Русская линия
Русская неделя Алексей Осипов26.06.2007 

А.И. Осипов: «Православный человек — самый счастливый»

— Поясните слова Евангелия от Луки: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14, 26)?

— Эти слова, на первый взгляд, вызывают недоумение, но на самом деле речь идет о совсем простых вещах. Вы помните, что Христос говорил: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14, 6). К примеру, человек уверовал в Бога, увидел, что именно Православие является истинным мировоззрением, оно дает возможность отказаться от всего бывшего в нем дурного. Он видит в христианстве смысл жизни, истинный путь. А отец ему говорит: «Да брось ты всю эту ерунду. Это все чушь! Марксизм-ленинизм — вот где истинная жизнь». Как реагировать на это? Вот в этом выражении «возненавидит отца и мать» речь идет не о злобе к родителям. Отец злится на его взгляды, чему сын должен отдать предпочтение? Должен ли он отречься от своих убеждений ради добрых отношений с отцом и матерью? Или, напротив, предпочесть свое убеждение, хотя бы этому противились родители? Человек должен сделать выбор. Презрения достоин тот, для кого мировоззрение — ничто, пусть даже ради своих родителей.

Вот вам хороший пример, аристократ Брянчанинов, любимец императора и императрицы, блестящий талант. Он был человеком огромнейшей культуры, красавцем, умницей, первым учеником окончил военно-инженерное училище, знал немецкий, английский, французский, древнегреческий, латинский языки, Его карьера предполагала быть вертикальной. Но он начитался разных книг и заявил, что уйдет в монастырь. Отец был категорически против, пробовал повлиять, у них были серьезные разговоры. И когда сын все-таки ушел в монастырь, отец отрекся от него. Святитель Игнатий не испытывал ненависти к отцу или матери, но выбор свой сделал.

Так что в приведенных словах речь идет не о злобе или ненависти. Когда меня ставят перед выбором, я должен предпочесть вечное любому временному.

— Почему в Православии считается, что для Бога дороже тот христианин, который в течение жизни добился прогресса в духовном развитии, а не тот, кто соблюдал все заповеди Божии?

— Нет такой альтернативы — кто дороже. Если, соблюдающий заповеди Божии не придет к состоянию разбойника, распятого рядом с Христом, который сказал: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» (Лк. 23,42), тот — негодный человек. Христианином является тот, кому нужен Христос. Христос есть Спаситель. А кому нужен Спаситель? Тому, кто увидит себя совсем не таким, кем он должен быть, и что он совсем не ту жизнь вел. И более того, он никак не может даже справиться с тем, что он зеленеет от злобы и зависти, когда награждают его лучшего друга. Люди, совершающие крупные, внешне очевидные грехи, легче чувствуют себя грешниками. А кто крупных нарушений не делает, думает так: «Я всюду поступаю хорошо. В семье нормально, на работе — нормально, ко всему я отношусь честно. Кто я? Лучший в мире, и никакого Христа-Спасителя мне не нужно, спасать меня не от чего. Мне нужен другой — антихристос, который наградит меня».

Великие святые, которые исполняли заповеди Божии, сознавая свою греховность, приходили к такому же состоянию, как распятый разбойник. Макарий Великий, которого называли живым богом за великую любовь к согрешающим людям, произнес такие слова (мы их произносим каждое утро в молитвенном правиле): «Боже, очисти мя грешного, яко николиже (никогда же) сотворих (сотворил) благое пред Тобою». Вот это сознание, причем — не от ума, не от лицемерия тем более. Чем ближе человек к Богу, к свету, тем больше он видит на своей душе всякого мусора. Вот почему истинные святые в своем душевном самосознании уподоблялись кающемуся разбойнику.

— Приведите хотя бы один аргумент в святости православия.

— Я могу перечислять до бесконечности, но если меня просят об одном, то привожу исторический аргумент, как самый простой. Он кроется в истории происхождения, распространения и сохранения христианства в этом мире. Далее можно привести целую группу вероучительных аргументов, они касаются всех специфических христианских истин. Сюда входят вопросы о Боге, например, учение о Боге-Троице, о Боге-Любви, о Боговоплощении, о спасении и Спасителе и целый ряд других. И духовно-нравственные аргументы: что нужно сделать, чтобы спастись. Что необходимо для спасения человека, с точки зрения любой религии? Это всем известно, — исполнение заповедей: чем больше исполняются заповеди, чем больше трудов, тем больше духовное возрастание, а значит, приближение к святости.

Что говорит Христианство? Вместо ответа приведу пример. В пустыне один старец посылает своего ученика: «За несколько километров отсюда есть женский монастырь. Сходи туда, узнай, какая великая праведница скончалась там, я видел столп огня, восходящий от земли на небо». Ученик идет в монастырь и спрашивает, ему отвечают: «Милостью Божией все живы и здоровы». Ученик в недоумении: «Старец не мог ошибиться, что ж я ему скажу?» Наконец одна монахиня говорит: «Да неужели, уж не та ли…», — и со смехом называет известную блудницу, которая прибежала из города: «Ее Бог не допустил в нашу святую обитель, и она умерла за стеной. Не о ней же говорит старец?» Оказалось — именно о ней. Она — единственная, кто скончался в эту ночь. Бросила свою постыдную жизнь и вся в слезах бежала в монастырь, чтобы окончить дни свои в покаянии. Только добежала до стен монастыря, но как столп огня взошла на небо к Престолу Божию.

Для любой религии это безумие, все восстанут против. А христианство учит именно так, и это не заимствовано из какой-нибудь религии или философии.

Я привел только один аргумент, который показывает, что Православие — это поистине Божественное учение, которое открывает нам, что спасается человек не количеством дел, а искренностью осознания своей греховности, покаянием и жаждой спасения. Ведь первым в рай вошел раскаявшийся разбойник.

— Поясните слово «соборность».

— Слово «соборность» переведено нашими первыми учителями славянскими с греческого. Есть разные интерпретации этимологии этого слова, я приведу самую привлекательную. Думаю, что это слово произошло от «kafolos» — «целостный, неделимый».

Приведу простой пример: телегу или машину можно разобрать на части, а живой организм разобрать нельзя, он целостный. Так вот, когда мы говорим о соборности Церкви, первое, что мы имеем в виду, что она — целостный организм. Это исходная точка. Понятие соборности включает в себя еще целый ряд сторон, одной из которых, весьма важной для практической жизни Церкви, является советование, то есть совместное решение церковных задач. Церковь неслучайно уподобляют кораблю, и если о состоянии этого корабля будут заботиться только капитан и офицеры, то недолго корабль продержится на плаву. Каждый, кто увидел дыру в борту, немедленно должен принимать меры для спасения, потому что мы все с вами в этом корабле.

Неслучайно один из епископов Церкви в древности говорил, что каждый человек несет ответственность за дела Церкви: и простой мирянин, и высший иерарх. То есть все вопросы мы должны обсуждать совместно, по любви. Этот принцип соборного устроения Церкви очень хорошо выразил Алексей Степанович Хомяков: «Единство в свободе по закону любви».

— Как Вы относитесь к высказыванию «православный человек не может быть счастливым на земле»?

— Впервые слышу такое высказывание и ничего не понимаю. Именно православный человек и есть самый счастливый человек.

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru