Русская линия
Русская линия Олег Чернышев,
Елена Калашникова
09.04.2009 

Кластерный подход — основа формирования инновационной экономики
Доклад на конференции «Православное предпринимательство: пути развития и консолидации. Особенности периода кризиса»

В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (распоряжение Правительства РФ от 17 ноября 2008 года № 1662-р) намечен переход России от так называемой «сырьевой» экономики к инновационному социально ориентированному типу экономического развития. Приоритетными направлениями развития в Концепции определены: развитие конкурентных рынков товаров и услуг, капитала, рабочей силы; либерализация экономической среды, снижение инвестиционных и предпринимательских рисков, становление институтов государственно-частного партнерства (ГЧП); содействие развитию малого и среднего бизнеса, сокращение избыточной части государственного и муниципального секторов экономики, формирование ряда инновационных высокотехнологичных кластеров в европейской и азиатской частях России и др. Намеченное, особенно в связи с глобализацией экономик развитых стран, наступлением мирового финансового кризиса, обусловливает необходимость использования инновационных подходов к управлению экономикой. На V Красноярском экономическом форуме 15 февраля 2008 г. Дмитрий Медведев подчеркнул, что важнейшей темой является создание современной инфраструктуры российской экономики. В сфере сбалансированного пространственного развития в Концепции запланировано: (1) комплексное развитие территорий Сибири и Дальнего Востока, закрепление населения в восточных регионах страны; (2) снижение территориальной социально-экономической дифференциации до уровня, обусловленного объективными различиями регионов; (3) обеспечение сбалансированности доходной базы и расходных обязательств регионов; (4) развитие на инновационной основе центров экономического роста (в перспективных специализациях) на Урале, в Поволжье, на Северо-Западе; (5) формирование новых центров расселения и концентрации высокотехнологичного бизнеса в Центральной России и др. «….Нашей целью является создание слоя активных, заинтересованных людей, полноценного российского среднего класса, и мы будем принимать все меры для его становления и развития, потому как наличие среднего класса — это, по сути, основа для дальнейшего развития государства" — сказал в своем Вступительном слове на встрече с президиумом правления Торгово-промышленной палаты Президент РФ -Дмитрий Медведев (11 ноября 2008 года, Москва, Кремль).

Одним из инновационных механизмов развития экономики является кластерная политика, по сути являющаяся системой оптимизации функционирования фирм и организаций. Синергический эффект деятельности партнеров по кластеру обусловливает стабильное конкурентоспособное социально-экономическое развитие, причем не только одного или нескольких муниципальных образований, но и регионов в целом. В современных условиях редкое муниципальное образование не является дотационным. Поэтому, с нашей точки зрения, целесообразно формирование межмуниципальных кластеров с общими материальными и нематериальными активами, разнесенных по видам деятельности.

Обычно выделяют следующие виды кластеров [2], каждый из которых подчеркивает тот или иной приоритет его функционирования:

— региональные (территориальные) группы внутри одного или родственных секторов промышленности, часто привязанные к тем или иным научным школам (научно-исследовательским институтам, университетам и т. д.);
— вертикальные производственные цепочки; довольно узко определенные секторы, в которых смежные этапы производственного процесса образуют ядро кластера (например, цепочка «поставщик — сборщик — сбытовик — клиент»). В эту же категорию попадают сети, формирующиеся вокруг головных фирм;
— промышленные объединения большого масштаба, определенные относительно какой-либо основной отрасли (например, «химический кластер», «агропромышленный кластер»).

В настоящее время распространены такие формы кооперации, как аутсорсинг, субконтрактинг и франчайзинг. Кроме того, существует такой вид кооперации, как бизнес-инкубатор, который применяется для стимулирования развития малого и среднего бизнеса на территории некоторого региона, либо для развития конкретных, необходимых данному региону видов бизнеса. Специальная программа «Бизнес-инкубатор (техноцентр)» разработана в Санкт-Петербурге и предусматривает размещение начинающих и развивающихся субъектов малого предпринимательства на условиях пониженной арендной платы с предоставлением комплекса услуг на срок не более 5 лет. Но наиболее совершенной формой кооперации являются промышленные кластеры, представляющие собой группу географически локализованных и взаимосвязанных предприятий, поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных услуг, инфраструктуры, научно-исследовательских институтов, вузов и других организаций, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом. Как правило, они определены относительно какой-либо основной отрасли (например, «химический кластер», «агропромышленный кластер»).

Аутсорсинг (outsourcing) — часть управленческой стратегии компании, применяемой при передаче работ и услуг стороннему исполнителю и основанной на двух тесно взаимосвязанных элементах: разделении труда и управленческих функций [7]. Его научной базой авторы считают концепцию разделения труда [4], но уже в новом качестве, которое предполагает наличие института ответственности за выполнение переданных на сторону работ и услуг и определенный механизм управления. Управленческая стратегия компании может разрабатываться как с учетом положений теории делегирования полномочий, так и основываться на других концепциях менеджмента. Аутсорсинг способствует: фокусировке собственных ресурсов на основных целях бизнеса, снижению себестоимости функций, передаваемых аутсорсеру, получению доступа к ресурсам, которых нет у компании, доступ к новейшим технологиям, передаче ответственности за выполнение конкретной функции, большей свободе направления инвестиций в инфраструктуру компании. Нормативно деятельность аутсорсинга закреплена только в Санкт-Петербурге, где создана специальная программа «Финансовый аутсорсинг», направленная на оказание услуг по содействию в обеспечении внешнего бухгалтерского обслуживания субъектов малого предпринимательства, размещенных на базе бизнес-инкубаторов, а также для кризисных субъектов малого предпринимательства.

Субконтрактинг — способ организации производства, использующий разделение труда между: заказчиком (контрактором) и субконтракторами (поставщиками). Субконтрактация осуществляется на конкурсной основе. Конкурс в рамках субконтрактации важен как для заказчика, так и для поставщика [8].

Целесообразность для Заказчика:
наиболее конкурентный способ закупки. Есть возможность выбора из большого числа предложений. Основная цель — повышение эффективности закупок;
строго регламентированный вид закупки. Решение о победителе принимает Конкурсная комиссия. Злоупотребления в процессе закупки сведены до минимума;
инструмент организации производства: выявляет все недостатки в планировании и организации закупок и требует их исправления;
способ повышения производительности труда: закупочная деятельность в рамках строго очерченного временного графика. Соблюдение сроков требует повышения эффективности работы.

Целесообразность для Поставщика:
соревнование за заказ. Способствуя развитию конкуренции, стимулирует совершенствование производства;
игра по четким, твердым, заранее прописанным правилам, которые не должны меняться во время игры. Цивилизованный способ ведения бизнеса. Механизм противодействия коррупции;
инструмент организации производства: выявляет все недостатки в планировании и организации сбыта продукции и требует их исправления;
способ повышения производительности труда: маркетинг продукции в рамках строго очерченного временного графика. Соблюдение сроков требует повышения эффективности работы.

Достижением последнего десятилетия реформирования экономики в России явилось создание ЗАО «Межрегиональный Центр производственной субконтрактации и партнерства» — четко отлаженной структуры, действующей на принципах всеобщего менеджмента качества (TQM), располагающей внедренной системой менеджмента качества в соответствии с международным стандартом ISO 9001:2000. Методическая и информационная основа для работы, созданная центром положена в основу деятельности большинства и региональных центров субконтрактации [5]. В настоящее время сформирован мощный информационный канал для установления кооперационных отношений. В системе Центров субконтрактации отработан до уровня технологии механизм поиска и отбора поставщика, который предлагается под названием «Биржа субконтрактов». Это совместная работа многих центров, и такое объединение усилий дает практический результат. В настоящее время предпринимаются определенные шаги по развитию системы поддержки субъектов малого предпринимательства за счет участия в государственных и муниципальных закупках. Подтверждение тому — Федеральный закон «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», в котором сделана попытка решения данной проблемы, правда, многие вопросы так и остались неосвещенными.

Субконтрактинг — наиболее эффективный путь развития малого предприятия в машиностроении. При возрастающей стоимости материальных и людских ресурсов, он обеспечивает жизнедеятельность предприятия. Поддержка бизнеса путем развития субконтрактации предусмотрена законодательством многих регионов России (в их числе: Московская область, Удмурдская республика, Свердловская область, Ставропольский край, республика Башкоторстан, Волгоградская область, Кировская область, Саратовская область, Санкт-Петербург, Пермская область). Однако механизм поддержки субконтрактации в нормативных актах этих регионов не предусмотрен. Специальные нормативные акты по развитию субконтрактации разработаны в Воронежской области, Республике Татарстан, Ярославской области.

Франчайзинг — еще один метод кооперации. Франчайзи осуществляет свою деятельность под товарным знаком франчайзера, используя его репутацию и имидж, а поэтому большинство конечных потребителей идентифицирует его по своему фирменному стилю и особенностям работы с франчайзером. Работа в рамках кооперации предъявляет к участникам сотрудничества повышенные требования в отношении качества производимой продукции (выполняемых работ) и четкого соблюдения ритмичности поставок (производства). Наиболее актуальна деятельность на условиях франчайзинга в пищевой промышленности.

Франчайзер, кроме получения финансовой прибыли в виде франчайзинговых платежей, получает целый ряд дополнительных выгод:
быстрое расширение рынков сбыта;
небольшие затраты на персонал;
низкий уровень собственных капиталовложений;
возможность разработки систем регионального и областного масштаба ускоренными темпами;
расширение признания торговой марки фирмы и признания со стороны клиентуры, рост доверия к качеству и единому ассортименту продукции данной фирмы. Очевидно, что франчайзинг представляет собой взаимовыгодную форму кооперации предприятий, как правило, крупных с малыми.

Формированию промышленных конкурентоспособных кластеров в настоящее время уделяется внимание и на федеральном и на региональном уровне. Так в Удмурдской Республике ведется создание предпосылок для развития конкурентоспособных региональных кластеров по производству автомобилей и автокомпонентов, апробация методики создания и развития региональных промышленных кластеров. В Омской области в машиностроительном комплексе в средне- и долгосрочной перспективе планируются, с одной стороны, процессы формирования региональных промышленных кластеров, а с другой, — процессы вхождения в вертикально-интегрированные структуры и расширения участия области в межрегиональном разделении труда. В Республике Татарстан предусматриваются мероприятия по созданию и развитию инновационно активных образований, основанных на кооперации: профильных региональных технопарков, технополисов, индустриальных парков, промышленных кластеров и округов. В результате предусматривается формирование интегрированных бизнес-групп и организация совместной формы ведения бизнеса на основе сложившейся индустриальной базы, что позволит оптимизировать процессы производства и повысить конкурентоспособность продукции.

Бизнес-инкубатор — еще одна схема кооперации, которая применяется для стимулирования развития малого и среднего бизнеса на территории некоторого региона, либо для развития конкретных, необходимых данному региону видов бизнеса. В соответствии с этой схемой бизнес-инкубатор обеспечивает предприятия, участвующие в данном виде кооперации, единым финансированием (например, предлагая им кредиты под фиксированный низкий процент), территорией, офисными и производственными помещениями, секретарскими и бухгалтерскими услугами и т. д. — до тех пор, пока предприятие-клиент не «встанет на ноги» и не будет способно обеспечивать себя этими услугами самостоятельно. Бизнес-инкубаторы поддерживают исключительно вновь создаваемые и находящиеся на ранней стадии развития фирмы. Специальная программа «Бизнес-инкубатор (техноцентр)» разработана в Санкт-Петербурге и предусматривает размещение начинающих и развивающихся субъектов малого предпринимательства на условиях пониженной арендной платы с предоставлением комплекса услуг на срок не более 5 лет. Создание и функционирование бизнес-инкубатора осуществляется за счет средств бюджета Санкт-Петербурга, в том числе путем субсидирования части арендной платы, подлежащей перечислению субъектами малого предпринимательства, размещаемыми на базе бизнес-инкубаторов.

Технопарк — это также структура кооперации, созданная, как правило, на базе высшего учебного заведения с целью использования его научного потенциала и коммерциализации разработанных технологий через создание и развитие имеющихся на территории технопарка малых инновационных предприятий. Технопарки поддерживают только фирмы, специализирующиеся на использовании высоких технологий, так называемый технологический бизнес. Согласно распоряжению Правительства РФ «О государственной программе «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий» технопарки должны предоставлять набор необходимых услуг предприятиям, размещенным на их территории, что позволит этим предприятиям получить значительную экономию расходов и сконцентрироваться на своей основной деятельности. В технопарках в сфере высоких технологий могут осуществлять свою деятельность организации, оказывающие юридические, финансовые, информационно-технологические, маркетинговые и другие услуги, а также бизнес-инкубаторы, деятельность которых направлена на реализацию венчурных проектов. Программы развития технопарков, как форм кооперации бизнеса разрабатываются и в регионах. Например, в настоящее время в Воронежской области разработана нормативная база в области поддержки развития технопарков, способствующая развитию кооперационных связей в промышленности.

В условиях мирового финансового кризиса кластерная политика является наиболее актуальной формой государственно-частного партнерства (ГЧП), способной эффективно преодолевать кризисные явления. С институциональной точки зрения в развитых странах государственное регулирование партнерских отношений с бизнесом организовано по крупным межотраслевым комплексам, включающим группы взаимосвязанных отраслей. В качестве таких комплексов могут выступать: топливно-энергетический (электроэнергетика, газо- и нефтепроводы), транспортный (железные и автомобильные дороги, морские порты и аэропорты), коммунальное хозяйство (водо- и теплоснабжение, жилищно-коммунальное хозяйство). Важно отметить, что при этом не создаются специальные агентские структуры по регулированию партнерских отношений, а специфические функции регулирования и контроля выполняются соответствующими профильными министерствами и ведомствами в рамках определенных процедур. При этом успешное развитие ГЧП во многом зависит от эффективного распределения прав, обязанностей и сфер ответственности между частными партнерами и государством. Опыт показывает, что наиболее эффективно задачи партнерства решаются, когда к сфере ответственности государства относятся проблемы общего планирования и административные процедуры, а также определение действий в форс-мажорных обстоятельствах. В свою очередь, в сферу полномочий и ответственности частного сектора включаются вопросы детального планирования, строительства объектов, финансирования и оперативного управления их деятельностью [6].

Модели и структура собственно ГЧП, в свою очередь, также весьма разнообразны, однако их объединяют некоторые характерные признаки, позволяющие выделить партнерство в самостоятельную экономическую категорию. Партнерство строится как формализованная кооперация государственных и частных структур, специально создаваемая под те или иные цели и опирающаяся на соответствующие договоренности сторон. Представляется, что более конструктивным является подход к ГЧП как к особой форме государственной инвестиционной политики, позволяющей в ряде случаев заменять приватизационные программы и эффективно реализовать потенциал частнопредпринимательской инициативы, с одной стороны, и сохранить контрольные функции и собственность государства в социально значимых секторах экономики, с другой [1].

Государственные инвестиции в инфраструктуру и частные капиталовложения в экономике смешенного типа функционально взаимосвязаны. Развитие инфраструктуры ускоряет транспортировку товаров от производителей к потребителям, а значит, сокращает и общие издержки производства на частных предприятиях. На основе международных сравнений можно сделать вывод о том, что такие страны, как, например, Япония, направляющая значительную часть ВВП на развитие инфраструктуры, отличаются высокими темпами роста производительности труда. В тех же странах, в которых в инфраструктуру вкладывается сравнительно меньше средств, производительность труда растет относительно медленнее.

При реализации проектов ГЧП в рамках его организационно-правовых моделей используются разнообразные конкретные механизмы сотрудничества государственных структур и предприятий частного бизнеса. Они дифференцируются в зависимости от объема передаваемых частному партнеру прав собственности, инвестиционных обязательств сторон, принципов разделения рисков между партнерами, ответственности за проведение различных видов работ, в том числе строительства, эксплуатации, управления и др.

ТаблицаОпределены следующие базовые модели [9], отличающиеся специфическими формами отношений собственности, управления и источниками финансирования (см. табл. «Базовые модели государственно-частного партнерства»)

Разнообразие механизмов, форм и методов ГЧП позволяет достаточно широко использовать возможности частного капитала в решении государством многих проблем, связанных с публичным интересом [1]. Так, одной из форм ГЧП являются разнообразные контракты, которые государство предоставляет частным компаниям на выполнение работ и оказание общественных услуг, управление и поставку продукции для государственных нужд, на контракты технической помощи и т. д.

Другой формой ГЧП являются арендные (лизинговые) отношения, возникающие в связи с передачей государством в аренду частному сектору своей собственности: зданий, сооружений, производственного оборудования. В качестве платы за пользование государственным имуществом частные компании вносят в казну арендную плату.

Соглашения о разделе продукции (СРП) — форма ГЧП, которая стала легитимной в 1995 году, после принятия федерального закона «О соглашениях о разделе продукции». СРП является таким договором, в соответствии с которым Российская Федерация предоставляет инвестору — субъекту предпринимательской деятельности «на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск». Произведенная продукция подлежит разделу между государством и инвестором в соответствии с соглашением, которое должно предусматривать условия и порядок такого раздела.

Еще одной широко распространенной в России формой ГЧП являются государственно-частные предприятия. Участие частного сектора в капитале государственного предприятия может предполагать акционирование (корпоратизацию) и создание совместных предприятий. Степень свободы частного сектора в принятии административно-хозяйственных решений определяется при этом его долей в акционерном капитале. Чем ниже доля частных инвесторов в сравнении с государством, тем меньший спектр самостоятельных решений они могут принимать без вмешательства государства или учета его мнения.

Наиболее распространенной за рубежом формой ГЧП при осуществлении крупных, капиталоемких проектов являются концессии [1,6]. Концессия — это система отношений между государством (концедентом) и частным юридическим или физическим лицом (концессионером), возникающая в результате предоставления концедентом концессионеру прав пользования государственной собственностью по договору, за плату и на возвратной основе, а также прав на осуществление видов деятельности, которые составляют исключительную монополию государства. Концессии — это наиболее развитая, перспективная и комплексная форма партнерства. Во-первых, они, в отличие от контрактных, арендных и иных отношений, носят долгосрочный характер, что позволяет обеим сторонам осуществлять стратегическое планирование своей деятельности. Во-вторых, в концессиях частный сектор обладает наиболее полной свободой в принятии административно-хозяйственных и управленческих решений, что отличает их от совместных предприятий. В-третьих, у государства в рамках как концессионного договора, так и законодательных норм остается достаточно рычагов воздействия на концессионера в случае нарушения им условий концессии, а также при возникновении необходимости защиты общественных интересов. В-четвертых, государство передает концессионеру только права владения и пользования объектом своей собственности, оставляя за собой право распоряжаться ею. Опираясь на мировой опыт, Россия предпринимает в последнее время активные шаги по институционализации концессий. С этой целью создан Экспертный совет по вопросам концессионного законодательства при Государственной думе.

Заключение
Для перехода к инновационно-инвестиционному социально ориентированному развитию экономики необходимо становление полноценной институциональной среды. В настоящее время особенно необходимо формирование и развитие института ГЧП, института благотворительности, а также формирование профессиональной российской элиты. В этом плане целесообразно использовать такой правовой институт, как торгово-промышленные палаты. Однако на современном этапе чрезвычайно актуальным является вопрос формирования Единого координирующего органа по развитию ГЧП. Следует подчеркнуть, что для создания конкурентоспособных промышленных кластеров необходима программно-целевая политика. Очевидно, что основополагающей причиной возникновения финансового кризиса является утрата доверия населения разных стран мира к финансовым институтам. По сути дела, мировой кризис является следствием потери нравственного начала в мировой экономике. Исходя из этого крайне необходимы: подготовка управленцев новой генерационной волны, институциональный диалог власти и бизнеса, нравственное и духовное воспитание, поскольку основным богатством экономик всех стран является качество человеческого потенциала.

В Послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент РФ Дмитрий Медведев 05 ноября 2008 года сказал: «Наши действия в экономике будут базироваться на уже заявленной концепции четырёх «И» — институты, инвестиции, инфраструктура, инновации. Такой подход закреплён и в подготовленной Правительством концепции развития до 2020 года. Реализовать его нужно в полном объёме. Добавив к нему, как я уже об этом как-то говорил, пятую составляющую — интеллект».

Литература:

1. Бондаренко Е.Ю. Региональная стратегия частно-государственного партнерства: мировой опыт и российская практика. — М.: Научная книга. — 2008.
2. Винокурова Ю.В. Основные характеристики и типы кластеров // Новое в экономике и управлении. Выпуск 12. — М.: МАКС Пресс, 2007.
3. Герасимова И.А. О тенденциях дифференциации субъектов Российской Федерации на уровне социально-экономического развития// Вопросы статистики, 2008, № 2.: 56−64.
4. История экономических учений/под ред. Автономова В., Ананьина О., Макашовой Н. Учебное пособие.-М.: ИНФРА-М, 2001.-С.59.
5.Меламед И.И. Программирование регионального развития: современные требования к разработке программы экономического и социального развития субъекта РФ/ Междунар. Центр развития регионов. М., 2007.:Современная экономика и право.
6. Родин С.А. Процесс управления государственными инвестициями в инновационной сфере экономики с использованием концепции частно-
государственного партнерства // Современные аспекты экономики. — 2005. -
№ 10 (77).- С.30−35.
7. Сайфиева С.Н., Быкадоров М.А. Аутсорсинг в свете экономической теории//Вестник Государственного университета управления.2007-№ 3(3)
С.: 175−180.
8. Скопин, А.О. Проблемы и перспективы развития производственной кооперации в регионах России / А.О.Скопин, И.В.Скопина // Региональная экономика: теория и практика, 2008. — № 7(64).
9. Шарингер Л. Новая модель инвестиционного партнерства государства и частного сектора. // Мир перемен. 2004, № 2.- С. 13.

Сноска:

1 — Варнавский В.Г. Партнерство государства и частного сектора: формы, проекты, риски. — М.: Наука, 2005, — С.34−37.

http://rusk.ru/st.php?idar=114040

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  читательница    31.07.2009 19:17
Хотя я сама плохо говорю по русски, хочу всеми руками и ногами поддержать Вас!! Это неимоверно важно на мой взгляд – что-бы Россия жила своей терминологией! Когда я росла мой отец всегда просто приследовал нас (детей) за вставление любого английского слова в русский язык, всегда предлагая и дотошно объясняя как это можно сказать русскими словами. Иногда это приводило нас к сильному раздражению, так как было такое чувство что он слушает не то ЧТО мы говорим, а КАК мы говорим. Но во всяком случае, какого же было мое удивление когда я начала слышать от Российского президента "менеджмент", ужасно смешно звучащее с русским акцетном "бизнес" и подобные прямые англицызмы. И можете представить в какое смешное положение это поставило моего отца :). Конечно в принципе я с ним теперь вполне согласна. Это должно быть вопросом самоуважения для русского человека. Ведь это же все понятия которые имеют для себя самые обычные и всем известные русские слова – "начальник", "предприятие", "предприниматель", и т.д. Често скажу, мне это очень не нравится. Причем "предприниматель", "предприятие" имеет свосем другую, гораздо более благородную коннотацию и звучание чем "бизнес", или "менеджер". Причем лучше без сокращений. Слово должно звучать как-бы высстраданно, наполненно своим продуманным смыслом, а не просто штамп какой-то .. как на банке кока-колы.
  Говоров    31.07.2009 16:44
Мне кажется что здесь формат некоторых слов занимает одно из последних мест, главное, чтобы все это работало. Пускай хоть аутсорсинг, лишь бы он приносил пользу народу и Вере. А от красивых пустых но "родных" слов, зачастую толку нет-пустая болтовня, зато "своя"
  Александр Т.    26.06.2009 17:24
Удивительно, как такие статьи появляются на Русской линии. Если внимательно прочитать, то что написано в докладе и перевести это на русский язык, окажется, что введенные новые понятия -варваризмы, например аутсорсинг и субконтрактинг – это всего лишь наш знакомый субподряд, известный с давних времен. Прозападно настроенные умные вредители считают, что если 25000 раз повторить ложное и чуждое нам слово, то оно приживется и станет обыденным. Не давайте им такой возможности. Не бойтесь быть русскими на своей собственной земле.
  Lucia    09.04.2009 12:58
Нужно конкурсы объявлять по наиболее удачному переводу. Без "кошмарить". но давать тексты и кто максимально переведет на русский язык с сохранением смысла.
  Филимонов    09.04.2009 11:53
Кластер, аутсоринг, субконтрактинг, франчайзинг… До тех пор, пока мы не перестанем засорять свою речь иностранными словами в таком количестве, до тех пор, пока мы будем бездумно заимствовать термины – мы точно так же бездумно будем применять импортные учения, не пытаясь их осмыслить и понять. С новым президентом, который раньше тоже говорил на таком новоязе, после первого его выступления в новой должности, видимо, как-то поработали (даже переборщили немного – отсюда странное слово "кошмарить" , которое есть дословная калька от "терроризировать"). Так вот, нельзя ли такую работу провести и в масштабах страны? Заимствование слов – путь к тому, чтобы действовать бессмысленно. Для каждого важного понятия у нас обязательно должны найтись слова родного языка – это нужно не для национальной гордости, а просто по здравому смыслу, тогда и проблемы страны будет намного проще решать.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru