Русская линия
Русская линия Вильям Шмидт14.06.2007 

Патриарх Никон: кому нужна мистификация образа русского Святителя

Нет того человека, который бы не вспомнил имя Русского Патриарха, ставшего Предстоятелем Церкви во второй половине «бунташного» XVII в. (7 августа 1652 г.), — Святейшего Никона (Никита Минов, май 1606 г. — 30 августа 1681 г.), при этом всякий раз по-своему в соответствии со сфальсифицированными историческими данными и созданным мифом, в которых Никон представлен как «реформатор Церкви», гонитель старообрядцев, теорат-папоцезарист, стремящийся возвыситься над Царем и захватить государственную власть.

Это популярное мнение было сформировано в угоду секулярной государственной власти отечественными идеологизрованными историками — В.Н. Татищевым, В. Берхом, Н.И. Костомаровым, С.М. Соловьевым, С.Ф. Платоновым и др. [1] на основании «Истории о Московском соборе 1666−1667 г.», которую написал тайный представитель Римской курии, агент Конгрегации пропаганды веры митрополит Газский Паисий Лигарид (он же принимал самое активное участие в деле осуждения Патриарха Никона и разрушении «симфонии» государства и Церкви) [2].

Существует и другой — правдивый подход к осмыслению роли и значения Патриарха Никона, который появился в историографической литературе после того, как сфабрикованное соборное 1666−1667 гг. «Судное дело» Патриарха Никона было рассекречено и из него сотрудником МИД Н.А. Гиббенетом была опубликована часть документов «Историческое исследование дела Патриарха Никона» (СПб., 1882−1884), а в Великобритании историком и богословом В. Пальмером в сочинении «Патриарх и Царь» [3] напечатано знаменитое «Возражение или Разорение Никона, милостию Божией Патриарха…"; в России наследие Патриарха «появилось на свет» лишь в канун 400-летия со дня его рождения и 235-летия его памяти — в 2004 г. — «Патриарх Никон. Труды» (научн. исслед., документы, сост. и общ. ред. В.В. Шмидта. М.: Изд-во МГУ).

Реалистическая традиция восприятия Патриарха Никона была сформирована трудами прот. С. Михайловского «Жизнь Святейшего Никона, Патриарха Всероссийского» (М., 1863, 1878, 1907), «Никон Патриарх Всероссийский: Историческое повествование» (М., 1895, 1896), Г. Георгиевского «Никон, Святейший Патриарх Всероссийский, и основанный им Новый Иерусалим» (СПб., 1902), С.В. Лобачев Патриарх Никон (СПб., 2003), С.К. Севастьяновой «Материалы к «Летописи жизни и литературной деятельности Патриарха Никона»» (СПб., 2003; это — работа С.М. Дорошенко, которую С.К. Севастьянова издала под своим именем). Эти работы, в отличие от названных историков-государственников, основываются на исторических документах и, прежде всего, на «Житии Патриарха Никона», которое в нашем Отечестве было издано всего 9 раз — по спискам никоновых Иверского монастыря «во всеобщее известие» в СПб. в 1784, 1817, 1909 гг. и Воскресенского монастыре Нового Иерусалима в Москве в 1871 г. [4], 1872 г., 1908, 1997, 2003 и 2005 гг.

Каким был этот незаурядный человек и для своего времени, и для сегодняшней жизни, если, по словам прот. Г. Фловорского, «редко кто писал о нем бескорыстно и беспристрастно, без задней мысли и без предвзятой цели. О нем всегда именно спорили, пересуживали, оправдывали или осуждали. Его имя до сих пор тема спора и борьбы. И почти не имя, но условный знак или символ» (Пути русского богословия. Мн., 2006. С. 66), а профессор Варшавского университета М.В. Зызыкин, который с юридической скрупулезностью исследовал и описал государственные и канонические идеи Патриарха определяет его значение в истории так: «…независимо от разнообразия суждений о Никоне, к нему привлекает внимание та широта проблем, которая связана с ним не только для канонической нравственно-государственной и исторической стороны его дела, но и для русского православного самосознания в смысле уяснения происходящей в России катастрофы и возможности искупления своего греха перед Церковью и великим Святителем Божиим. В таком аспекте проблема Никона есть не только проблема русского прошлого, но и русского будущего, связанная с проблемой действительной силы Православия в мире…" (ч. I. С. 8; ч. III. С. 270)?

* * *


Никон стал Первосвятителем Русской Церкви в тот период, когда была сформулирована и развита идея «Москва — третий Рим», когда были переработаны и пережиты основные споры между стяжателями и нестяжателями (прпп. Иосиф Волоцкий и Нил Сорский), когда набирали силу процессы государственной централизации и Русь вовлекалась в систему активных международных отношений, когда трудились «ревнители благочестия», когда все общество с ужасом ожидало пришествия антихриста. Нетрадиционное для древнерусского образа жизни и восприятия «цивилизационное время» требовало активных и масштабных действий, которые и были предприняты главой Русской Церкви в симфоническом взаимодействии с Царем. По сути, Патриарх Никон ничего экстравагантного и по-реформаторски нового, как об этом часто говорят, не вводил в церковную и церковно-гражданскую жизнь, он лишь возвращался сам и возвращал богодарованную российскую паству к живущей в Предании и восточной святоотеческой традиции кафолической, апостольской Церкви.

Обращаясь к жизни Патриарха Никона, нашедших отраженние в документальных источниках, мы видим, что она, прежде всего, есть образец примерного беззаветного служения не только Отечеству небесному — Богу, Его Церкви и народу, но и отечеству земному с его государством. Свидетельствуется это служение в исповедании действенности Имени Божьего в таинствах, в тайне благочестия, которыми утверждается спасение. Заключена же эта тайна для Патриарха в Богообщении и Боговселении, т. е. ее суть в исповедании Пресвятой Троицы — Отца и Сына и Святого Духа. Для человека начало этой тайне полагается в таинстве крещения, далее тайна проходит через всю жизнь исповеданием Имен Божиих в церковных таинствах: частное молитвенное усердие приводит к Богообщению, совершенство которого достигается степенью Боговселения, говорит Патриарх в своем «Возражении…" (л. 129об., 323об., 576об., 577−580).

Размышляя о том далеком XVII в. и его эпохе, которая получила имя по жившей и трудившейся в ней незаурядной личности — Патриарху Никону, помним, что в формационном развитии они оказались между Русью Древней и Россией Нового времени. В ту эпоху — эпоху Патриарха Никона, трансформационные процессы затронули все без исключения сферы жизни общества в их полноте, и тогда активным, самоотверженным служением Патриарха обществу, Церкви и государству на основе политико-идеологической и философско-богословской парадигмы «Третий Рим — новый Израиль — Святая Русь» были выработаны оригинальные модели церковно-гражданского строительства и государственно-церковных взаимоотношений, положены начала дальнейшей национально-государственной, и даже шире — государственно-эйкуменической (имперско-экклезиологической) политики и участия в складывающейся Вестфальской системе международных отношений.

Никон был Патриархом лишь шесть лет, регентствуя при этом государству в течение двух с половиной лет. Он не мог сделать все, что замышлял, но именно он указал на исторические задачи России по присоединению Малороссии и Белоруссии, по выходу к Балтийскому морю, по защите Православия в Ингрии и Карелии, порабощенном католиками, протестантами и турками славянском мире; в церковной жизни, напоминая о единстве Вселенской Церкви, вывел Русскую Церковь (Московскую Русь) из состояния изоляционизма и, проведя книжную и церковно-обрядовую справы, приблизил ее к Церквам-сестрам, подготовил каноническое объединение Великороссии и Малороссии, оживил жизнь Русской Церкви, сделав доступными для народа творения святых Отцов и, объяснив ее богослужения и церковную символику, обеспечил преемственное сохранение наследие Православной Эйкумены в судьбах «пременения царств». Патриарх трудился над повышением уровня нравственного состояния духовенства, старался преобразить государственную жизнь, одухотворяя ее высшими, нравственными целями, стремясь к осуществлению институциональной симфонии государства и Церкви не только как теоретической модели, но и желая, чтобы Русь была святой в смысле вечного стремления к недостижимому идеалу — стяжанию образа Горнего мира, что само по себе уже приобщает человечество к высшим ценностям и ставит перед каждым человеком идеал истины, добра, красоты и любви как вечную путеводную звезду.

Обозревая труды Святейшего Патриарха Никона, без оглядки на политико-иделогическую ситуацию, можно уверенно говорить, что именно его духовной решительностью и ответственностью за судьбы Православной Эйкумены и духовно-культурного наследия Православия в мире, устремленное к Богу русское общество и государство нашли в себе силы, чтобы, преодолевая смутные времена, стать мощнейшей державой — Московским царством на Евразийском континенте и активно влиять на политику и духовную жизнь народов, окончательно осознать себя историческим преемником Ромейского царства и сохранителем наследия Вселенского Православия, защитником и государственно-политическим гарантом Православной Эйкумены. Своей активной деятельностью, которая оказывается неразрывно связанной не только с каждым по сути даже малозначимым и неприметным событием жизни страны в этот период, Патриарх Никон цементировал и ярко продемонстрировал значимость выработанных нашими предками с их государством и Православной Церковью и укорененных в нашей исторической памяти-жизни модель такого миропорядка, которая восходит к миссионерско-экклезиологическим, ортодоксально-аксиологическим основаниям и полагается как неотъемлемая часть Мира с ее особой функцией — ответственностью за обеспечение международной стабильности посредством сочленения полюсов мира в аспектах не только физиократическом, но всегда более актуальном — метафизическом. Именно этим случившимся сочлением жизни личной — Патриарха и жизни исторической — народа, Церкви и государства величестенный образ Никона оказывает влияние на характер всей последующей истории, поскольку как его имя, так и собственно его образ стали многогранным знаком — символом и даже не столько этого периода, сколько именно модели организации бытия-миропорядка, борьбы за содержание, принципы и формы институционального взаимодействия государства, общества и Церкви, ответственности личности за судьбы народа, страны и наследия цивилизации.

Так, XVII в. и эпоха Патриарха Никона для последующего развития России приобрели черты стратегической исторической, культурной и духовной значительности, поскольку их наследие оказывало и продолжает оказывать серьезное влияние на современную жизнь с ее заботами о национально-государственной безопасности и перспективах международных отношений в меняющихся системах миропорядка. Благодаря выработанному в тот период кросснациональному и кросскультурному наследию (ответственность Руси-России за сохранение онто-аксиологичских ценностей — фундаментальных ценностей бытия и обще-жития) и сформированной двувекторности своего этно-национального и геополитического развития «север-юг» и «запад-восток», Россия стала мощнейшей мировой державой, стратегические интересы которой заключаются в удержании онто-социальной стабильности и полиэтнической, поликонфессиональной, поликультурной открытости миру. Именно бремя этого наследия обеспечивает России перспективу ее существования и сохранения миропорядка «осевого времени»; именно этим «ромейским» наследием она так неудобоварима «ницшеанскому» миру с его стесненным формой квази-бытия духом, жаждущим расширения и разменивающим онто-аксиологичские ценности на социально-экономические в их глобалистических и энтропийных тенденциях и устремлениях, нивелирующих этно-национальные и персоналистские идентичности, — духом, вожделеющим мир в его ресурсах и рынках сбыта и утрачивающим Красоту.

* * *


Остается неясным вопрос — по какой причине этот образ-знак-символ — Патриарх Никон — оказался «затемнен» — мифологизирован в идеолого-пропагандистской, научно-полемической традициях настолько, что, порой, приобретает демонический характер?

Возвращаясь к активно изменяющемуся в XVII в. миру с его поступательным процессом социально-государственного развития-в-себе на принципах экклезиоэтатизма, нужно отметить, что этот процесс приобретал черты — ярко выраженный вектор — ориентированности на европейскую модель этатистского абсолютизма и секулярного гуманизма (Вестфальская система международных отношений), в которой Церкви отводилась роль обслуживания интересов государства. Предлагаемая и проводимая Патриархом Никоном политика институциональной самостоятельности и независимости Церкви от государства (подобная попытка будет предпринята в начале XX в. на Соборе 1917 г., восстановившем Патриаршество, а затем в условиях новой демократической России — с конца XX в.) была неприемлема для европейских государств и, в первую очередь, для Ватикана [5], в связи с чем, были предприняты беспрецедентные в истории Русской Церкви и государства по своему масштабу внутри- и внешнеполитические усилия по разрушению церковно-государственной «симфонии» — симфонии власти светской и власти духовной.

Всеобщая же неподготовленность русского общества в его социальных группах к подобным трансформациям, выражавшаяся в приверженности догматичному охранению традиционного уклада и образа мысли, а также политическое слабоволие, личностная нерешительность, стремление к «тихости» и обеспокоенность сохранением династической преемственности со стороны Царя, вызвали процесс, границами которого стал социальный аутизм значительных групп людей, которые проименуются «старообрядцами», с одной стороны, и дискредитация главы Русской Церкви в глазах Царя и общества, судное лишение его Патриаршего достоинства и заточение в монастырско-тюремное смирение — с другой.

С целью авуации (сокрытия) антиинституциональной и антиправославной политики государства в отношении Русской Церкви и ее главы был задействован ресурс идеологического обличения Патриарха Никона как теократа, посягнувшего на государственную власть, Первоиерарха, разрушавшего святоотеческую традицию, исходя из антиправославных папоцезаристских убеждений и увлеченности латинизированной восточной традицией (грекофильством) — Паисием Лигаридом была написана официальная история Большого Московского собора; официальные и личные документы досудебного периода жизнедеятельности Патриарха Никона были уничтожены; «Судное дело», документы в котором были смешаны между собой, засекречено и к нему, в отличие от «Истории» Лигарида, доступ разрешался лишь по «Высочайшему дозволению»; была развернута масштабная полемическая литературная деятельность в раскольничьей (старообрядческой) среде, настойчиво закреплявшая за Патриархом, как единственное и наиважнейшее во всей его деятельности, проведение книжно-обрядовой справы, называя ее «церковной реформой», которая якобы разрушила древнерусско-святоотеческое благочестие и благочиние. Так был сформирован в общественном сознании социально-политический миф, в научно-литературной обработке вошедший в официальную историю и историографию [6]. С целью же дестабилизации внутрицерковной жизни и разобщения единства иерархии и паствы, был актуализирован процесс раскола-сектантства, впоследствии приобретший институциональные черты и оформление как ресурс и механизм социально-политического и идеологического воздействия на Русскую Православную Церковь.

Хотя современная историческая и обществоведческая наука установила:

1) что государственная бюрократия использовала горделивое противление и непослушание со стороны отдельных представителей клира своему архипастырю, которое было усилено царским и гражданским клятвопреступлением, — была поругана Святительская честь: лишенный Святительского сана Патриарх Никон почти 15 лет «за Святую Церковь и слово Божье бе в тюрьме» (этот неразделимый в своих основаниях социально-гражданский и гражданско-церковный грех так и остается нераскаянным — без должного прошения о милости прощения: еще в 1681 г. Вселенские Святители прислали личные и соборные разрешительные грамоты, а соборный русский дух так и остается неразрешенным от клятвопреступления своему Первоиерарху);

2) очевидность того: а) что со Святейшим Никоном как в некую ссылку ушли и до ныне под спудом греха остаются погребенными стяжаемая Святая Русь и созидаемый в «традиции святых отец и законах благочестивых православных Царей и Великих Князей» Третий Рим, все более и более истончевая суть державства, премененного имперскостью; б) на следующем этапе была предпринята попытка формализации Церкви и превращения Ее в один из социальных институтов со своим бюрократическим аппаратом — было упразднено Патриаршество, что обезкровило духовные силы народной самости, а соработниками Государей Российских становились не Святители земли Русской, а государевы подданные из различных коллегий, министерств, учреждений, канцелярий и т. д.; в) а далее угроза нависла уже над собственно гражданской властью — Царством: самочинно сакрализованная и обездуховленная гражданская власть была сокрушена буйством physis?а — природно-плотского человеческого естества;

тенденции к мистификации и мифологизации образа Патриарха продолжают сохраняться не глядя и на то, что были сделаны основные выводы (М. Зызыкин, В. Иконников, В. Пальмер, А. Тодоров, В. Шмидт) в отношении инициированного антигосударственными и антиправославными силами «Судного дела» Патриарха Никона, вызвавшего к жизни цепную реакцию этих разно- и многоуровневых катастроф.

В свое время Первосвятитель пророчески-назидательно указывал «собинному другу» Алексею Михайловичу о грядущей катастрофе: «и явились в тонком видении Никону Святители Московские в Успенском соборе Кремля и просили известить Царю не расширятися над Церковью Божией… А не послушает — будет пожар в пределах Царства»… Не внял Царь Святительским словам — и спустя чуть более месяца «было огненное запаление на Царском дворе». Так в новой и новейшей русской истории утвердился перманентный процесс «охоты на ведьм» с его кострами, социально-гражданскими реформами, бунтами, революционными движениями и сокрушился колосс, стоящий на «глиняных ногах» [7

Видно, трагического опыта оказывается недостаточно. Но мы должны помнить об уроках прошлого, когда сегодня отдельные страны в стремлении к мировой гегемонии, используя «миф-ценность» современной цивилизации с его ресурсами (демократизм, гуманизм-либерализм, антропо-социально-экономическая глобализация и т. д.) и в целях нивелирования в современном мире духовно-нравственного потенциала, который несет в себе Православие с его идеей этно-национальных и институциональных образований (государство и Поместная Церковь), в основу идеологии внешнеполитической стратегии США, Великобритании и западноевропейских стран, следующих в их форваторе, в отношении к России и славянским государствам, составляющим Православную (ортодоксальную греко-восточную) цивилизацию, полагается принцип направленного пропагандистского воздействия, которое обеспечивало бы борьбу с Православием (ортодоксией) как имперской идеологией, в том числе и «москвитянской», порождающей, как на том настаивает крупнейший американский историк-русист — директор Библиотеки Конгресса США Дж. Биллингтон антисемитизм, «фанатичную ксенофобию», потенциально угрожающую миру фашизмом и экстремизмом.

Дж.Х. Биллингтон [8] в целях обоснования современных внешнеполитических стратегий США (англосаксонского мира) в отношении к России и ортодокс-славянской (православной) цивилизации, которые развиваются в комплексе с прогностическими политологическими моделями С. Хангтингтона, З. Бзежинского, Г. Киссенджера, М. Олбрайт и др., а также активно пропагандируемые «демократической оппозицией», включая старообрядческую и ряд советских диссидентов, на одного из которых — А.И. Солженицына — возлагались большие, но не оправдавшиеся надежды, поскольку по известным причинам к его голосу — «пророческому голосу русских традиций, почти не прислушивались» (с. 15), тщательно рассмотрел XVII в. и эпоху Патриарха Никона, посвящая в принесшем ему мировую известность исследовании «Икона и топор» третью главу «Век Раскола» (с. 155−254; библиография: с. 689−709, примечания: с. 710−868).

Дж. Биллингтон виртуозно на материале «от середины XVII века до середины XVIII (с. 156)» в нужном для себя и западной цивилизации свете показал формирование-закрепление социальных архетипов «ксенофобии,. антисемитизма… москвитянской идеологии»: «раскол… запечатлел в народном воображении антисемитизм, заложенный в москвитянской идеологии», поскольку «от фундаменталистов (т.е старообрядцев. — В.Ш.) современная Россия унаследовала не столько исступленное благочестие, сколько фанатичную ксенофобию, а от теократов (т.е никониан. — В.Ш.) не столько христианское правление, сколько церковную дисциплину» (с. 201), которое возможно использовать как средство и стратегический политический ресурс в борьбе с Православием — Православной Церковью и государствами Православной Эйкумены [9].

Как и тогда — во второй половине XVII в., так и теперь — но уже в начале XXI в., российское общество оказалось зажатым между эпохами. С одной стороны — ее прошлое с марксистско-ленинским социал-детерминизмом, оголтелым атеизмом, красным террором и большевистским тоталитаризмом, с другой — невнятно-светлое чаемое будущее. Сегодня Россия с ее сменившим романтический демократизм гуманитарно-либеральным спекулятивизмом, хищническим олигархизмом, групповым автократизмом и социальной аномией вновь ищет силы к возрождению. И вновь Церковь задает тон и динамику гражданско-социальной и духовно-метафизической ответственности за бытие мира: на юбилейном Архиерейском Соборе 2000 г. была принята социальная концепция Церкви, в праздник Вознесения Господня — произошло врачевание исторического разъединения — подписан акт о каноническом единстве РПЦ и ЗРПЦ. Церковь по милости Божьей вновь, как и при Патриархе Никоне, собирает своих чад дабы едиными усты, единым сердцем, единым духом славить в Троице Единосущной Христа Воскресшего, имени Которого Святейший Никон посвятил Святого Живоносного Христова Воскресения монастырь Нового Иерусалима — Подмосковную Палестину в назидание всем ныне живущим и стремящимся к исполнению заповедей Евангелия в путях стяжания Града Небесного и созидания Святой Руси.

В преддверии празднования 90-летия восстановления Патриаршества, празднуем и 355-летие поставления на Патриарший престол Божиею милостию Никона — всем своим служением Богу, Его Церкви и народу, Отечеству и Православной Эйкумене заслуженно входящим в ряд величайших сынов человечества — чад Церкви Христовой, какими являются святители Иоанн Златоуст, Патриарх Фотий, имже несть числа.

Создатель летописи жизни и трудов Патриарха Никона С.М. Дорошенко говорит: «Господь судил Святейшему Патриарху Никону жизнь многосложную, многоскорбную и многоплодную. Святейший понес труды и испытал радости высшего служения и тягчайшие скорби, как телесные, когда он после перенесенного в дороге увечья был без всякого попечения в Ферапонтовом монастыре, так и еще более тяжелые душевные — разного рода клевету, вплоть до обвинения в телесной нечистоте, предательство, в том числе Царем их теснейших духовных отношений — отношений отца и сына… Святейший Патриарх испытал многие ипостаси человеческого служения: отец семейства и священник, строгий монах-отшельник, настоятель монастыря — и отдаленного сурового, и столичного царского, архиерей, наконец, Патриарх всея Руси. Строитель и зодчий, книжник и государственный деятель, просветитель и строгий, но заботливый пастырь, отец монахам, страдалец в заточении, хранитель святых канонов и ревнитель отеческих преданий, столп благочестия непоколебимый — все это Святейший Патриарх Никон. Бог даровал нашему Отечеству такого исполина духа, такого любящего пастыря, такого исповедника веры Христовой и такого живого человека со всеми своими особенностями, что каждый может найти в жизни и деятельности Святейшего то, что для него близко и назидательно в современный момент жизни… Главное в Патриархе Никоне — это живая вера, преизобилующая любовь, которой он жил, преображая вокруг себя все и призывая всех к преображению своей жизни и устроению ее во Христе» [10]

И сегодня, отдавая долг памяти великому Святителю, не побоимся, как это сделал С.М. Соловьев, отвечая на замечания Н.А. Гиббенета о серьезных упущениях и ошибочности выводов относительно Патриарха Никона: «чтобы исправлять, надо ворочаться двести верст назад, — не стоит». Воротимся теперь уже на 350 верст, поскольку, как отмечает В. Пальмер, когда либерализм сбросит существующие преграды и получит религиозную свободу, когда Русская Церковь будет ограничена собственными ресурсами, подвергнется нападению католиков и раскольников, тогда в поисках, прежде всего, самозащиты, и в особенности против католиков, она сможет открыть, что истинный борец за нее и представитель ее был Святейший Патриарх Никон. Таким образом, утверждая канонический примат Патриаршества и возвращаясь к почетному соблюдению канонов в духе Святителя, она сможет восстановить его в полноте мечтаний и вместе с ним продолжить сооружение того великого здания, над постройкой которого Никон, по его свидетельству, с терпением бессознательно работал: дом с центральной залой, такой просторной и блестящей, что Никон, глядя на нее, не знал, что это было, был поражен удивлением и изумлением…
Шмидт Вильям Владимирович, Советник РФ 1 кл., к.филос.н. доцент кафедры дипломатии ДА МИД России, докторант кафедры государственно-конфессиональных отношений РАГС при Президенте РФ

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 — См. историографический обзор: Зызыкин М. В. Патриарх Никон. Его государственные и канонические идеи: В 3 т. Варшава, 1931−1939; М., 1995 (репринт). Т. III. Гл. VI: Отзывы о Никоне; Иконников В. С. Новые материалы и труды о Патриархе Никоне // Университетские известия. Киев, 1888. N 4.

2 — ГИМ ОР. РГБ. Ф. 173/IV (МДА). N 69: Сборник против Никона (XIX в., помечен окончанием: 18 декабря 1855 г.; в 4?). Также см.: Лавровский Л. Несколько сведений для биографии Паисия Лигарида, митрополита Газского // Христианское чтение. СПб., 1889. Кн. 2 (N 11−12); Пирлинг П. Паисий Лигарид: Дополнительные сведения из римских архивов // Русская старина. СПб., 1902. Февраль; Дубовицкий А. Б. Паисий Лигарид и его участие в деле Патриарха Никона // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 8. История. 2001. N 3

3 — Palmer W. The Patriarch and the Tsar. V. 1−6; History of the Condemnation of the Patriarch Nicon by a Plenary Counsil of the Orthodox Catholic Eastern Church, held at Moscow A.D. 1666−1667. Written by Paisius Ligarides of Scio. London, 1871−1876.

4 — Заметим: после издания архимандрита Леонида (Кавелина) попытка научного (с комментариями) издания «Жития…" была осуществлена лишь в 2005 г. — см.: Житие Никона, Святейшего Патриарха Московского / Предисл. В.В. Шмидта, В.А. Юрченкова, В.Б. Смирновой, подготовка текста В.Б. Смирновой, коммент. В.Б. Смирновой, В.В. Шмидта. Саранск, 2005.

5 — См., например: Пирлинг П. Россия и Папский престол. М., 1912. Кн. 1; Папство и его борьба с Православием. М., 1993; Суттнер Э. Христианство Востока и Запада: В поисках зримого проявления единства / Пер. с нем. О.И. Величко. М., 2004.

6 — См.: Словарь русской, украинской, белорусской письменности и литературы до XVIII века / Под ред. И.У. Будовница. М., 1962 (из более 150 агиографических документальных источников, относящихся к Патриарху и призванных его представлять, опубликовано одно и одна статья об источнике, остальные 8 являются старообрядческими антижитиями — см.: с. 60, 116, 126, 174, 182, 188, 220, 224, 249, 295). В Трудах отдела древнерусской литратуры (Пушкинский дом, СПб.) за период с 1934 по 1998 г. старообрядческой проблематике посвящено более 110 работ, работам, восходящих к наследию Патриарха Никона — всего 6.

7 — См.: Социальные конфликты в России XVII—XVIII вв.еков: Мат-лы Всерос. научно-практ. конф. (г. Саранск, 20−22 мая 2004 г.). Саранск, 2005.

8 — Биллингтон Дж. Х. Икона и топор: Опыт истолкования истории русской культуры. М., 2001.

9 — См. подробнее: Шмидт В. В. Патриарх Никон и его наследие в контексте русской истории, культуры и мысли: опыт демифологизации: Дисс…. д.филос.н. М., 2007. С. 335−353.

10 — Дорошенко С. М. Патриарх Никон: духовный свет сквозь века (духовная власть как духовная опора на все времена) // Патриарх Никон: Стяжание Святой Руси — созидание государства Российского: Монография в виде сборника научных трудов / Сост. и общ. ред. В.В. Шмидта. В 3 ч. М., 2007. Ч. II.

http://rusk.ru/st.php?idar=111687

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  В.Ш.    18.06.2007 19:13
о. Арсений, рад приветствовать.
Вы говорите о частном моменте, который, бесспорно, крайне важен для Вашего личного опыта, который, в совокупности с другими, формирует и общее впечатление-отношение. В порядке обмена частностями, можно упомянуть и бесконечно долго перечислять нелепости в поведении как приходского священства, так и труждающихся – несущих послушания в храмах, но ведь это не имеет отношения к совокупной традиции.
Я имел в виду, в первую очередь, – религиозное чувство. Вы полагаете, что чувство духовной радости, чувство ревности и ответственности имеет серьезные отличие в человеке (людям), принадлежащем разным религиозным традициям? Надеюсь, мы здесь не затрагиваем преизобилующие дары Благодати, посколькуона есть преосвящающающая, укрепляющая и спасающая и может давать плоды там, где "поле" не то чтобы уже "возделано", а хотя бы должно быть. Именно об этом последнем – наличии поля сказал я.
Спасибо.
  Сергей К.    18.06.2007 18:52
Довольно трезвую и взвешенную оценку реформам Патриарха Никона высказал диакон Михаил Асмус (сын известного церковного историка протоиерея Валентина Асмуса и внук философа В.Асмуса). [url]http://www.pravoslavie-nord.ru/2007/2/4[/url] Я лично разделяю его мнение.
  Богун    18.06.2007 16:40
В Писании сказано: "Не судись с судьею, ибо его будут судить по почету его". Тем паче судиться с патриархом прошлого – дело дохлое, потому что нынешние "патриархи" (По Писанию: патриарх – пращур рода (Деян.7.8) , а чьи пращуры нынешние МП монахи – вообще неясно) лягут костьми за имидж Никона, будь он хоть трижды говно !

То, что Никон ставил себя выше царя – не грех, потому что если царь не прозорлив, то прозорливый глава Церкви может быть ему духовником.

То, что Никон пытался сделать светскую власть теократической – не грех, вспомните того же теократа прозорливого царя Мельхиседека.

То, что Никон способствовал укреплению Московского царства и превращению его в державу – ложь, потому что держава – это страна рыцарей (руць ариев), а не диктатура выродков – нечестивцев.

То, что Никон ввел в Русь европейскую модель и сделал её Россией – худшей падлянки нельзя и придумать ! По мере зажидовления Вендия (запад) и Антия (восток) стали именоваться Европой (евр оп – еврейское всё (санскрит), где жидовские массонские марионетки стали играть роль суверенов для оболванивания народов – введение этого жизнеустройства в Русь породило Россию ( рос сия – господин радуется (санскрит) – страну рабов, страну господ – жидовских холуев.

Роуз – рос – рус – русь – цвет нации, был вытеснет и истреблен, а вместо него "элитой" стали полукровки – жиды и прочие неблагородные низкие ублюдки, выслуживающиеся перед закулисным жидовьем. Вот почему были стрелецкие бунты, восстания Булавина, Разина, Пугачева и пр.

В державе – стране рыцарей, дверь для карьеры – титул. Чем выше титул, тем выше можно занимать должность. Этот порядок был уничтожен и всякая шваль поперла наверх, опережая в своих амбициях друг друга. В итоге вместо достоинства стала катироваться подковёрная политика – угодничество перед жидовьем, а не перед нацией.

Резюме: усилия Никона вместе со лжецарями германамасонами Романовыми (бояре не могут стать царями. Престол – это первый стул круглого стола князей) положили первый камень к падению Российской империи в 1917 году (Мф.6.26,27.) Вы можете вывернуться наизнанку и сделать их хоть святыми, но на самом деле они – <…>, которые в аду.
  иеромонах Арсений (Железнов)    16.06.2007 22:40
Вспоминаю одну историю: Настоятель монастыря, в котором я, грешный, пребывал тогда послушником, договорился с настоятелем недавно открытого старообрядческого храма города Владимира о. Иваном (так он сам назвался) об обмене старопечатных богослужебных книг, которые имел наш настоятель, на иконы, принадлежавшие старообрядцам, но не почитаемые ими, как ,якобы, неканонически написанные. В назначенное время мы принесли книги в их церковь. Ждали 2-3 часа о. Ивана. Он так и не появился. За всё это время нам даже не предложили присесть где-нибудь. Не дождавшись, мы ушли. Книги мы, конечно, оставили в храме, а вот обещанные иконы так и не получили. Спаси их, Господи! Это к реплике В. Шмидта: "они являют миру пример должного отношения к своей традиции и религиозным ценностям и большей части православных христиан на них бы равняться". С уважением.
  В.Шмидт    16.06.2007 20:02
1) Весьма странными выглядят суждения неизменно повторяющие до сего дня – "реформа Церкви" и т.д. Кто нибудь за прошедшие 2,5 века смог внятно сказать о специфике этой реформы, закрепляя эту дефеницию за рядовой книжно-обрядовой справой, которая была не чем иным, как опытом герменевтической синопсизации в части текстов, а по части обрядов – преодолением отдельных заблуждений, закрепленных в решениях Стоглавого собора?

2) Что же касается термина «старообрядчество», то в общественно-правовой практике он был официально введен лишь в начале XX в. известным Указом Николая II от 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости», в котором говорилось: «присвоить именование старообрядцев, взамен ныне употребляемого названия раскольников, всем последователям толков и согласий, которые приемлют основные догматы Церкви Православной, но не признают некоторых принятых Ею обрядов и отправляют свое богослужение по старопечат-ным книгам».
В современном философско-религиоведческом исследовании «Старообрядческое мировоззрение» (М., 2001) М.О. Шахов дает следующее определение: «Старообрядчество (или староверие) – общее название русского православного духовенства и мирян, отказавшихся принять реформу, предпринятую в XVII в. Патриархом Никоном, и стремящихся сохранить церковные установления и традиции древней Русской Православной Церкви» (с. 53).
Применительно к явлению и характеру социокультурного и гражданско-политического раскола последней трети XVII в. дефиниция «старообрядчество или староверие» является не аутентичной, не критичной и научно необоснованной и есть не более чем квазинаучный и политический миф, поскольку именно проведенная Патриархом Никоном синопсическая унификация богослужебных текстов и обрядов в форме книжно-обрядовой справы, есть преодоление и «потребление новин» – частных богословских заблуждений, зафиксированных в решениях Стоглавого собора (1551) – главы 31 (двуперстное крещение), 40 (не-бритие брады и нестрижение усов), 42 (о сугубой аллилуии) и др. – и восстановление именно древлеправославной русской как неотъемлемо кафоличной традиции в отправлении обрядов и чинопоследований.

3) В данной ситуации печалит одно: довольно большие группы населения оказались втянутыми в нелицеприятный процесс политической борьбы и стали средством политико-идеологического давления на РПЦ, что наблюдается на протяжении последних веков – с XVIII по XXI. Тяжело это осознавать…
Никто не нападает на мнимых "старообрядцев" (корректнее – обрядоверов стоглавого толка), тем более что в массе своей – простом народе – они являют миру пример должного отношения к своей традиции и религиозным ценностям и большей части православных христиан на них бы равняться… Речь идет о банальной вещи – нужно прекратить это нелепое промывание мозгов в отношении "старообрядчества" как некого крыла в русском Православии – расставить, наконец точки над " I ", политико-социокультурного противопоставления народа. Уже было сказано и В. Пальмером, и М. Зызыкиным, и еще раз повторим:
Патриарх Никон не разделял и противодействовал идеям гуманизированной культуры католического типа и секулярно-прагматистской культуры протестантского типа, в которой Церковь, хотя и занимает в жизни общества определенное место, но не затрагивает ее онтологических основ, в связи с чем именно в образе Патриарха заключено то общее для «старообрядце» и «никониан», которое выражает суть православной славяно-русской культуры – экклесиологичность – стремление к воцерковлению всех без исключения сторон жизни и человека, и общества, и государства, и которое сможет при политическом нивелировании векового идеолого-политического противостояния между «господствующей» Церковью и Старообрядческой привести к духовной консолидации общества и преодолению церковно-гражданского раскола.
  иеромонах Арсений (Железнов)    16.06.2007 15:53
Нам с вами, дорогие форумчане, нехватает способности видеть ВОЛЮ БОЖИЮ! Где оказались "правильные" старообрядцы, "истинные ревнители" и т.п.? – Вне Матери-Церкви! Или мы с вами в этом виноваты? Святейший Патриарх Никон "неправильную реформу" затеял? Но в Церкви "никонианской, антихристовой" (прости, Господи!) пребывает ПОЛНОТА ИСТИНЫ! Вспомним отношение к старообрядчеству преп. Серафима Саровского и других русских святых. Роль Патриарха Никона в судьбе Русской Православной Церкви еще будет оценена объективно, по достоинству и эта статья – тому подтверждение! Простите за сумбурное изложение. С уважением.
  Lucia    15.06.2007 11:28
Трудно полностью согласиться с автором статьи. Но может. действительно, не стоит во всем винить патриарха Никона? Это не очень милосердно. Он не первый и не последний. кто хотел как лучше, а получилось как всегда.
  НИКОНИАНИН    15.06.2007 10:08
Статья отличная , а роль Патриарха Никона в Истории нашей Церкви – Великая.
К сожалению . у нас в лоне Церкви (точнее при ней), есть опасные веяния .
Некоторые " ревнители не по разуму" навязывают Русскому народу – покаяние , точнее вину в грехе Цареубийства !
И это всему народу!….
А теперь , уже навязывают – покаяние пред старообрядцами .
При этом , Патриарха Никона дискридитируют и называют , Бог весть кем.
Это особо происходит в Московском храме Николы на Берсеневке , где приход находящийся в лоне нашей Церкви(!)самочинно сделан его настоятелем ,игуменом Кириллом(Сахаровым) – старообрядческим , хотя настоятель , лукаво всем говорит , что он просто "любит старый чин".
Там полное обрядоверие и патриарха Никона мягко говоря "не любят".
Все ходят с лестовками , служба по 10 часов , что там Афон …!
Результат – прихожан по списку 100 человек , а ходит на службу 10 .
И те пенсионеры , которым о.Кирилл внушил , что они " самые правильные (как и он)" , а по сути они какие то зомби и тд.
Работа в Храме по помощи людям и тд , не ведется , только поклоны бьют.
Чистое – обрядоверие . Там и мнение постоянно звучит , что " надо каяться пред старообрядцами " , нам Православным , за гонения на них !
А это уже – отвлечение нас от истины , попытка навязать нам новую "вину" , вместо того , что бы идти вперед и служить Русскому народу и Матери – Церкви.

…………………………………………………………………………. ………………………………………….
А наши Святые и Новомученники , не были замечены в любви к старообрядчеству , боле того они считали его – раскольным .
А Патриарх Никон это наше знамя , он великий Святитель .
Пора всем нам это понять и чем быстрее , тем лучше!
  Провинциал    15.06.2007 09:28
P.S. И ведь, насколько известно, отношение к нам в православном мире после реформы не улучшилось.
  Провинциал    15.06.2007 09:24
Владимиру:
Описанной Вами анархии в то время не было, об этом и в истории Церкви не говорится. И правились не "анархические" книги, а ВСЕ. Причины называются разные, но четко и ясно – никто (из известного мне). И стоило ли делать такой раздрай из второстепенного – обряда. А Церковь раскололась, кровь людская полилась. Люди ведь считали: вот наша вера в своей полноте – истиная. Не отступим от нее, кто покусится на основы – тот враг. Неужто тогда простые люди могли понять необходимость реформы и ломки традиции? Так для чего это? Сколько потом было горя и слез, напрасных смертей. И у Вас повернется язык назвать их "душеновыми" (как я понимаю, в осуждающем смысле?). Стояние в чистоте веры – это плохо? А разве простые прихожане не были верны своим епископам, отошедшим в раскол? В какой грех ввелась страна! А если сейчас начать какую-либо "реформу"? Повторится все снова! И кто знает, кто будет прав, и где тот праведный остаток?

Всему этому должна быть какая-то цена, оправдание. В чем же оно? Или это все-таки ошибка? Патриарха Никона (пусть из благих целей), отколовшихся епископов с паствой (пусть они считали, что стоят за Истину).

Может, нам всем действительно нужно принести покаяние в этом расколе?

Хотелось бы получить ответ у знающего священника.

Страницы: | 1 | 2 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru