Русская линия
Русская неделя Лариса Телегина30.11.2006 

В защиту русского языка

«Ну, и как вы будете отмечать свое день рождения?» — слышу в автобусе вопрос ведущей одной из модных молодежных радиопередач. Слух мой, как и слух любого интеллигентного человека, мягко говоря, удивляют диалоги подобного рода ведущих радиопередач со слушателями. Поневоле вспоминается время, когда по радио звучали передачи «Поэтическая тетрадь», «Камертон», «Радио-няня» и др., дающие образец речевой культуры, мелодии, плавности русской речи, правильных орфоэпических норм.

Речи современных ведущих теле- и радиопередач свойственны торопливая манера, скороговорки, стиль этакого балагурства. И здесь напрашивается вывод о том, что некоторые СМИ заняли враждебное отношение к русскому языку, идет разрушительный процесс языка, усиленная лингвистическая агрессия, заимствование многих англоязычных терминов, значение которых зачастую непонятно большей части россиян, и если не вооружиться «Словарем иностранных слов», вряд ли можно понять смысл той или иной фразы наших политиков, экономистов, бизнесменов…

Неужели в нашем богатейшем русском языке не найдется синонимов, чтобы смысл высказанной фразы был прост и понятен всем? Ведь еще писатель Константин Георгиевич Паустовский говорил: «Для всего в русском языке есть великое множество хороших слов». Вспоминается литературный герой Е. Базаров из романа И.С. Тургенева «Отцы и дети», который стоял на страже родного языка: «Сколько иностранных… и бесполезных слов! Русскому человеку они даром не нужны». В его словах — здоровое чувство национального достоинства. Вспоминаются и пророческие слова И.А.Бунина:

Умейте же беречь —
Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,
Наш дар бессмертный — речь.

Почему же мы становимся «Иванами, не помнящими родства?» Почему легко допускаем проникновение в нашу речь того, что ей никогда не было свойственно? Особенно это заметно в речи молодежи. Речь молодежи — яркий показатель жизни общества. Лексический и экспрессивный потенциал изобилует англицизмами. Молодежный сленг в основе своей содержит слова и обороты жаргонного характера. Об этом хорошо сказал Михаил Дунаев, профессор МДА: «Молодежь вознамерилась как бы выделить себя из окружающего мира, отчасти и кичась этим, ошибочно принимая некоторую непонятность своей речи за собственную внутреннюю непонятность вообще. Чем же оборачивается в реальности усугубление проблемы молодежного языка в наше время? Разобщенности, разрыву внутренних связей между отцами и детьми — вот чему прежде всего способствует языковая отчужденность поколений. Кому это нужно? Тому, кто хорошо знает правило: разделяй и властвуй».

Развитие молодежного сленга способствует и катастрофическому обеднению языка уже по самому количеству употребляемых слов. Тут не до лексического богатства, многим приходится пробавляться весьма скудными запасами. А это ведет за собою и примитивизацию мышления. Попросту: выпрямление извилин. Кроме того, в самом звучании молодежных арготизмов явно слышится намеренная вульгарность. Стилистическая принадлежность лексики — характерная особенность молодежной речи. А это также неизбежно влияет на уровень сознания…

Бранные слова для людей с примитивным уровнем мышления играют еще и роль своего рода связки в разговорной речи. Не умея строить речевые конструкции («двух слов связать не может» — говорят о таких обычно), некоторые обходятся простейшими фразами с обилием нецензурных вставок. Православный христианин знает, что нецензурное слово, сквернословие — это грех, которого нужно избегать. Об этом предупреждают святые Отцы: «Уклоняйся от дерзости в речах, как от смерти», — писал святой Исаак Сирин. «Сквернословие есть яд, умерщвляющий душу», — говорит святитель Тихон Задонский. Во все времена для России слово было святыней, в которой заключен нравственный аспект. О духовном подходе к слову мы узнаем из Священного Писания: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе» (Еф. 4,29); «Ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12,36). Но, к великому сожалению, мало кто сегодня вспоминает это предупреждение Спасителя. Вот и обращаемся со словом вольно, дерзко, бросаемся словами, не задумываясь о последствиях. Преподобный Нил Синайский утверждал: «Лучше камень бросить наобум, чем слово». Слово выражает мысль, которая, в свою очередь, осуществляется в делах и поступках. Недаром в тяжелое время ленинградской блокады Анна Ахматова писала:
Мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем.
Навеки.

«Глубок смысл этих строк: сохраним слово! — пишет М.Дунаев. — Не дом, не жизнь, не родину даже — но: слово. Потому что в слове — все. И дом, и жизнь, и родина. И вера. Слово не знак коммуникативной системы. В слове воплощено духовное богатство народа — вот что необходимо беречь в родном языке. Иначе мы просто выродимся как нация. Кто-то на это и рассчитывает?»

Говоря о возрождении нашего Отечества на основе духовности, необходимо помнить и заботиться о сохранении нашего родного языка, ибо, как писал К.Г. Паустовский: «Истинная любовь к своей стране немыслима без любви к своему языку. Человек, равнодушный к своему языку, — дикарь. Его безразличие к языку объясняется полнейшим безразличием к прошлому, настоящему и будущему своего народа».

Интернет-журнал «Русская неделя»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru