николаем II… Готовился политический процесс. Вся мощь ораторского дара Л.Д.Троцкого должна была проявиться на этом процессе».

Комментарий: Идея суда принадлежала Временному правительству, для чего была создана Чрезвычайная следственная комиссия (ЧСК), пришедшая к выводу, что «невиновность государя и императрицы была вполне точно установлена», по словам председателя правительства князя Г. Е.Львова следователю Н.А.Соколову. Государя обвиняли в том, что он «под влиянием своей супруги, немки по происхождению, был готов подписать сепаратный мир», именно то, что ровно через год после отречения Николая II, сделал Ленин.

Через два дня после подписания Брестского мирного договора с Германией — 5 марта 1918 года, Совнарком постановил: «Поручить Комиссариату юстиции… подготовить следственный материал по делу Николая Романова. Вопрос о переводе Николая Романова отложить до пересмотра этого вопроса в Совете Народных Комиссаров. Место суда Николая Романова не предуказывать пока«[6].

Таким образом, Ленин взял под свой контроль вопросы суда и место его проведения. Он поручил начать сбор материала, но более ничего практически не было сделано, если не считать путаных объяснений председателя Главной следственной комиссии Н.В.Крыленко, в чём именно обвиняется Николай II и разговоров о том, что главным обвинителем на предстоящем процессе будет Троцкий. Так, за разговорами о суде и месте пребывания Царской Семьи, прошёл перевод её на Урал — «вотчину» Свердлова, где фактическим главой уральских большевиков был его «личный друг» Филипп — Голощёкин.

3.2. В письме на форум от 23.08.2009 22:07 В.Н.Соловьёв пишет: «Кремлём не было дано прямого запрещения проведения на Урале суда над Царём, поэтому «суд», проведенный уполномоченным на это государственным органом власти — президиумом Уральского областного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (полный титул для большей убедительности при отсутствии других аргументов — В.К.) не мог рассматриваться как «вызов» Кремлю».

Комментарий: По поводу суда (без кавычек): На заседании Совнаркома 2 мая 1918 года, под председательством Ленина, было принято постановление (задним числом, т.к. 30 апреля 1918 г. Ипатьевский дом принял первых узников) о том, что распоряжение ВЦИК о «переводе бывшего царя Николая Романова в более надёжный пункт… выполнено… надзор за ним поручен областному Совдепу Урала»[7]. Таким образом, «бывший царь Николай Романов» продолжал находиться под юрисдикцией Совнаркома и ВЦИК, который финансировал содержание и охрану Царской Семьи и остальных узников. Уже 3 мая 1918 г. Свердлов в телефонограмме Белобородову сообщает: «Предлагаю содержать Николая самым строгим порядком… Предлагаю прислать смету всех расходов, считая караул. Сообщите подробности условий нового содержания».

Прямого запрещения проведения на Урале суда над Царём Кремлём не было дано, это действительно так, как и то, что не было дано и разрешения, потому что Урал по этому вопросу не обращался ни во ВЦИК, ни в Совнарком. Почему, ведь судя по той «злополучной» телеграмме, так, как её трактует следователь Соловьёв, с Филиппом было условлено проведение суда? И почему, в таком случае, Москве не ответить, что она санкционирует проведение именно такого суда, в его прямом смысле.

По вопросу «суда», то есть расстрела, как подчёркнуто это, не без некоторого самоудовлетворения игрой «в кавычки» (потом можно сказать, что в первом случае их забыли поставить), то он уже рассматривался при анализе «злополучной» телеграммы.

По поводу использования слова «вызов» Кремлю, следует заметить, что запрашивающие, через Зиновьева, санкцию на исполнение «условленного с Филипповым суда» Голощёкин и Сафаров, были ставленниками Кремля, большевиками, вождём которых был Ленин. С ним, как и с Зиновьевым, в эмиграции близко сошёлся Сафаров, а Филиппу и в страшном сне не могло присниться, что он мог бросить «вызов» Свердлову — «личному другу». Голощёкин был членом РВК при Петроградском Совете, а после октябрьского переворота, выполняя поручения Ленина, не раз оказывал ему помощь, в том числе, «собирая» его сторонников в большевистской фракции ВЦИК, когда шла борьба за власть.

По вопросу расхождений с Лениным местных, с левым уклоном, большевиков, то надо отметить, что после того, как победила позиция Ленина по заключению с Германией Брестского мира, после мятежа левых эсеров и, в особенности, после восстания чехословацкого корпуса и провала руководства «Красного Урала» по его обороне, их амбиций заметно поубавилось, а позже пришлось и держать ответ.

3.3. В письме от 12.08.2009 09:53 В.Н.Соловьёв, приводит выдержки из воспоминаний П.С.Виноградской, которые подтверждают версию следствия о политическом процессе — суде над «бывшем царём»:

«…Яков Михайлович отчитывал товарищей, приехавших из Екатеринбурга после расстрела Николая II. Свердлов доказывал, что это их большая ошибка, Ленин намеривался устроить гласный суд над бывшим царём. Владимир Ильич считал, что Романовых, угнетавших 300 лет русский народ, должен был судить весь народ. «И суд надо было устроить в центре, открытый и доступный для всех!».

Комментарий: Следователь В.Н.Соловьёв поясняет: «По-видимому, П.С.Виноградская описывает встречу Я.М.Свердлова с Я.М.Юровским, сразу после расстрела приехавшего в Москву с частью драгоценностей и документами».

Известно, что Юровский выехал из Екатеринбурга в ночь на 20 июля и мог быть в Москве (поезд шёл через Казань) во второй половине дня 21 июля, это действительно было воскресенье, о чём пишет Виноградская. Но, в таком случае, он был встречен на вокзале и привезен на квартиру Свердлова в Кремле, где некоторая часть Романовских драгоценностей была оставлена Свердловым у себя, а остальное, в том числе архив Романовых, Юровский сдал коменданту Кремля Малькову, предусмотрительно не указав дату сдачи на документах. По «золотому списку», первому из всех, значилось большое количество золотых изделий, многие из которых были с драгоценными камнями. Отдельно бриллианты, а их было большое количество, должен был привезти в Москву кто-то другой.

Среди обнаруженных в сейфе Свердлова в 1935 г. «золотых изделий, многие из которых с драгоценными камнями — семьсот пять предметов», отдельно бриллиантов не было.

На квартиру Свердлова комендантом Ипатьевского дома Юровским, руководителем и участником убийства, были доставлены ценности, принадлежавшие Царской Семье. Это ли не лучшее доказательство того, кто был заказчиком злодеяния, о котором верно было сказано при первом осмотре Ипатьевского дома после бегства большевиков: «Здесь произошло убийство и ограбление».

3.4. В «сенсационном интервью» В.Н.Соловьёв говорит: «Абсолютно точно можно сказать, что к 16 июля 1918 года, то есть накануне расстрела, в Москве всё ещё готовится суд над Николаем II. Есть документы»[8].

Далее, в этом интервью, следователь приводит «выдержку из воспоминаний активного деятеля УралЧК и участника расстрела царской семьи Михаила Медведева-Кудрина», в которой приводятся слова Голощёкина, после его приезда из Москвы, где он просил санкции ВЦИК «на расстрел семьи Романовых». «Свердлов советовался с В.И.Лениным, который высказался за привоз царской семьи в Москву и открытый суд над Николаем II и его женой Александрой Фёдоровной».

Комментарий: Во всех воспоминаниях участников того события настойчиво проводится линия на то, что Ленин хотел устроить «им суд на весь мир» (Медведев-Кудрин), «носился с мыслью поставить процесс всероссийский над царизмом» (И.И.Родзинский). На их воспоминаниях лежит отпечаток прочитанного и услышанного значительно позже и желания сказать именно то, что от них ожидают. Без серьёзной исторической экспертизы эти «воспоминания» не могут фигурировать в качестве источников, подтверждающих или опровергающих те или иные версии развития событий.

Это, в полной мере, относится и к книгам — воспоминаниям П.С.Виноградской и К.Т.Свердловой, тщательно отредактированных и подчищенных Идеологическим отделом ЦК. Пример этого наглядно виден в беседе Г. П.Никулина в Радиокомитете в мае 1964 года, когда ведущий беседу Д.П.Морозов зачитал «отрывок одного из вариантов воспоминаний П.С.Виноградской» о том, как Свердлов «нещадно ругал И.П.Смирнова, приехавшего из Екатеринбурга, после суда над Николаем Вторым, так как Свердлов считал большой ошибкой, что свергнутого царя судил местный суд». О фразе Свердлова: «Суд нужно было устроить в центре, открытый и доступный для всех» Никулин сказал: «Это он так, для красного словца»; не знал Никулин и Смирнов, сказал и о том, что «суда никакого не было». В книге Виноградской, вышедшей в 1968 году (к 50-летию убийства Царской Семьи?!), всё это было исправлено. Вот, такова цена этим «историческим документам», привлечённым В.Н.Соловьёвым в качестве доказательства того, как желали суда Ленин и Свердлов, не принявшие ни одного конкретного постановления о его проведении, об эвакуации Царской Семьи в Москву.

Выводы:

1. Телеграмма Голощёкина и Сафарова из Екатеринбурга, через Петроград — Зиновьева, Ленину и Свердлову, полученная в Москве в 21 ч. 22 мин., за три часа до начала расстрела, с требованием немедленно сообщить «ваши мнения» по исполнению «условленного с Филипповым суда», доказывает, что решение о расстреле Царской Семьи было принято в Москве во время приезда туда Голощёкина — фактического руководителя красного Урала.

2. Решение президиума Уралоблсовета ВЦИК признал правильным, что свидетельствует о том факте, что не было запрета Кремля на проведение «условленного (условного) суда»: отсутствуют какие-либо постановления ВЦИК и Совнаркома об эвакуации Царской Семьи в Москву в период времени начала появления угрозы падения Екатеринбурга. Отсутствует постановление Совнаркома о подготовке суда и месте его проведения, не осуществлялись по нему и следственные мероприятия.

3. ВЦИК поручил «областному Совдепу Урала» осуществлять только «надзор за ним», то есть за Царём и, следовательно за всей Царской Семьёй; ВЦИК оплачивал все расходы, «считая караул» и контролировал все действия местных властей по содержанию и охране узников Ипатьевского дома.

Таким образом, Царская Семья не находилась под юрисдикцией местных органов власти, которые не имели права принимать решения по Её участи, что и подтверждает приезд Голощёкина, а также отправленная им и Сафаровым телеграмма вечером 16 июля накануне убийства в Екатеринбурге.

«Сенсационное интервью» следователя В.Н.Соловьёва: «Ленин в расстреле царской семьи не виновен!» сделано им вопреки выводам экспертной группы: «Решение о казни бывшего царя было предварительно согласовано, а затем и одобрено в Москве». Мотивы такого неправомерного заявления по вопросу, который, по мнению следователя, «непринципиальный», следует искать в попытках отвлечь внимание общественности от неудач следствия, а так же в поисках поддержки со стороны той части общества, которая ещё не избавилась от наслоений лжи в нашем прошлом. На поверку следственные три кита оказываются даже не сказочными, а просто надувными — из отдела игрушек… Но в расследование убийства Царской Семьи подобные игры недопустимы! Такая «реабилитация» Свердлова и Ленина чревата страшными духовными последствиями для России.

Примечания и сноски

1. Лыкова Л.А. Следствие по делу об убийстве российской императорской семьи. М., 2007. С. 224.

2. Соколов Н.А. Убийство Царской Семьи. М., 1990. С. 305.

3. ГАРФ. Ф. 1837. Оп. 1. Д. 49. Л. 1.

4. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 27. Л. 8−9. Телеграфный бланк.

5. Ленин В.И. ПСС. Т.39. М., 1981. С. 182.

6. ГАРФ. Ф. 130. Оп. 23. Д. 8. Л. 204. Заверенная копия. Обращает на себя внимание отсутствие оригинала постановления. Или же его недостаточно хорошо искали? — В.К.

7. Скорбный путь Романовых 1917−1918 гг. Гибель Царской Семьи. // Архив новейшей истории России. Том III. М., 2001. C. 199−200.

8. «Правда»: Ленин в расстреле царской семьи не виновен! Сенсационное интервью старшего следователя по особо важным делам ГСУ СК при Прокуратуре Российской Федерации В.Н.Соловьева. http://www.rusk.ru/st.php?idar=155 685 и КПРФ.Ru http://kprf.ru/rus_soc/67 453.html

http://rusk.ru/st.php?idar=114783

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Прихожанка    27.11.2009 15:12
Одна моя знакомая в 60-е годы, когда была пионеркой, слышала выступление Юровского по радио, в "Пионерской зорьке", и оно ее тогда потрясло до глубины души своей жестокостью. Может быть в архивах радио сохранилось, ведь явно давалось в записи.
  В.Корн    27.11.2009 15:01
Виктор Корн 27.11.2009 15:00

Уважаемая редакция Русской Линии!
Участник форума Сокол в сообщении от 25.11.2009 10:50 привёл источник более полной (к сожалению, всё ещё не всей!) публикации стенограммы выступления Юровского на секретном совещании в Свердловске 1.02.1934 г. (далее – Доклад). В свзи с тем, что ранее пп. 2, 3 стенограммы не были опубликованы в открытой печати, появилась необходимость в комментарии всего изложенного в них применительно к рассматриваемой теме на форуме РЛ.
Мнение одного из ведущих специалистов Л.А.Лыковой по Докладу Юровского уже приводилось, как и факт игнорирования его при подготовке следствием Справки от 23.01.1998 г. Сам Юровский заметил, что всё сказанное здесь им, комендантом Ипатьевского дома в период с 4 по 19 июля 1918 г., "получает силу документа". Именно поэтому следствие обошло Доклад своим вниманием!
Главное в Докладе – его политическая составляющая.
1.Основное действующее лицо, со стороны организаторов убийства, это личный друг Свердлова, "пользующийся ОСОБЫМ ДОВЕРИЕМ ЦК", которому "бывший царь и его семья были доверены тов. Филиппу Голощёкину и ПЕРСОНАЛЬНО И КАК ВОЕННОМУ КОМИССАРУ", на которого и была возложена ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА СОГЛАСОВАННОЕ РЕШЕНИЕ ЭТОГО ВОПРОСА".
2. "Сторонников сепаратного решения этого вопроса в Уральской области было немало В САМЫЙ НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ПРЕБЫВАНИЯ бывшего царя в Екатеринбурге", отвечает Юровский на заявление следователя Соловьёва в том, сенсационном, интервью об угрозе со стороны эсеров и анархистов "расправиться с Романовыми". Т.о., как и отмечалось в критике позиции следователя по этому вопросу, в период принятия решения "о казни", этой угрозы уже не существовало.
3. Подтверждает Юровский и тот факт, что следствие не разобралось или не захотело разобраться в режиссуре Свердлова в постановке им драматической
перевозки Царя в Екатеринбург: "Яковлев спекулировал на том, что 'Николаяде'
уральцы стремятся заполучить, чтобы немедленно его расстрелять… начальники уральских отрядов, не доверяя Яковлеву…боясь измены или каких-либо случайных нападений отбить Николая, вероятно, и несомненно были готовы ЖИВЫМ ЕГО НИКОМУ НЕ ОТДАВАТЬ". Их цель была не допустить отправки Царя и его Семьи в Москву, угрожая, в противном случае, мнимой расправой. Юровский в Докладе говорит, что Голощёкин выполнил задание Свердлова, отбивая атаки не посвящённых в детали Сафарова и Войкова, также способствующих убийству Царской Семьи именно в Екатеринбурге.
4. Очень важна дата, когда был получен приказ о казни. В Справке сказано: "О том, что необходимо готовиться к казни Николая II, Голощёкин сообщил Я.М.Юровскому примерно 10 июля 1918 г. (Голощёкин был в Москве в это время – В.К.).15 июля Я.М.Юровский приступил к подготовке расстрела". Очень ловкий
приём: 15 -го Юровский сам, без приказа, "приступил…" В Докладе же всё чётко:
"15 июля утром приехал Филипп (он вернулся из Москвы 14 июля – В.К.) и сказал, что завтра надо дело ликвидировать". Остаются ли сомнения в том, что Голощёкин приехал из Москвы с решением о казни?
Доклад нуждается в экспертизе, но не той, которая обслуживала следствие.
Есть все основания для того, чтобы выразить недоверие работе следствия и его выводам, которые ввели в заблуждение не только общественность, но и Президиум ВС РФ. Это свидетельствует об отсутствии в России гражданского
общества, не сумевшего в самом начале работы следствия, взять его под контроль путём создания общественного наблюдательного комитета.
Виктор Корн
27.11.2009 года
  Сокол    27.11.2009 11:46
Уважаемый Виктор Корн!
Тот, кто принял мужественное решение о реабилитации Царской Семьи, был по своим нравственным и интеллектуальным способностям несопоставим ни с М.Горбачевым, ни с Б.Ельциным.
Принимая подобное политическое решение, Он исходил из учета собственных стратегических интересов, но это были такие интересы, которые совпали с историческими интересами России.
  В.Корн    26.11.2009 21:22
Виктор Корн 26.11.2009 21:20
Re: Сокол 25.11.2009 16:35

Уважаемый Сокол!
Не на это ли озвучивание позиции РПЦ по вопросу отклонения Генпрокуратурой прошения о реабилитации Царской Семьи, Президиум Верховного Суда ответил положительным решением этого вопроса?
Но при этом он признал, совершенно ничем не подтверждённый вывод следствия о том, что "можно считать установленным" существование Решения Президиума Уралоблсовета. Позиция Генпрокуратуры по этому вопросу была (не знаю, как сейчас) правильной: нет протокола заседания президиума, был ли он правомочен принимать решение – неизвестно кто присутствовал на заседании, кто приговорен – один Царь или вся Царская Семья. Есть факты, подтверждающие принятие решения узким кругом лиц, получивших санкцию Москвы, согласно ранней договорённости с ней.
Следствие делает всё возможное, чтобы признать действия большевиков в Екатеринбурге, по убийству Царской Семьи, легитимными, а руководителей государства не причастными к этому преступлению.
Этим решением Президиума ВС РФ следствие прикрывает теперь эти свои выводы, всё более отдаляющие общество от правды: кто отдал приказ?
С уважением
Виктор Корн
26.11.2009 года
  В.Корн    26.11.2009 20:10
Виктор Корн 20:10
Re: Сокол 25.11.2009 10:50

Уважаемый Сокол!
Абсолютно точное попадание! Это Ваш очередной весомый вклад в развенчивание фальсификации современного следствия.
Вот что говорила Л.А.Лыкова ещё в 1997 г. ("Час пик" 1997-10-29 23:59) по этому выступлению Юровского 1.2.1934г. в Свердловске:
"…это его исповедь…это настоящая правда, лгать здесь он не мог…"
Через 10 лет (!) она в своей книге скажет об этом документе так:"…не опубликован полностью до сих пор и никогда (! – В.К.) не был предметом источниковедческого анализа". Поразительно, что нет ссылки на этот документ и в "Справке…" следствия от 23.01.1998г.
О каком доверии к выводам следствия может идти речь, когда мы постоянно видим тенденционный отбор источников и фактов.
Виктор Корн
26.11.2009
  White    26.11.2009 12:13
Цитата:
  РПЦ призывает "освободиться от исторических пятен на совести" страны моральной оценкой убийства царской семьи  
– Давно пора “ОСВОБОДИТЬСЯ от исторических пятен на совести” с моральной оценкой истории предательства интересов Отечества!
– Как будем рассуждать? C какого времени начнем оценивать историю грехопадения? – С периода крещения киевской Руси или с периода Смутного времени или со дня дачи торжественной клятвы Богу на верность Романовым, а может от времен Раскола и учению Никона, что священство выше царства, или от времени первого убийства Царя рода Романовых, а может со дня гибели Царя-Освободителя, или с крушения под Борками? Может попробуем начать с Ходынки, чтобы выяснить, кто на самом деле виновен в давке, кто задумал опорочить торжественный день и кто злонамеренно пустил слушок, что царские подарки уже раздают? А может с обсуждения:
http://rons.ru/veimarn.htm
Цитата:
  1. Е.В. ВЕЛ. КН. ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ

(Сын Императора Александра II, дед Е.В. кн. Владимира Кирилловича, и прадед Принца Прусского Георгия)

Нарушил Основные Государственные Законы, женившись на не православной. Пытался переменить текст Законов в свою пользу. Потерял право на Престол.

– «Мысли старого монархиста». Проф. Н.Д. Тальберг. «Русская Жизнь» 16 марта 1966, № 6029. …»Небрежение Основными Законами впервые было проявлено в 1922 г., когда Великий Князь Кирилл Владимирович объявил себя «Блюстителем Престола», с какового времени начался, и раскол среди зарубежных монархистов… В полном несоответствии с законом было и провозглашение Вел. Кн. Кириллом Владимировичем себя императором в 1924 г. В данном случае была явно нарушена ст. 142 Основных Законов (ст. 185 изд. 1905 г.), гласящая: «Брак мужского лица Императорского Дома, могущего иметь права на наследование Престола, с особой другой веры, совершается не иначе, как по восприятии ею православного вероисповедания». Супруги Великих Князей Владимира Александровича и его старшего сына Кирилла не были православными при вступлении в брак…

– В 1886 г. Великий Князь Владимир Александрович, будучи председателем, Высочайше утвержденной Комиссии по пересмотру Учреждения об Императорской Фамилии, провел, было новую редакцию этой статьи, ограничивавшей его права. Статья 40 Осн. Зак. Гласила: «Брак наследника Престола и старшего в его поколения мужского лица с особой другой веры совершается не иначе, как по восприятии ею православного вероисповедания». Вел. Кн. Владимир Александрович не был тогда наследником Престола, ни сыном наследника. Следовательно, с этого времени, он не попадал под действие статьи, в ее измененной редакции. Император Александр III, однако, указом Сенату 6 июня 1889 г., повелел: «Признав за благо восстановить действия статьи 142 Свода Осн. Государственных Законов издания 1857 г., повелеваем: согласно с первоначальным начертанием Основных постановлений о браке Членов Августейшего Дома Нашего, ст. 60 Учреждения об Императорской Фамилии изложить в следующем виде: «Брак мужеского лица Императорского Дома, могущего иметь права на наследование Престола, с особой другой веры, совершается не иначе, как по восприятию ею православного исповедания…» (ст. 40)

– Есть полное основание думать, что восстановление этой важной статьи вызвано было следующим событием. 17 октября 1888 г., вблизи ст. Борки, в Харьковской губ., произошло страшное крушение поезда, в котором следовал из Крыма Император Александр III со своей Семьей. Только по милости Божией все остались живы. В случае гибели всей Семьи, по смыслу измененной в 1886 г. статьи, на Престол вступил бы Вел. Кн. Владимир Александрович.… Чтобы не подчеркивать, по-видимому, восстановление старой редакции сразу, указ последовал только через несколько месяцев. Так или иначе, но путь к Престолу был закрыт для Вел. Кн. Владимира Александровича и его потомства».

2. Е.В. Вел. Кн. Кирилл Владимирович.
(Отец Е.В. кн. Владимира Кирилловича).

Женился, нарушив Осн. Гос. Законы. Изменил присяге. Заговор против императрицы. Красный бант на плече и красный флаг над дворцом. Высказывания против Царя Николая II. Провозгласил себя, будучи заграницей, Императором, чем дал своему сыну незаконный титул великого князя. Одобрял социализм и революцию.

– «При Дворе Императора». Ген. А. Мосолов, бывший Начальник Канцелярии Министерства Импер. Двора. Издательство «Филин», Рига.

Стр. 54: «… старший сын Владимира Александровича, Кирилл, сочетался браком в Тегернзее в Баварии, в присутствии Великой Княгини Марии Александровны, с ее согласия и благословения, но, не испросив высочайшего разрешения, с разведенною великой герцогиней Гессенской, принцессой Викториею-Мелитою Саксен-Кобург-Готской, дочерью вел. Кн. Марии Александровны. Новые супруги были двоюродным братом и сестрой… Вскоре после свадьбы Кирилла Владимировича, стало известно, что он приезжает в Петербург один, принести повинную за брак без разрешения Государя… Великий князь приехал в 9 часов вечера, прямо с вокзала во дворец своих родителей, а в 10 часов ему доложили, что явился министр двора и желает его видеть по приказу Царя. Граф Фредерикс объявил Кириллу Владимировичу, что Император повелевает ему в тот же день выехать обратно заграницу, и что доступ в Россию ему впредь воспрещен. О прочих налагаемых на него наказаниях он узнает по прибытии на место своего жительства. В тот же день, в 12 часов ночи, вел. Кн. покинул Петербург. Владимир Александрович был глубоко оскорблен этой мерою… и на другой же день отправился к Императору. После его возвращения свите стало известно, что Владимир Александрович заявил Царю о своей обиде и высказал, что Владимир Александрович заявил Царю о своей обиде и высказал, что при таких обстоятельствах он Государю больше служить не может, и просил сложить с него командование войсками гвардии и С. Петербургского военного округа. Император на это согласился и соизволил назначить на его место вел. Кн. Николая Николаевича».

– «Архив Русской Революции», Издаваемый Г.В. Гессеном, Берлин 1926 г., т. XVII, стр. 158:
– (Из воспоминаний М.В. Родзянко).

– «… Приблизительно в это время довольно странное свидание произошло у меня с великой княгиней Марией Павловной. Как-то поздно вечером, приблизительно около часу ночи, великая княгиня вызвала меня по телефону: – Михаил Владимирович, не можете ли вы сейчас приехать ко мне? – Ваше высочество, я, право, затрудняюсь: будет ли это удобно в такой поздний час… Я, признаться, собираюсь идти спать. – Мне очень нужно вас видеть по важному делу. Я сейчас пришлю за вами автомобиль… Я очень прошу вас приехать… Такая настойчивость меня озадачила, и я просил разрешения ответить через четверть часа. Слишком подозрительной могла показаться поездка председателя Думы к великой княгине в час ночи: это было похоже на заговор. Ровно через четверть часа опять звонок и голос Марии Павловны: – Ну, что же, вы приедете? – Нет, ваше высочество, я к Вам приехать сегодня не могу. – Ну, тогда приезжайте завтра к завтраку. – Слушаю-сь, благодарю Вас… Завтра приеду. – На другой день, на завтрак у великой княгини я застал ее вместе с ее сыновьями, как будто бы они собрались для семейного совета. Они были чрезвычайно любезны, и о «важном деле» не было произнесено ни слова. Наконец, когда все перешли в кабинет, и разговор все еще шел в шутливом тоне о том, о сем, Кирилл Владимирович обратился к матери и сказал: «Что же Вы не говорите?» Великая княгиня стала говорить о создавшемся внутреннем положении, о бездарности правительства, о Протопопове и об Императрице. При упоминании Ее имени она стала более волноваться, находила вредным Ее влияние и вмешательство во все дела, говорила, что она губит страну, что благодаря Ей создается угроза Царю и всей царской фамилии, что такое положение дольше терпеть невозможно, что надо изменить, устранить, уничтожить… Желая уяснить себе более точно, что она хочет сказать, я спросил: – То есть, как устранить? – Да, я не знаю… Надо Ее уничтожить… – Кого? – Императрицу. – Ваше высочество, – сказал я, – позвольте мне считать этот наш разговор как бы не бывшим, потому что если Вы обращаетесь ко мне как к председателю Думы, то я по долгу присяги должен сейчас же явиться к Государю Императору и доложить Ему, что великая княгиня Мария Павловна заявила мне, что надо уничтожить Императрицу».

– Это «странное» свидание также описано С. Мельгуновым в его труде «На путях к Дворцовому перевороту» (Заговоры перед революцией 1917 года), стр. 133. Книжное дело «Родник» в Париже.

– В этом труде упоминается о том, что – «Поденную запись о семейных совещаниях мы имеем в дневнике Андрея Владимировича»… и далее – «Совещания в «салоне» Марии Павловны продолжались. Из других источников я знаю, о каком то таинственном совещании на загородной даче, где определенно шел вопрос о цареубийстве: только ли императрицы?…» (стр. 134)

– – «С Царем и без Царя» В.Н. Воейков. Воспоминания последнего Дворцового Коменданта Государя Императора Николая II. Гельсингфорс 1936 г., стр. 251:

– «… 1-го марта (1917г.) утром собрались на митинг, на который пригласили своего командира, в то время Великого Князя Кирилла Владимировича. Великий Князь разъяснил матросам значение происходивших событий. Результатом разъяснения было не возвращение матросов дезертиров к исполнению службы, а решение заменить Высочайше пожалованное экипажу знамя красною тряпкою, с которою Гвардейский Экипаж и последовал за своим командиром в Государственную Думу…

– … Великий Князь Кирилл Владимирович, с Царскими вензелями на погонах и красным бантом на плече, явился 1-го марта в 4 часа 15 мин. Дня в Государственную Думу, где отрапортовал председателю Думы – М.В. Родзянке: «Имею честь явиться Вашему Высокопревосходительству. Я нахожусь в вашем распоряжении, как и весь народ. Я желаю, блага России, при чем заявил, что Гвардейский Экипаж – в полном распоряжении Государственной Думы. По-видимому, так понимал Великий Князь Кирилл Владимирович «возложенную на него присягою ответственность перед Царем и Родиною». М.В. Родзянко в ответ выразил уверенность, что Гвардейский Экипаж поможет справиться с собственным врагом (но не объяснил с каким). В стенах Государственной Думы Великий Князь был принят весьма любезно, т.к. еще до его прибытия в комендатуре Таврического Дворца уже было известно о разосланных им записках начальникам частей Царскосельского гарнизона, гласивших: «Я и вверенный мне Гвардейский экипаж вполне присоединились к новому правительству. Уверен, что и вы, и вся вверенная вам часть также присоединитесь к нам. Командир Гвардейского экипажа Свиты Его Величества Контр-Адмирал Кирилл».

Описание тех же событий мы находим в нижеприведенных трудах, лишь с особо интересными комментариями авторов:

– «Воспоминания» Барон Н. Врангель. Книгоиздательство «Слово» 1924 г., стр. 226:

… «Государь еще царствует, а гвардия уже под красными знаменами спешит к Таврическому Дворцу заявить готовность служить Революции…

До отречения Государя доблестные старые полки и их командиры, за исключением Командира Гвардейского Экипажа, Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича, остались верны данной присяге, и изменников между ними не было».

– «Воспоминания Генерала Барона П.Н. Врангеля» Издательство «Посев». Перепечатано в 1969 г. из сборника «Белое Дело», стр. 24:

…»В ряде газет появились «интервью» Великих Князей Кирилла Владимировича и Николая Михайловича, где они самым недостойным образом порочили отрекшегося Царя. Без возмущения нельзя было читать эти интервью…»

– «Покинутая Царская Семья». С. Марков. Вена 1928 г. см. стр. 75.

– «Царская Россия во время Великой Войны». (19 августа 1916-17 мая 1917)
Перевод с французского. Морис Палеолог, посол Франции. Париж, Изд. Плон, 1922.

Стр. 262: «… Возвращаясь с визита на канале Адмиралтейства, я проезжаю улицу Глинки, где живет великий князь Кирилл Владимирович, и вижу, как над его дворцом развевается красный флаг!»

Стр. 265: «… Великий князь Кирилл Владимирович опубликовал вчера в «Петроградской Газете» длинное интервью, в котором он атакует низверженных самодержцев. – «Я задавал себе много раз вопрос о том, не была ли бывшая Императрица сообщницей Вильгельма II, но каждый раз я старался отогнать такую ужасную мысль!» Кто знает, не окажется ли вскоре этот предательский намек базой для ужасного обвинения несчастной…»

– «Российская Контр-Революция в 1917-1918 г.г.» Часть 1, Книга 1-ая. Ген. Н.Н.

Головин, орд. Проф. б. Имп. Никол. Воен. Академии, ныне проф. Рус. Ист. – Фил. Фак. в Париже. Приложение к «Иллюстрированной России» на 1937 г. стр. 17:

… «Совершает все это Великий Князь Кирилл Владимирович 14-го (1-го) марта, накануне отречения Государя, т.е. в тот момент, когда поведение членов Государственной Думы… являлось революционным; иными словами, Великий Князь Кирилл Владимирович на третий же день солдатского мятежа присоединяется к восставшим и призывает к этому и другие войска».

– «Дни затмения». Записки Главнокомандующего Войсками Петроградского Военного Округа генерала П.А. Половцова в 1917 году. Книгоиздательство «Возрождение», стр. 17:

…»Появление Великого Князя под красным флагом было понято как отказ Императорской Фамилии от борьбы за свои прерогативы и как признание факта революции. Защитники монархии приуныли. А неделю спустя это впечатление было еще усилено появлением в печати интервью с Великим Князем Кириллом Владимировичем, начавшееся словами: «мой дворник и я, мы одинаково видели, что со старым правительством Россия потеряет все», и кончавшееся заявлением, что Великий Князь доволен, быть свободным гражданином, и что над его дворцом развевается красный флаг…».

– «Гвардейский Экипаж в февральские дни 1917 года» – Ф. Сорокин.

«… в числе его (В.К. Кирилла) заслуг значилось: «Даже в 1910 г. за забастовку на судне никого не наказал. Он и теперь не пошел против революции, а сам повел батальон к Таврическому Дворцу. И даже больше того, когда на Садовой улице полицейские с чердаков из пулеметов начали обстреливать проходивший батальон, то Кирилл Владимирович не только не растерялся и не стал прятаться от пуль, а, взяв у первого попавшегося под руку матроса винтовку, с колена стал отстреливаться».

– «Архив Русской Революции», т. XII – И.В. Гессен, стр. 357:

«А для ускорения дебюта решено было на другой день отправиться в Таврический Дворец, ставший центром или магнитом революции. Сюда маршировали с красными флагами войска Петерб. Гарнизона с вел. Кн. Кириллом, теперь претендующим на возглавление советского режима императорским скипетром и короной».

– «С Царем и без Царя». В.Н. Воейков. Воспоминания последнего Дворцового Коменданта Государя Императора Николая II. Гельсингфорс 1936, стр. 251:

«В июле того-же 1922 года появилось воззвание блюстителя Государева Престола, а 31-го августа 1924 года – Императорский Манифест. Подпись на обоих этих актах была та же, как и на направленных командирам частей Царскосельского гарнизона записках 1-го марта 1917 года. В 1932 году та же подпись появилась под новогодним обращением к русским людям, в котором Великий Князь Кирилл Владимирович в туманных выражениях высказал свое сочувствие уничтожению капитализма и одобрение новым социалистическим путям…»

– «Мысли старого монархиста». Проф. Н.Д. Тальберг. «Русская Жизнь», 16 марта 1966, № 6029. Ссылаясь на книгу прив. Доц. Михаила Зызыкина – «Царская Власть и Закон о Престолонаследии в России», София 1924, автор пишет:

– « … Великий Князь Кирилл Владимирович не мог быть венчанным на царство… «Императором» Великого Князя Кирилла Владимировича признали весьма немногие. О признании его объявляли в печати Вдовствующая Государыня Императрица Мария Федоровна, и Вел. Кн. Николай Николаевич. Не признало его большинство остальных Членов Царственного Дома, в числе их старейшие: Королева Эллинов Ольга Константиновна, Вел Кн. Петр Николаевич, Его Императорское Высочество Принц Александр Петрович. Не признали Архиерейский Собор и Синод, а также и Высший Монархический Совет».

3. Е.В. КН. ВЛАДИМИР КИРИЛЛОВИЧ И ЕГО СЕМЬЯ.

Тайно женился на разведенной. Незаконно пользовался титулом великого князя. Действовал как царствующий император, раздавая титулы и ордена. Все это хорошо известно, поэтому ограничимся несколькими ссылками на брошюру «Вел. Кн. Кирилл Владимирович и кн. Владимир Кириллович», выпущенную Вадимом А. Малеевским в Австралии, 12-го сентября 1990 года:

– «Князь Владимир Кириллович женился не на Княжне Багратион-Мухранской,

а на Mrs. Кирби, урожденной Княжне Багратион-Мухранской, которая развелась со своим первым мужем – банкиром Кирби. Ясно, что благодаря этому замужеству, она утратила свой титул.

Мне дали фотостат небольшой статьи из журнала «Воскресение» начала 60-х годов. Там сказано, что родная сестра Леониды Георгиевны (жены Князя Владимира), Елена, была гражданским браком (в СССР не венчались в церкви, тем более члены партии и ЦК) за известным палачем-чекистом Берия. Любопытно, сохранила ли Елена Георгиевна свое княжеское достоинство или нет?!

Там же сказано, что первый муж «Великой княгини» Леониды Георгиевны Mr. Кирби, до брака с ней был женат на дочери еврея-банкира Янкеля (Якова) Шиффа, так щедро финансировавшего Ленина для организации в России революции».
  Сокол    25.11.2009 16:35
N.B.

РПЦ призывает "освободиться от исторических пятен на совести" страны моральной оценкой убийства царской семьи

В Русской православной церкви считают, что государство должно дать нравственную оценку уничтожению царской семьи в июле 1918 года и 90-летие убийства Николая Второго и всей его семьи – "подходящее время для этой оценки".
"Пока государством убийство царской семьи не названо преступлением, не дан ответ на вопрос: кто давал приказ о расстреле; не дана оценка на уровне символически важных моральных решений. России будет трудно двигаться дальше, не освободившись от исторических пятен на совести", – сказал зампредседателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.
Он заявил, что не является сторонником призывов к "всенародному покаянию". По учению Церкви, напомнил священник, покаяние приносится за личные грехи индивидуально в таинстве исповеди.
"Я против чинов всенародного покаяния, – сказал священник. – Человек несет печать первородного греха, которая смывается при крещении, но разговоры о родовых или национальных грехах, в которых мы должны каяться, идут вразрез с учением о спасении". В то же время, убежден отец Всеволод, "надо исцелить рану убийства царской семьи на народной совести". По его мнению, моральная оценка этого беззакония со стороны государства необходима, чтобы это злодеяние не отягощало народную совесть и будущее России.
Всеволод Чаплин отметил, что в минувшем году Генпрокуратура отклонила прошение о реабилитации царской семьи на основании отсутствия официально оформленного приговора. Но это решение, заметил он, не должно отменять шаг мужества со стороны общества и государства – осудить расправу над царской семьей, сообщает ИТАР-ТАСС.
Представитель Церкви также выразил недоумение по поводу затянувшейся дискуссии с властями о том, переименовывать ли станцию московского метро "Войковская", названную в честь одного из главных убийц императорской семьи.
"Особых трудностей не возникло, когда было принято решение о переименовании двух других станций метро, которые, на мой взгляд, гораздо меньше нуждались в переименовании", – заметил священник, имея в виду станции "Битцевский парк" и "Деловой центр".
Он выразил сожаление по поводу того, что в вопросе об отношении к расстрелу царской семьи остаются "недоговоренности, есть люди, которые открыто говорят: не надо возвращать доброе имя Николаю II, не надо осуждать большевиков". Однако эти люди, по мнению священника, "сегодня теряют аргументы, потому что общество все больше и больше узнает правду – о том, что большевистское руководство было преступной организацией, что большевиков привел к власти не народ".
Подводя итог, он выразил мнение, что "Россия не сможет идти в будущее со свободной совестью, если мы считаем, что то, что делали большевики, было нормальным".

http://www.newsru.com/religy/19jun2008/romanov.html
время публикации: 19 июня 2008 г.
  В.Корн    25.11.2009 15:21
Виктор Корн 25.11.2009 15:
Re: Соловьёв 24.11.2009 21:59

Уважаемый господин Соловьёв!
Комментарий к этой, набившей оскомину историкам, телеграмме имел бы смысл, если бы она была отправлена. Свердлов, как известно, не был теоретиком, но в организационных вопросах был непревзойдённым мастером. Ленину, поставленному Свердловым перед железной необходимостью, предстояло вечером 16 июля дать ответ на "ваши мнения". Его ждали в Екатеринбурге, не отправляя "Фиат" к Ипатьевскому дому для приглушения звуков выстрелов, а после убийства для увоза трупов. Ленин и Свердлов дали санкцию и "Фиат" приехал!
Остановка телеграфа не была случайной: Голощёкин уехал из Москвы с
текстом телеграммы – сообщением о расстреле Царя и эвакуации Семьи,
где дата расстрела – 16 июля была вписана от руки. Черновик этой телеграммы был обнаружен белыми на телеграфе Екатеринбурга.
Телеграф в Москве был в руках Свердлова и когда ему сообщили о ленинской телеграмме, он понял, что надо спасать "вождя мировой революции" от мирового позора: именно на 16 июля в полночь по декретному времени (2 часа ночи 17-го по-местному) было оговорено им с Голощёкиным убийство Царской Семьи.
Пока Ленин "носился" с идеей "Суда" – операцией прикрытия, Свердлов организовывал ритуальное убийство: именно в Екатеринбурге, в Ипатьевском доме, 17 июля 1918 года, в полночь 11-ти человек, среди которых Царь – Помазанник Божий, Царица, Наследник и Дочери Царя, Невесты Христовы – пятеро Непорочных Душ и верные Царской Семье люди.
Вы, господин Соловьёв, сами сказали, что "российское законодательство… в отношении орудий казни" оставляло исполнителям право выбора. Таким образом, ритуальное убийство укладывалось в рамки совдеповского закона. И, неслучайно, после первых залпов, все Царские Дети оставались живы и убийцы в своих воспоминаниях (Ваши "исторические документы") с наслаждением садистов описывают, как убивали Царских Детей.
После того, как Ленин, дав санкцию на убийство Царской Семьи, выполнил свою, "историческую миссию", а он мечтал об этом с 17-ти лет, а затем одобрил, так называемое "решение Екатеринбургского Совдепа", его попытались убрать с "помощью" подслеповатой полусумашедшей еврейки, заслугу которой перед эсерами, так блестяще отстояли Вы, господин Соловьёв, а до Вас люди Свердлова – Кингисепп с Юровским, доказавшие, что это Каплан пыталась убить "вождя". После чего её быстренько сожгли в бочке, в полном, кстати, соответствии с "российским законодательством". Вижу, как Вы возражаете: "Сначала её застрелили!". А акт, констатирующий смерть, есть в её деле? Может быть,
она ещё была живая? Ведь "орудием казни" мог быть и огонь!
Разбирая в деталях Ваш "юридический шедевр": "Несмотря на то, что официальных протоколов заседаний Уралсовета не сохранилось , МОЖНО СЧИТАТЬ УСТАНОВЛЕННЫМ, что 16 июля 1918 г. им было принято решение о расстреле Николая II", нашёл Ваше же продолжение, правда в скобках: "…поскольку в распоряжении следствия не имеется ПОДЛИННОГО РЕШЕНИЯ ПРЕЗИДИУМА, сейчас неясно, касалось ли это решение только личности царя; либо Николая II, его семьи и лиц из окружения". А что, кроме "подлинного решения" могут быть другие?
Что "МОЖНО СЧИТАТЬ": кого должны были приговорить "к высшей и исключительной мере наказания под названием "смертная казнь" без пояснения в отношении орудий казни" (см. следователь Соловьёв 23.11.2009 16:28)? В "Справке о вопросах…" от 23.01.1998г. везде в тексте Вы ошибочно указывете: "решение о РАССТРЕЛЕ НиколаяII", "15 июля…Юровский приступил к подготовке РАССТРЕЛА" и т.д. Следует заменить на о "КАЗНИ", к "КАЗНИ" и т.д.
Вы, господин Соловьёв, обессмертили своё имя: "МОЖНО СЧИТАТЬ УСТАНОВЛЕННЫМ ПО-СОЛОВЬЁВСКИ!".
Продолжить комментарии или достаточно!
Виктор Корн
25.11.2009 (7 + 11 + 11 = 11)
  Прихожанка    25.11.2009 12:23
"Содержание его книги не соответствует его Протоколам, в книге много вымысла или внесены чужеродные изменения, коррелирующие с большевистской версией разрубки тел и сожжения."

Зато оно коррелирует с обстоятельствами его таинственной смерти и исчезновения многих документов.
Важно также, что епископ Василий Родзянко, знавший от своего деда о содержании доклада Соколова Георгу V, поскольку дед присутствовал при этом докладе, не испытывал НИКАКИХ сомнений в подлинности Царских Останков, захороненных в Петропавловском соборе.
  Сокол    25.11.2009 10:50
Каждый, кто возьмет на себя труд внимательно ознакомиться и проанализировать стенограмму выступления Я.Юровского на совещании старых большевиков 01.02.1934, может без труда убедиться, что Я.Юровский настаивал на том, что позиция руководства Уралсовета была подчинена указаниям Центра и противостояла анархо-сепаратистским настроениям, а не шла на поводу этих настроений.
Я.Юровский подчеркивал, что казнь Царской Семьи была выполнением политической воли Центра, а не результатом анархического порыва местной власти.
Читайте стенограмму и самостоятельно думайте:
http://www.pseudology.org/Bolsheviki_lenintsy/Yurovsky_YH.htm
То, что в Екатеринбурге руками «уральских товарищей» выполнялась политическая воля Центра подтверждается и запиской Я.Юровского, хранящейся в ГАРФе:
«16/7 была получена телеграмма из Перми на условном языке, содержавшая приказ об истреблении Р-х.
16-го в 6 ч. веч. Филипп Г-н предписал привести приказ в исполнение».
http://www.nik2.ru/documents.htm?id=183

Я.Юровский неслучайно написал именно это слово – «ПРИКАЗ».
Тут двух толкований быть не может.

Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru