Русская линия
Русская линия Светлана Замлелова11.03.2009 

Разлом
Рецензия на книгу Н. Песоцкого «Разлом»: Луганск, изд-во «Шико» ООО «Виртуальная реальность», 2008

Говоря об украинском народе, не хочется прибегать к слову «братский». Многие народы стали русскому братскими — татарский, чеченский, бурятский… Но украинский, белорусский и русский народы, являясь соответственно южной, западной и северной ветвями одного этноса, составляют тот единый мистический организм, что с летописных времён было принято называть Святой Русью. Размежевание Русского народа и противопоставление размежевавшихся друг другу вызывает у неравнодушных к судьбам Отечества искреннюю скорбь и сожаление. Там, где происходит расчленение целого всегда стоит вспомнить древний девиз: divide et impera. И тут же задаться вопросом: cui prodest?

Но история сложилась так, как сложилась. Украина и Россия оказались по разные стороны государственной границы. Но и в этих условиях двум странам необходимо помнить, что друг без друга существовать они не могут. Ведь не зря «большой друг» нашего народа Збигнев Бжезинский в статье «Преждевременное партнёрство» писал: «Невозможно переусердствовать, подчеркивая, что без Украины Россия перестает быть империей, с Украиной же <…> Россия автоматически становится империей"[1]. Как тут не вспомнить и В. В. Шульгина, более полувека назад предупреждавшего: «Для Малой Руси отделиться от Великой значит добровольно отказаться от своих природных колоний, простирающихся от Балтики до Тихого океана и от Белого моря до Персии"[2].
Сегодня страны Запада и, прежде всего, США, как никогда заинтересованы в том, чтобы воспрепятствовать сближению и укреплению наших государств, чтобы предотвратить сговор между вассалами, сохранить покорность подчинённых и не допустить объединения варваров[3]. Средства, вкладываемые с этой целью в «проект Украина», столь велики, что позволяют пропагандистской машине работать безостановочно, с каждым днём набирая обороты и всё глубже затягивая Украину в геополитическую аферу. Малороссийский народ становится жертвой манипуляции сознанием, превращаясь поневоле, вслед за своими правителями, в ангажированную антирусскую силу.

Но история неоднократно и красноречиво свидетельствовала, что власть, которой нужны «великие потрясения» менее всего другого озабочена благоденствием и процветанием своего народа. Сегодня Украина охвачена кризисом. Речь не о пресловутом мировом финансовом кризисе. Кризис на Украине внутренний. И поразил он не только экономику, но и саму власть, и, прежде всего, украинское общество. Основы государства Украина дают на наших глазах трещину, образовавшийся, на месте которой, разлом, может привести к последствиям поистине катастрофическим!

Разлом… Именно так называется книга Николая Фёдоровича Песоцкого, Председателя правления Международного благотворительного фонда «Содружество», Председателя партии Народно-трудовой союз Украины. Книга выпущена на русском языке в Луганском издательстве «Шико» в декабре 2008 года[4]. Автор, с болью воспринимающий «нынешнее состояние Украины и её народа, который заслуживает намного лучшей судьбы» (с.5), предлагает читателю прогнозы развития своей страны. Увы! Прогнозы эти неутешительны. «Уже через три-пять лет, — предупреждает Николай Песоцкий, — кризис в экономической, политической, социальной, культурной, духовной, внешней сферах приведёт к сокрушительному общественному и территориальному разлому. А это равносильно потере нашей государственности» (с. 293).

Украинская государственность складывалась непросто. Уже много веков Украина является «полем геополитической битвы между Западом и Востоком» (с. 292). И стремление к государственной самостоятельности и независимости от России никогда не исходило от малороссийского народа. Независимое государство в 1991 году «родилось без всплеска национально-освободительной борьбы» (с. 10). Как, впрочем, и в 1918 году, когда Четвёртым Универсалом Центральной Рады Украинская Народная Республика была провозглашена самостоятельным государством. Однако «в появлении независимой Украины была в большей степени заинтересована не Украина, каким бы парадоксальным это кому-то не казалось, а Германия и Австро-Венгрия (как и позже, практически в течение всего XX столетия, в этом были заинтересованы Соединённые Штаты Америки). Это объяснялось стремлением ослабить позиции России, а впоследствии — СССР» (с. 11).

На Украине, как всегда и всюду, существовали политические авантюристы, готовые ради личной наживы и удовлетворения похоти властолюбия предать и народ, и друзей, и родных отца с матерью. Но сегодняшняя украинская мифология основана на том утверждении, что народ-де Украины, не имевший своей государственности (та государственность, которой обладал украинский народ вкупе с русским и белорусским, в счёт не идёт), и время от времени подпадавший под гнёт тех или иных империалистов, осуществил наконец-то свою вековую мечту и государственность обрёл. Любой историк (не путать с создателем мифов с Майдана!) на вопрос, стремился ли когда-нибудь украинский народ к собственной государственности и был ли един в этом порыве, ответит отрицанием. Но создатели мифологии, внушающие народу Украины существование народной мечты (на деле никогда не существовавшей) пекутся отнюдь не о народе и его чаяниях. Те, кому удалось захватить на Украине власть в момент разлома русского мира, «ради реализации своих эгоистических интересов <…> идут на унизительный сговор с Западом, разрабатывают схему федеративного переустройства страны, создают конфликтные ситуации с ближайшими соседями, которые ещё вчера обоснованно считались нашими стратегическими партнёрами, уничтожают украинскую культуру, вносят смуту и раскол в православие, подрывая духовные основы общества» (с. 289). Примечательно, что «оранжевые» правители, по мнению Николая Песоцкого, являются прямыми последователями Л. Кравчука и Л. Кучмы. Несмотря на то, что революционный переворот 2004 года совершился на волне протестных настроений в обществе, сущность власти на Украине остаётся неизменной с 1991 года. И сущность этой власти, какими бы мифами она ни прикрывалась и какие бы новые принципы ни провозглашала, сводится к возможности «распоряжаться государственной собственностью как своей личной на определённых территориях, отныне защищённых границами суверенных государств» (с. 15). И Л. Кравчук, при котором «начала выстраиваться клановая (фактически — антинародная) система власти» (с. 22), и Л. Кучма, при котором «в стране возникла олигархократия, а сам он был не президентом Украины, а координатором межклановых отношений» (с. 32), и В. Ющенко, при котором Украина вплотную подошла к экономической катастрофе — «лишь персоны во власти» (с. 31). «Система власти, то есть, её внутренняя сущность, полностью сохранилась: её целью оставалось обогащение» (с. 31).

Для того чтобы предотвратить украинский разлом, чтобы сохранить государственную целостность Украины, необходимо, по мнению Николая Песоцкого, не просто поменять отдельных людей у власти, но саму её сущность. Какая же власть нужна современной Украине? «На мой взгляд, — утверждает Николай Песоцкий, — ответ на этот вопрос предельно прост. Власть должна иметь главные качества: совесть, компетентность, патриотизм и ответственность» (с. 284).
Возможно, эти закономерные пожелания несколько идеалистичны и едва ли осуществимы в любой стране мира. К тому же, возведение с нулевого цикла здания украинской государственности пришлось на эпоху глобализма и торжества рыночных ценностей, когда доминирующим критерием во всех сферах человеческой жизни стала выгода. Даже в массовом, всегда более склонном к традиционализму, сознании, не говоря уже о приспосабливающемся к моменту сознании политических элит, понятия «хорошо» и «плохо» перестали быть тождественными понятиям «порядочно», «благородно», «красиво», но приравнялись к «выгодно», «сытно», «удобно». Украине выпала горькая участь стать уникальным экспериментом построения государственности — начавшееся на гребне антинародной революции 1991 года, оно совпало во времени с утверждением и распространением постулатов постмодернизма. Вот какое определение постмодернизму даёт выдающийся русский философ XX века Александр Панарин, посвятивший не одну работу анализу истоков постмодернистского сознания: «Подмена обозначаемого обозначающим, объективных показателей, относящихся к реальной социальной действительности, знаками"[5]. Человек постмодерна — это оторвавшийся от всех традиций ироник и скептик, далёкий от прозрений, чуждый томлениям духа, неспособный ни гореть, ни зажигать других, это перекати-поле мироздания, одинокий эгоцентрик, находящий утешение лишь в потреблении, творческий импотент, певец «старых песен о главном», каламбурщик, игрок со смыслом. В этой связи характерны цитируемые в книге статьи Б. А. Березовского. Впрочем, любопытно не содержание статей Б. А. Березовского, не открывшего, с точки зрения традиционных ценностей, ничего нового и вступившего в противоречия с самим собой. «Великий стратег и учитель, спонсор и вдохновитель оранжевой «революции»» (с. 110), Б. А. Березовский под псевдонимом Еленин прислал из Лондона в Киевскую газету «Зеркало недели» свои размышления об украинских событиях 2004 года. Внешний знак, имидж, под которым подаёт себя олигарх, характеризует его как типичного носителя постмодернистского сознания. По отношению к харизматикам-большевикам, новоявленный вождь вторичен — Лондон, Еленин, письма издалека… Осталось приехать в Киев в опломбированном вагоне и выступить с какими-нибудь тезисами сообразно времени года.

Политики постмодернистского толка не уважают не то, что своего избирателя, подменяя его фактические потребности и нужды сфабрикованными и спровоцированными (существует «заказ» оторвать Украину от России, и властная элита Украины вместо заботы о благосостоянии своих граждан занята восстановлением поруганной якобы исторической справедливости, как в случае с Голодомором, или надуманной борьбой за независимую Украинскую Православную Церковь), их уважением не пользуется сама реальность, с которой они ведут игру (В. Ющенко заявляет о себе, как о народном президенте, которого народ отстоял на Майдане. Внешне всё так и выглядит. Однако нет сегодня такого человека, который не знал бы об истинной природе этого сборища, о плате за участие в нём, о даровых валенках, памперсах и прочих предметах первой необходимости). На основании этих игр с реальностью появляется целая мифология, которую убедительно развенчивает в своей книге Николай Песоцкий: «Видимо, необходимо <…> ответить на некоторые из вопросов, которые, безусловно, волнуют наших соотечественников. В свою очередь, это можно сделать лишь в том случае, если мы отделим реалии от мифов» (с. 37).

«Новейшая Украинская Мифология» (с. 37) насчитывает, по Николаю Песоцкому, десять мифов, каждый из которых, так или иначе, связан со лжепосулами и лжепозиционированием себя «оранжевых» политиков. Ни заявления о том, что политик нового типа Виктор Ющенко создал команду единомышленников, ни обещания благоденствия тотчас по вступлении в ЕС и НАТО не являются, по мнению Николая Песоцкого, отражением действительного положения вещей. Для Европы экономика Украины станет серьёзной обузой. «…Еврокомиссар по внешним связям и политике европейского соседства Бенита Ферреро-Вальднер <…> 3 мая 2005 года в интервью агентству «Рейтер» заявила: «Украине, Молдове и Грузии следует воздержаться от подачи заявки на вступление в Европейский Союз, чтобы избежать отказа». Сказав, что оранжевая «революция» в Украине была событием, в ходе которого люди продемонстрировали, что они разделяют ценности Евросоюза, она всё же напомнила: «Теперь надо спуститься на землю. Посмотрите на их экономику: там так много надо менять. Это большая страна, важная страна, но им нужно изменить эту страну»» (с. 88). Но едва ли Евросоюз заинтересован в укреплении промышленности или сельского хозяйства Украины. Вероятнее всего, со вступлением в ЕС Украине уготовано стать сырьевой базой Европы. «Если даже представить, что Украина уже завтра войдёт в состав Европейского союза <…>, положение страны не улучшится, ведь ЕС окончательно сведёт наше производство к нулю, как это было сделано, например, в Польше» (с. 143). «Наивно было бы полагать, что Запад искренне хотел укрепления наших позиций. Давно пора осознать: в условиях жёсткой конкуренции никто в мире не оказывает бескорыстной помощи, и лишь тот народ становится успешным, который живёт своим умом» (с. 143). Кроме того, невозможно себе вообразить, чтобы члены Евросоюза оставили без внимания положение с распространением туберкулёза на Украине, с преступным безразличием на которое взирает «оранжевая» власть. «По официальным данным, количество страдающих туберкулёзом в Украине составляет около 700 тысяч человек, а по экспертным оценкам — около 1,5 миллионов. Что касается инфицированных, то их, по некоторым подсчётам, больше 30 процентов от общего количества населения. <…> Уровень заболеваемости туберкулёзом — это ещё и показатель уровня ответственности власти и её способности управлять страной» (с. 273).

Что же касается членства в НАТО, то Украина нужна «Североатлантическому блоку для выполнения чёрной работы в проблемных регионах планеты, потому что больше за это добровольно никто не возьмётся» (с. 88). «Пока же фактом остаётся то, что США, несомненно, будут использовать Украину в первую очередь для оказания влияния на Россию как на одну из оставшихся сверхдержав. Вообще же Украина в руках Америки превращается в некую удобную кочергу, при помощи которой можно безопасно для самих США шевелить раскалённые угли в революционных точках» (с.90).

Украина, по мнению Николая Песоцкого, находится сегодня в бедственном, катастрофическом положении. Разлом пролегает между исполнительной и законодательной властью, между властью и народом, между регионами Украины, между столицей и провинцией, в культуре и правовой сфере. Разлому подверглось Православие. Разлом в экономике — один из самых глубоких. Социальный разлом и вовсе достоин называться «пропастью». Страна буквально трещит по швам, и если срочно не предпринимать действенные меры, то в самом ближайшем будущем ей грозит исчезновение. «Процесс саморазрушения ещё можно остановить. Для этого необходимо качественное обновление как центральных, так и местных органов власти. В управлении на всех уровнях необходимы патриоты и государственники, защищающие человека труда. В противном случае Украина останется нежизнеспособным государством и уже завтра окажется лёгкой добычей сильных мира сего» (с. 293).

А пока новейшая история Украины выглядит как абсурд, и творцы этого абсурда, являясь каждый носителем собственной логики, системы ценностей и собственных интересов, сталкиваются между собой, разлетаются от столкновения в стороны и сталкиваются вновь. Дело же государственного строительства превращается в игру, балаган, обесцениваясь и утрачивая свою целесообразность. А между тем, утверждает Николай Песоцкий, то, что Украинское государство «пока не построено, не вызывает сомнений. Потому что чётко очерченные границы, существование структурированных органов власти, армии, национальной валюты — хотя и неотъемлемые, но всё же лишь внешние атрибуты государственности. Основой, стержнем, цементирующей силой государства остаётся дух единой нации, которую никто ещё не начинал формировать» (с. 174−175). Но Восток и Запад Украины не стремятся «вместе сойтись». «Случайно ли на Донбассе человека, ратующего за торжество национальной идеи, за возрождение украинской культуры и традиций так легко называют бандеровцем? <…> Случайно ли в Галичине человека с Востока, доказывающего своё право говорить на русском языке, окрестят, не задумываясь, «москалём», вкладывая в это слово в лучшем случае злую иронию? <…> Так почему же люди, живущие в пределах единого государства, прорываются через почти непреодолимые препятствия, чтобы понять друг друга?» (с. 175−176). Человеку на Донбассе не нужно ни «торжество национальной идеи», ни «возрождение украинской культуры и традиций», как человеку в Галичине не нужен русский язык! Ведь человек на Донбассе и человек в Галичине не договаривались о том, чтобы создать единое государство и мирно жить в нём, и тот, и другой оказались загнанными в это государство и запертыми в нём. Так можно ли упрекать жителей Востока и Запада в неприятии друг друга, нежелании сближаться и жить единой семьёй? Можно ли примирить православных с униатами и последователями филаретовского раскола, ветеранов «СС-Галиччина» с ветеранами обороны Севастополя? Как быть с Карпатами, для которых Украины и вовсе чужая — впервые в составе Украины Подкарпатская Русь оказалась лишь после Второй Мировой войны? И неужели принятая в декабре 2008 года Резолюция Международной научно-практической конференции «Геноцид и культурный этноцид русинов Карпатской Руси (конец XIX — начало ХХI вв.)», в которой, в частности, говорится: «В отношении русинского населения современной Украины проводится политика культурного этноцида, означающая лишение народа его исторического имени и исторической памяти, создание препятствий к развитию национальной культуры и образования на родном языке. Официальные власти Украины на всем протяжении существования независимого украинского государства с декабря 1991 г. практикуют в отношении русинов политику, противоречащую базовым демократическим нормам. Особенно жёсткие формы приобрела эта политика при президенте В. Ющенко» [5], свидетельствует лишь о желании русинских лидеров безраздельно хозяйничать в собственном княжестве?

Конечно, «население, пусть и сорокамиллионное — ещё не нация, не единый народ, осознающий свою принадлежность к великой стране с великой историей» (с. 176). Но ситуация на Украине осложняется тем, что у человека на Донбассе и человека в Галичине нет — увы! — общей истории. У русских и украинцев с Донбасса общая история с русскими из России, у галичан общая история совсем с другими народами. Потому, вероятно, так и разнятся взгляды этих людей на обустройство независимого государства. Как лидер партии Народно-трудовой союз Украины Николай Песоцкий занимает истинно-патриотическую позицию в национальном вопросе. «Выступая за совершенствование схем отношений между регионами и центром» (с. 181), он твёрдо убеждён: «…Нам необходима экономически мощная, территориально неделимая соборная Украина с демократическим общественным устройством, сильной авторитетной центральной властью и широкими возможностями для эффективного регионального развития» (с. 182). Вместе с тем Украина не должна оставаться в изоляции от России. В условиях современного мира дальнейшее размежевание наших народов может быть остановлено созданием мощной, жизнеспособной организации, которая обеспечила бы «осуществление таких глобальных проектов, как общее экономическое пространство с единой таможенной границей, оборонный союз, свободное перемещение финансов, товаров, услуг и рабочей силы, беспрепятственный доступ к сырьевым ресурсам <…> и, конечно, единую валюту в будущем» (с. 79). Именно в этих условиях Украина получит возможность для стабильного и поступательного развития, ведь Запад, не давший Украине стабильности за 1500 лет, в первую очередь «не заинтересован в развитии украинской промышленности и сельского хозяйства, потому что его сильная позиция — это слабость Украины» (с. 191). Дестабилизируя отношения Украины с Россией, «высокопоставленные марионетки Соединённых Штатов в Украине» (с. 191), обрекают свою страну на «стагнацию и вымирание, вселяя в души людей сомнения в самой целесообразности независимости нашего государства» (с. 191). В отношении России Николай Песоцкий уверен, что она «должна оставаться нашим стратегическим партнёром при любых обстоятельствах. Хотя бы из-за того, что это выгодно Украине. Выгодно экономически» (с. 259). Да и Россия заинтересована в Украине не меньше. А потому Николай Песоцкий уверен: «Будущее Украины — на Востоке» (с. 191), сила Украины — в союзе с Россией.

Недовольство нынешней властью на Украине растёт. «И если крышку кипящего украинского котла насильно держать закрытой, он взорвётся» (с. 293). Чтобы остановить разлом украинской государственности, Николай Песоцкий призывает соотечественников консолидироваться и совместными усилиями постараться качественно изменить саму сущность власти. «…Для этого сначала надо отстранить от руководства власть нынешнюю. Это — дело избирателей. Как и последующее избрание настоящих государственников, которым присущи совесть, компетентность, патриотизм и чувство ответственности» (с. 287).
Светлана Замлелова, член Союза писателей России


Примечания:

1 — http://www.archipelag.ru/authors/brzezinski/?library=430
2 — Шульгин В. В. «Украинствующие и мы!», Белград, 1939 г.
3 — Бжезинский З. К. «Великая шахматная доска», М., 2005 г.
4 — Далее при ссылке на книгу даётся указание на страницу.
5 — http://www.fondsk.ru/article.php?id=1819

http://rusk.ru/st.php?idar=113920

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Lucia    13.03.2009 12:10
http://www.nr2.ru/kiev/224000.html
  Русский националист    13.03.2009 07:41
Lucia: "Простите. я не поняла. что Вы это всерьез. Москвичи – это же тоже отдельный этнос"

Да уж. Я же говорю, что собеседница не в меру тупая попалась
  Lucia    13.03.2009 01:17
Простите. я не поняла. что Вы это всерьез. Москвичи – это же тоже отдельный этнос.
  Русский националист    13.03.2009 00:19
Для альтернативно одарённых совграждан можно ещё раз повторить. Что никаких украинцев или малоросов как этноса в природе не существует и не существовало никогда.

Что малорос, что украинец, что белорус, определения географические, а не этнические. Кто придаёт этим определениям этничекую окраску, фактически, льёт воду на мельницу русофобов, в деле раскола русского народа.
  Русский националист    13.03.2009 00:09
Поправка к поправке.

Во-первых. Окраина русская, баквально называлась "малороссийская окраина". А во-вторых, может по какой-то науке, видимо, советской и есть неизвестный суперэтонос "русские".

В реальности же есть этнос русские, а великороссы, малороссы и белорусы и прочие сибиряки, понятия не этнические, а территориальные.
  Дмитрий.    12.03.2009 22:43
это была шутка
  Русский националист    12.03.2009 22:07
Чего москвичи? Кажется, какая-то не в меру тупая собеседница попалась.
  Дмитрий В.Ч.    12.03.2009 22:05
Поправка: Украина – действительно Окраина, но не русская, а польская. Топоним появился еще в те времена, до Хмельницкого. А вот украинцы как этноним – вообще происходит из австрийской Галичины – это где-то на век позже.

Но это о терминах. А если по науке, то этнография знает русский суперэтнос, который делится на три этноса: великороссы, малороссы и белорусы. И если малороссы пожелали сменить свое почетное имя на "украинцев" – это их дело. Частью русского суперэтноса они от этого быть не перестали – как бы "свидомым" этого не хотелось.

Что же касается того, кто сегодня живет на территории современного государства, именуемого Украиной – то в этническом плане там живут как малороссы, так и великороссы (а также крымские татары и много кого еще).
  Lucia    12.03.2009 19:45
А москвичи?
  Русский националист    12.03.2009 18:46
Для Lucia

Да, каких только "этносов" не напридумывали: и укров и сибиряков и белорусов.
Уже появились, судя по последней переписи, и поморцы и даже эльфы.

Страницы: | 1 | 2 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru