Русская линия
Русская линия Леонид Болотин23.02.2007 

Вне Чина Мелхиседекова
Заметки по поводу новой книги С.В.Фомина

Я должен и Еллинам и варварам, мудрецам и невеждам.
Святой Апостол Павел
Послание Римлянам
Глава 1, стих 14


Мелхиседеков Чин являет собою непрерывную, неразрывную, симфоническую теургию сослужения Царства и Церкви. Царь-Священник Мелхиседек со Своим Салимским Царством стал библейским прообразом как для ХРИСТОВОЙ Церкви, так и для новозаветного Христианского Государства: Когда он [Аврам] возвращался после поражения Кедорлаомера и царей, бывших с ним, царь Содомский вышел ему навстречу в долину Шаве, что ныне долина Царская; и Мелхиседек, Царь Салимский, вынес хлеб и вино, — Он был Священник БОГА ВСЕВЫШНЕГО, — и благословил его, и сказал: благословен Аврам от БОГА ВСЕВЫШНЕГО, ВЛАДЫКИ Неба и земли; и благословен БОГ ВСЕВЫШНИЙ, КОТОРЫЙ предал врагов твоих в руки твои. Аврам дал Ему десятую часть из всего (Быт. 14, 17−20).

В безкровном Чине Мелхиседековом Церковно-Державный род Богослужения не ограничивался только храмовым служением — Литургией, Всенощной, церковными Таинствами и требами. Он распространялся круглосуточно, круглогодично на всё бытие и житие Святой Руси — из века в век, из рода в род. Зримым образом с 1547 года, а прикровенно — и много ранее. Силы Небесные постоянно освящали Своими благодатными энергиями каждое благое действие Царских слуг — воинства, охраны, чиновничества, учительства, судейства, таковым было Их незримое участие во всех государственных делах. И это была действительно по Апостолу Павлу (Рим. 13, 1−10) — Власть от БОГА!

Нарушить, разорвать эту Божественную симфонию все 370 лет её почти непрерывного звучания разными кознями пытались самые могущественные силы мiрового зла, как подземные, так и наземные — цареубийствами, бунтами, моровыми беснованиями, иноплеменными нашествиями, заговорами. Больше, конечно, заговорами — разводя в досужей болтовне люмпенизированной черни, в великосветских сплетнях — Царство и Церковь, разводя триединый устой русской жизни — Православие, Самодержавие и Народность. Но до поры Русь стояла прочно, и возрождалась после каждого смертельного испытания ещё более сильной и могучей.

И все же, когда множества людей, скорее только по привычке называвшие себя русскими, исполнили своим нечестием и беззакониями чашу ГОСПОДНЕГО терпения, БОГ попустил внешним и внутренним врагам России приступить в открытую к своему какофоническому, дисгармоничному дьявольскому действу.

Ровно 90 лет назад революционно завершился пролог кровавой оргии всезаклания, всераспятия Руси. Началом пролога той оргии было кровавое, и вместе с тем ритуально хладнокровное убийство в ночь с 16-го на 17-е (с 29-го на 30-е по григорианскому счету) Декабря 1916 года сибирского крестьянина и Друга Царской Семьи Григория Ефимовича Распутина-Нового, ставшего Первомучеником в данном сатанинском действе.

Сатанинский карнавал на улицах Петрограда с адски-красными хоругвями, на которых вместо Святых ликов были дерзкие надписи: «Долой Самодержавие!», «Хлеба!», «Долой войну!», «Вся власть народу!», «Вся власть советам!» — вступил в свою силу 23 Февраля 1917 года.

Эту знаменательную дату до сих пор дважды официально отмечает красным цветом современный российский календарь. Ведь 23 Февраля по Царскому русскому календарю, это вместе с тем и 8 Марта по исчислению григорианскому, европейскому. Почти 90 лет из года в год мы невольно, да и вольно, без особого принуждения отмечаем «День защитника Отечества» (в советскую пору «День создания Красной Армии») [1] и «Международный женский день».

23-го же Февраля 1917-го на улицах Питера, действительно, было много женщин, кричавших: «Хлеба!» — и громыхавших кастрюльками да сковородками, словно римские легионеры, бряцавшие перед боем мечами по щитам, дабы вызвать из преисподней Пана и посеять в рядах противника панику. Посеяли бурю, а пожали вселенскую катастрофу.

Позже страшный Петроградский голод зимы 1918−1919 годов, унесший жизни почти половины из оставшихся жителей города, отмеченный эпидемией самоубийств и людоедством, голод, который сейчас подзабыт не только народом, но и профессиональными историками, был первым грозным ответом на это Евино лукавство петроградок. И после — голодомор блокадного Ленинграда в 1941—1943 годах был явным повторением этого страшного урока.

В Феврале 1917-го у петроградок хлеба было в достатке. Что же ещё ждет город трех революций в ближайшем бытоулучшительном грядущем? От наводнений отгородились дамбой, стали пить протухшую воду, а наводнения только учащаются. Строят сверхскоростные автомобильную и железнодорожную трассу, расширяют аэропорт. Чтобы хлеб сподручнее подвозить? Или чтобы нынешней администрации легче было линять? Ведь так было уже с ленинской администрацией весной 1918-го…

А 24 Февраля — 1 Марта все того же 1917-го на улицах, площадях, во дворах и казармах Питера начались повсеместные кровавые расправы над верными Царскими слугами — над сотнями солдат, офицеров, полицейских — из тех, что не желали даже под страхом смерти отступить от Царской Присяги Помазаннику БОЖИЮ, но как могли, стремились исполнить свой долг перед ГОСПОДОМ, Царем и Отечеством.

И вот на Священную Столицу Империи, наконец, наступила своим безжалостным копытом Кровавая Свобода. Свобода от Царя, от Царства. Ликовали даже некоторые Великие Князья — все Владимiровичи, Павел Александрович, Николай Михайлович… Большая часть Священноначалия тоже ликовала: Церковь «освободилась» от Самодержавия!

Началось новое — противоестественное, попущением БОЖИИМ, и — сверхъестественное, по милости ГОСПОДА, существование России, которое длится и до сих пор, а конца-краю все ещё не видно. Хотя некоторые оглушающие рифмы между Февралем-Октябрем 1917-го и временем нынешним указывают, что сейчас если не эпилог этой почти столетней оргии, то хотя бы сцены из последнего действия.

Началось это новое существование России ближе к полуночи 2 Марта — во Пскове, когда безгрешный перед БОГОМ Государь-Мученик Николай Александрович, подписав Отречение от Престола, вступил на путь к Искупительной Жертве за прогневавший БОГА Свой народ, и — в Царском же Подмосковном селе Коломенском, когда была явлена икона БОЖИЕЙ МАТЕРИ, которую почти сразу в церковном, верующем народе стали именовать «Державной».

Сейчас, после 75-летия большевистского беС-памятства и советской одури, уже миллионы православных россиян, знают историю «Державной». Теперь это великое чудо, поразительное знамение порой в нашей церковной среде воспринимается как нечто само собою разумеющееся, что-то церковно-историческое, как почти естественное событие давно минувших дней. Ощущения и понимания его СВЕРХЪестественности почти незаметно в нашей церковной массе [2].

Меня спросят: а ЧТО же должно быть заметно?! Ну, конечно же, не окамененно удивленные лица и восторженные глаза. Восторги — минутное дело. Нет плода сердечного поражения этим чудом, который явил бы себя духовным восстанием против всей этой Февральско-Мартовской мерзости. Ведь она именно сейчас восстала из эмигрантских гробов и все сильнее сжимает свои костлявые руки на горле только-только пробуждающейся Русской Веры. Безмогильная, безплотная сумрачная тень генерал-предателя М.В.Алексеева, скелет февралиста-республиканца Деникина, кости Шаляпина в этой демиургии, в этой безумно затянувшейся оргии играют не последние роли. Маститые священнослужители, служа панихиды павшим (падшим?) «за Веру и Отечество», безмолвно проглатывают в свои зычные утробы «за Царя». У них особая роль в этой трагедии. А недавние рекламные клипы по НТВ и каналу «России», которые запускает о себе нынешняя россиянская масонерия?! Тоже не случайный контрапункт.

«Февраль. Достать чернил и плакать. Писать о Феврале навзрыд. Через грохочущую слякоть пролетка быстрая летит…». И слякоть, и грохочущая, и навзрыд. Всё сбылось! И сбывается. Вот только опять что-то подморозило, ночью до 27о — не на Рождество, не на Крещение, а все ближе к 23-му, к 8-му.

Но мы по привычке все склоняем терпеливые выи перед этим шабашем, как перед чем-то естественным. Приелись, принюхались, забыли, что это — противоестественное состояние России. И мы, конечно, рады благоговейно принять в нашу землю останки философа-монархиста И.А.Ильина и мощи доблестного Царского воина В.О.Каппеля. Но и эти благодеяния демо-служители оскверняют февралистской слякотью.

Разделение Царства и Церкви продолжается. Ров между Ними роют все шире и глубже, и в последние годы явно возросли ударные темпы по заполнению этого канала зловонной жижей и слякотью. Ну что ж? Старайтесь! Себе копаете! Туда и угодите. И когда ударят настоящие русские морозы, зловонный ров между Царством и Церковью скуёт многометровый лед. Воды под ним уйдут очищаться под землю — между глинами через пески. А зловоние к Пасхальному Лету превратится в удобрение, нужное для насаждения цветущего сада.

ГОСПОДЬ САМ явил это разделение, отдав Царство Земное в Небесное Владание — в Руки и на Главу СВОЕЙ МАТЕРИ. Ибо даже Пресвятая Пречистая ДЕВА не может совершать Священнослужение по Чину Мелхиседекову. Нет у БОГА по ЕГО замыслу ни женского, ни девичьего священства. Но ОН отвел женскому Богослужению в эту сверхъестественную эпоху особую миссию, предрекая через СВОЕГО Святого: «Белые платочки спасут Россию». И спасали уже не раз! На — действительно народнохозяйственных — стройках, в селе на пашне, в роддомах и самое главное — в храмах, отмаливая своих отцов, мужей, сыновей и внуков полноводными Волгами бабьих слез, на коленях отмывая нашу землю от крови братоубийства, от блевотины пьянства и слякоти безнадёги.

Полагаю, знаменательно то, что на явленной иконе БОЖИЕЙ МАТЕРИ «Державная» изображены две Державы. Одна — под Шуей ВСЕДЕРЖИТЕЛЯ — Держава Небесная, Вселенская, в Руке же ЦАРИЦЫ Небесной Держава Земная — Русская. В смысле житейского быто-благополучия земное Царствование ЦАРИЦЫ Небесной преисполнено страданий, общей неустроенностью и тревогами. И в этом смысле Оно напоминает некоторые периоды Царствования Русских Цариц-Императриц XVIII столетия — Екатерины Первой, Анны Иоанновны, Елисаветы, Екатерины Великой. Никак не хочу по-хамски осквернять память о наших Матушках-Царицах. Но и характер возведения Их на Престол, невозможность в силу Их женской природы осуществления Царского Служения как Внешнего Епископа Церкви, создавало определенную дисгармонию в симфонии Царства и Церкви. И в этом смысле время Их Владычества, видимо, в путях БОЖИИХ было своеобразным приуготовлением России и Русского Народа уже не к женскому, а к ДЕВИЧЬЕМУ, ПРИСНО-ДЕВСТВЕННОМУ Царствованию ХХ-XXI столетий. Как тут не вспомнить и старинную русскую сказку о Царь-Девице?

«С юридической точки зрения, Россия после 2 Марта 1917 года (и до сих пор) живет в состоянии пара-номии (но не аномии, то есть беззакония, причем понятого как угодно широко), а Русская Церковь (о какой бы из двух юрисдикций мы ни говорили) — в состоянии пара-каноничности, имея своим основанием и краеугольным камнем (после Февральско-Мартовской и Апрельской „ликвидации“) отнюдь не Поместный Собор 1917−1918 годов и даже не кровь Новомучеников, но услышанное и исполненное „моление о Чаше“ Святого Царя, искупившего русский грех и спасшего Виноград сей от неизбежного вырождения в церковь лукавнующих („хамократическую церковь“, по безстрашному выражению о. Павла Флоренского).

Историческая Россия невозвратимо мертва, и мы живем не надеждой на её воскрешение, но чаянием метаистории, когда

… делом единым милости ГОСПОДНЕЙ
Исхищена будет Русь из преисподней,
Гонители, мучители постыдятся;
Верные силе БОЖИЕЙ удивятся,
Как восстанет Русь во славе новой,
и в Державе новой невестой ХРИСТОВОЙ»
[3].

Вот как! Значит, мы ещё живы — сверхъестественно живы, хотя и противоестественно мертвы, если русская мысль все же покаянно бьется лбом об этот порог «Державы новой». Рад, что в условиях нового февральского шабаша духовно не поник головой наш замечательный мыслитель, поэт и соратник С.В.Фомина — Григорий Николаев.

Получилось так, что первый раз раскрыл новую книгу С.В.Фомина именно на этой странице, и потом от этих слов Г. Николаева листал замечательный сборник в разных направлениях.

Свое подношение к 90-летию явления иконы БОЖИЕЙ МАТЕРИ «Державная» С.В.Фомин готовил издавна. Это были собственные статьи и публикации церковно-исторических материалов в различных периодических изданиях. Был замечательный сборник «Державная ПРАВИТЕЛЬНИЦА Земли Русской», вышедший в 1999 году в московском издательстве «Паломникъ» с большим предисловием «Земли Русския ЦАРИЦА Небесная» Сергея Владимiровича. И вот несколько дней назад в Московском издательстве «Форум» вышла в свет замечательно солидная и по содержанию, и по объему (560 страниц), и по благоукрашению книга «ЦАРИЦА НЕБЕСНАЯ — ДЕРЖАВНАЯ ПРАВИТЕЛЬНИЦА ЗЕМЛИ РУССКОЙ. Коломенская икона БОЖИЕЙ МАТЕРИ „Державная“ Службы. Акафисты. Молитвы. Сказания. Свидетельства» [4]. Открывается этот соборный труд фундаментальным церковно-историческим исследованием С.В.Фомина «Небесная ВЛАДЫЧИЦА земного Царства Русского». Данный очерк, выполненный на высоком научно-историческом уровне, сам по себе уже составляет книгу — более двухсот сорока страниц. А одних сносок и примечаний к очерку — 615!

Следующий раздел сборника — «Сказания» — включил в себя все известные на сегодняшний день описания явления иконы «Державной» в 1917 году и материалы повторного церковного обретения явленного образа в 1988—1990 годах.

Третий раздел книги — «Размышления о смысле иконы» — включает себя различные по жанрам материалы, в которых отразились многообразные надежды, мысли, духовные переживания и чувства, вызванные чудом явления «Державной». Временные рамки охватывают почти девяносто лет. Первая заметка, датированная 1918 годом, принадлежит известному религиозному философу протоиерею Сергию Булгакову. Под последней публикацией раздела указан 2006-й год. В этой части сборника много стихов, очень много ценных впечатлений и проповеднических слов духовенства, есть заметки иконописцев, известных публицистов, писателей — Владимiра Карпеца, Александра Дугина, Виктора Саулкина, Александра Казина, Михаила Назарова. Иногда в разделе просто помещены отдельные мысли — выдержи из произведений, так или иначе связанные с «Державной». В пору наших всероссийских, всесословных, всепартийных, всекорпоративных разделений и дроблений, возможно, у иных «ревнителей» сами имена некоторых авторов публикаций вызовут удивление: уместны ли они в православном издании?! Но для таковых «зилотов» помещены в эпиграфе к данным заметкам слова Святого Апостола Павла, правда, с опущением последнего благодарения в перечислении — «невеждам». Невежд среди авторов сборника нет. А ничего оскорбительного для Православия, скажем, в приведенных отрывках из наследия протоиерея Сергия Булгакова или в заметках Александра Дугина не содержится.

По выражению одного моего знакомца в этом ряду эссе и стихов безусловной жемчужиной, истинным перлом является труд священника Николая Ненарокова «„Дом БОЖИЙ на версе гор“. К семиотике Коломенского».

Безусловно, для осмысления самого духовного феномена — явления иконы БОЖИЕЙ МАТЕРИ «Державная» именно в Коломенском — необходимо расширение исторического и духовного контекста. Свою богословскую версию, очень увлекательную и необычную, отец Николай излагает и по-христиански смиренно, и по-православному дерзостно, в роде такого дерзания, которое родственно алканию Истины БОЖИЕЙ. Эта работа требует особого и внимательного рассмотрения, которое в данных беглых заметках просто невозможно. Одно берусь «предсказать» определенно: данный труд вызовет самые горячие обсуждения среди взыскующих Града Небесного москвичей и гостей Столицы. Здесь же хотел бы только отметить, что «отделение» этимологии топонимов Коломны и Коломенского в очерке отца Николая недостаточно аргументировано, тем более это никак не меняет общего строя рассуждений батюшки о Русском Елеоне [5].

Четвертая часть книги озаглавлена «Свидетельства самовидцев». Мне особенно дорого то, что раздел открывается «Прошением прихожан церкви Рождества БОГОРОДИЦЫ в Бутырках Епископу Серпуховскому Арсению разрешить принести икону в свой храм» от 30 Августа 1917 года. Храм этот для меня близок тем, что с самого начала я был свидетелем возрождения Богослужения в этом в нем в 1990-е годы, поскольку моё жилище расположено неподалеку. Упоминание же в прошении храма Святой Мученицы Анастасии Узорешительницы в Бутырках, подвигло меня обратиться к четырехтомнику Петра Паламарчука (Царствие ему Небесное!) «Сорок Сороков», откуда я узнал, что таковой деревянный храм был воздвигнут на Бутырском (ныне Петровско-Разумовском) проезде Сергиево-Пантелеймоновским братством хоругвеносцев в 1902 году в честь рождения Святой Царевны-Мученицы Анастасии Николаевны.

Царская тема духовно пронизывает каждый уголок Руси, самый невзрачный и непривлекательный на вид. Надо только всмотреться в Россию и увидеть в ней, наконец, подножие БОЖЬЕГО Престола, где каждая пядь земли свята и сияет Фаворским светом. А мы только гадим на неё, и ничего кроме собственной гадости и мусора наших недавних предшественников не видим.

Лично ценен мне и другой материал в этом же разделе — «Державная ЗАСТУПНИЦА России». Это Проповедь Его Святейшества Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II 15 Марта 1996 года после Божественной Литургии в храме-часовне Иконы БОЖИЕЙ МАТЕРИ «Державная». Точнее, предисловие Е. Алексеевой, в котором упоминается ежедневное чтение Акафиста «Державной» на месте Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ. В комментариях к публикации С.В.Фомин рассказывает об этом несколько подробнее [6].

Пятый раздел сборника называется «Службы, акафисты, молитвы». Название говорит само за себя. Здесь представлена молитва, изданная в виде листовок в 1917 году, две службы, два кратких и один большой Акафисты иконе БОЖИЕЙ МАТЕРИ «Державная», тропарь и покаянная молитва, для чтения в годы смуты.

Последний же раздел — «Комментарии». Сборник, любовно составленный известным православным писателем Сергеем Владимiровичем Фоминым, особо ценен тем, что все его публикации снабжены комментариями научного характера, где подробно отмечены все первые издания и архивные источники документов. Фомин — собиратель живого Церковного Предания, трепетный, истовый чтитель ЦАРИЦЫ НЕБЕСНОЙ в ЕЯ образе «Державная» симфонически сочетавается с Фоминым — историком, церковным ученым. Здесь он по духу следует своему родовому имени, восходящему к Апостолу Фоме — Святому Покровителю пытливой науки и добросовестных исследователей.

На фоне явного нарастания в современной официальной политике, в общественной жизни, в культуре февралистских тенденций и некоторого охлаждения интереса православной общественности и священства к духовному феномену явления Иконы БОЖИЕЙ МАТЕРИ «Державная», несмотря на приближение знаменательной даты Её явления, выход сборника С.В.Фомина являет собой яркий сполох Русской Веры и Надежды на духовное Воскресение нашего Отечества. МАТИ БОЖИЯ Державная, ЗАСТУПНИЦА усердная рода христианского, яви СВОИ милость о многострадальном народе ТВОЕМ и о ТВОЕЙ Земле Удельной!

29 Января / 11 Февраля 2007 года по Р.Х.,
Неделя о Страшном Суде,
Собор Новомучеников и Исповедников Российских,
память Святителя Лаврентия, Епископа Туровского (+1194).

ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Мой очень близкий друг из батюшек, много потрудившихся на ниве духовного попечения о воинах и офицерах современной Российской Армии, как-то рассказывал о таком случае. Военный летчик, ответственный за политико-воспитательную работу в своем отряде, однажды показывал объяснительную записку подчиненного, «объясняющую» целую цепь различный недоразумений, возникших в ходе празднования «Дня защитника Отечества». Документ начинался словами: «В ночь с 23-го на 26-е Февраля мы, офицеры NN-ской эскадрильи, в нашем общежитии отмечали…» (Выделено мной. — Л.Б.) Как этот бражный угар нынешних военлетов промыслительно перекликается с «мартобря» гоголевского безумца! И как к месту вспомнил это «мартобря» поэт Григорий Николаев в стихотворении 1990 года — «Судьбы Промысла»! Оно помещено в новом сборнике об иконе «Державной»:

«…И Русь ощерилась кроваво
И в бездну б ринулась, как „хря“,
Ведома сонмом слуг лукавых
Тропою блудной мартобря…

Но Государь отдал ПРЕЧИСТОЙ
Державу, Скипетр, Венец,
И явлен был — от смысла чиста —
Отсроченный времен конец…»

2. В Вознесенском храме на крутояре Москвы-реки, где икона «Державная» была явлена, и где ей молились в 1917—1924 годах, затеяли очередную реставрацию. В который уже раз? Помню строительные леса на его шатре в начале семидесятых. Потом его чудные кирпично-белокаменные узоры забелили к Олимпиаде. Непрерывно что-то мастерили в девяностые годы, изредка позволяя в разоренной святыне Богослужения. И теперь Вознесенский храм, выстроенный в честь рождения Царя Иоанна Васильевича Грозного, утвердили в ЮНЕСКО памятником мiрового значения. А то мы не знали этого и без ЮНЕСКО?! На днях заявили, что начатая в связи с этим полная реставрация храма будет длиться два года. Выдержит ли храм ещё одну реставрацию?

3. Это стихи поэта-символиста Вячеслава Иванова.

4. Насколько мне известно, уже сейчас в Москве книгу С.В.Фомина можно приобрести в отделе распространения газеты «Русский Вестник» по адресу: Черниговский переулок, дом 13; там, где располагается Международный фонд славянской письменности и культуры, в народе попросту именуемый — «Клыковский центр». Переулок между Большой Ордынкой и Пятницкой улицей, это рядом со станциями метро «Новокузнецкая» и «Третьяковская».

5. За рамками же основного текста моих заметок хочу пояснить почему. И тем самым дерзну открыть «предсказанную» дискуссию. Отец Николай Ненароков считает, что происхождение топонимов Коломна и Коломенское независимо друг от друга: «Для нас интересно само имя Коломенского. Легенда о выходцах из Коломны не имеет под собой исторического основания. Впрочем, в обоих топонимах — одна основа, как и у названия речки, впадающей почти напротив Коломенского, у Перервенского Никольского монастыря — р. Коломенки» (с. 380). Но ссылку в этом месте на Петра Паламарчука нельзя считать аргументом. Петр Георгиевич в начале своей статьи о Вознесенском храме цитирует «Путеводитель по окрестностям Москвы» М.П.Захарова (М., 1867): «При нашествии в 1237 году на город Коломну хана Батыя, несколько семейств, спасая свою жизнь и свободу, приплыли вверх по реке на лодках к месту в семи верстах от Москвы. Безопасность и известие об опустошении родных мест заставили пришельцев здесь остаться и поселиться на берегу. Они развели тут сады и огороды. Село Коломенское, получившее таким образом свое начало и наименование, издавна принадлежало Великим Князьям Московским». К этой цитате П.Г.Паламарчук дает свой краткий комментарий: «основание села беглецами из Коломны ныне почитается преданием» (Сорок Сороков. Т. 4., М., 1995, с. 183). Именно на это-то место и ссылается Отец Николай. Но дело в том, что в контексте всего творчества и отображенного в нем мiропонимания Петра Паламарчука слово «предание» вовсе не означает «вымысел», «басню», сочиненную «легенду». Как историк П.Г.Паламарчук очень бережно относился не только к древним документам, но и к зафиксированным преданиям. Не совсем точно и утверждение отца Николая, что это предание «не имеет под собой исторического основания». Имеет, и довольно убедительное основание имеет.
Дело в том, что сама по себе огородническая и садоводческая культура в климатических и геолого-почвенных условиях центральной России требует больших трудовых и временных затрат, сложных агротехнических приемов и высокой квалификации, опыта. Об этом наглядно и убедительно пишет видный русский историк, академик Леонид Васильевич Милов в своем фундаментальном труде «Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса» (второе издание — М, 2005). В восьмом очерке первой части этого труда «Огороды в городе — парадоксы русского огородничества и садоводства» историк наглядно показывает, что сельским труженикам центральной России не хватало времени для выращивания основных зерновых культур, поэтому огородами и садами на селе занимались женщины, дети и немощные старики. И этих сил хватало только на малые приусадебные участки и выращивание весьма ограниченного ассортимента. Поэтому русское огородничество и садоводство товарного уровня в России развивалось в городах и пригородах, да и то не во всех. В срединной России такими огородническими центрами были, например, Ростов Великий и Коломна. Правда, историк не указывает на то, что огородническая культура в этих центрах первоначально зарождалась и развивалась при монастырях, и только потом её усваивали местные жители.
Л.В.Милов примерами демонстрирует, как культура, например, ростовского огородничества, по мере интенсификации всех пригодных для этой цели ростовских земель, стала распространяться и по другим областям центральной России, ростовские огородники стали арендовать земли в других губерниях, и там уже происходило освоение их опыта местным населением. Аналогичный процесс происходил и в Коломне. Там издавна, примерно с XII века, в монастырских хозяйствах выращивалась в основном капуста, огурцы и многие другие овощные культуры, но коломенские огурцы и капуста особенно славились своими высокими качествами. Потом на примере монастырских хозяйств в выращивание овощей было вовлечено местное население. Интенсивность коломенского овощеводства была такова, что вскоре Коломна стала основным поставщиком капусты для Рязанского и Московского Княжеств. Но особенность ранних овощей заключается в том, что они не лежкие и быстро портятся. Видимо поэтому опытные огородники и садоводы из Коломны обосновались в ближнем Подмосковье — в селе Коломенском и перенесли туда свои навыки огородничества и садоводства. К XVI веку продукция, выращиваемая в селе Коломенском — в пойме Москвы реки — капуста, огурцы, лук — составляла основную долю московского овощного рынка. Коломенские специалисты занимались и Царским садом и огородами, которые располагались напротив Кремля в на острове и в Замоскворечье.
На Юго-Восточных склонах Коломенского холма выходцы из Коломны стали разводить яблоневые, вишневые, сливовые сады, снабжая столицу и фруктами. Предание о том, что жители села Коломенское являются выходцами из Коломны, в их собственной среде сохранялось и в семидесятые годы прошлого века, когда многие из них переселились в городские дома, но продолжали ухаживать за остатками своих садов и огородов для своих нужд и на продажу. Мне лично доводилось слышать такой рассказ коломенской старожилки. Потом похожее упоминание мне попадалось в какой-то москвоведческой публикации восьмидесятых годов. К сожалению, я тогда не придал этому факту значения, и не зафиксировал в своих записях точную отсылку. Эта традиция продержалась уже в этом городском районе Москвы до начала 1980 года, пока она не была уничтожена полностью многоэтажной застройкой и городским «благоустройством», связанным с подготовкой к Олимпиаде.
При этом надо отметить: генетико-этимологическая взаимосвязь Коломны и Коломенского совершенно не противоречит историко-филологическим изысканиям отца Николая, указывающего на то, что этимология слова «Коломна» связана с высотами. Одним из основных условий садоводства и раннего овощеводства в центральной России является активное использование хорошо прогреваемых весенним солнцем Восточных, Юго-Восточных и Южных склонов холмов и других выраженных рельефов местности. Поэтому, когда жители Коломны перебрались поближе к Москве, они не случайно выбрали для своего хозяйства именно это место на берегу реки, которое идеально соответствует таким условиям. Поэтому они и в логике ландшафта совершенно оправданно идею высот перенесли и на топоним своего нового села, и на гидроним, назвав местную речку так же, как зовется и река в их родной Коломне — Коломенка.
Сама же словоформа «Коломенское» определенным образом указывает на то, что она производная от «Коломны». Если бы топоним под Москвой имел автохтонный характер, то местным жителям логичнее было и это село называть в форме существительного «Коломна», но оно было названо как определение, то есть как относящееся к Коломне.
«Вторичность» топонима, полагаю, совершенно не разрушает логики главных семиотических построений отца Николая Ненарокова. Напротив, связь Коломенского с Коломной может послужить поводом для дополнительных изысканий по истории названия «Коломна», могущих по-новому пролить свет на данные семиотические построения. Тем более, сам отец Николай в начале своего исследования обозначает целый ряд параллелей и возможных взаимосвязей между ранним кельтским, вообще — западно-европейским Христианством и предполагаемым бытованием Христианства на Руси задолго до её Крещения Святым Равноапостольным Великим Князем Владимiром.
Дело тут вот в чем. В Хронике Святителя Григория Турского «История Франков», составленной в VI веке на основании более древних источников и преданий, есть упоминание о селе Коломна под Орлеаном у Франков в VI веке по Р.Х. В шестой главе третьей книги «Истории Франков» Святитель Григорий, который родился в Клермоне в 538 году, рассказывает такую история, относящуюся к современной автору эпохе Царствования Меровингов — к 524 году по Р.Х.:
«Королева Хродехильда обратилась к Хлодомеру и остальным своим сыновьям со словами: „Да не раскаюсь я в том, что я вас, дорогие мои дети, воспитала с любовью. Разделите со мной мою обиду и постарайтесь умело отомстить за смерть моего отца и моей матери“. Услышав эти слова, они отправились в Бургундию и выступили против Сигимунда и его брата Годомара. Когда же войско бургундов было побеждено, Годомар отступил, Сигимунд же пытался бежать к святым людям монастыря в Акавне, но был схвачен вместе с женой и сыновьями Хлодомером и доставлен в окрестности города Орлеана, где содержался под стражей. После того как франкские короли ушли оттуда, Годомар, восстановив силы, собрал бургундов и отвоевал королевство. Тогда Хлодомер, вновь намереваясь выступить против Годомара, решил убить Сигимунда. К Хлодомеру обратился блаженный аббат Авит, знаменитый в то время пресвитер, со словами: „Если ты, боясь БОГА, откажешься от своего намерения и не допустишь убийства этих людей, то ГОСПОДЬ будет с тобой и ты в походе одержишь победу. Если же ты их убьешь, ты сам будешь предан в руки врагов и погибнешь подобным образом; тебя, жену и сыновей твоих постигнет такая же участь, какую ты готовишь Сигимунду, его жене и его детям“. Но Хлодомер, пренебрегая его советом, сказал: „Было бы безрассудно, если бы я, выступив против других, оставил врагов здесь, дома, и они поднялись бы против меня, те — сзади, а этот — спереди, и я оказался бы между двумя отрядами врагов. Ведь скорее и легче одержать победу, если разъединить их; а убив одного, легко можно добиться и смерти другого“. И он немедленно убил Сигимунда с женой и сыновьями, приказав их бросить в колодец около Коломны, деревни в окрестностях Орлеана, затем устремился в Бургундию, позвав на помощь короля Теодориха. А тот, не осознавая того, что он оскорбит память своего тестя, обещал прийти. Соединившись в местечке Везеронс, что в окрестностях города Вьенна, они сразились с Годомаром. И когда Годомар со своим войском обратился в бегство, а Хлодомер, преследуя его, удалился от своих на порядочное расстояние, враги [Хлодомера], подражая его условному знаку, подавая ему голос, закричали: „Сюда, сюда! Ведь это мы, твои люди“. Он им поверил, пошел на их зов и попал в гущу врагов. Они отрубили ему голову, насадили ее на шест и подняли ее вверх. Когда франки увидели это и поняли, что Хлодомер убит, они собрались с силами, обратили в бегство Годомара, разбили бургундов и подчинили страну своей власти. И Хлотарь немедля взял в жены Гунтевку, жену своего брата. Сыновей же его взяла после траура королева Хродехильда и держала их при себе; из них одного звали Теодовальдом, второго — Гунтаром, третьего — Хлодовальдом. Годомар же вновь получил свое королевство». (Григорий Турский История Франков. М., Наука, 1987, с. 64. Выделено мной. — Л.Б.).
Публикаторы перевода «Истории франков» на русском языке по поводу места убийства Сигимунда дают такой комментарий: «Сигимунда стали считать Мучеником, а колодец, в который бросили его тело, называть Святым колодцем Сигимунда. Этот колодец являлся местом паломничества и дал основание местечку Saint-Sigimond. Коломна (Columna), должно быть, идентична с Saint-Péravy-la-Colombe, общая территория которого граничит с территорией Saint-Sigimond. Colombe является народной формой к Columna». (Там же. С. 373).
Кратко разбирая индоевропейскую этимологию корня топонима «коломн», отец Николай Ненароков, кстати, приводит и латинскую родственную форму «columen ‘вершина'» (с. 381). Но здесь, просто к слову, хотелось бы обратить внимание на архетипический образ, связанный даже не с индоевропейским, а шире — с яфетическим корнем «кол-коло», который восходит к образу и символу «круг». Образно-фонетическая взаимосвязь наглядна в русском переводе цитаты из Святителя Григория Турского: «в колодец около Коломны». Здесь это совпадение, конечно же, случайное, но оно зримо проглядывает в словах, отображающих предметы и явления круглой, цилиндрической, шарообразной, конусообразной формы. «Колодец» — в подавляющем большинстве — это сооружения в виде шахты цилиндрической формы, хотя в наших деревнях и селах чаще всего это были квадратные срубы. Но именно круглые колодцы более гигиеничны и удобны для очистки, они и преобладали в древних цивилизациях. Конечно существуют и квадратные и граненые «колонны», но преимущественно они круглые. «Колоб», «колобок» — без комментариев. «Колокол»? Хотя есть много попыток объяснять этимологию этого слова от «звукоподражательной» характеристики, но таких звукоподражательных односложных междометий как «кол» в словарях не находится. Скорее всего, «колокол» — это «круг кругов», что вполне соответствует самой форме данного музыкального инструмента и характеру распространения его звука. Даже «колчаны» у тюрков, да и у греков первоначально были круглыми, а не плоскими. «Колонии» — дальние округи античных полисов. Кстати, не исключено, что и Орлеанская Коломна — первоначально была античного происхождения — от «колонии», как, например, название германского города «Кельн», который первоначально римлянами так и назывался «Колония». «Колоны» — сельские труженики античных полисов — жили за их «околицей». И даже «колбаса» — еда немцев-«колбягов» — обнаруживает нам свою округлость. Тут же и «колпак» — в смысле хеттского подшлемника, а потом и скифской «скуфьи». Колпаки носили не только колбяги «Русской Правды», но и «каракалпаки» — «черные колпаки». Не говоря уже о «колесе», «кольце» или о славянском совете свободных граждан — «коло» (казачий круг на Юге России). «Сокол» и тот кружит в небе в поисках жертвы. «Колос» же — стебель, окруженный зернами.
«Кол» — цилиндрический предмет с заостренным концом. Образ «коа», видимо, мог быть применим и к горам или холмам достаточно правильной конической формы. Эти образные ассоциации, конечно, ни к чему не обязывают, но на символику круга в сочетании с Крестом в семиотике Коломенского отец Николай Ненароков сам обращает специальное внимание.
Есть ли иная, кроме простого топонимического и общесмыслового созвучия, связь между древнерусским городом Коломна, первое летописное известие о котором относится к 1177 году, и французским селением, которое называлось так же за 650 лет до этого? Сейчас утверждать этого не берусь. Но, думаю, этот факт и образно-фонетический ряд все же представляет интерес для исследований отца Николая Ненарокова. Мне не хотелось бы, чтобы мои беглые примечания были восприняты как «критика». Вовсе нет, это лишь попытка дополнительных рассуждений на очень интересном авторском материале.

6. Поскольку данный сборник, не ставил своей целью отобразить все многообразие церковно-общественного, церковно-народного почитания «Державной» в последние два десятилетия, Сергей Владимiрович только кратко, хотя и весьма содержательно коснулся темы ежедневного чтения Акафиста «Державной» на месте Храма Христа Спасителя. Кстати, и сам С.В.Фомин в начале 1990-х годов многократно участвовал в этих молитвенных стояниях, которые являли собой уникальный духовной феномен жизни православного народа. И все же хотелось бы несколько дополнить эту близкую историю некоторыми сведениями.
В конце 1980-х годов в путях сугубо общественной инициативы была сформирована община Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ. И тогда же стало шириться общенародное движение за восстановление этой святыни. Сейчас не помню точно, но либо в конце 1989-го, либо в начале 1990-го года, в кинотеатре «Россия» (ныне «Пушкинский») прошло большое собрание русской православной общественности, где был сформирован Комитет по восстановлению Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ, председателем которого избрали русского писателя Владимiра Солоухина. Тогда же был объявлен всенародный сбор средств на восстановление Храма-Памятника. Безусловно, это событие имело громадное духоподъемное значение в тот период.
Тысячи русских людей и многие десятки общественных организаций откликнулись на этот призыв. Был открыт специальный счет, о пожертвованиях и жертвователях регулярно почти в каждом номере были публикации в газете «Литературная Россия», с которой сотрудничал Комитет по возрождению Храма. Но, к сожалению, уже во время учреждения Комитета была несколько угашена именно самодеятельная народная инициатива.
Те, кто помнит, конец 1980-х годов был связан с активизацией кооперативной деятельности, с внедрением элементов рыночной экономики, и начался рост цен и падение рубля. Чтобы не обезценивать собираемые средства, участники общины Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ предложили аккумулировать поступающие деньги, закупая наиболее ценные и емкие строительные материалы, например, медные листы для кровли, порошковые минеральные красители для фресковой живописи и тому подобное. Но новоизбранный председатель Комитета сразу же осадил это предложение заявлением: «Храм будет строить СМУ» (строительно-монтажное управление). Поэтому народные деньги поступали просто на банковский счет. И за 1991−1993 годы они совершенно обезценились, а не только строительные, но даже проектные работы по Храму ещё не начались.
Но самобытная народная инициатива выразилась в намерении создать возле бассейна «Москва» часовню во имя Иконы БОЖИЕЙ МАТЕРИ «Державная» — предтечу Храма. И община Храма при поддержке других общественных организаций, и особенно Союза «Христианское Возрождение», стала собираться на молитвенные стояния в сквере возле бассейна.
5 Декабря 1990 года в 59-годовщину взрыва Храма, член общины скульптор Мокроусов на собственные средства установил в этом сквере с восточной стороны закладной камень часовни в виде Голгофы, на которую в будущем предполагалось установить Распятие. Несмотря на мокрую метель в работах по установке закладного камня и в торжестве его освящения приняли участие боле полутора сотен человек — члены Предсоборного совещания по подготовке Всероссийского Земского Собора, Союза «ХВ» и братчики Братства во имя Святого Царя-Мученика Николая.
Молебны и чтения Акафиста «Державной» на этом месте участились, и вскоре, видимо, 15 Марта 1991 года на каменную Голгофу было водружено гипсовое Распятие, работы Мокроусова. На Пасхальной Седмице член общины Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ Николай Ломакин вместе с А.А.Щедриным, Ю.Б.Сурхайхановым и Вашим покорным слугою ездили в Оптину Пустынь, где имели продолжительную беседу со старцем Иоанно-Предтеченского скита Схиигуменом Илием. На вопрос Николая Ломакина, какие дальнейшие общественные действия следует предпринять и в связи с восстановлением Храма, и с состоянием России в целом, отец Илий посоветовал ежедневно читать там Акафист «Державной».
Благословение старца исполнили не тотчас, хотя молебные встречи у закладного камня «Державной» ещё более участились, Николай Ломакин издал текст Акафиста «Державной», и на Царские дни 19 Мая и 17 Июля в том году у закладного камня уже собиралось более тысячи человек. Действительно, как пишет С.В.Фомин, гипсовое Распятие несколько раз калечили и сбрасывали, Мокроусов его терпеливо восстанавливал. Но вскоре, собрав достаточно средств для отливки, он создал Распятие из бронзы, которое было установлено в том же 1991 году, правда, я не помню даты этого события.
1/14 Октября 1991 года в день празднования Покрова Пресвятой БОГОРОДИЦЫ на чрезвычайном сборе Предсоборного Совещания было принято решение о начале ежедневного чтения Акафиста иконе БОЖИЕЙ МАТЕРИ «Державная». В Постановлении совещания говорилось:

«1. Объявить созыв Всероссийского Собора всея Земли с момента оглашения сего постановления.
2. Местом проведения Собора определить пустынь возле Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ у закладного камня часовни в честь иконы БОЖИЕЙ МАТЕРИ Державной в Москве.
3. Определить число полномочных депутатов Собора семью тысячами человек. (Счет депутатов ВЗС основывается на числительности Священного Писания. САМ ГОСПОДЬ говорил в пророческих откровениях о том, что „соблюл СЕБЕ семь тысяч, не преклонивших колена перед Ваалом“. Другой способ счета основывается на словах обетования БОЖИЯ восстающим на брань: „пять из вас поженут сто, а сто тьму“. В означенном соотношении семь тысяч состоят ко всему взрослому населению России как пять к сотне, и сотня к десяти тысячам, не принимая в расчет женщин и детей.)
4. Полномочиями депутатов считать благословение духовника. При утверждении депутатами учитывать его лепту в державном служении. (Духовником может быть известное Церкви духовное лицо, готовое подтвердить благословение перед тремя депутатами Собора и берущее на себя со своею паствою молитвенное попечение о депутате.)
5. Созыв Собора осуществляется через неусыпающее (начиная с ежедневного) чтение Акафиста иконе БОЖИЕЙ МАТЕРИ Державной на месте, определенном для проведения Собора.
6. Срок созыва Собора определить временем, потребным для исполнения назначенного числа депутатов — семи тысяч — с момента объявления до начала работы Собора.
7. Конечной целью Всероссийского Земского Собора положить восстановление Российской Самодержавной Государственности во главе с Помазанником БОЖИИМ из Царственного Рода Романовых, созыв под покровительством Всероссийского Земского Собора и Государя Императора Поместного Церковного Собора для осуждения ересей, очищения иерархии и приведения церковной жизни в согласие с Канонами.
8. Осуществление всех благопотребных для созыва и проведения Всероссийского Земского Собора действий (утверждение депутатов, составление депутатских наказов, сбор пожертвований и займов, формирование Земской рати, установление средств связи и сообщения и другое) возложить на Опричнину» (Русская грамота Союза ХВ «Земщина», N 53, 1991).
По всей Москве и во многих местах Подмосковья участники Предсоборного совещания расклеивали объявления с изображением Иконы БОЖИЕЙ МАТЕРИ «Державная» и текстом: «Ежедневно в 17:00 (по Воскресениям в 14:00) у закладного камня часовни в честь иконы БОЖИЕЙ МАТЕРИ Державныя возле Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ читается Акафист БОЖИЕЙ МАТЕРИ о спасении России».
И в тот же день вечером участники Предсоборного совещания начали это ежедневное моление. 2/15 Января 1992 года, в день Преподобного Серафима Саровского Чудотворца, над Распятием и закладным камнем, несмотря на сильнейший мороз под тридцать градусов, была обыденно, то есть в течение одного дня, возведена поместительная деревянная сень — прямоугольная, двускатная с деревянным же помостом. До вечера того дня не успели только покрыть крышу кровельной жестью и установить куполок с осмиконечным Крестом. Но работать с железом в такой мороз просто не было никакой возможности. И добровольцы остались на ночь сторожить ценный стройматериал, а на следующий день работа была полностью завершена.
Сергей Владимiрович Фомин, ссылаясь на статью по истории Союза «Христианское Возрождение» в энциклопедическом томе «Русский патриотизм» (М., 2003, с. 761), отмечает, что ежедневное чтение акафиста будто бы было определено до 14 Октября 1992 года. Но это ошибка составителя энциклопедической справки. Никакого решения ни Союза ХВ, ни тем более Предсоборного совещания об ограничении годичным сроком чтения Акафиста «Державной» не существовало.
В своем дополнении С.В.Фомин справедливо указывает, что с Покрова 1992 года Святейший Патриарх благословил на чтение Акафиста «Державной» назначенного священника. До этого участие духовенства из числа священников-царистов было только по Воскресеньям, в большие праздники и по Царским дням, но иногда там служили и по будням священники, приехавшие из провинции. Одним из активистов в числе Царского духовенства надо назвать священника Александра Иванникова, тогда служившего в ХРИСТО-Рождественском храме в Беседах, а ныне уже являющегося протоиереем, настоятелем храма Преподобного Иосифа Волоцкого в поселке Развилка Московской области.
Чаяния участников Предсоборного совещания — созвать Всероссийский Собор в течение всех 1990-х годов и потом — пока не осуществились. Но неукоснительное ежедневное чтение Акафиста там продолжалось и во время разборки бассейна, и во время начала восстановления Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ, и во время его строительства, и по завершении Храма. По Царским дням в 1993—1994 годах у часовни «Державной» собиралось по нескольку тысяч народу, и православные царисты после чтения Акафиста обходили Крестным Ходом весь сквер — сначала поверху по Моховой, потом спускались к Пречистенской набережной Москвы-реки, и потом, двигаясь вокруг сквера по тротуарам, возвращались к часовне.
В 1994 году всю территорию сквера отгородили для начала строительства Храма, поэтому часовню-сень с Распятием и закладным камнем перенесли сначала ближе к выходу из метро «Кропоткинская», а потом на участок на углу Пречистенской набережной и Черторыя, где в 1995 году началось возведение бревенчатой часовни-храма во имя иконы Державной БОГОРОДИЦЫ по проекту архитектора А.Н.Оболенского. Храм был освящен 8 Ноября 1995 года. Тогда первоначальную деревянную сень разобрали, бронзовое Распятие перенесли в храм-часовню, а закладной камень оставили возле сруба. Молебны и Крестные Ходы царистов тогда переместились на Славянскую площадь к часовне героев Плевны и памятнику Просветителей славянских Святых Кирилла и Мефодия. Несмотря на известные сложности, инициативные мiряне уже из бывшей общины (община Храма была упразднена в связи с изменением статуса Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ) продолжали читать Акафист ежедневно, то в храме-часовне, то возле неё, вплоть до недавнего времени. Но помимо этого уже в конце 1990-х годов было официально утверждено чтение Акафиста «Державной» каждое Воскресение в 14:00 в храме-часовне. Первоначально храм-часовню хотели по завершении строительства Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ перевести в один из «спальных» районов на окраину Москвы, но по настойчивым просьбам верующих этого делать не стали. В справочнике монастырей и храмов «Православная Москва» указывается: «по Воскресным дням в 14 часов молебен с Акафистом иконе БОЖИЕЙ МАТЕРИ „Державная“» (М., 2001, с. 78).
По крайней мере, года полтора назад, насколько мне известно, ежедневное чтение Акафиста ещё не прерывалось. Возможно, длится оно и по сию пору. Среди ветеранов-участников этого Акафиста «Державной» нужно назвать Вячеслава Заблоцкого, Николая Ломакина, скульптора Мокроусова. Полагаю, эта самодеятельная народная молитва имела и имеет большое значение для пробуждения множества русских людей. А её духовный плод, возможно, когда-то созреет и явит себя России и мiру.

http://rusk.ru/st.php?idar=111276

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Леонид Болотин Необходимые уточнения    02.03.2007 13:36
Необходимые уточнения

К моему глубокому сожалению, мне не удалось уточнить некоторые факты из истории чтения Акафиста иконе БОЖИЕЙ МАТЕРИ «Державная» у Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ к моменту отсылки моих заметок на «Русскую Линию». Имевшиеся у меня телефоны постоянных участников этого чтения устарели, а новых я не смог своевременно выяснить.
Но сегодня мне позвонил мой старинный друг, один из активнейших участников православно-патриотических мероприятий последних двадцати лет, ныне заместитель Владимiра Николаевича Осипова — главы Союза «Христианское Возрождения» — Алексей Николаевич Иванов. Оно помог мне уточнить отчества Вячеслава Федоровича Заблоцкого и Николая Петровича Ломакина, а также дал их новые номера телефонов.
От Вячеслава Федоровича Заблоцкого я узнал, что лично он ежедневно читал Акафист у Часовни Державной, либо в ней самой примерно до Августа 1999 года, а потом с 12 Августа того года (память Святого Исповедника Иоанна Воина и День Рождения Святого Цесаревича-Мученика Алексия Николаевича) он с группой единомышленников продолжил ежедневное чтение этого Акафиста и Акафиста Святому-Царю-Мученику Николаю у часовни на месте кладбища русских воинов Первой Мiровой войны у метро «Сокол» — сквер у кинотеатра «Ленинград». В последние же несколько месяцев, начиная с тяжелой осенней непогоды, по состоянию здоровья (хронический бронхит) Вячеслав Федорович был вынужден оставить этот каждодневный подвиг и сейчас затрудняется сказать, продолжается ли это чтения Акафиста «Державной» там в настоящее время. Вячеслав Федорович уточнил имя отчество и скульптора — Владимiр Петрович Мокроусов.
Другой телефонный звонок — Николаю Петровичу Ломакину — позволил подтвердить, что Акафист «Державной» у Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ ежедневно читается до сей поры, то есть на протяжении 15 лет и четырех с половиной месяцев!!! Более того, эта группа молитвенников из числа мiрян за эти годы, начиная с 1991-го, содействовала тому, чтобы такое ежедневное чтение Акафиста «Державной» совершалось и в других городах России, где есть инициативные православные люди. В настоящее время насчитывается около десяти таких городов, где ежедневно чтут «Державную». Москвичи же каждое Воскресение после чтения Акафиста у Храма ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ выезжают в Сергиев Посад, где в любой сезон и в любую погоду окунаются в источник Преподобного Сергия Радонежского.
Радуйся, МАТИ БОЖИЯ Державная, ЗАСТУПНИЦЕ усердная рода Христианского!
Если мне с помощью В.Ф.Заблоцкого или как-то иначе удастся связаться напрямую со скульптором В.П.Мокроусовым, у него я постараюсь уточнить некоторые детали и даты относительно установки закладного камня и Распятия на нем, и потом сообщить их Вам на данном форуме.
Прошу Боголюбивых читателей «Русской Линии» и многолетних участников Акафиста «Державной» простить меня ХРИСТА ради за неточности и неполноту данных, которые были допущены в моих заметках.
Пресвятая БОГОРОДИЦА спаси нас!
С искренним уважением,
Леонид Болотин
Москва, 17 Февраля / 2 Марта 2007 года по Р.Х.
  Прочитавший    24.02.2007 12:10
Книга очень полная, собраны уникальные материалы. Советую всем прочитать.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru