Русская линия
Русская линия Людмила Пономарева28.09.2009 

Педагогические заветы И.А.Ильина о воспитании в грядущей России
Доклад на Первых Всероссийских Ильинских молодежных научно-богословских Чтениях (28−29 октября 2008 г.)

Непреходящую ценность и все возрастающую актуальность в духовно-ценностном самоопределении современной молодежи приобретает одна из последних работ Ивана Ильина «О воспитании в грядущей России». Чтобы справиться с этой «претрудной задачей», по выражению самого мыслителя, «мы должны высказать и письменно (по возможности, и печатно!) закрепить в отчетливых и убедительных формулах то, чему нас научила история, чем нас умудрила патриотическая скорбь» [1].

Спустя полвека после написания этой статьи великим патриотом и государственником России страна вновь переживает лихое время. Парадоксальность и сложность переживаемой ситуации усугубляется длительностью и системностью общественного кризиса в России, незавершенностью и неопределенностью социальных и политических форм общественных отношений. Все это с особой остротой ставит проблему духовно-ценностного самоопределения молодежи.

Следует со всей ответственностью разделить позицию бывшего министра образования России В.М. Филиппова в том, что «…нынешний политический и социально-экономический кризис, угрожающий самому существованию России, не был бы так опасен и продолжителен, если бы не усугублялся кризисом духа, кризисом воспитания, кризисом человека… А последствиями принижения воспитательной, гуманистической миссии образования явилась потеря целого поколения российской молодежи».

Из острокритической оценки порушенной системы воспитания следует сделать практические выводы, переломить гибельную ситуацию. И это необходимо сделать с позиции переосмысления советского опыта воспитания в горизонте уже определенной исторической дистанции, а также переоценки «воспитательных уроков» потерянного двадцатилетия либерально-демократического «реформирования» России.

Требуется незамедлительное возобновление и актуализация утерянной стратегии воспитания духовности, целенаправленного развития ценностного самосознания молодежи. Ценность есть основа личностного, социального и профессионального самоопределения человека, в них заложена генетика социального поведения.

На каких идеалах и ценностях воспитывать учащуюся и студенческую молодежь? Не внушать же им дух ростовщичества, торгашества и нещадного индивидуализма. Сциентизм и бесчувственная формализация научного познания тоже мало способствует выработке и пониманию общественного и личного идеала, духовно-нравственному возвышению личности.

По выстраданному и глубокому убеждению И.А. Ильина «Грядущая Россия будет нуждаться в новом, предметном воспитании русского духовного характера; не просто в „образовании“ (ныне обозначаемым… пошлым и постылым словом „учеба“), ибо образование само по себе есть дело памяти, смекалки и практических умений без отрыва от духа, совести, веры и характера. Новой России предстоит выработать себе новую систему национального воспитания, и от верного разрешения этой задачи будет зависеть ее будущий исторический путь» [2].

Ильин выражает уверенность в том, что Россия выйдет из того кризиса, в котором она находится, и возродится к новому творчеству и новому расцвету через сочетание и примирение трех основ, трех законов духа: свободы, любви и предметности. При этом он проницательно замечает, что вся современная культура сорвалась на том, что не сумела сочетать эти основы и блюсти эти законы. Именно этим определяется путь грядущей России. Ей нужно новое воспитание: в свободе и к свободе; в любви и к любви; в предметности и к предметности. Новые поколения русских людей должны воспитываться к сердечной и предметной свободе. Эта директива — на сегодня, и на завтра, и на века. Это единственно верный и главный путь, ведущий к расцвету русского духа и к осуществлению христианской культуры в России [3].

Ильин четко разделяет и органично соединяет чисто субъективную цель, зовущую человека к удовлетворению его личных потребностей и ведущую его к личному успеху к жизни, и объективную цель, последнюю и главную цель жизни, по отношению к которой все субъективные цели окажутся лишь подчиненным средством. Это и есть великая и главная цель человека, осмысливающая всякую жизнь и всякое дело, цель, на самом деле прекрасная и священная, — не та, ради которой каждый отдельный человек гнется и кряхтит, старается и богатеет, унижается и трепещет от страха, но та, ради которой действительно стоит жить на свете, ибо за нее стоит бороться и умереть [4].

Человеку стоит жить на свете не всем, а только тем, что осмысливает и освящает его жизнь и самую его смерть. Всюду, где он живет нестоящим, — пустыми удовольствиями, самодовлеющим накоплением имущества, кормлением своего честолюбия, служением личным страстям, словом, всем, что непредметно или противопредметно, — он ведет жизнь пустую и пошлую, и всегда предает свою цель, как только встанет выбор между этой пустой целью и самой жизнью.

Так в чем же Ильин видит главную, предметную и священную цель, придающую подлинный смысл жизни, ее высшую ценность? Эту единую и великую цель нашей жизни, единый и великий Предмет истории заключается, по Ильину, в служении некоему высшему Делу на земле, Божьему Делу, «прекрасной жизни», по слову Аристотеля, «Царству Божьему», по откровению Евангелия. И вот, в его живую предметную ткань мы и должны включить нашу личную жизнь [5].

Ткань этого Дела реально присутствует во всем: и в природе и в человеке; в самом человеке (в теле, в душе и в духе) и в его культуре; в индивидуальной жизни и в народной жизни; в семье и в воспитании; в церкви и в вере; в труде и в хозяйстве; в праве и в государстве; в науке и в искусстве; в деяниях воина и в деяниях монаха. Надо научиться воспринимать ее, видеть ее, радоваться ей, пребывать в ней и служить ей. И воспитание человека тем лучше и глубже, чем больше оно сообщает ему это умение.

Предметность и конкретность воспитания в соответствующих знаниях и умениях, навыках и способностях Ильин раскрывает через формирование любовно-творческого отношения к природе, самовоспитание, строительство семьи и дружбу двух людей, хозяйственное вдохновение, чувство ответственности и вины, совестный акт, научную совесть, художественное созерцание, молитву и церковное сознание. Практически, говоря о воспитании в его современных направлениях и формах, они здесь не только названы, но и раскрыты в их конечных и важнейших результатах.

Сердцевиной воспитания было и остается формирование нравственности, не только различение добра и зла, но и преодоление зла, прежде всего, в самом человеке. На двуединый вопрос: «Может ли человек, стремящийся к нравственному совершенству, сопротивляться злу силою и мечом? Может ли человек, верующий в Бога, приемлющий Его мироздание и свое место в мире, не сопротивляться злу мечом и силою?» Ильин ответил так: «Физическое пресечение и понуждение могут быть прямою религиозною и патриотическою обязанностью человека, и тогда он не вправе от них уклониться».

Исходными категориями нравственности являются добро и зло. Добро — это нравственное выражение того, что способствует счастью людей. По словам И. А. Ильина, чтобы оценить доброту и постигнуть ее культурное значение, надо непременно самому испытать ее: надо воспринять луч чужой доброты и пожить в нем. Но надо почувствовать, как луч и моей доброты овладевает сердцем, словом и делами моей жизни и обновляет ее. Но, может быть, еще поучительнее испытать чужую недоброту в ее предельном выражении — вражде, злобе, ненависти и презрении, испытать ее длительно, всесторонне, как систему жизни, как безнадежную, безжизненную атмосферу бытия.

Человеку, по словам Ильина, от природы присуща здоровая потребность быть чем-то в жизни, что-то весить на весах бытия, пользоваться признанием и уважением. Это естественно и совсем не предосудительно. Если только данная потребность не превращается в назойливое тщеславие или в большое властолюбие. Каждое человеческое существо как центр личной энергии и как духовный индивидуум имеет притязание и право испытать свои силы и «оправдаться» своими достижениями, ибо тот, кто оправдался, кто «показал себя с лучшей стороны и доказал всем свою положительную силу, тот привлекает к себе общее уважение и сам установит свой жизненный вес. А для этого есть только один путь — трудиться и трудом своим создавать новое и благое. Ильин говорил, что жизнь без труда позорна и несчастна, а честный труд есть уже наполовину само счастье; да, конечно, но только наполовину. Ибо цельное счастье — не только в честном, но, сверх того, еще и в любимом и вдохновенном труде.

Ильин резко осуждал формирование «общечеловека», «перекати-поле», не укорененного сердцем, умом и совестью в родное — культуру, отечество, природу, в свою родину, большую и малую. Иначе мы получим «общечеловека» без единого пятнышка национальной самобытности, способного прижиться «гражданином мира» и космополитом на любых широтах и меридианах. Но это уже удел всемирных бродяг, слоняющихся по чужим дорогам, поклоняющимся чужим идолам и побирающимися под чужими окнами. И действительно, кто изменил родным крестам, тот великому и святому не научит.

«Кто бы я ни был, каково бы ни было мое общественное положение, — от крестьянина до ученого, от министра до трубочиста, — я служу России, русскому духу, русскому качеству, русскому величию, — не «маммоне» и не «начальству», «не личной похоти» и не «партии», не «карьере» и не просто «работодателю», — но именно России, ее спасению, ее строительству, ее совершенству. Ее оправданию перед Лицом Божиим» [6].

Воспитание базируется на органическом единстве ценностно-нормативно-целевого и личностно-развивающего подходов к постановке и организации воспитательной работы. Системность организационно-практического воплощения содержательных и сущностных моментов образования и воспитания требует целостности, непрерывности, преемственности и поступательности, практичности, актуализации и альтернативности, исключающей интеллектуальное и воспитательное насилие, навязывание определенной системы ценностей, обеспечивающей их свободное функционирование для сознательного и свободного самоопределения личности.

Образовательное учреждение любого типа, уровня и организационно-правовой формы призваны дать не только целостный в соответствии с государственным стандартом необходимый комплекс знаний. Общеобразовательная и профессиональная школа, педагоги уполномочены самим обществом и государством на взращивание и развитие в душах ребенка, подростка, молодого человека духовно-нравственных начал, введение и приобщение к миру непреходящих ценностей в целях свободного выбора и духовного самоопределения личности в мировоззренческих и смысложизненных вопросах.

Поиск, обретение и утверждение духовно-нравственных ценностей приобретает исключительно благодатный и конструктивный характер на путях освоения того духовного наследия, которым строилась, держалась и развивалась Россия на протяжении своей тысячелетней истории. Духовная культура, соединяющая прошлое и настоящее, является мостом и преддверием подлинного возрождения.

Духовные ценности выражены в богатстве православия, русского языка и литературы, истории и культуры, морали и правосознания, в архетипах самого чувствования, видения и сознания. И при любых изломах общественного развития они сохраняют опорно-базовую роль, являясь духовной основой образования и воспитания личности.

Исходным основанием системы образования и воспитания личности служит ее субъектная характеристика применительно к ее конкретному носителю на той или ной стадии социально-возрастного, социально-профессионального и в целом жизненного самоопределения.

Субъектная характеристика личности студента, будущего молодого специалиста должна быть развернута и реализована в целостности и органической совокупности необходимых свойств, способностей и качеств духовно-ценностного и смысложизненного самоопределения, профессионально-предметного наполнения, деятельного, коммуникативного, психолого-педагогического и социально-гуманитарного компонентов образования и воспитания. Результатом наших общих усилий в духовно-нравственном воспитании должен стать выпускник российского вуза, который являл бы собою духовно-нравственную личность, культурного человека, творческую индивидуальность, достойного гражданина и патриота России, профессионально и социально компетентного работника, добропорядочного семьянина и воспитателя собственных детей.

Выработка субъектной характеристики личности позволяет более предметно определяться в основных направлениях (видах) воспитания. Они выступают в роли своеобразных «рабочих полигонов» для ее реализации. В соответствии с личностными и социальными запросами общества правомерно, на наш взгляд, выделение ведущих направлений в системе воспитания:

- основополагающую роль играет формирование целостного миропонимания и современного мировоззрения с позиций цельности, полноты, обоснованности смысложизненных ориентаций и свободного самоопределения личности на базе высших духовно-религиозных и традиционно-культурных ценностей России, сопряженности общественного и личного идеала;

- центральное место в системе воспитания занимает нравственное совершенствование личности на базе христианских принципов и методов духовного возрастания, главным из которых является любовь к Богу и ближним;

- формирование человека культуры в поле российской традиции и на принципах созерцающего творчества во всех проявлениях человеческого бытия: религиозной, социальной, семейной, экономической, экологической, профессиональной, правовой, политической, межнациональной, культуры здоровья, быта, досуга и др.;

- трудовое и профессиональное воспитание на отношении к труду как высшему служению и работе как творческому призванию и долгу;

- воспитание патриота России и достойного гражданина в свете ее духовного значения как оплата православия и «корабля спасения» для судеб мира;

- формирование социальной и гражданской компетентности и ответственности;

- воспитание социальной солидарности и коллективизма на принципах соборности и взаимопомощи, социальной справедливости на принципах любви и милосердия, в единстве с развитием свободной индивидуальности духовной личности;

- воспитание живого правосознания и правовой культуры, уважения к закону, противодействия негативным социальным процессам;

- воспитание семейных отношений на принципах христианской любви: почитания старших, уважения супругов, отношения к браку как благословению, хранения целомудрия и верности в браке, благоговейного отношения к детям как дару Божьему (в том числе еще не родившимся). Понимание семьи, как твердыни Отечества и первоосновы Родины;

- физическое развитие человека и формирование здорового образа жизни на основе духовного совершенствования, очищения души от страстей и пороков: курения, пьянства, игромании, разврата и др.

В становлении и воспитании личности студента как субъекта социального творчества особенно опасны позиции редукционизма, релятивизма, прагматизма и утилитаризма во всех сферах жизненного самоутверждения человека. Наше время настойчиво диктует необходимость продуманной стратегии развития общества, обоснованной системы воспитания человека, призванных смягчить и нейтрализовать нарастающий редукционизм и прагматизм в экономике, политике, социокультурной сфере, и тем более в образовании и воспитании. Становление и развитие личности в общеобразовательной и профессиональной школе является не вторичным и сопутствующим, а определяющим принципом образования и обучения, основной целью всего образовательного, профессионально-подготовительного и социально-воспитатель-ного комплекса в учебном заведении.

Воспитание в своих основных направлениях и формах должно исходить из необходимости восстановления в законных правах и приоритетных началах ценностного сознания и утверждения смысложизненного мироотношения, духовного возвышения и развития личности, воспитания способностей и потребностей к самовоспитанию.

Одним из важных факторов в диалектическом взаимодействии духовного и социального в процессе образования и воспитания учащейся молодежи, выступает традиция. Сегодня, когда модернизация, реформирование, преобразование и переустройство практически захватили и заполонили собой все сферы и стороны российского общества, а традиция не продолжается и не развивается, а резко и порой насильственно прерывается и обрубается, следует со всей определенностью подчеркнуть, что обращенность к традиции, верность традиции, восстановление социокультурной преемственности, приобщение к тем духовным ценностям, которые составляют основу национально-культурной идентификации и духовно-нравственного здоровья вступающих в жизнь новых поколений — задача поистине судьбоносного характера. Особую значимость приобретает проблема сохранения и актуализации исторической преемственности, соотношение традиции и модернизации, классического и постклассического, отечественного и зарубежного в постановке образования и воспитания, в образовательно-воспитательном процессе учащейся молодежи в целом. Не имея за собой прочного национально-культурного, социально-исторического и бытового тыла, незыблемого в своих основах духовного фундамента, наш человек часто теряется в новой обстановке, происходит его духовный надлом и капитуляция перед чужестранным культурным нашествием.

«Во всякой культуре налицо взаимодействие двух принципов: традиции и творческой свободы. Без традиции в исторической судьбе народа нет ни преемственности, ни смысла, и каковы бы ни были превратности исторической судьбы, вечные ценности прошлого неискоренимы — к ним неизбежно возвращаются» [7], — так много лет назад провидчески писал Н.А. Бердяев. Обращенность к традиции, верность традиции, осмысление и постижение ее как сложного духовно-социального отношения, а главное — следование традиции, является направляющей сердцевиной непрерывного и духовно-практического в своей сути процесса образования и воспитания учащихся и студентов, социокультурного самоопределения личности будущего специалиста-интеллигента.

Необходимо обратить особое внимание на соотношение сакрального религиозного и секулярного-светского в содержательно-смысловых моментах традиции. В более чем тысячелетней истории нашего народа и российской государственности основные светские и церковные события нерасторжимо связаны и переплетены между собой. Причем — изначально и во всей последующей событийной канве. Само образование Древнерусского государства, зафиксированное во многих летописях, хрониках и других источниках 21 сентября 862 года, промыслительно приходится на Рождество Пресвятой Богородицы. И по высокому историческому назначению Русь становилась особым уделом Богородицы, потому и так чтимой в нашем народе. Сражение русского войска и победа на поле Куликовом были предварены благословением Преподобного игумена Сергия Радонежского. День народного единства, установленный в память освобождения Москвы в 1612 году от польских интервентов и их пособников, предваряется празднованием 4 ноября Казанской иконы Божией Матери. Образование греко-латинской славянской академии в 1687 г. предшествовало созданию Российской Академии наук (1725 г.) и открытию Московского государственного университета. Учреждение Московского университета приходится 25 января на день Святой Мученицы Татианы, являющейся покровительницей студенческой молодежи. И такая взаимосвязь удивительным образом прослеживается на всех поворотных и ключевых этапах российской истории, причем духовная доминанта, духовное сосредоточение и духовное единении, как правило, предшествует и предопределяет последующий позитивный ход общественного развития.

Применительно к учащимся и студенчеству, в общеобразовательной и профессиональной школе вполне приложим свой алгоритм и круг традиционных знаменательных событий и памятных дат, сопряженных с жизнью народа, страны, родного края, с развитием науки и культуры, с учетом конкретной специфики того или иного профессионально-образовательного учреждения.

Так, сегодня во многих предприятиях и образовательных учреждениях издаются свои календари, в которых выделены наиболее значимые события и памятные вехи как в истории России, так и самой организации. И это не просто дань уважения предкам, и не чисто формальный ритуал. Значит, не рвется связь времен, когда пульсирует живая нить традиции, скрепляя и определяя духовно-ценностную канву сложного и противоречивого процесса образования и воспитания новых генераций учащейся молодежи. В Шадринском государственном педагогическом институте, уверенно идущем к своему славному семидесятилетию, сложился своеобразный алгоритм традиционных мероприятий, которые органично вплетены в общую канву знаменательных дат, памятных событий и ключевых вех в жизни страны, народа, родного Зауралья и своего вуза. Поэтому собственно студенческие мероприятия, проводимые в институте: День первокурсника или День выпускника, День знаний или День посвящения в студенты, Всемирный день студента или Татьянин день, День основания института, Первые Всероссийские Ильинские молодежные научно-богословские чтения — сполна выражают и продолжают традицию в единстве и взаимодополненности ее сакрально-религиозного и светского социально-образовательного моментов. В таком духовно-социальном качестве традиция задает тем самым годичный круговой и жизненный цикл в социализации личности студента. Можно сказать, что канва традиции, ее социокультурный хронотоп, выраженный в календаре, следует считать живой, непрерывающейся и смысловой нитью бытия общества, этносоциума, студенчества как общности и собственно личности студента.

Православие, РПЦ выступают сегодня наиболее фундаментальной, глубинной основой межнационального единения, теми духовными и организационными скрепами, которые способствуют сохранению, восстановлению и возрождению России в единстве братских народов — русского, украинского и белорусского. Партийные и государственные руководители разорвали и растащили великий союз народов. СНГ стала конторой «цивилизационного развода» бывших республик, разбегание их как во Вселенной после «большого гипотетического взрыва» продолжается и ему не видно конца. Но, как говорится, свято место пусто не бывает. США размещаются там своими военными базами и советниками, вытесняя Москву. Объявляют вновь созданные государства зоной своих национальных, имперских интересов. Что сегодня дает надежду и уверенность в будущем неизбежном воссоединении?

1. В глубинах народного сознания, в толщах самих народов не исчезла надежда и уверенность в восстановлении братского союза народов России.

2. РПЦ единит народы, сохраняет и оберегает свою каноническую территорию, прирастая новыми приходами, благочиниями и епархиями. В практическую область перешли задачи восстановления канонического единства с РЗПЦ, налаживается богослужебное взаимодействие со старообрядческой церковью.

Россия всегда собиралась и созидалась на основе отечественной веры Православной. Не идеологический плюрализм и партийная многоголосица, а единая вера Христова в состоянии восстановить единство и согласие страны, общества, народа, государственность.

Совмещение науки и религиозной мировоззренческой позиции не только возможно, но и необходимо для развития познавательных способностей личности. Во-первых, оно раскрывает перед учащимся очень разные, но одинаково необходимые области познания и научает его видеть многообразие как самой реальности, так и подходов к ней. Подобно истории, искусству, математике или естественной науке, религия есть определенный путь интерпретации опыта, модус понимания. Поэтому любой, кто возрастает не видя и не чувствуя искренней религиозной веры, остается в меру этого недоразвитой и ущемленной личностью. Вместе с сужением кругозора учащихся отсутствие религиозной составляющей в образовательной программе ставит под вопрос такое качество образования, как его целостность, полнота и реализм. Принижение роли веры приводит к искаженному представлению о том, как мы достигаем знания о себе и окружающем мире.

По мысли Н.И. Пирогова, реализм, сводимый к изучению мира внешнего, «никогда еще один, сам по себе, не мог вполне развить все высшие способности духа». Он должен быть дополнен изучением мира внутреннего, «открываемого религией, словом и историей». К.Д. Ушинский, приводя и развивая это положение Пирогова, говорил о необходимости сочетания гуманизма и реализма в образовании, тщательно различая функциональное значение первого и второго, наподобие того, как различалась формальная и материальная цель образования в новой европейской педагогике, начиная с Пестолоцци: «Нам кажется, что под именем гуманного образования надо разуметь вообще развитие духа человеческого и не одно формальное развитие; человека же можно развить гуманно не только изучением классических языков, но еще гораздо более и прямее религией, языком народным, географией, историей, изучением природы и новыми литературами. Реализм начинается тогда, когда мы ищем в науке не мысли, не пищи духу… а именно только тех знаний, которые необходимы для той или другой отрасли практической жизни» [8]. Основное назначение религии в деле образования связано, по Ушинскому, не с передачей знаний, а с задачей духовного самоопределения и возрастания личности учащегося: «Если мы не ставим религию средоточием гуманного образования, то только потому, что она должна стоять во главе его… Наука изучает только постижимое, религия устремляет дух человека к вечному и вечно непостижимому» [9].

В настоящее время религиоведческое содержание в общеобразовательных учебных стандартах по циклу гуманитарных дисциплин присутствует, хотя и в явно ограниченном, суженном виде. Что касается учебных стандартов предметов естественно-научного цикла, то здесь, за исключением учебного курса географии, знания о религии отсутствуют вообще. Анализ представленных в современных учебных стандартах знаний о религии ставит нас перед необходимостью активных творческих усилий в развитии религиоведческого содержания общего образования. По слову Святейшего Патриарха Алексия II († 2008) «истинные знания не могут противоречить вере. Они утверждают путь к вере, а вера сообщает духовное зрение для познания. Таким образом, вера и наука помогают друг другу и соработают ради исполнения главной цели человека — его спасению в вечности» [10].
Пономарева Людмила Ивановна, ректор Шадринского государственного педагогического института, профессор, кандидат педагогических наук

Примечания:

1 — Ильин И. А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948−1954 годов. В 2-х т. М.: МП «Рароr», 1992. C. 142−143.
2 — Ильин И. А. Указ. соч. С. 143.
3 — Там же. С. 144.
4 — Ильин И. А. Указ. соч. С. 145.
5 — Там же. С. 146.
6 — Ильин И. А. Указ. соч. С. 146.
7 — Цит. по: Зеньковскому В.В. История русской философии. Т. 1. Ч. 1. — Л., 1991. С. 7.
8 — Ушинский К. Д. Педагогические сочинения. В 6-и т. М.: Педагогика, 1989. Т. 2. С. 428
9 — Ушинский К. Д. Указ. соч. С. 432.
10 — См.: Мир Вашему дому! — М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2007. С. 13.

http://rusk.ru/st.php?idar=114601

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Одинoков    02.10.2009 15:20
Любо-дорого всех вас послушать, дорогие!.. :-))
  Eugenie    02.10.2009 13:24
Ваши пять копеек, Артур, как всегда – в кассу:)
Лично у меня от глубины произведений Достоевского захватывает дух, а от книг Шмелева – "звенит высокая тоска, не объяснимая словами", как в старой песне поется (автора, к сожалению не помню)…Вот такое вот имхо.
  Lucia    02.10.2009 11:15
Согласна насчет Шмелева. Даже временами похоже на Булгакова с его тоской по абажурам и чайными сервизам. Но и у Шмелева бывают прорывы в заоблачное, например. "Куликово поле".
  Артур    02.10.2009 08:28
Я кину пять копеек. Мне кажется. Шмелев пишет о красоте. Даже так: пишет красоту, несмотря ни на что. А Достоевский понимает и пишет о том, что и эта красота сгинет, ибо мир обречен. Не спасет мир ЭТА красота. Шмелев – поэт, Достоевский – пророк. ИМХО, конечно…
  Eugenie    02.10.2009 00:23
Ну, кто ж ему позволит? Артур одним вот росчерком пера избавит от пирамид, да самого пирамидостроителя – вообще от всяких экстрапирамидальных явлений:))
  Одиноков    01.10.2009 22:40
Ну конечно, Женя. Совсем другой.
А у меня вот "Бесы" (о ужас!…) в числе приоритетных…
(Ну, пропал я, теперь шахматов построит на этом очередную свою пирамиду, под которой меня и похоронит заживо… ) :-)
  Eugenie    01.10.2009 22:18
Могу также смело отнести себя к "хроникам":) "Братья Карамазовы" – вообще одна из самых перечитываемых книг.
А И.Шмелев просто совсем другой…
  Eugenie    01.10.2009 21:47
Очень интересно. Спасибо.
  А.В.Шахматов    01.10.2009 16:33
Когда вы будете полностью походить на пирамиду с одним глазом!
  Артур    01.10.2009 16:09
Шахматов, Вы сейчас пишете в сюрреалистической манере? Шикарное назхвание для картины: "Пирамида с глазом и глобальное быдло вокруг за секунду до пробуждения"

Когда персональная выставка?

Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru