Русская линия
Русская линия Сергей Скатов09.10.2008 

Четверо родили двоих, двое — одного…
Хроники пикирующей России. Часть 2

Часть 1

Климу — моему сыну — посвящается

«Вот наследие от Господа: дети; награда от Него…»

Псалтирь (126:3)

СЕМЬЯ — ОДНО «Я»?


"НА АЛТАЕ РОДИТЕЛИ сдают детей в приюты от бескормицы"
— известило одно информагентство. Речь о Поспелихинском, некогда процветавшем алтайском районе, флагмане, как о нем говорили, сельхозпереработки. Родителям нечем кормить, не на что одевать своих чад, и они сдают детей в приюты. В местном, Каменском приюте таких ребят 40 процентов — сирот при живых родителях.

Наталья Зайцева, например, имея двоих детей, старшего сына Сережу сдала в приют. Зарплата Натальи — 3 тысячи рублей.

— Администрация никакой помощи не оказывает — 86 рублей пособие и все, а надо одевать, обувать ребенка, — жалуется женщина.

Сережа, конечно же, просится домой. Но что делать?

В аналогичной ситуации более двух тысяч поспелихинских детей, которых в приюты пока не сдали, но чьи семьи почти готовы это сделать, потому что взрослые не имеют работы или трудятся за те же гроши, что и их землячка Наталья. А это по району — 70 процентов ребятишек…

Не раз, читатель, в районах, где в одночасье рухнули «градообразующие» предприятия, автор этих строк бывал, так что ситуация знакома не понаслышке. И сколько таких районов!

Позорище! Беда — в национальном масштабе! Довели до ручки страну и конкретный Поспелихинский район! А еще создан абсурдный «порядок», при котором государству выгодней оторвать ребенка от семьи и поместить в приют, вместо того чтобы обеспечить родителей работой и достойной зарплатой, или же помочь семье пособиями, дотянув содержание ребенка (о взрослых и не говорю) хотя бы до прожиточного минимума!

Но пишу, когда появились многомиллиардные Национальные проекты, в том числе в области сельского хозяйства, сельхозпереработки, начата их реализация. Пишу, заглядывая вперед, в обозримое, на мой взгляд, будущее, когда наберет прежнюю силу и вновь выйдет во флагманы Поспелихинский район, в поте лица заработает вся Россия и получит-таки народ долгожданный себе достаток. Во всяком случае, в это верю. Прибавится ли тогда поспелихинских ребятишек?

Как мы выяснили, уровни рождаемости и благосостояния напрямую не зависят друг от друга. И пусть не обольщаются политики, поспешившие раструбить на всю страну: дескать, пообещали материнский капитал (отметим — всего лишь пообещали, но выдавать не начали!), и рождаемость тут же на несколько процентов повысилась! Вполне возможно, что какие-то семьи, поддавшись пропаганде, и решились на второго ребенка. На третьего решатся вряд ли. А для элементарного воспроизводства народонаселения — выше говорилось об этом — двух детей на семью недостаточно.

Кроме того, отчего-то не учитывают политики, что каждые 20−25 лет случается в России «бэби-бум», определенный всплеск рождаемости. Явление это хорошо известно демографам и вполне обоснованно — следствие оно Великой Отечественной войны, когда выжившие на фронтах мужья вернулись в семьи и приступили к своим «мужским обязанностям». Такой всплеск, например, был отмечен в середине 80-х гг.: помню, сына 1986 года рождения с трудом устроил в детский садик — мест тогда тоже и резко стало не хватать. Сейчас, пусть и с затуханием, налицо очередная «волна». Она — временна.

Если уж на то пошло, наивысший уровень рождаемости (и самый на тот момент высокий в мире) выпал в современной нам России на середину прошлого века (конец 50-х — начало 60-х гг.). Родился тогда и ваш покорный слуга. А принесли меня из роддома в барак с печным отоплением, без водопровода и прочих удобств, где у мамы с папой была крохотная комната… Так вот: как посчитали экономисты, нынешнее наше благосостояние в среднем на том же уровне, что и полвека назад!

Следовательно, не столько в социально-экономических условиях дело, сколько… Изменилось что-то, и кардинально, в нас самих. Что именно?

Вопрос, как говорится, на засыпку. Ответить на него — значит, понять квинтенсенцию происходящих в России событий. А поняв — планы тотчас верстать, действовать, формируя ближайшее и отдаленное будущее!

Но что с нами произошло? И происходит? И каким оно должно быть — наше будущее?

Н-да… Целые институты над этим работают! И такие высоколобые, с такими регалиями дяди «репы чешут», что куда уж нам, грешным… И все же попробуем.

Для начала отметим, что в корреспонденции информагентства о Сереже Зайцеве, которого сдали в приют, про Зайцева-старшего, то есть папу, ни слова. 3 тысячи рублей, мизерная зарплата Зайцевой-мамы, по-видимому, и есть семейный бюджет. Догадаться нетрудно, что папы у Сережи и его брата нет. Вернее, папа в природе существует, но с мамой они в разводе. Почему не помогает детям? Вариантов и их вариаций несколько: а) папа — безработный, сам еле-еле сводит концы с концами; б) беспробудно «пьет горькую»; в) уехал куда-то «за длинным рублем», на заработки (мама подавала на алименты, объявлен в розыск, но — как сгинул папа)… На элементщиков сегодня объявлены гонения (об этом позже). В связи с чем широко публикуются следующие данные:
в России распадается более половины заключенных браков. Так, в 2007 г. году число разводов составило 686 тыс. — это 54,3 процента от количества заключенных за то же время браков;
количество разведенных мужчин, имеющих детей, оценивается в 10 млн человек;
лишь треть разведенных женщин получает алименты на содержание детей
.

Добавим к этому, что 54,3 процента расторгнутых за год браков — это усредненный показатель, который мало что говорит о деталях. А детали существенны. Потому что распадаются в основном РУССКИЕ семьи (подробный статистический расклад приводить не буду — и так ясно).

Далее. В обнищавших «провинциях», к коим относится Поспелихинский район, семьи распадаются, как это ни странно, реже, чем в экономически развитых городах. По некоторым данным, в мегаполисах расторгаются каждые 7 из 10 заключаемых браков, а «в столицах» (Москва, Санкт-Петербург) показатель и того выше.

Подтвердить сей факт может каждый, исходя из личных наблюдений.

Скажем, большинство моих сокурсников по университету, ровесников-друзей разведены, кое-кто — неоднократно. А если и сохранили семьи, то довольно часто видимости одной ради. Подросли наши дети, некоторые «поспешили» жениться, выйти замуж, и — новый виток разводов!

Или такой, опосредованный, «показатель». Любой риэлтор вам сегодня скажет, что наибольшим спросом в последние годы пользуются однокомнатные квартиры, что цены на них на вторичном рынке жилья в относительном выражении выше, чем на 2−3-хкомнатные. В связи с чем застройщики нового жилья стали однокомнатные в большем количестве проектировать и строить.

И еще пример. У всех на памяти прошлогодняя атака молодоженов на ЗАГСы, случившаяся 7 июля 2007 г. (07.07.07). Брачующиеся отчего-то решили, что «круглая» дата станет счастливой для их союза. В этом году ЗАГСы атаковали 08.08.08. Однако в СМИ промелькнула цифра: уже четверть браков, заключенных в Москве 07.07.07, к 08.08.08 распались. Четверть! В первый же год супружества! И никакие суеверия спасти семьи не помогли. Поскольку, по данным органов ЗАГСа, более 70 процентов всех разводов приходятся на первые 5 лет супружеской жизни.

«Россия занимает одно из первых мест в мире по числу разводов, первое место в мире по численности матерей-одиночек и брошенных детей , — признает Председатель Совета Федерации С.Миронов. —  Свыше половины семей социологи оценивают как неблагополучные, сохраняющиеся лишь из-за стесненности жилищных условий. Более трети экономически активного населения не связаны семейными узами…»

С.Миронова настораживает новый тип российского гражданина (гражданки),который фиксируют социологи: ему 25−45 лет, он работает, но излишне трудами праведными себя не обременяет, разведен либо вообще никогда не вступал в брак и проблемами детей, если они у него есть, не озабочен. Россия, по мнению С. Миронова, рискует стать обществом бессемейных!

«Кризис семьи, — считает С. Миронов, — одна из основных причин не только нравственной и социальной деградации общества, но и пробуксовки ряда важнейших экономических преобразований. Между тем именно в семье, в заботе о ее благосостоянии заложены основные экономические и гражданские мотивации. В обществе, где престиж семьи, отцовства и материнства упал столь низко, эти мотивации просто не работают».

Таким образом, институт семьи, на котором веками, тысячелетиями зиждилось государство и общество, рушится на глазах.

И вновь констатируем: не в экономической подоплеке, вернее, не только и не столько в ней, существо проблемы. В противном случае по бракоразводной статистике Поспелихинский район «обогнал» бы Москву! И С. Миронов упоминает о людях отнюдь не безработных, лишенных элементарного достатка, но (цитирую) — о более «трети экономически активного населения».

С.Миронов идет дальше и меры конкретизирует: «Необходимо принять закон „Об основах государственной поддержки семьи в Российской Федерации“ и законодательно расширить понятие „молодая семья“, восстановить „инфраструктуру детства“, создать систему преференций для многодетных и патронатных семей. Необходимо добиться, чтобы рост благосостояния семьи был увязан с числом детей в семье, чтобы каждый ребенок жил в именно семье, а не в казенном доме».В принципе, можно подписаться под каждым тезисом, озвученным Председателем Совета Федерации. Если бы не одно «но"… В качестве иллюстрации вновь возьмем положение дел в Италии.

Разводы на Аппенинском полуострове сравнительно редки. По той причине, что препятствует им целый ряд законодательных барьеров. Муж не стремится инициировать развод, потому что тогда вопросы материального благополучия бывшей жены и детей ложатся исключительно на него (расходы на дорогостоящих адвокатов, передел собственности, взыскания по алиментам ведут подчас к разорению, к полному жизненному фиаско, так что сто раз «отмерь»). Жена предпочитает хранить семейный очаг, поскольку брак в Италии регистрируется католической церковью (женщина, в случае развода по ее инициативе, рискует «пасть» в общественных глазах, а это — клеймо на всю жизнь). Другими словами, итальянский брак крепче русского. Однако рожают темпераментные итальянки, как мы уже говорили, словно бы не в солнечной Италии живут, а в «холодной» России — в среднем по 1,2 ребенка на женщину, что ведет к вырождению, гибели нации.

Следовательно, что-то изменилось и в итальянцах, и в болгарах, венграх, немцах, японцах… - в миропонимании многих и не самых бедных народов, численность которых, по прогнозам ООН, к середине века заметно уменьшится… И вновь позволительно спросить — что?

С.Миронов обеспокоен НОВЫМ ТИПОМ РОССИЙСКОГО ГРАЖДАНИНА (ГРАЖДАНКИ), который плевать хотел на семью и детей, на будущее России. Да только нового в этом типе, Сергей Михайлович, нет ничего! Выпестован он задолго до нас стараниями «прогрессивных», как бы сейчас выразились, «продвинутых» и чрезвычайно изощренных умов.

Мы же, как и десятки других вымирающих народов, по наивности ли, по незнанию, пребываем в плену навязанных нам бредовых идей. И пожинаем плоды.

ПЛОДЫ «ПРОСВЕЩЕНИЯ»


КАК-ТО ПОЕЗДОМ добирался из командировки. В купе, кроме меня, одни женщины. Они меж собой, как водится, — слово за слово. Оказалось, что все мои попутчицы разведены, имеют детей (одного-двух), бывшие мужья материально почти не помогают. И такого о нас, мужиках, понаслушался!.. Наконец, не выдержав, вмешался в разговор:

— Да разве не вы, женщины, нас такими делаете?!

В самом деле! Дома чаще всего мама доминирует и вечно чем-то недовольна, прежде всего — папой. Врачи в детской поликлинике — женщины. Воспитатели и нянечки в детсадике — они же. В школе — все то же женское «засилье». При этом спрос с мальчишки куда строже, чем с девочки: «Ты должен! Ты обязан! Ты — будущий мужчина!». Но откуда взяться мужскому началу, если кругом — женщины?

Сей перекос подметили белгородские ученые, которые два года назад в местных дошкольных учреждениях начали гендерный эксперимент (от англ. gender — род, пол). Про эксперимент рассказали многие печатные и электронные СМИ, преподнесли его как НЕОБЫЧНЫЙ. Думаю, на нем, в силу его НЕОБЫЧНОСТИ, стоит остановиться подробней.

…Тысяча браков в Белгородской области заканчиваются 503 разводами.

— Распадаются семьи оттого, что нивелирована роль мужчины и женщины в обществе, — убеждена заместитель начальника областного управления образования и науки С.Калашникова.

Ученые установили: женщина перестала быть хранительницей очага, а мужчина — лидером, принимающим решения . Л. Рогозина, научный руководитель эксперимента, кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики Белгородского госуниверситета, считает:

— Стремясь к равенству с мужчиной, женщина выбирает жесткий стиль поведения бизнес-вумен, для которой на первом месте карьера, но при этом она теряет сугубо женские, являющиеся фундаментом семьи качества: нежность, внимательность, доброту. А 11 процентов российских женщин вообще не желают иметь детей, намереваясь посвятить жизнь только себе…

«Хороши», однако, и мужчины:

— Среди родителей четырех детских садов, где начался эксперимент, — продолжает Л. Рогозина, — мы выявили 10 процентов мужчин, которые реализуют фемининную стратегию отношений личности с миром. То есть не являются лидерами, ответственными за семью и способными принимать конкретные, порой жесткие решения. Видимо, эти мужчины были воспитаны в сугубо женских семьях, без отцов. А психологический пол ребенка, мальчика или девочки, всегда закладывает именно папа. Оттого и ущербны те семьи, которые не имеют представителей мужского пола.

— Большинство остальных мужей, — продолжает исследовательница, — так называемые андрогины, в поведении которых сочетаются мужское и женское начала. Порой они ведут себя как мужчины, однако при всяком удобном случае норовят переложить груз ответственности на жену. Их семейный идеал сводится к трем «т»: тахта, тапочки, телевизор. В такой семье жена поневоле берет на себя мужские обязанности, потому что в решении жизненных вопросов не может надеяться на своего мужа. А молодое поколение вообще предпочитает гражданский брак, который, по сути, ни к чему партнеров не обязывает. Я проводила исследование среди студентов нашего университета. У девчонок на первом месте их карьера. А для мальчишек — чтобы избранница была мягкой и хорошо зарабатывала…

— Кто же будет в России строить семьи и рожать детей? — вопрошает Л.Рогозина.

И приходит к неутешительному выводу:

— При таком раскладе хоть половину годового бюджета страны потрать на демографию — толку не будет!

По авторитетному мнению Л. Рогозиной, до двух с половиной лет ребенок копирует мамино отношение к миру. В это время в его характер закладывается главная черта — любовь к действительности. В более старшем возрасте ему нужен папа как образец первопроходца — исследователя мира. Но образцы размыты, и малыш не осознает, кто он, мальчик или девочка?

Младшую детсадовскую группу спросили: дети, кто из вас мальчик — возьмите себя за ушки. Взяли… все.

Некоторым девочкам интересно играть в машинки, в то, что по стереотипам принадлежит мальчикам. Некоторые мальчики играют в куклы…

В одной из игр дошколятам дали задание: мальчики — строители, а девочки — хозяюшки. Трехлетний Даниил сразу присоединился к девочкам…

Девочка может нарисовать парашют-цветочек, а мальчик в ряд выстраивает ромашки…

Вывод напрашивается сам собой: необходимо корректировать поведение девочек и мальчиков, начиная с детского сада.

Детям, например, читают сказку «Красная Шапочка». А потом идет игра. Малышам задают вопрос: как бы себя на месте волка повел настоящий мужчина? Их подводят к ответу, что он на самом деле должен был помочь Красной Шапочке донести корзинку до дома, защитить в лесу от опасностей. Кушать бабушку, как истинный джентльмен, волк ни в коем случае не должен…

Эксперимент только начался, а результаты уже налицо.

О.Фурманова, педагог:
— Мальчишки едут с папами в гараж. Тоже хотят что-то делать, ремонтировать. И вообще они стали больше к мужчинам тянуться…

Довольны и родители:
— Я воспитываю сыночка одна. Сейчас ему три года, а он уже твердо знает, что он мальчик и что мальчикам надо играть машинками, а не куклами, — радуется мама одного из малышей.

Родители тоже участвуют в эксперименте. Ведут протокол общения с чадами, помогая педагогам в процессе моделирования личностей будущих мужчин и женщин… Эксперимент продлится четыре года. По его итогам опыт получит дальнейшее распространение.

Что тут скажешь… Лиха беда начало. И все равно жаль трехлетнего малыша, которого мама растит одна. Как бы не внушали ему, что нужно «помочь Красной Шапочке», «защитить в лесу от опасностей», а «кушать бабушку» нехорошо, в гараж сходить ему не с кем.

А вообще-то — бред собачий! В голове не укладывается: педагоги-практики, педагогическая наука делают вдруг величайшее для себя и мира открытие, что из мальчика нужно «делать» мужчину, а из девочки — женщину! Да разве, господа, не само это собой разумеется?!

Более того: «делать» их, то есть обучать и воспитывать, необходимо с определенного времени раздельно! При этом, чтобы добиться результата, с мальчиками должны заниматься главным образом и по отдельным программам педагоги-мужчины, с девочками — соответственно, педагоги-женщины.

Так, собственно, в дореволюционной России и было. Вспомним, что гимназии в уездных и губернских центрах четко различались — мужские и женские.

Высшее образование в России долгое время тоже было раздельным. В 1764 г. в С.-Петербурге указом императрицы Екатерины II при Воскресенском (Смольном) монастыре было основано Воспитательное общество благородных девиц и при нем училище для мещанских девушек (будущий Смольный институт). Лишь со второй пол. XIX в. девушки не без труда начинают «просачиваться» в российские университеты (наиболее известный пример — математик С. Ковалевская).

Совместное школьное обучение ввела Советская власть. Однако в 1943 г., во время Великой Отечественной войны, когда, казалось бы, было не до реформ в образовании, в школах снова вводится раздельное обучение (кроме начальных школ, а также сельских, где в классах чаще всего недокомплект). С 1954 г., со смертью И. Сталина, и по сей день — обучение совместное. Правда, за последние годы появились кадетские классы и корпуса, частные женские гимназии, но погоды они не делают.

Обучение в средних учебных заведениях Западной Европы и Америки также давно унифицировано (совмещено). Но это — для «простонародья». Западный истеблишмент из поколения в поколенье отдает своих отпрысков в платные школы и колледжи закрытого типа, где обучение для мальчиков и девочек, как и в добрые старые времена, раздельно.

Несуразности совместного школьного обучения, вероятно, смог испытать на себе каждый.

Мальчишки и девчонки по-разному мыслят, реагируют на ситуации. Психологи, например, знают, что психическая особенность мальчиков — они плохо воспринимают повторы, их мозг как бы «выключается». Для девочек «повторенье — мать ученья».

Девочки более эмоциональны и активны, чем склонные к логическому мышлению и анализу мальчики: пока он думает, она уже и на вопрос педагога ответит, и нужное задание выполнит.

Девочки — аккуратистки, более собраны, усидчивы, за это их ставят в пример. Мальчика часто не отличает хороший почерк, в портфеле и на парте у него бардак, а постоянная «послушная» поза напрягает — хочется повертеться на стуле, что-нибудь этакое для разрядки «сморозить». Снижение оценки за контрольную (плохо оформлена тетрадь), одно замечание «по поведению» от учительницы, другое, запись в дневник, а дома — новое «выяснение отношений», как правило, с мамой и весьма эмоциональное… В итоге может возникнуть отвращение к школе — так называемый школьный невроз. Специалисты опять-таки знают, что в 99 случаев из ста он развивается у мальчиков.

Кроме того, в подростковом возрасте девочки начинают опережать в развитии физически — года на полтора-два. Они выше ростом, крепче. Девочкам-подросткам нравятся мальчики постарше. Иной раз в сердцах и поколачивают одноклассников-«мелкоту». При этом в конфликтных ситуациях, которые нередки, педагог-женщина изначально на стороне девочек, чья психология понятней и ближе.

Потом-то своих сверстниц в развитии ребята нагонят и перегонят, но будет поздно. Им, как занозу, на всю жизнь «в подкорку» уже вогнали, что девочки умней и, с какой стороны ни посмотри, лучше. А раз так, ничего больше не остается, как уступить пальму первенства и взять на вооружение три «т» — тахта, тапочки, телевизор. Девочки же со временем превращаются в «бизнес-вумен» — хватких, предприимчивых деловух, либо «рабочих лошадок», взмыленных, взваливших на себя и семью, и работу, потому что — «Не тот, знаете, мужик пошел!».

Школа выпускает в жизнь не вполне юношей и не совсем девушек, а некий усредненный «вариант» со стертыми и порой трудно определимыми половыми признаками . Проявляется это как «внутренне», так и внешне.

Юноши отращивают волосы до плеч, забирают на затылке хвосты, девушки «косят» под мальчиков: короткая небрежная стрижка («гаврош»), едва заметный макияж или же его отсутствие, соответствующий «парфюм» или же опять-таки его отсутствие. И те, и другие, чуть ли не поголовно, — в однотипных джинсах, курточках-маечках-кепочках, с бутылкой пива наперевес и сигаретой в зубах… Стиль одежды, по сути, жизни, названный «унисексом».

Расцвет унисекса пришелся на 90-е гг. прошлого века. И по всему миру получил столь широкое распространение, что озадачил социологов, психологов, психиатров. Стали искать разгадку. Оказалось…

— В развитых странах были проведены исследования: ученые пытались понять, почему происходит такая массовая феминизация [1] мужчин и маскулинизация [2] женщин, — в интервью одному интернет-порталу рассказывает зав. отделом Института психиатрии РАМН, профессор Г. Козловская (крупнейший детский психиатр, специалист с мировым именем). — Мы это видим повсеместно, в том числе и в области высокой моды. Исказились эталоны женской красоты. В основном, женщины сейчас излишне худые, без материнского начала. У них неразвитая грудь, растрепанные волосы, резкие манеры, мальчишеский облик. Многие из них не только курят, но и пьют наравне с мужчинами… Обнаружилось, что мужская хромосома, Y-хромосома, которая, по сути, обуславливает мужской облик, имеет склонность к редуцированию, уменьшению. А феминизация мужчин приводит к нивелировке полов, конвергенции, сближению мужчин и женщин, к появлению этакого андрогина — существа, в котором нет четкого разделения женского и мужского начала. Отсюда ученые сделали вывод, что женское и мужское начало требует строгих воспитательных, традиционных приемов. И на примере такого, казалось бы, безобидного эксперимента, как смешанное воспитание полов […] мы сталкиваемся с серьезными биологическими проблемами: с уменьшением воспроизводства потомства, с массовым бесплодием, с феминизацией мужчин…

— И возникает вопрос, — продолжает Галина Вячеславовна, — что же ожидает человечество, если дифференциация полов сглаживается? Увы, ничего хорошего! Больше того, оказывается, такое бывает и в животном мире. В некоторых популяциях обезьян вожак выбирает себе пару и производит потомство только с ней. А у остальных женских особей даже не развиваются вторичные половые признаки. Если же «супруга» вожака умирает, то он выбирает другую самку. Это очень напоминает процесс, происходящий в пчелином рое. В случае смерти матки берут другую пчелу, кормят ее и она становится маткой. Так и в этих популяциях обезьян у самки могут появиться вторичные половые признаки, лишь когда она становится востребованной для производства на свет потомства. То есть, половая ориентация — вещь хрупкая. И не только на протяжении жизни одного поколения, но и в течение жизни каждого отдельно взятого человека она может быть изменена, нарушена.

— А с другой стороны, — заключает психиатр, — женское и мужское начало — это настолько традиционно, серьезно и фундаментально для человеческого общества, что, конечно, в наших генетических программах наверняка заложена половая ориентация. И хотя под воздействием внешних факторов она изменяется, это можно исправить, если придерживаться правильных, традиционных моделей поведения…

Легко сказать — ИСПРАВИТЬ… Для этого мало ввести в школах раздельное обучение. Как минимум, необходимо переосмысление системы российского образования в принципе.

Школа у нас ОБРАЗОВЫВАЕТ. У нас и Министерство — ОБРАЗОВАНИЯ, и учреждения — ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ, да и сам Федеральный закон — об ОБРАЗОВАНИИ. Сравните: в дореволюционной России существовало Министерство народного ПРОСВЕЩЕНИЯ (от слова «свет»). Но что за ОБРАЗцы нам преподают?

О традициях в Федеральном законе РФ «Об образовании» не сказано ни слова. Закон требует от образования исключительно «злобы дня»:

«адекватный мировому уровень общей и профессиональной культуры общества;
формирование у обучающегося адекватной современному уровню знаний и уровню образовательной программы (ступени обучения) картины мира;
интеграцию личности в национальную и мировую культуру;
формирование человека и гражданина, интегрированного в современное ему общество и нацеленного на совершенствование этого общества; воспроизводство и развитие кадрового потенциала общества»
(ст. 14. Общие требования к содержанию образования).

Другими словами, готовит школа «среднего» профессионала, специалиста в своей области, адекватного окружающим реалиям, «интегрированного в современное ему общество»с правом на некое его «совершенствование», но главное — способного обеспечить «воспроизводство и развитие кадрового потенциала».

При этом воспитанием школа занимается постольку поскольку.

В Федеральном законе недвусмысленно сказано:
«Родители являются первыми педагогами. Они обязаны заложить основы физического, нравственного и интеллектуального развития личности ребенка в раннем детском возрасте» (Статья 18. Дошкольное образование), «Родители (законные представители) обучающихся, воспитанников несут ответственность за их воспитание…» (ст. 52. Права и обязанности родителей (законных представителей)).
Воспитательная роль самой школы и мера ее ответственности никак не определены.

Зато четко оговорено право избавиться от неугодного ученика:
«Исключение обучающегося из образовательного учреждения применяется, если меры воспитательного характера не дали результата и дальнейшее пребывание обучающегося в образовательном учреждении оказывает отрицательное влияние на других обучающихся, нарушает их права и права работников образовательного учреждения, а также нормальное функционирование образовательного учреждения»(ст. 19. Начальное общее, основное общее, среднее (полное) общее образование)

Однако вымирающей стране, чтобы обеспечить «воспроизводство и развитие кадрового потенциала», необходимы прежде всего мужественные папы и женственные мамы. Иначе, согласитесь, некого будет ОБРАЗОВЫВАТЬ!
Семья и школа этому, к великому прискорбию, учат плохо.

(Продолжение следует)

Сергей СКАТОВ,
член Союза журналистов России,
координатор Движения «Народный Собор»

г. Н. Новгород — г. Москва

Июль — сентябрь 2008 г.

Примечания:

1 — Феминизация (франц. feminisation , от лат. femina — женщина, самка) — развитие у особи мужского пола женских вторичных половых признаков. Ф. может наблюдаться у самцов рыб, земноводных, птиц и млекопитающих животных, а также у человека (БСЭ)
2 — Маскулинизация (от лат. masculinus — мужской) — развитие у самки мужских вторично-половых признаков при нарушении гормонального баланса; в индустриально развитых странах — процесс изменения роли женщины в общественной жизни, состоящий в выполнении ею традиционных мужских ролей и сопровождающийся заимствованием женщинами специфических мужских черт поведения: курение, мужская одежда и т. д. (Глоссарий.ру)

http://rusk.ru/st.php?idar=113391

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Провинциал    09.10.2008 14:26
"В аналогичной ситуации более двух тысяч поспелихинских детей, которых в приюты пока не сдали, но чьи семьи почти готовы это сделать, потому что взрослые не имеют работы или трудятся за те же гроши"

– Нынешнее сообщение СМИ: число гастарбайтеров у будущем году будет удвоено. Увеличен лимит и до конца этого года.

Т.е. идет планомерное замещение русского населения чуждыми мигрантами. Это – ответ нашего правительства на демографическую ситуацию. "Кончатся" среднеазиатские и кавказские мигранты – пустят китайцев и корейцев. Это тоже стратегия глобализма: серая нация без корней и традиций. Противников этой политики будут беспощадно подавлять наши "пгавославные" правители.
Собственно, корень явления понятен был и ранее: отрыв от традиций и веры, подавление национального начала. Сравните процесс в семьях мигрантов и аборигенов, жестко придедерживающихся традиционализма: в их семьях много детей. Как только вольются в "дружный коллектив" (Вавилон) современного индустриально-урбанистического и секулярного общества – сразу рождаемость падает.
Вывод: ломка (возвращение) сознания современных здоровых граждан – воспитание в новых (забытых старых) традициях детей, поддержание на государственном уровне условий для возвращения к вере и традициям. Что у нас из этого делается – судите сами.
  Михаил Кузнецов    09.10.2008 01:31
>>в среднем по 1,2 ребенка на женщину, что ведет к вырождению, гибели нации.

Читали ли Вы интересную книгу "Унесенные ветром"? Если да, то помните как Эллин Робийяр в 15 лет вышла замуж за 43-хлетнего Джеральда О'Xару, а к 20-ти годам у нее было уже 3 дочери (Скарлетт, Сьюлин и Кэррин). Три же ее мальчика умерли в младенчестве. В 33 Эллин стала бабушкой, а в 35 умерла от тифа. А в наши дни Джулия Робертс родила двойню в 37, а третьего в 40. Ясно что статистика "детей на женщину" будет хуже в мире Джулии (меньше двух), чем в мире Эллин, хотя у каждой по трое детей. Просто поколения сменяются медленнее.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru