Русская линия
Русская линия Владимир Шульгин28.04.2006 

Знаки и энтузиазм измены
Из цикла передач «Культурная война» на радио «Русский край» (Калининград)

Знаки измены

Мы часто не задумываемся о сути символов, которые видим на покупаемых нами товарах местного производства, о значении названий учреждений и магазинов. А они очень о многом свидетельствуют. Поразмышляем на эту тему. Вот, например, едем мы по центральному, Московскому проспекту нашего города. Начнём с начала, с мотеля «Балтика». Эта гостиница теперь называется «отель». Спрашивается, зачем тут употреблять иностранное слово взамен старого и доброго русского? Вряд ли мы получим вразумительный ответ. Далее следуют автомагазины, продающие иностранные автомобили. Тут претензии невозможны по естественной причине не нашей принадлежности таких торговых марок, как «Тойота», «Хундай», «Октавия» и «Мерседес»: они называются в полном соответствии с тем, что продают. Правда и здесь замечаем одно распространённое в наши дни выражение, которое можно легко заменить русским аналогом. Автомагазины имеют в своём распоряжении разъездные машины с яркими надписями на боках: «Тест-Драйв». Эти авто используются для рекламных целей. Работники означенных магазинов не постарались использовать богатых возможностей нашего замечательного языка и просто скопировали этот англицизм у своих зарубежных коллег. А ведь можно употребить прямой перевод, используя слова «пробная поездка» или «проба руля», если захочется придать рекламной фразе некий агитационный динамизм. Уже в этих вроде бы мелочах видно достаточно типичное в наши дни явление некой добровольной самоуниженности, (которая не имеет никаких объективных оснований). С этим настроением надо бороться, потому что для человека нет ничего важнее, чем чувство собственного достоинства. Не зря наши предки воспитывали своих чад, наставляя их «беречь честь смолоду». А тут, походя, не задумываясь, уродуется собственный язык, богатейший по своим возможностям.

Прервём на некоторое время наше путешествие по Московскому проспекту, чтобы завершить тему о необоснованном и бездумном употреблении англицизмов. Недалеко от исторического факультета Калининградского университета, на котором я работаю, по проспекту Маркса находится магазин с интригующим названием «Вэлком». В переводе это значит «добро пожаловать». Зачем владельцам понадобилось употреблять иностранное слово, написанное нашими буквами? Чтобы показать знание английского языка, или по какой-то им одним ведомой причине? Смею предположить, что человек, давший это название, хочет показать всем своё владение английским языком. Только вот зачем нам демонстрировать эти знания в данном случае? Всё это похоже на какое-то бессознательное холуйство, оригинальничанье с дурным вкусом. Встречаются и прямые ошибки, свидетельствующие, что в отдельных случаях со знанием аглицкого очень неважно, а казаться знатоком ох как хочется. Речь, в частности, идёт об автомойке на улице Сибирякова, расположенной в двух небольших зданиях-близнецах. И название также дано по-английски с изображением его нашей кириллицей. Читаем «Твин», что в переводе будет «близнец», хотя по смыслу автора сего автомобильно-лингвистического прожекта должно быть «твинс», то есть с прибавкой буквы «с», которая в английском языке употребляется для обозначения множественного числа. Русский крестьянин сказал бы в таком случае: «да, с грамотёшкой у ребят слабовато, а зазнайства хоть отбавляй». Но не подумайте, что уж действительно учёные мужи начисто лишены подобных недостатков. В одном калининградском высшем учебном заведении некоторое время назад была заменена табличка у входа в актовый зал. Теперь мы читаем по латыни «аудиториум максимум». Зачем нужна эта «перестроечная» показуха? Известно лишь начальству сего учебного заведения, в котором чуть ли не каждую неделю проводится какое-нибудь мероприятие с зарубежным участием. Недавно, например, братья-шведы в соседней аудитории «минимум» этого же заведения стали поучать желающих вкусить их «мудрости» о том, как сильно меняется «калининградская идентичность» (в противорусском направлении, естественно). Словом, видим неискоренимое в определённых кругах стремление показать загранице, что и мы не лыком шиты и языки знаем-применяем. А получается, что расписываемся в бескультурье.

Приведённые примеры типичны и свидетельствуют о явной болезни нашего общества, болезни, названной ещё Ф.М.Достоевским, вымолвившим: «ч у ж е б е с и е». Некие личности, стремящиеся к показушной культурности, выказывают лишь своё равнодушие к отечественной культуре, основой которой является наш «великий и могучий» русский язык. Это явление того же рода, что и выставление напоказ бирок или нашивок дорогих заграничных марок одежды. Смотрите, мол, какой я такой-эдакий-заморский. И не понимают эти люди, что, стремясь к рабской подражательности всему чужому, они всё более отдаляют себя от своего, родного слова и духа. И, по существу, владея своим родным русским языком лишь «со словарём», они не в состоянии постичь и смысловых богатств других языков. Потому что, чужое постигается при непременном условии знания своего. Отсюда и следуют прямые ошибки в написании иностранных слов. Словом, многие, к сожалению, хотят «не быть, а казаться».

Если похотливое употребление англицизмов (а иногда и латинизмов) свидетельствует лишь о недостатке общей культуры, то не менее частое использование германизмов представляет ещё более опасное явление, свидетельствуя о подсознательном, по меньшей мере, стремлении к измене. И тут одними названиями дело не обходится.

Вернёмся на Московский проспект. Позади остались автомагазины. Впрочем, пока ощущаем некоторую «нечаянную радость», видя слева солидное учреждение «Гранмар», справа «Мир Окон» и «Светотехнику». Названия родные или почти родные и понятные: магазины продают соответственно изделия из гранита и мрамора, окна и электротовары. А вот дальше — примеры (хотелось бы надеяться) бессознательной измены. Слева находится автохозяйство со странным названием «Кёнигавто». Почему-то его учредители решили позаигрывать с бывшим немецким названием нашего города. К чему бы это? На чью благодарность рассчитывают учредители этого автопредприятия, на машинах и автобусах которого аршинными буквами изображено это «реваншистское» название? Может быть, на признательность наших ветеранов, проливавших здесь кровь и ценою своих жизней спасавших Отечество от порабощения наглым врагом, вероломно напавшим на нас в 1941 году? Это удивительный пример потери исторической памяти, сопряжённый с явным холуйством. Рядом пример помягче, но того же рода: большой магазин строительных материалов «Бауцентр». Интересно, зачем его владельцу, ставшему ещё и политиком-единороссом по совместительству, подобные «лингвистические новости»? Зачем русский купец пытается нас перековать на немецкий манер? Насколько роднее и естественнее воспринимается слово «Стройдвор», — название аналогичного учреждения, принадлежащего, как я понимаю, другим владельцам. Напротив строймагазина, носящего столь агрессивно-завоевательное по ассоциациям название («Бау» — «Фау»), на противоположной стороне проспекта видим сначала автоцентр «Берлин», а затем другой магазин автопринадлежностей, называющийся уж совсем агрессивно — «Автозигер». Почему бы не назвать его по-русски «Автопобеда» или «Победа извозчика», «Приз шофёра» (да и мало ли названий можно придумать)? Нет же, надо обязательно добиться глумливой улыбки проезжающего автотуриста-немца, который из окна автобуса, увидев знакомый немецкий глагол «победа», использованный русским владельцем магазина, подумает самодовольно: «Вот так мы этих русских Иванов, не помнящих родства, победим их же собственными руками». Вот тебе и «Зиг хайль» в отечественном исполнении. Где уж тут национальная гордость того рода, что воодушевляла Пушкина, призывавшего: «Россия встань и возвышайся!» Видим целый слой людей, сознательно или бессознательно «играющих на понижение» наших русских акций и пытающихся столь унизительным путём искать свой барыш. Нет ничего безобразнее и опаснее, чем словесное унижение, которым нас подвергают те, кто допускает подобную лексическую (словесную) оккупацию нашего самосознания. Потому что за изменническим словом, как правило, следует дело. Один университетский филолог уже заявил немецкому «Шпигелю» в прошлом году, что в течение 20 следующих лет наш город «непременно» получит назад своё немецкое имя.

Не только названия заведений свидетельствуют об опасном внутреннем заболевании нашего общества, о чужебесии, перерастающем в изменобесие, если можно так выразиться. Целый ряд товаров, от кружек до пивных и водочных бутылок сопровождается чуждой нам символикой. Тут и восточнопрусский немецкий герб — чёрный орёл, и немецкий рыцарский крест, который можно было увидеть на тёмных боках германских бомбардировщиков, бомбивших наши города и сёла. Одной из самых первых «изменнических ласточек» в этом ряду явился широко продаваемый до сих пор местный сорт пива «Остмарк». Интересно, что в начале 90-х годов, когда он стал выпускаться, ниже этого названия был подзаголовок: «Жигулёвское пиво». Почему-то позднее исчезло всякое напоминание о русской «природе» продаваемого напитка. Дело здесь не только в контрабандном, по сути, протаскивании чужого названия, присвоенного вполне отечественному напитку, имеющему своё собственное имя (кстати, тем самым нарушены наши гражданские и потребительские права!) Не все знают, что само название «Остмарк» у немцев обозначает приграничную германскую территорию, входящую в состав немецких земель и выдвинутую передовым вооруженным лагерем на Восток для завоевания «жизненного пространства». Так что те, кто дал нашему пиву такое название, мысленно уже отдали нашу землю Германии, открыто признав, (хоть и на «пивном уровне), что это — германская территория.

Видим, что всё это не безобидная игра в экзотические словечки, как это может показаться на первый взгляд, а хорошо организованная долговременная кампания навязывания чужих символов, гербов, имён. Цели её те же, что и у попыток навязать нам так называемое восстановление Прусского Королевского Замка — создание идейно-психологических предпосылок отторжения Калининградской области из состава России. Соотечественники, не будем молчаливо «проглатывать» сии изменнические ядовитые яства, неуклонно навязываемые нам. Перестанем покупать товары с изменнической символикой, даром, что сортов пива и водки весьма много. Будем протестовать и требовать защиты наших интересов у депутатов и исполнительной власти всех уровней. Наше священное право жить в окружении собственных имён и символов! Со своей стороны мы предложим Калининградскому Патриотическому Форуму рассмотреть эту проблему и определить свои рекомендации региональным и центральным властям.
10.04.2006 г.

Энтузиазм измены и наш возможный ответ

Есть несколько ключевых слов, память о которых, по мнению некоторых влиятельных местных деятелей, должна быть стёрта в нашем самосознании. Вот их краткий список:

— измена,

— предательство,

— чужебесие.

Подумать об этом заставляет всё более разрастающаяся агитация наших областных средств массовой информации в пользу нового строительства Прусского Германского Королевского Замка. Складывается впечатление, что кто-то всесильный дал команду журналистам, и те принялись «пиарить ситуацию». Вслушаемся в этот странный монотонный хор. Газета «Каскад» (N13 от 4−10 апреля), газета «Дворник» (N18 от 11−18 апреля), другие издания, равно и телевидение враз заговорили о восстановлении чужого Королевского замка как вожделенной цели местного общества.

«Дворник», в частности сообщил, что уже создан информационно-туристский центр «Королевский замок», а областной министр промышленности, по словам журналиста, «неприкрыто воодушевился и появлением центра, и перспективой его деятельности». Участник телепрограммы «Позиция», известный в области скульптор примерно в это же время ностальгирует по поводу руин Замка, которые ему посчастливилось лицезреть в 60-е годы. Словом, все калибры публицистической артиллерии «бьют в одну цель», согласованно создавая видимость «единственно правильного» решения.

Между тем всем ведомо, что бывший Королевский Замок — это символ чужого суверенитета, архитектурное воплощение агрессии, несколько столетий так или иначе стоявшей на повестке дня одного из соседних нам народов. Эти факты неизвестны? Или неизвестна страшная цена, которую наш народ заплатил десятками миллионов жизней с 1941 по 1945 годы ради независимости нашего отечества. Хороши же мы будем, если допустим, чтобы нашими руками был восстановлен главный символ германской агрессии в Восточной Европе.

Это пресловутое «восстановление» чуждого и враждебного нам Замка — стало бы явной, откровенной и бесстыдной изменой, наглым, публичным предательством тысячелетней истории России, забвение памяти воинов-героев, надругательство над памятью миллионов её замученных сынов и дочерей, сгинувших в немецких концентрационных лагерях. Да и разворачивающаяся кампания является хамским, смердяковским плевком в лик России, которая не собирается ценой измены ни клянчить подачки у Запада. И это надо понимать безо всякого ложного самоуспокоения, эволюционирующего в самооплёвывание.

Впрочем, организаторы этой хорошо скоординированной пиар-акции, пытаются скрыть ложь своей позиции псевдокультурной аргументацией. Находятся археологи, краеведы, считающими делом своей жизни воссоздание Германского Замка. Их пристрастные мнения широко тиражируются. Здесь надо откровенно признать, что личные интересы этих краеведов диаметрально расходятся с нашими общими национальными интересами. Заметим, что здесь речь не идёт о каких-то возможных препятствиях краеведческой исследовательской работе. Никто не ставит учёным «палки в колёса», препятствуя изучению столь любимых ими объектов немецкой старины. Но их личную научную заинтересованность ни в коем случае нельзя доводить до абсурда и навязывать нам то «увенчание здания», которое им кажется логическим завершением их многолетних усилий. Тут наше очень специфическое краеведение, перейдя допустимую грань, сталкивается, так сказать с россиеведением, то есть с интересами нашей страны, если учитывать её интересы в целом.

Печально, что наши власти, как местные, так и центральные никак не могут определиться по этому жизненно важному для нас вопросу. Их пытаются вовлечь в эти объективно изменнические планы сторонники «рыночной экономики». Рассуждение простое: построим вновь Замок, сделаем там гостиницу, рестораны, магазины и немцы-туристы с большими деньгами ещё активнее повалят к нам, соблазнённые перспективой оказаться в новом-старом Замке, память о котором так для них чувствительна. Наша же роль — всячески обеспечить нашим потенциальным гостям приятную победно-ностальгическую чувствительность; чтобы они нас по головке погладили и сказали, что мы даже очень продвинулись по пути вхождения в «общеевропейский дом» и уже совсем не те «грубые русские», которые в Москве, Туле или Курске пешеходов не пропускают на уличных переходах, а почти-почти «европейцы».

Не думаю, впрочем, что нормального человека может прельстить такая изуверская форма обретения собственного «я». Скорее это напоминает некие садомозахистские извращения, когда собственная униженность, сопровождаемая добровольно налагаемыми на себя бичеванием, доставляет «удовольствие». Тем более, что «средний», так сказать статистический немец всегда будет склонен обращать внимание на ведомое только ему «русское варварство» и множить ложные стенания о «зверствах» и «жестокостях» Русских, проявленных ими в 1944—1945 гг. по отношению к «немецкому мирному населению», как это делает, например Arno Zilian из Любека (Das Preussenblatt. 18. Juni 2005. S.12). Другой его компатриот, Dr. Joahim Vobian, в том же номере этой боевой «Прусской Всеобщей Газеты» вообще в этом типичном злобно-абсурдном тоне «договаривается» до утверждения, что «Советы, как это повсеместно известно, превратили в своей Восточной оккупационной зоне существовавшие [немецкие] концентрационные лагеря в жесточайшие лагеря смерти, а, кроме того, построили и новые лагеря» (Ibid., S.12). Ни слова никто из них (как и другие их коллеги) никогда не скажут, на ком лежит подлинная ответственность за развязывание Второй мировой войны. По закону психологической компенсации эти немцы склонны сваливать вину с больной головы на здоровую. И делают это не в последнюю очередь потому, что видят в наших рядах измену, поощряющую их бессовестность. Представьте, что в этих обстоятельствах они думают по поводу нашего прожекта восстановления их Королевского Замка, уничтоженного английской авиацией в 1944 г. Такой немец со специфически повреждённой национальной памятью скажет, инстинктивно желая себе только приятных ощущений: «Ну, наконец-то, среди этих Русских варваров, наконец-то нашлись совестливые люди, которые хотят восстановлением Замка искупить перед нами свою вину за русские «лагеря смерти». Вот так всё и переворачивается с ног на голову, и немецкие действительные зверства виртуально превращаются в русские. Схема именно такая.

Если Евреи или Поляки настаивают на своих национальных интересах по отношению к Германии и добиваются вечного немецкого покаяния по отношению к ним, то мы, нашим глупым предательским подыгрыванием греху беспамятства навлекаем на свои головы новые, пока, правда, словесные поношения. Но лиха беда начало. Вот какова цена забвения нашей собственной народности и наших коренных национальных интересов.

Сомневающимся в справедливости этих выводов советую открыть любой номер процитированной немецкой газеты Германского прусского землячества, чтобы увидеть и восторги по поводу нашего хронически восторженного настроения по отношению ко всему немецкому (Кёнигсберг с его «юбилеем», «вечный» Кант с «кантизацией» всего и вся), постоянное намерение унизить Русского и Россиянина ложным многократным акцентированием внимания на нашей якобы вине перед «гражданским населением Германии», когда ни слова не говорится, ни о милосердии наших предков, ни о германских зверствах на оккупированных территориях СССР. Этот международный контекст сознательно замалчивается нашими местными поборниками «вхождения» в общеевропейский дом ценой собственного противоестественного самоунижения и по сути — самоуничтожения. А ведь русофобский тон характерен не для одной лишь газеты воинствующих немецких националистов, но и для респектабельного «Шпигеля» и других органов немецкой прессы, как и для их телеканалов.

В этих условиях все эти «шуточки» с Королевским Замком, равно и непрерывная прокантовская вакханалия во всё более растущих масштабах, являются формой сепаратистской боевой мобилизации тех сил, которые сознательно или подсознательно стремятся к отдалению от России, а затем и к отделению от неё. Слава Богу, в патриотической прессе это уже замечено. Собкор ЛГ в Германии Алексей Славин пишет («Литературная газета» N47, 2005):

«Возникло даже целое понятие для обозначения внутренней и внешней принадлежности калининградцев — «новая идентичность», сами представители Калининграда говорят о «новой малой родине». Что интересно, почти в тех же словах об этом говорит… прежний министр транспорта ФРГ Манфред Штольпе»(речь идёт о недавней конференции в Германии по проблемам Калининграда — В.Ш.).

Калининградский Патриотический Форум, общественная организация, возникшая несколько месяцев назад ввиду бурного нарастания сепаратистских настроений, хорошо поощряемых со стороны международных фондов, поэтому вполне обоснованно выступила с Обращением к соотечественникам не допустить воссоздания Германского Королевского Замка. Наша позиция была поддержана Калининградским отделением Союза Писателей России, местным отделом Казачества, гражданами, неравнодушными к судьбе России и нашей самой западной российской области. Приглашаем всех поддержать это обращение, поставив свою подпись под Обращением, размещённым в Интернете на страницах Православного информационного агенства «Русская Линия» (www.rusk.ru).

От себя лично хотел бы предложить общественности такой вариант обустройства той господствующей городской высоты, на которой кому-то хотелось бы видеть архитектурный символ «Прусско-Германского величия». Существует общепризнанная мировая практика, когда в крупных городах создаются знаковые Общественно-культурные центры. Такой центр должен быть создан и на месте бывшего Королевского Замка. Он может быть назван «Великая Россия», и состоять из зала съездов, в котором можно было бы проводить и разного рода мероприятия от патриотических съездов и конференций до симфонических концертов. Там могли бы быть предусмотрены помещения для выставок, ресторан и кафе нашей национальной кухни. В этот комплекс было бы целесообразно включить и обустроенные, музифицированные реликвии, оставшиеся в виде подвалов Королевского Замка, где целесообразно было бы поместить экспозицию о прусской и немецкой старине этого места. В такой связке будет понятно, что эта господствующая городская высота волей наших славных предков завоёвана Россией в честном бою, который был законным нашим ответом на агрессию Германии. Но в то же время это свидетельство того, что мы ценим и существующие исторические реликвии, которым должно быть дано принадлежащее им место. Но не более того. В составе этого общественного центра целесообразно поместить величественный памятник святому князю Александру Невскому, который ещё в XIII веке предупреждал наших потенциальных врагов, что на Русь нельзя идти «с мечом» в руках и что «не в силе Бог, а в правде». Сама Площадь, на которой должен быть размещён культурный центр «Великая Россия», может быть названа площадью Александра Невского или Михайловской площадью (в память Боярина Михаила Борисовича Шеина, героя смоленского сопротивления полякам, пленённого воеводы, содержавшегося в начале XVII в. в плену именно на этом месте, в бывшем немецком Королевском Замке).

Завершая тему пресловутого Германского Замка, которая почему-то стала центральной на Западе России, хотелось бы напомнить предостережение известного политического мыслителя XVI в. Итальянец Макиавелли сказал: «Горе тому, кто умножает чужое могущество» (Н.Макиавелли. Государь. М., 1990, с.12). И мы должны понять, что есть наши собственные интересы, а есть чуждые и между ними недопустимо ставить знак равенства.
Владимир Николаевич Шульгин, кандидат исторических наук, член совета Калининградского Патриотического Форума, профессор Калининградского Пограничного института
17.04.2006.

http://rusk.ru/st.php?idar=110162

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Дементьев    28.04.2006 08:08
Однако же, Владимир Николаевич, в самом деле пропускают у нас пешеходов чаще, чем в других местах! :=))

Очевидно, что использование иностранных слов в названиях – неизбежное следствие глобализации. С этим явлением не выйдет бороться радиопередачами. Но вот интересные могут быть проекты в работе с подрастающим поколением – попробуйте придумать занятие или лучше курс, который помогал бы школьнику разобраться со значением иностранных слов, выработать понимание того, когда и как их надо употреблять. Или кто-то из словесников мог бы разработать такой цикл занятий. Это было бы, кажется, интересно с методической точки зрения.

О том, что немцы умалчивают о своих преступлениях. Думаю, это не совсем так, хотя непорядочных людей везде хватает. Несколько лет назад мне довелось участвовать во встрече первых переселенцев в Калининградскую область и депортированных жителей Восточной Пруссии. Она происходила в Германии, за немецкий счёт. Делились воспоминаниями – и немцы действительно не могли сдержать слёз, воскрешая в памяти события конца 40-х. Не думаю, что так уж они были неискренни, вспоминая о насилии, которое – увы – сопровождает любую войну, справедливую или несправедливую. Наши бабушки и дедушки слушали напряжённо, всё прекрасно понимали. Казалось, намечающееся понимание людей одного поколения сейчас будет утрачено. Но тут поднялся сын последнего пастора Кёнигсберга Хуго Линка, который сказал: "Мы, немцы, всегда должны помнить, что это мы принесли многие несчастья народам Европы, и перед тем, как сокрушаться по поводу своих бед должны говорить о бедах русских, белорусов, украинцев, евреев…" И взаимопонимание вернулось. Потому что честный человек не мог не сказать этого. И потом было много иных воспоминаний, и я скажу, когда я гордился за свой народ: когда другой немец вспомнил, как его везли в плен по выжженным пространствам оккупированной территории, когда местные жители на станциях приносили еду военнопленным (кажется, меняли на что-то). Он сказал: "Нас в Гитлерюгенде учили, что славяне – недочеловеки; и я вдруг понял, что если бы мы везли пленных русских по Германии, никто и не подумал бы явиться на станцию с продуктами". А наши бабушки без лишних слов просто рассказали, как они жили, как трудились. Почётная доярка колхоза, побеждавшая в соревнованиях по плаванию, – скромный и трудолюбивый человек. Она тоже не могла удержаться от слёз, вспоминая оккупацию и гибель близких; но чувство юмора и оптимизм неизбывный – тоже наши черты. Бабушку спросили: "Вы первый раз в Германии?" – "Нет, второй; первый раз была на принудительных работах в 44-м году". Вспоминала, что относились к ней неплохо, приходил сынишка хозяев и приглашал: "Тётеньки, пойдёмте работать?"…

Самоунижение состоит не только в слепом и подчас бездумном копировании чужих слов взамен собственных. Нежелание знать и говорить правду о своей истории – тоже унизительно. Не все немцы – реваншисты, как не все русские – ангелоподобные блюстители нравственности и чистоты родного слова. Об этом только нужно ещё обязательно говорить тогда, когда разбрасываемся обвинениями в измене.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru