Русская линия
Русская линияСвященник Валерий Духанин11.04.2009 

Послесловие к дискуссии о супружеском общении в пост

Великий пост в этом году сопровождался в православной среде весьма необычной дискуссией. Драматизм ситуации заключался в том, что заявление о допустимости интимных отношений в период Четыредесятницы прозвучало в самом начале поста из уст священнослужителя — иеромонаха Димитрия (Першина), и по мере прохождения православными людьми дней воздержания страсти лишь накалялись вокруг этой отнюдь не великопостной темы. Самым же удивительным оказалось другое. Защищать половые сношения супругов в пост вызвались люди, совершенно не знакомые с опытом христианского брака — поначалу иеромонах Димитрий (Першин), а затем и его учитель диакон (теперь протодиакон) Андрей Кураев (http://diak-kuraev.livejournal.com/14 764.html). Уже сама аргументация и цитируемые тексты выдавали в безбрачных полемистах глубокую личную неосведомленность в том, что есть христианская семья, на чем она основывается и как созидается ее жизнь. Не умея сказать от личного семейного опыта, просвещенного светом Церкви, они скрывались либо за цитатами общего содержания, либо за ссылками на древние рукописи.

Как показали отзывы, иеромонаха Димитрия в православной среде мало кто поддержал. Его аргументы подробно рассмотрены самыми разными церковными авторами, поэтому возвращаться к ним мы не будем. Отдельный вопрос вызывает аргументация отца Андрея Кураева. Одним из главных его доводов стала критика синодального перевода слов апостола Павла: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим» (1 Кор. 7: 5). Отец Андрей ссылается на известного протестантского библеиста-текстолога Брюса Мецгера и указывает на то, что в древнейших рукописях Нового Завета приведенная цитата не содержит термина «пост», соответственно, наставление апостола подразумевает только молитву. Однако такой мощный с видимой стороны научный ход не прибавляет к желаемой для отца Андрея идеи ровным счетом ничего. Напротив, требование апостола Павла звучит куда более строже: уклоняйтесь друг от друга не только ради поста, но и вообще ради молитвы. Как же совместить это с другой заповедью того же апостола: «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17)? Если бы в первой цитате понималась именно эта ежедневная, как можно более частая, молитва, то воздержание от интимного общения ради такой молитвы было бы тоже непрестанным. Значит, здесь подразумевается совершенно особое молитвенное делание, которым и наполнены церковные посты. Вот почему другие рукописи содержат рядом два слова: «пост и молитва».

Хочется заметить, что всякий перевод с другого языка уже содержит в себе определенную утрату. Невозможно сохранить все оттенки греческого языка (а Новый Завет почти весь был написан по-гречески) в русской передаче, требуется не только филологическое чутье, но и внутреннее ощущение смысла конкретного текста. И потому основная задача переводчика состоит не столько в буквальной кальке слово в слово оригинального текста, сколько в донесении подлинного смысла первоначального текста до читателя на новом языке. И потому ученые, осуществлявшие Синодальный перевод Нового Завета, привели слова апостола Павла из Первого послания к коринфянам именно в том виде, в каком мы его имеем (кстати, в таком же виде они приводятся и в ныне издаваемых греческих текстах). Вряд ли стоит стыдиться синодального перевода Священного Писания, серьезно подготовленного и официально принятого Русской Православной Церковью для назидания людей. Древние рукописи, которые порой расходятся между собой в отдельных деталях, могут учитываться для прояснения некоторых неясных мыслей, но ни в коей мере они не отменяют официального текста, принятого в употребление Поместной Церковью. Даже если убрать из слов апостола Павла термин «пост», само понятие поста в его фразе все равно останется, потому что уклонение друг от друга для пребывания в молитве и есть пост, а святая Четыредесятница — время сугубой молитвы.

Основной тезис отца Андрея Кураева таков: супружеское воздержание в период Великого поста есть исключительно личный подвиг супругов-христиан, который может быть и неразумным, и не является поэтому общеобязательным правилом. Вероятно, тезис этот имел в виду ту мысль, что христианская семья представляет собой нераздельное единство мужа и жены, и это действительно так, потому никто не имеет права вторгаться в их интимную жизнь, диктовать свои условия. Муж и жена едины, но в то же время они, — мы подразумеваем людей, для которых посты уже хоть что-то значат, — не обособлены от Церкви и от уставов ее жизни. Если муж и жена действительно христиане, значит, они призваны быть едиными не только друг с другом, а едиными со Христом и во Христе, жить вместе с Церковью единой жизнью, с положенными церковными постами и праздниками. Предположим, что по взаимному согласию они нарушают пост, жизнь данной семьи становится уже несколько обособленной от жизни Церкви. Да, это сохранение (хотя на самом деле временное) единства друг с другом, но уже не единства с Церковью. Несомненно, что такие супруги остаются верующими во Христа, вместе с тем, в их жизни появляется сфера, которая теперь уже вне Церкви, потому что вне ее праздников и ее постов (естественно, что всякая немощь достойна снисхождения, но немощь нельзя объявлять за всеобщее правило). И в этой связи у апостола Павла нет ни единого слова о том, что христиане-супруги имеют право хоть в чем-то по взаимному согласию выходить из общего строя жизни Церкви.

С учетом слов апостола Павла и сложившейся церковной традиции можно сказать следующее. В личной жизни супругов вообще царит взаимное согласие, и никто не имеет права приказывать или заставлять к чему-либо супружескую чету, допустим, в такое-то время воздерживаться, а в такое-то спать на едином ложе. Но супруги, живущие жизнью церковной, уже по самой идее православной семьи подчиняют свою жизнь традиции и уставам Церкви, и сохраняя единство друг с другом, являют единство и с жизнью Церкви. Это и есть то пространство свободы и любви, о котором любят говорить в наше время. И для того, чтобы эти вещи понимать, нужно самому быть вместе с Церковью, а не ссылаться на Брюса Мецгера.

Хочется указать и еще на некоторые прозрения о супружеской жизни наших безбрачных полемистов. Отец Андрей Кураев объясняет слово апостола Павла «упражнение» (в посте и молитве) (См. 1 Кор. 7: 5) как отдых, в свою очередь супружеские отношения понимает как труд. Конечно, если уж кто в интимном общении не знает меры, таковым надо и отдохнуть друг от друга. Но все-таки вряд ли следует супружеское общение понимать наподобие каждодневного изнурительного труда токаря по вытачиванию маленьких Буратино, от чего в качестве отдыха иногда можно и про молитву вспомнить. Такое понимание брака достойно ученых-холостяков и не годится для подлинной православной семьи, в которой есть своя иерархия ценностей — духовного, душевного и телесного, и каждой сфере отводится свое положенное место без посягательств на тотальную диктатуру. «Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете» (Лк. 6: 25), — говорил Господь. Ненасытимость в удовлетворении собственных плотских желаний обернется духовной опустошенностью и алчбой. К сожалению, в наше время пост все больше воспринимается лишь как пищевые ограничения. Однако подлинный пост всегда рассматривался Церковью как целокупное действие, охватывающее всего человека, уже упомянутые нами дух, душу и тело.

Вообще, храм в настоящее время, пожалуй, единственное место, где люди наконец вспоминают, что они не только самцы и самки, что есть еще что-то возвышенное, неземное, небесное, что способно освещать нашу жизнь куда более радостным, вечным смыслом, нежели только интимное общение. А о необходимости половых сношений мы и так достаточно слышим, без напоминаний отца Андрея Кураева и иеромонаха Димитрия (Першина).

Пожалуй, данная дискуссия могла бы продолжаться бесконечно, если бы в нее не вмешалось священноначалие, что вообще-то редкость для наших дней в связи с самим духом либерального времени. Архиепископ Костромской и Галичский Александр, являющийся председателем Отдела по делам молодежи, к ведомству которого как раз принадлежит иеромонах Димитрий (Першин), публично предупредил иеромонаха Димитрия о недопустимости его тенденциозных высказываний и благословил в дальнейшем воздерживаться от публичных выступлений в прессе, либо осуществлять их, согласовывая со священноначалием текст выступлений. Владыка напомнил «о существующей православной традиции супружеского воздержания на период постов, которая, хотя и не получила отражения в древних церковных канонах, но имеет своим основанием мнение многих авторитетных церковных писателей и духовников». Владыка Александр также напомнил отцу Димитрию (Першину) о его «первейшем и неукоснительном долге монаха — пребывать в непрестанной молитве, особенно в благословенный период Великого поста». Хочется верить, что хотя бы слово архипастыря заставит задуматься лишенных семейной радости полемистов о их собственном духовном призвании.
Надеемся, что период Страстной седмицы пройдет без подобных искушений, чтобы всем нам с чистой душой встретить праздник Светлого Христова Воскресения.
Валерий Духанин, кандидат богословия,
преподаватель Николо-Угрешской Духовной Семинарии

http://rusk.ru/st.php?idar=114051

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Сергeй Рябуха    27.04.2009 11:46
"Св. Климент Римский в "Строматах" пишет…"
Св. Климент Александрийский написал "Строматы", а римский Климент написал послания к Коринфянам.
  протоиерей Вячеслав Пушкарёв    27.04.2009 07:08
Христос Воскресе! Ваше мнение, сродни нашему пониманию. Хорошо если мы близки к истине. Спасибо Вам за хороший пост!
  Ксения Балакина    27.04.2009 04:28
Как мне видится ситуация с воздержанием?

За неделю до Великого поста читается Евангелие о Страшном Суде, в котором Господь обещает поставить одесную Себя тех, кто творит добрые дела (накормил, напоил, посетил…) И может возникнуть ощущение, что пост как таковой – воздержание, аскеза – не нужны. Ведь очевидно неправильно предположить, что Богу нужно, чтобы мы мучились, отказывая себе, например, в тортике (ведь этот тортик, опять же по Евангельскому слову, входя в нас не может нас осквернить).

И апостол Павел писал о том, что строго говоря едЕнием или не едЕнием мы ничего не приобретаем и не теряем, пища сама по себе не приближает и не удаляет нас от Бога. Короче говоря, наш пост БОГУ не нужен. , Но он нужен НАМ. , Как спортсмену – тренировки, воину – учения. Чтобы победить противника, нужны усилия. («сей род бесовский изгоняется только молитвой и постом»)

И Церковь, зная это, установила посты. Важно понять одну простую истину: все, что благословлено Церковью не может быть ВРЕДНЫМ. Оно полезно и необходимо. Но МЫ можем со вредом использовать это для себя. Вот для чего, кроме всего прочего для каждого конкретного человека нужен духовник – чтобы по нашим силам определить МЕРУ.

А что касается супружеского воздержания… Я за свою жизнь столько выслушала в разных больницах историй от женщин, супруг которых не смог «потерпеть» даже когда жена на неделю уходила в роддом, чтобы родить ребенка. А что говорить о ситуации, когда женщине из-за патологии беременности предписывался половой покой на все 9 месяцев… (Думаю, претензий к женщинам, когда «муж в командировке» тоже можно услышать немало). О чем это говорит? О результатах того, когда человек не хочет ВОЗДЕРЖИВАТЬСЯ ни ради Бога, ни ради ближнего. И плоть, привыкшая к удовольствиям, требует своего.

Интересен следующий факт, над которым мало кто задумывается. Ни одно животное – не подпустит партнера во время чревоношения. Ни одна кошечка, ни одна собачка. Жители сельской местности прекрасно знают, что у домашней скотины, если это все же случится (по недогляду хозяина) – заканчивается выкидышем. Однако единственное существо, которое игнорирует сие – это человек. В результате мы имеем то, что имеем – патологии беременности, аномальные роды, больных детей. И на фоне всего этого ведем разговоры о том, нужно ли вообще воздержание, причем, как уже тут подчеркивалось, не у аналоя с духовником, а громко, на весь интернет.

И вообще ситуация мне кажется не совсем нормальной. Напоминает светский парламент. Есть Конституция (в наше случае Устав), которую каждый, внося поправки, пытается «перекроить под себя», чтобы ЕМУ лучше и легче жилось. Так и у нас в начале постов появляются десятки разнообразных статей, мысль которых – а как бы нам «перекроить» пост под себя, так красиво похудеть, постройнеть, да при этом еще не испытывать неудобств и угрызений совести (считать что Я все делаю абсолютно правильно) из-за того, что на самом деле пост, настоящий пост заповеданный Церковью проходит мимо меня…
  Lucia    27.04.2009 03:00
Практично, но не эстетично. Вероятно, для того, чтобы человек знал свое место в ЭТОМ мире и не зазнавался. Ведь и рождение вначале предполагалось каким-то другим.
  Мария Сеньчукова    26.04.2009 23:49
Мне кажется, абсолютно обоженный человек уже выше природы. Он ее преодолел.
  Мария Сеньчукова    26.04.2009 23:48
Я полагаю, что в раю все было прекрасно.
А тутошнее естество – вне эстетики. Оно просто естество. Ризы кожаные. Удобно, практично. Функционально.
  Одинoков    26.04.2009 22:53
В этой связи, если позволите, одностишие:
"Рвало вчера вас так не эстетично…" :-))
  Фундаменталист    26.04.2009 22:47
Трапеза – продолжение богослужения, – говаривали раньше добрые люди… Идеал – цельный, целостный человек, в котором едины дух – душа – тело и все освящается. Или я неправильно понял Вашу мысль о сугубой биологичности "известных отправлений" человека? Как же так, человек освящается, обоживается и при этом частично пребывает в чине биологического скота? Ведь так получается, если следовать Вашей логике…
  Lucia    26.04.2009 22:23
Эстетизация питания Вам тоже кажется аким-то извращением? Мне представляется, что в Раю не было ничего безобразного. Или Вы полагаете, что до вкушения запретного плода просто не было разницы между красивым и некрасивым, вонючим и ароматным и т.д.?
  Мария Сеньчукова    26.04.2009 21:27
Меня заинтересовал вопрос, что там неэстетичного (или эстетичного), но он явно не в формате форума.

Поэтому я просто выскажу свое личное мнение, что способ воспроизводства человечества находится вне области эстетики. Он находится исключительно в области биологии, ибо процесс он биологический. То, что процесс воспроизводства связан с любовными переживаниями, никак его биологической сущности не отменяет. Примерно также, как трапеза, даже если это разговление на Пасху, является приемом пищи, а эстетика там на даже не десятом месте.

Эстетизация, морализация и т.п. -зация сексуальных отношений – мне видится разновидностью сексуальной озабоченности.

Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru