Русская линия
Русская линия Геннадий Дубовой30.11.2006 

Послание с острова живых

На вопрос: о чем фильм, режиссер Павел Лунгин ответил, не мудрствуя лукаво: «О том, что Бог есть». Это фильм-притча о смерти и воскресении, возможном только через непрестанную боль покаяния. О пытке безысходностью греха и радости исхода из темницы, когда «в душе ангелы поют». О том, зачем мы призваны в этот мир, плененный страхом смерти. О Божьем Промысле.

Лунгин не надеялся, что на на съемки дадут деньги — дали. Не ожидал согласия отобранных актеров — согласились. Боялся не уложиться в график из-за неблагоприятного прогноза погоды — все съемочные дни, как на заказ, выдались солнечными.

Радостный фильм, легкий, сделанный на одном дыхании. В сотворённом мире нет места случаю, всё промыслительно. Случилось чудо. В почти мертвом океане кинематографа возник остров живых. Не мог не возникнуть. Потому что Петр Мамонов, Виктор Сухоруков, Дмитрий Дюжев, сыгравшие главных героев — старца Анатолия, настоятеля монастыря Филарета, отца Иова — люди верующие. Они не играли молящихся за себя и нас, грешных, а молились по-настоящему — глазами в глаза… Где молитва — там радость. В Евангелии 365 раз — по числу дней в году — Спаситель обращается к нам: «Радуйтесь!»

«Не убивайте меня! Я больше не буду!» — молит пленный матросик. И убивает — своего капитана. Чтобы сохранить жизнь себе. Но «какой выкуп даст человек за душу свою?». Он, оставленный врагом на заминированной барже, вопрошает пустоту: «Тихон, ты — где?..»

Взрывной волной убийцу выбрасывает на остров, к монахам. Далее — покаянный путь длиной в тридцать три года. «Сколько лет грех ношу с собою, ни на минуту не отпускает. Простил бы ты меня. Помолись ко Господу, чтобы снял с души моей камень», — каждодневно взывает он к убиенному.

Непрестанное сокрушение о содеянном, слезная молитва, подвиг юродства. Смирение. «Одного не пойму: за что это всё мне? — недоумевает старец Анатолий. — Почему именно через меня Господь наставляет? Вроде за мои грехи удавить меня мало, а меня тут чуть ли не святым сделали. А какой я святой? Мира нет в душе…» Но, «если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему». Плод покаяния, веры и смирения — любовь к ближнему как к самому себе, дар прозорливости и власть над духами злобы.

Хотя фабула предельно проста, самый подробный пересказ будет неадекватным. Потому что суть не в видимом, а том, что за ним. Можно лишь попытаться передать впечатление.

В основе событий в монастыре, диалогов и реплик героев-монахов — истории, заимствованные из записей в монастырских патериках, порой самых древних. И — как все актуально. Бог всегда один и Тот же — во веки веков. И тот же, с теми же грехами и страстями человек, сотворённый Им, и по воле своей отпавший от Него. И последствия грехопадения — до конца этого мира, до Суда.

Суд и милость начинаются уже здесь, на земле.

Вот девушка хочет просить благословения на аборт. «В ад собираешься, и меня затащить хочешь? — слышит от старца. — Всю жизнь себя проклинать будешь, что дитя-то невинное убила. Мальчик-то будет золотой…» А сквозь житейскую историю просвечивает евангельское: «Пустите детей приходить ко Мне…ибо таковых есть Царствие Божие».

Вот по молитве старца исцелен мальчик, перед болезнью которого отступили все врачи. А мать, о благодарности Спасителю не помышляя, в ответ на слова старца о необходимости для окончательного исцеления ещё остаться в монастыре, исповедать грехи, причастить ребенка плачется: «У меня билет на поезд, мне на работу надо…» — «Тебе, что же — сын родной дороже или работа?! Себя не жалеешь — ребенка пожалей, калекой ведь останется…» А за этим — вечная история о десяти прокаженных, из которых с благодарностью вернулся лишь один: «где же девять? Как они не возвратились воздать славу Богу?..»

В отпавшем от Создателя мире «железных правил, где ничто не имеет собственного значения» и утрачена способность различения добра и зла, человеку необходимо заново учить духовную азбуку.

Дитя невинное в утробе убивать — грех. Неблагодарность Творцу за дарованное, то есть ДАРОМ-ДАННОЕ — грех. Маловерное цепляние за мудрость мира сего — грех. А плод греха — смерть, для многих — вечная. Философ-христианин заметил: «Падение внешних иллюзий обращает к внутренней жизни». Однако для большинства людей, избавление от иллюзий начинается только после падения в замогильную тьму. А какая внутренняя жизнь у тех, кто не поднимался к свету?..

Вот советский адмирал, не найдя помощи у светил медицины, привозит дочь в монастырь: «Старец ваш, он сумасшедших лечит?» — «Она не сумасшедшая, бесноватая. Бес в ней сидит и мучает». Адмирал негодует, сочтя старца безумцем, хочет немедленно дочь увезти. Но и после её исцеления, благодарный, на исповедь не соглашается. Однако исповедуется. И не он, а перед ним, убиенным и воскресшим, кается стрелявший в него старец: «Прости ты меня за всё» — «Давно простил…»

Убиенный и убийца. Оба были мертвы и оба воскресли. Один, чтобы стать подвижником — спастись и тысячи вокруг себя спасти. Другой, чтобы через дочь и встречу с тем, кто его когда-то предал и убил, по чьим молитвам он и стал адмиралом — прикоснуться к тайне спасения.

И вновь за происходящим звучит ко всем нам обращенный вопрос Спасителя: «что вы так боязливы? как у вас нет веры?»

«Остров» свободен от режиссерского самолюбования, настырного символизма a la Тарковский. Когда вместо Сталкера поневоле видишь карикатуру на блаженного, вместо Рублева — интеллигента 70-х в рясе, а сцену с «русским Христом» воспринимаешь как в тисках обезьянка, которой автор-гурман просверливает череп, чтобы через кинотрубочку высосать мозг и заменить его своим обожаемым «Я!», самовыразиться…

Нет и разночтения «текста» и «подтекста», потому что вместо банального подтекстного изобретательства, свойственного так называемому авторскому кинематографу — за каждым образом, событийным поворотом — неохватная рассудком смысловая глубина, в ней всякая бытовая деталь естественно перерастает в символ. Их — кадр за кадром — можно интерпретировать до бесконечности, газетной полосы не хватит; но это уже будет навязыванием своего видения, — пусть каждый по его мере воспримет то, что предназначено только ему.

Нет в фильме и миссионерской въедливости, вольно или невольно преподносящей православие как идеологию, что могло бы случиться, если б подобную ленту снял свирепый популяризатор формулы «Православие. Самодержавие. Народность» боярин Михалков, а не либеральствующий Лунгин, который лишь послужил ретранслятором и, подалее упрятав свое авторское «я», ответил на Призыв.

Подлинная реальность бесконечномерна, большинство же людей воспринимает даже не одно измерение, а лишь его смутный отсвет — наш видимый мир. Увязшему в мертвой видимости среднестатистическому человеку «Остров» хоть на миг высвечивает живую бесконечность истинной реальности, простым языком кино напоминает: «Бог не есть Бог мертвых, но живых».

Каждый из нас помыслом, словом и делом в той или иной форме кого-то убил или убивает, очень часто даже не осознавая этого. Немногие — вполне осознанно отрекшиеся от спасения Голгофой — ведают, что творят. Толпы, отмахиваясь от напоминаний о последствиях, дарованную им радость бессмертия убивают в ослеплении. Многие ли прозреют? Чтобы увидеть: убивая другого — убиваешь только себя. Вопрос матросика, мнимостью смерти ослепленного, насмерть перепуганного и оттого убившего своего капитана: «Тихон, ты — где?» — звучит в каждой живой душе. Но мало кто слышит.

Что это за место, где почти никто никого и даже самого себя не слышит? А если услышит призыв — боится, или уже не способен ответить. Мы — где?..

У богослова Павла Флоренского, убиенного на острове в Соловецком монастыре, превращенном в концлагерь, есть удивительное высказывание, которое могло бы послужить эпиграфом к «Острову»: «Человек умирает только раз в жизни, и потому, не имея опыта, умирает неудачно. Человек не умеет умирать — смерть его происходит ощупью, в потемках. Но смерть, как и всякая деятельность, требует навыка. Надо умирать благополучно, надо выучиться смерти. А для этого необходимо умирать еще при жизни, под руководством людей опытных, уже умиравших. Этот-то опыт смерти и дается подвижничеством».

Фильм «Остров» именно об этом опыте — о постигаемой через покаяние науке умирать для мира, чтобы обрести жизнь вечную. О том, что без молитвенного плача и крестной боли подвижников наш видимый мир — истекающий ядом грехов смрадный труп. О том, что «умирать не страшно, — страшно будет пред Богом стоять».
Радуйтесь.

http://rusk.ru/st.php?idar=110850

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  В.Ю.    01.02.2007 16:51
р.Б.Давид: "Господь покаявшего в последние ПЯТЬ минут жизни разбойника-убийцу, распятого рядом с ним на кресте, простил….

То-то они, разбойники-убийцы, воры в законе, так вольготно чувствуют себя в России. Бог-помощь!
  ДмитрийЛ    01.02.2007 12:03
Геннадию Дубовому – многая лета радоваться. Спаси Господь за доброе утешение.
  ДмитрийЛ    01.02.2007 12:01
Отцы и братие, о чём ломка копий. От избытка сердца уста глаголют. Неужто сразу не видно, чей трудник В.Ю.?
  р.Б.Давид    31.01.2007 14:02
Родное сердце, В.Ю., слово Бог пишется с большой буквы. Это, а также то, что вы и по Святейшему походя прошлись, ясно говорит о том, что вы не член Церкви и от религии далеки. Так кое ж вам дело до того, что нашей Церкви касается? как говориться: что тебе Гекуба и что ты Гекубе?
а поводу того, кто где будет куда дровишки бросать – прочтите Нагорную проповедь (Евангелие от Матфея) – про судящих, а также про бревно и сучек. и подумайте… вы себе уже, похоже, уже Божью функцию суда окончательно усвоили – оставьте сие. кто из нас где обрящется – все равно решать не вам, как бы вы и вам подобные не пытались.это решит Господь, который МНОГОМИЛОСТИВ и ПРАВЕДНЫЙ Судия.
И последнее. Господь покаявшего в последние ПЯТЬ минут жизни разбойника-убийцу, распятого рядом с ним на кресте, простил. Ужели ж, вы, узурпировавший себе функцию Судии, думаете, что он не простил бы грешника, каявшегося 30 лет?
  Александр Спиридонов    31.01.2007 10:58
В.Ю.
Почитал я тут интевру Мамонова… Пустой человек! Замызгал бога, как походный чайник! Смерть, бедность, болезнь, лишения – все, чем знаменито нынешнее время, вызывает слезы у обобранного и униженного российского человека при просмотре «Острова». Но бог всё спишет… Ох, Мамонов, не в рай ты попадешь, а в ад, шестеркой, дровишки подбрасывать!
Патриарх считает, что создатели фильма "Остров" блестяще раскрыли темы покаяния и юродства…
Юродства вечная печать! Лучшей оценки и придумать нельзя!*

Скажите, Вы верующий человек? И если веруете, то какую веру исповедуете?
  Владимiръ    31.01.2007 10:41
В.Ю.
Бывают разные виды празднословия: один вид – пустая болтовня, другой – злоязычие. Вам, я вижу, предпочтительнее последнее. Но здесь я вам уже не собеседник. Оттрясаю прах.
  В.Ю.    30.01.2007 21:50
Почитал я тут интевру Мамонова… Пустой человек! Замызгал бога, как походный чайник! Смерть, бедность, болезнь, лишения – все, чем знаменито нынешнее время, вызывает слезы у обобранного и униженного российского человека при просмотре «Острова». Но бог всё спишет… Ох, Мамонов, не в рай ты попадешь, а в ад, шестеркой, дровишки подбрасывать!
Патриарх считает, что создатели фильма "Остров" блестяще раскрыли темы покаяния и юродства…
Юродства вечная печать! Лучшей оценки и придумать нельзя!
  Александр Спиридонов/    29.01.2007 05:59
В.Ю.
Ваши возражения, уважаемые Александр С и Владимiръ, продиктованы вашей "верой", но не стремлением к правде и истине!
Вера и есть, если она есть, совершенная правда и истина о Христе и святых Его, и о мире пребывающем вне веры и Христа.
И почему Петр Мамонов должен быть для меня примером подражания или обожествления?
Не должен, ибо Вы обладатель той же свободной воли и её выражения. Но, если Вы используете своё право на выбор принятия или не принятия того или иного слова или явления, то почему не имеете снисхождения с другим собратьям по – человечеству в их свободе выбора и мнений? Если Вы говорите плохо, то я соглашаюсь с Вами, что плохо, но плохо для Вас, если мы говорим, что хорошо, то есть ли смысл доказывать нам обратное, разве это может изменить наше мнение хотя бы на йоту?
То, что он сегодня кается, не говорит о том, что завтра, приди к власти Зюганов, он не сыграет роли коммуниста!
Да даже, если бы он сыграл роль Квазимоды и сыграл талантливо, что до того? Он артист, это его профессия и он в ней преуспел. Никто же Вас не осуждает за выбор Вашей профессии, если Вы делаете свою работу хорошо, но никто по – видимому не делает Вас и святым, греха не имеющим. Поэтому не понимаю, почему из Петра Мамонова кто – то делает ``святого`` в реальной жизни, для чего на него пытаются надеть этот ``ярлык``?
  Владимiръ    28.01.2007 22:02
В.Ю.
Не мы с вами решили, что делать персонажу художественного фильма "Остров", а сценарист и режиссёр. Таковы уж условности искусства, а не реальной жизни. Если бы герой Мамонова поехал разыскивать родственников Тихона, это автоматически означало бы для него арест и расстрел, а стало быть, это было бы уже "совсем другое кино". Зачем же выдумывать другие обстоятельства для героя, вместо того, чтобы исходить из данности? Странный подход к искусству.
С чего это вы взяли, что Пётр Мамонов должен быть для вас "примером подражания или обожествления?". Кто вас к этому обязывает? "Обожествление" кого-то – это из практики язычников, а не христиан, если вам это не известно. Но на каком основании вы отказываете человеку в праве на раскаяние в своих прежних грехах и заблуждениях – вот что поражает?! О Мамонове вы не знаете практически ничего, иначе не предполагали бы в нём таких подлостей. Уж чем-чем, а пресмыкательством перед коммунистами он никогда в жизни не грешил – об этом смешно даже говорить.
Да, наши с Александром убеждения продиктованы нашей православной верой, которая вам чужда, но это – право вашего выбора. Если ваша вера – правда и истина, постарайтесь никого не оскорблять вашими суждениями (опять же – о П.Мамонове говорю).
Прошу простить мне резкость и даже грубость, допущенную по отношению к вам. Виноват, не удержался.
  В.Ю.    28.01.2007 01:56
Ваши возражения, уважаемые Александр С и Владимiръ, продиктованы вашей "верой", но не стремлением к правде и истине! Разве "брызгаю я слюной", предполагая, что только подлые люди не в состоянии просить прощения у родственников за погубленную душу? Сначала искупи свой грех перед людьми, а уж Бог сам решит! И почему Петр Мамонов должен быть для меня примером подражания или обожествления? То, что он сегодня кается, не говорит о том, что завтра, приди к власти Зюганов, он не сыграет роли коммуниста!

Страницы: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | Следующая >>

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru