Русская линия
Русская линияИгумен Вениамин (Новик)08.04.2006 

Что такое «Русская идея?»

От редакции: Мы согласны далеко не со всеми положениями статьи о. игумена, но, следуя своему принципу — публиковать разные мнения, не содержащие хулы на Бога и Церковь, — Русская линия выносит на суд читателей и этот текст. В столь трудное время нам всем необходим диалог, честный обмен мнениями в поисках решения насущных вопросов.

Начнём, как это принято, с определения. «Русская идея» — это ёмкое социо-культурное и историософское понятие, отражающее специфику российского этноса и проектирующее его дальнейшее развитие.

1. В чём онтологическое основание русской идеи? Бердяев в своих многих статьях применяет образ биологический — питание. Что является источником жизни? Собственно, откуда он идет — этот некий жизненный ток, энергия, вот эта онтологическая и неизбежно мистическая реальность? Для верующего сознания такой реальностью является Бог. Бог — источник жизни, создавший мир, и Он, собственно, и есть исток жизни. Я буду говорить с точки зрения религиозного (т.е. связного — religare (лат.) сознания, и без Бога нам тут не обойтись. Органическая метафора Бердяева (и не только его) — питание, причастность. Чтобы быть живу, необходимо быть причастным к этому животворящему, высшему началу, от которого все исходит. Причастность к Отцу, Сыну и Животворящему Духу это — отческий принцип. Это — онтологический аспект русской идеи в самой обобщенной форме и специфически русского здесь вроде бы и нет. Но на то она и онтология — наука о самом существенном, Сущем. В своей глубине такое понимание связано с христианской метафизикой и неоплатонической философией, которая вроде бы уже не актуальна. Таким образом, онтологическое основание русский идеи для многих не очевидно.

2. Можно говорить также о социологическом аспекте русской идеи. Обычно социологи утверждают, что российское общество представляет собой некое сочетание социальной архаики с отдельными элементами модернизации. Т. е. общество фрагментарно модернизировано. Архаическое общество — это традиционное (патерналистское) общество, которое построено по типу большой семьи во главе с отцом. Отсюда — монархический тип сознания, отсюда — монарх, царь, отец отечества, каковым Петр Первый себя провозгласил, но этот термин (отец отечества), в отличие от самого монархизма, не прижился в России. Недостаток патерналистско-авторитарного общества, как известно, состоит в нехватке индивидуальной свободы. Конечно, можно считать, что эта благодатная собранность во Святом духе — соборность, — это и есть социальный аспект русской идеи.

И в этом смысле графическое представление онтологическо-социального аспекта русской идеи выражено в иконе Троица Рублева: здесь есть укоренённость в главном, единство и многообразие трех Ипостасей Св. Троицы, неслиянно и нераздельно пребывающих в некоем сочетании. Именно эта икона была зримым образом духовного собирания русского народа в эпоху преп. Сергия Радонежского. Именно в этой иконе — зримый образ соборности. Вот она визуально выраженная русская идея: единение с Богом в форме национальной культуры! Христос молился о своих последователях: «Да будут все едино: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин.: 17;21).

Идея этой иконы, таким образом, хорошо проецируется на социум, превращает население в народ.

В русской философии такое благодатное единство, не подавляющее личности называется соборностью — это социальный аспект русской идеи. Неизбежно и убывание качества единения по мере удаления от онтологического центра — Троицы. Если все не могут пребывать в любви, то в солидарности народу нужно пребывать непременно. Без этого нет общества. Какой тип общества мы хотели бы иметь? Этот вопрос остаётся открытым.

3. Русская идея имеет и государственное измерение. Был в российском самосознании и православно-имперский мессианизм, выраженный в посланиях псковского старца Филофея (XVIв.): «Два Рима пали, Москва — Третий Рим, четвертому не бывать». В 20 веке этот мессианизм приобрёл секуляризированную суррогатную форму в виде агрессивного экспансионистского большевизма. Вспомним на гербе Советского Союза «солнце социализма» (вместо христианско-православного Солнца Правды — Христа), освещающего весь земной шар. Можно вспомнить и знаменитую синкретическую формулу графа С.С.Уварова: «православие, самодержавие, народность». Это единство, как бы его не оценивать, держало империю. Империи, как известно, существуют, пока наличествует некая объединяющая сверхъидея, обладающая, кроме теоретического аспекта, доступного немногим людям, и определенной энергетикой, ощущаемой людьми. Для существования империи необходима и некоторая межличностная солидарность граждан, основания для которой не всегда просто обнаружить.

Национальная идея нужна для формирования национального государства. Есть подозрения, что национальное российское государство, если и существовало, то в недостаточно развитой форме. Россия, скорее, существовала почти с самого начала в имперской форме, присоединяя новые территории и этносы.

Сегодня мы сидим на развалинах империи, что само по себе побуждает к рефлексии. Иногда это красиво называют поиском самоидентичности. Чего мы хотим: быть великими и бедными, как при коммунизме, чтобы нас весь мир боялся? Или мы хотим превратиться в множество благополучных Норвегий, которые не играют никакой роли в мировом масштабе? Имперское сознание
изживается мучительно.

4. Теперь поговорим о юридически-правовом аспекте русской идеи. Здесь самые большие проблемы. Имеют ли какие-либо права члены большой семьи, как представляли себе государство славянофилы? В семье есть статусные привилегии, но нет права в западном смысле слова. Нет прав человека как признания относительной автономии личности. Это то, что с большим трудом воспринимается российским сознанием. У нас надо не «права качать» (это осуждается, это — для секулярных индивидуалистов), а вписываться в систему-структуру, занимать в ней определенное, желательно поближе к центру власти, положение. Тогда и привилегии кое-какие будут. Ясно, что к гражданскому праву такое понимание общественно-государственных отношений не имеет никакого отношения. В концепте русской идеи самые большие проблемы с правом, которое часто воспринимается в России как бессердечный формализм. На эту тему писал ещё Б.А.Кистяковский в статье «В защиту права» (Сборник «Вехи», 1909). Западная система права представляет некую рационализацию приложений общечеловеческих христианских ценностей в социальной сфере. Там была выработана и соответствующая философия права. У нас были отдельные голоса в пользу такого подхода, которых так и не услышали, В.С.Соловьёв, например, (хотя он и не был правоведом по образованию).

Традиционное (патерналистское) общество, как мы знаем, на Западе претерпело модернизацию на основе роста личностного самосознания людей. Модернизация это не что иное, как рационализация, не только техники, не только экономики, но и этических отношений. Рационализация социальных этических отношений называется на Западе, как известно, правом, юриспруденцией. Вот здесь уже пунктик, где мы чего-то недопонимаем. Для нас юридическая система к нравственности имеет весьма и весьма опосредованное отношение. Кроме того, эта система коррумпирована, как это обычно бывает в условиях отсутствия гражданского общества. Отсюда известный российский правовой нигилизм (мол, «в суде правды не найдёшь, надо через знакомства действовать»). Модернизация при Петре I была административной, военно-технической, отчасти культурной, но почти не касалась самого духа российской юридической системы. Все, кроме царя, были бесправными крепостными разных уровней. Сформировалось устойчивое представление о верховенстве власти начальника, но не о верховенстве закона.

Т.е. право силы, а не сила права. В советское время издавали конституции, где раздел либеральных по своей сути прав человека, списанный с западных конституций, никто не собирался исполнять. Так что здесь тоже проблемы.

5. Теперь несколько слов о некоторых особенностях национальной религиозности и психологии. Это, пожалуй, самая деликатная тема, как бы кого не обидеть.

Прежде всего обратим внимание на характерологический тип религиозности. Это важный и трудный вопрос. Насколько религиозен русский человек? В русской философии принято считать, что очень религиозен, только как-то неустойчиво.

Даже в русском атеизме обнаруживали перверсивную форму религиозности. В России понятие Бога, как мне представляется, связано с этикой не так, как на Западе. Существует популярное мнение, что русский человек очень чувствителен к нарушению правды и справедливости. Но существует два вида справедливости: уравнительная и распределительная. Русский человек, в основном, признает первый тип. Важно было бы изучить, в какой степени православная религиозность мотивирует стремление к такому типу справедливости. Мне кажется, что это происходит в незначительной степени, т.к. от Бога ждут, в основном, благодеяний. Русскому человеку не свойственна борьба за торжество самого принципа справедливости, он часто мыслит лишь ситуативно. Принцип справедливости религиозно почти не мотивируется. Западный человек ещё в эпоху Римского права усвоил принцип suum cuique (каждому то, что ему принадлежит по праву). Причем это понимается не только ситуативно, но и как принцип, который следует отстаивать. Я не могу этого сейчас доказать и показать на примерах, но мне кажется, что религиозная мотивация здесь была больше, чем в первом случае. Вспомним хотя бы знаменитую протестантскую социальную этику. Можно отметить и такие особенности национального характера как инверсность (быстрый переход от одной крайности в другую, неустойчивый тип психики, что, как говорят психологи, характерно для подросткового возраста), при всем знаменитом терпении и выносливости — недостаточная способность к продолжительным волевым усилиям, исходя из мировоззренческого принципа, а не только из обстоятельств. Много горьких слов на эту тему написано Чаадаевым, Бердяевым и др. Национальный архетип, как известно, очень устойчив, так что их замечания не потеряли своей актуальности.

Ситуация еще усложняется тем, что Россия — это многонациональное государство. Можно, конечно, этим гордиться, но это обстоятельство создаёт большие трудности при поиске объединяющего различные этносы начала. Общая советская идея себя исчерпала, общей религии нет. Православие, конечно, наиболее распространено, но оно до сих пор не реформировано в духе решений Поместного Собора 1917−1918гг. и в настоящее время объединяющим фактором почти не является. Общечеловеческие ценности кажутся абстрактными. Таково уж их свойство. Кого вдохновляет Конституция РФ? Хотя если её соблюдать, то очень многие проблемы снимутся.

6. Повторю, что о русской идее можно говорить как о социо-культурном теоретическом концепте, адекватно представляющим и описывающим данности российской жизни, так и о некотором проекте для будущего, что конечно намного сложнее. Сегодня четкого концепта как «русская идея» просто нет, или же что-то все-таки есть, но в рыхлом полу-интуитивном виде. Создание обобщенного национального проекта сегодня насущно необходимо, и это требует значительных совместных интеллектуальных усилий философов, социологов, религиозных деятелей. Существует, как и везде, проблема общественного сознания, которое должно тоже каким-то образом рефлексировать на основе этических ценностей. Можно в кабинетах создать хорошую идею, но она не будет воспринята общественным сознанием.

Я думаю, что русская идея — это идея христианская, выраженная в форме национальной культуры. Всеобщая декларация прав человека, которая лежит в основе нашей Конституции этому не противоречит. Религиозные организации отделены от государства, но не более, чем все остальные негосударственные некоммерческие организации. Важно, что Церковь не отделена от общества.

Христианство находилось в основании Западной цивилизации, многие его ценности приобрели секулярную форму, но секуляризм сам по себе ведёт в никуда.

У Бердяева есть хорошая статья, она так и называется: «Об отношении русских к идеям». Суть этой статьи в том состоит, что у нас вообще плохо усваиваются идеи, а не только русская идея. Тут есть над чем задуматься. Мне скажут: «Ну, как же, как же! А марксизм!» Давайте посмотрим, как он был усвоен. На бытовом поверхностном уровне всё свелось к лозунгу: «Грабь награбленное!» Кто всерьёз вдавался в какие-то теории? Почти никто. В основном, уловили самую простую идею уравнительной справедливости.

Ещё несколько слов об истории. Напомню, что в России этап Просвещения (в европейском смысле) прошел в очень ослабленной форме. Религия эпохи Просвещения, т. е. деизм, в России состоялся в нескольких просвещенных головах — Ломоносова, Радищева и др. А в общем-то, деизм, как религия эпохи Просвещения, у нас не усвоен. Что хорошего в деизме? Не надеясь на чудеса, деизм рационализирует практические приложения этических ценностей. Он их как бы технологизирует. В нем есть воля к улучшению жизни. Мне могут сказать: «Как же! Там чудеса отрицаются!» Но не столько отрицаются, сколько на них не рассчитывают. Для построения цивилизации деизм очень продуктивен, поскольку там, повторюсь, идет рационализация этических ценностей, нет презрения к разуму, и право с нравственностью сочетается — то, что у нас никак произойти не может. Конечно, и на Западе много дров было наломано, но я говорю здесь о тенденциях.

Можно вспомнить, сказать еще, что свет логосного начала не достаточно усвоен российским сознанием. Начало четвертого Евангелия от Иоанна звучит так: «В начале был Логос». В русском переводе вместо «логоса» стоит «слово». Еще Владимир Соловьев по этому поводу сокрушался, что логосное, т. е. разумно-рациональное начало недостаточно усвоено российским сознанием.

Отсюда презрение вообще к рациональности, презрение к умственной деятельности. Считается, что «голова до добра не доведет», «голосуй сердцем», чем угодно, только не головой, голова обманет, имеется хроническое недоверие к голове, а в конечном итоге к разуму как таковому. Исторически понятно почему: слишком много дров наломали, можно вспомнить грехи интеллигенции в подготовке революции и т. д. Если совсем коротко говорить, я вижу основную проблему в чем, что у нас этические и нравственные ценности полностью оторваны от рационального начала, а рациональное начало с легкой руки славянофилов рассматривалось как нечто мелочное, низменное, расчетливое: «Вот они там, на Западе, любовь-то потеряли, вот теперь и стали судиться, стали юристами, друг друга по судам таскают, вместо того, чтобы братски возлюбить друг друга». Вот такое противопоставление нравственного и правового начала в одной плоскости, хотя, в общем-то, эти начала не противоречат, а очень хорошо сочетаются друг с другом. Никак у нас не встретятся сердце с головой, по сути дела.

А если говорить о современной ситуации, то иногда говорят: «Да, мы многонациональная страна, что вы тут с вашим православием, у нас и мусульмане, и все прочее». Замечательно, но для того, чтобы население превратилось в нацию, в народ, нужны общие ценности. А какие сейчас могут быть общие ценности? Да, советская система создала какие-то общие ценности.

Но советская идеология — это было пустоцветом, там какие-то вымороченные цветы были. Есть такой евангельский образ: есть зерно, которое вообще не проросло, есть зерно, которое проросло наполовину, есть зерно, которое проросло, дало цветы, а потом все-таки все завяло, а есть зерно, которое, действительно, проросло. Советская система рухнула, потому что изначально была безбожная, атеистическая. Это всё было заранее обречено, т.к. отдельный человек может быть атеистом, прекрасно себя чувствовать, даже щеголять своим безбожием. Но когда вся страна становится атеистической, это настоящая беда, здесь никакие заклинания не помогут. Значит, что может нас объединять в России? Какая идея? Общечеловеческие ценности нас могут объединять?

Замечательно, я готов аплодировать, но у общечеловеческих ценностей есть один существенный недостаток, они слишком абстрактны, не вкусны, образно говоря, не ощущаются, в отличие от национальных. Кто читал «Всеобщую декларацию прав человека», кто её всерьез воспринимает? Это скучно, хотя и верно написано, никто не возражает. В чем преимущество религии? А в том, что там эти общечеловеческие ценности выражены не в абстрактной форме, от которой все зевают, а в конкретной: Бог возлюбил мир, Иисус Христос пострадал за нас грешных и воскрес, далее создаётся христианская культура, и всё это насыщенно глубокими сопереживаниями, все это живет, и все это сочетается с общечеловеческим началом, выраженным в конкретной форме. Да, у нас 20 процентов мусульман, но ислам и христианство — это монотеистические религии, т. е. исповедуют Единого Бога. Все мировые религии утверждают одни и те же этические ценности, которые в секуляризированной форме называются общечеловеческими ценностями. Так вот это всё необходимо постоянно продумывать и проговаривать вслух. Тут без абстрактной, умозрительной деятельности не обойтись. Как-то вкус к этому надо прививать, если ещё не совсем поздно.

Следующая важная проблема — это проблема воли. Где-то волю нам надо взять, это тоже больной вопрос — вопрос воли, потому что он уходит в иррациональные глубины бытия. Никто не знает, что такое пассионарность, почему одни этносы вымирают, другие нарождаются, одни не хотят воспроизводиться в хороших условиях, другие плодятся в жутких условиях. Никто этого не знает. Это иррациональная сфера, вопрос не теоретический, а вопрос о жизненной энергии, жизненного порыва, это то, что связано с волей. Поэтому у меня нет иллюзии, что мы здесь все решим, и всё станет хорошо. Но что остается делать, как не продолжать рассуждать? Все-таки, русская религиозная философия дает нам много вдохновляющего. Многие тексты насыщены, они, образно говоря, вкусные, они хорошо написаны, они привлекают.

В заключении я приведу определение русской идеи, данное Владимиром Соловьевым: «Русская идея, исторический долг России требует от нас признания нашей неразрывной связи с вселенским семейством Христа и обращения всех наших национальных дарований, всей мощи нашей империи на окончательное осуществление социальной троицы, где каждое из трех главных органических единств, церковь, государство и общество, безусловно свободно и державно, не в отъединении от двух других, поглощая или истребляя их, но в утверждении безусловной внутренней связи с ними. Восстановить на земле этот верный образ Божественной Троицы — вот в чем русская идея»(1888).

Это не так абстрактно, как может показаться. Это — главное, а все остальное приложится. Это тоже некая цельность, но не тоталитаризм, конечно. Это единство не принудительное, но живое, одухотворённое.

Таким образом, Владимир Соловьев вводит понятие социальной Троицы: церковь, общество и государство, которые должны пребывать в неком органическом единстве. Как и людям рекомендуется пребывать в любви, взаимоуважении и солидарности по образу Трех Лиц.

Дополнение

В начале XX в. лучшие умы в сборнике «Вехи» (1909) призвали Россию вернуться в мировую историю из интеллектуального провинциализма. Но в целом «Вехи» оказались не принятыми общественностью. Это плохо, конечно, не для «Вех», а для людей, которые оказались неспособными это понять. Я думаю, что мы должны интересоваться и знать русскую культуру, русскую философию, от нее не отрекаться, не потому что она какая-то провинциальная, а потому что нам, как людям нашей страны, естественно интересоваться прежде всего тем, что творится у нас. Сборник «Вехи» носит не провинциальный, а универсальный характер, там говорится о вечных ценностях. И наша беда, что в России это не поняли.

«Вехи» в духовном смысле продолжают опережать уровень общественного сознания в России. Философия не в почете везде, она не может быть популярной, но, к сожалению, русская философия особенно не в почете. И не потому, что она слабая, не по этой причине, а потому что страна потерпела экономический и исторический крах. За всем этим стоит простой вопрос, который, конечно, никто в лоб не задаёт: «ну и где была вся ваша философия? На что она повлияла?» Особенно это чувствуется за рубежом. Мы там чувствуем скрыто-презрительное, снисходительное к нам отношение (с похлопыванием по плечу: «your English is good!»), которое через всю эту пресловутую политкорректность все-таки пробивается. Нас любят где-нибудь на Ближнем Востоке, поближе к арабским странам. Запад нас, в целом не любит, и есть за что не любить. Именно поэтому я думаю, что русская религиозная философия даже на Западе не в чести, зайдите в западные магазины, ее там долго искать придется. А вот здесь нам оправдания нет, потому что если мы не будем развивать свою культуру, мы будем вечно вторичными. Свою философскую культуру следует развивать не потому, что она своя (это было бы лишь национализмом), а потому, что в ней есть вселенское измерение, выраженное на русском языке, который является для нас родным. «Родное и Вселенское», — как сказал Вячеслав Иванов. Иначе мы будем вечно имитационной страной, догоняющей цивилизацией, как красиво выражаются политологи. Я предлагаю вспомнить Русскую идею Владимира Соловьева — чем она не подходит? Что там плохого? Что там нельзя взять? Что там устарело? Там нет никакого национализма, провинциализма — ничего этого нет. Т. е., русская идея совпадает в главном с идеей христианской. Она, конечно, может быть как-то культурно окрашена, как любая культура или этнос налагает свой отпечаток.

Здесь совсем без национальной культуры не обойтись. В целом, это христианская идея — идея любви к Богу, что на философском языке означает — к Истине, и — к человеку, что означает гуманность. Всё это четко выражено в Евангелии и отчасти уже в античной культуре и философии. У Платона, например, имеется ключевая концепция Блага, а затем — «Общего блага», как социального аспекта Блага вообще. Вот что надо продумать — концепцию общего блага, прежде чем что-то строить, но в нашей культуре нет (или почти нет) артикулированной концепции общего блага. У нас лишь было смутное понятие уравнительной справедливости, на чём большевики в своё время и выехали.

Западная мысль столетиями проговаривала, артикулировала ключевые понятия социальной этики, высшим выражением которой явилось христиански осмысленное Римское право. Мы могли бы взять концепцию общего блага или социальной этики из русской религиозной философии, но спросим себя честно: а мы ей верим?

Тогда не спасла, спасёт ли сегодня? Но поражение идеи на практике, как известно, не означает теоретическую ложность этой идеи. Здесь требуется, конечно, интеллектуальная честность, и: знание жизни и фактов, конечно, само собой. Что у нас не востребовано и незаслуженно не востребовано — это идеи христианской демократии, христианского социализма и правового государства, которые в различных аспектах развивали Владимир Соловьев, Георгий Петрович Федотов, Семен Франк, Сергий Булгаков и другие. Почему же это не востребовано? Теоретически никто этого не опровергает, только лишь фыркают носом, мол, это вторично. Это, мол, публицистика, это не систематично. Хотя работы Соловьёва и С. Франка достаточно систематичны. Дело не в пресловутой несистематичности, а в чем-то другом. Ни одного серьезного, логически обоснованного критического довода против концепции христианского социализма и правового государства я до сих пор не слышал и в печати не видел. То, что мы это из русской мысли не востребовали — это наша вина, это вопрос не столько теоретический в целом, сколько вопрос этический и вопрос экзистенциальный. Должна быть какая-то группа интеллектуально честных людей, готовых даже к некоторому самопожертвованию, и даже к осмеянию теми, кого Солженицын назвал образованщиной, чтобы актуализировать эти хорошие и верные идеи. Когда-то мне казалось, что если опубликуют Бердяева, книги которого когда-то мы с риском для свой свободы в «большой зоне» ксерокопировали, то весь мир перевернется в нужную сторону. Произошло чудо — книги Бердяева извлекли из спецхранов и издали, но ничего видимым образом не изменилось (или почти не изменилось). Вставать на путь жертвенного служения, без которого не выбраться в эпоху перемен, у нас сейчас мало охотников, потому что мы все поневоле в русской и советской истории все в той или иной степени стали, к сожалению, конформистами. Когда большая группа интеллигенции подписывает петицию против Ходорковского, который УЖЕ сидит — такого еще в русской истории не было. А почему они подписали? Кто их заставлял? Почему все они остаются рукопожатными? — Одному надо было крышу для театра то ли ремонтировать, то ли нанимать, другому — чтобы вообще власть чего-то не отняла, а «на нём коллектив» и т. д. Получается, что интеллигенты ведут себя как заложники с детьми перед террористами. Так что это вопрос, я бы сказал, в большой степени этического мужества. Любое изменение в эпоху перемен требует личного мужества. Самый простой пример: каждый судья оказывается перед выбором — подчиниться закону или телефонному звонку? А ведь честная судебная власть — это одна из основ общественного бытия. Ситуация, конечно, сегодня печальная, Россию сейчас продувают все ветры, Россия устала, многих вещей не испытав, Соловьёва так и не прочитав. В школьной программе присутствует не «Круг чтения» Л.Н.Толстого, а известный роман с игривой чертовщинкой — «Мастер и Маргарита». Кроме того, Россия миновала, к сожалению, стадию формирования национального государства, она всегда была чем-то вроде империи, имелся монархический тип общественного сознания.

Национальные идеи актуальны на стадии соответственного формирования национального государства, а вот эту стадию, мы как бы миновали в истории, переросли, не успев дорасти. А сейчас нам надо уже вписываться в современное мировое сообщество, где уже верховодят транснациональные корпорации, где отмирает вообще понятие национальное государство. Мы как бы напоминаем существо, которое с одной стороны инфантильно, а с другой стороны — сенильно, перезрело, диспропорционально развито. У нас уже есть крутые постмодернисты, которые французских переплевывают. Как когда-то были лихие авангардисты начала XX века. А с другой стороны — много людей, которые продолжают пребывать в каком-то дофеодальном состоянии. Мне могут возразить, что всегда и везде так было, но дело в том, что имеются разные степени напряженности этих противоречий. В России, как мне представляется, эта напряженность выше. Вот такая сложная ситуация. Но все равно придется какие-то элементарные социальные азы изучать, потому что, например, понятие общечеловеческой солидарности никогда не устареет, пока существует род человеческий на земле.
Игумен Вениамин (Новик), кандидат богословия
г.Санкт-Петербург

http://rusk.ru/st.php?idar=110118

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Сергей МЫРДИН    18.03.2008 14:05
ПРАВОСЛАВНАЯ ПОЭЗИЯ
18 Марта 2008 12:53:16 |

888

Я шагаю по пыльной дороге
А навстречу мне вечность идёт…
В Церьковь старую к юнному Богу
Что крестом нашу совесть несёт..

888

Подлунный свет мне освящает путь
Бессонница спустилась на одьяло…
И пусть к утру,быть может,не уснуть
Молюсь Христу-на сердце легче стало…

Стучиться рифма птицею в окно
И проситься на чистую бумагу..
Что написать-уже не всё равно
Я без Него не сделаю не шагу….

888

Души наши пусты и глухи,
Как могилы через века
Прилитают зелёные мухи
Из заморского далека…

На кладбищах сидят довольно
Многозвёздные крылья сложив
Почему нам ещё не больно
Ведь народ наш до селе жив…

Почему не кричит над миром
Наша раненая страна
Мы стоим над всеобщим пиром
Но Россия пока одна…

Целый мир от сытости стонет
За спеной не чуя врага
Ктот-то всех на бойню загонит
И уже над ямой нога…

Посмотрите вокруг мессии
Чтобы видеть в нашей судьбе
То,какими вы раньше были
И какими вы будете все…

888

Путаем крест и молот…
Политику и благодать.
Ходим по граблям строем,песни горланя свои
Хватить духовный голод мусором утолять!
Ройте скорей окопы..
Мы далеко зашли.

888

Мой прадед священником был
И может быть потому
Я вне православия жил
Как зять во чужом дому

Покоя не знал совсем,
Хоть был “на хорощем щиту”
Ведь главная из проблем-
Когда ты спиш на ходу…

И вот наступил тот час,
Когда я в себя пришёл
Услышал небесный глас
Скажавший:-Ты бос и гол.

Оденься в ризы мои
Как в латы перед войной
Склонив колени свои
Сказал я:-О Боже мой.

Я знаю,куда идти
И шёл туда много лет.
Ответом было:-Иди!
Увидиш негаснущий свет.

Услышишь победную песнь
Что Ангнлы в небе поют
И понял я-смерти нет,
Коль душу спасёшь свою…

888

Под куполом Святого Храмы
В нас бьются разные сердца:
О сколько в них собралось хлама
Бездумных мыслей без лица…

Какая масса тьмы и света
Собралась перед алтарём
В единстве кается планета…
Чтобы построить общий дом.

Над нами неба купол ясный
И двери отперты давно,
Но как же часто и опасно
Мы лезим к Истине в окно…

Простых вещей не понимая
Себя за праведность хваля
Стучим нагами в двери Рая
Принять в апостолы моля…

А если нас пошлют пониже
Где очищающий огонь
Тому,кто нам навстресу выйдет
Мы в гневе закречим:-Не тронь!

Мы умерли,чтоб жить на небе
Мы знаем точно где нам быть
И не тебе-распьятый ребе
Нас в погреб тёмный отводить…

Учитель смотрит в нас с укором
На гордых жителей всех стран
И мы не видем,как с напором
Струится кровь из свежих ран


888

Моя заплаканная Родина
Перед иконами стоит
На наших коленях слабых
И к Богу вечному кричит
Как русская,простая баба…

Она стоит в старинном Храме
В простом платке на голове
И ставит перед образами
Свечи негаснущие две.

Одну за здравие народа
Который в бунте занемог…
Она всегда молила Бога
Чтобы в несчастии помог.

Вторую с горькими слезами
Дрожащей,тонкою рукой
О всех погибших за горами
Поставила за упокой.

И вот горят над миром свечи
И греют гордые сердца
И шопот наш-Ещё не вечер…
Летит над Русью без конца.

888

Не светитятся нимбы над нами-
Крадётся за спинами лев…
Ещё не умолк над полями
Святой литургии распев.

Звучит он набатом в России
На этом и том берегу
Не станем,как плохо б не жили
Сдаваться на милость врагу!

888

Как в сердцах сохраняется пламя
Если носят их люди живые…
Когда Истину топчут ногами
Проростают цветы полевые

Скромно смотрят в огромное небо
Безсловесно молятся Богу
Рядом с золотом зрелого хлеба
Указуя прохожим дорогу…

На ходу я их не срываю
Не душу их своими руками
Только в памяти сберегаю
То,что тихо живёт между нами…

888

Над брошенной могилой

Не просто построить дом
Труднее в нём жить бывает…
Выносят тебя потом
хоронят и забывают.

над холмиком постоят
плитою от глаз накроют…
Века над землёй летят
И ветры над прахом воют… .

Видение

Перед самым рассветом
по полю шагает Христос
А за ним-все Апостолы вслед
по росе,как солдаты..
Звук церковного звона
несётся призывным набатом
И Господь в полный рост
С Евангелием,как с автоматом…
Кто готов выступать на Святую Войну
–к нам сегодня направлен вопрос!
Вот идут из Предания люди-за Истину в бой
Покровители вачные наши-
святые монахи
Стоят над землёй со слезами в очах
Смотрят в наши нечистые души
И с Крестами в простёртых руках
Посылают вперёд…
Ты готов,человек
–так откинь же напрасные страхи
И неси по Земле
это знамя любви пред собой.

888

Как мы историю учили-
Со слов таких учителей,
Которые не говорили
А больше думали о ней…

Они учебники читали
Не заступая за черту
А если даже что-то знали
Рты закрывали на посту…

888

Мой знакомый теперь на чужбине живёт.
Пишет часто,что бредит Исламом…
Собираются птицы в далёкий полёт
И кружат над покинутым Храмом.

Покосившийся купол-надломленный Крест.
И разбитые грязные стены…
Но пока в нашей памяти звон до небес
Свечи душ наших будут нетленны.

888

Совесть дремлет,закрытая в сейф…
Бьётся сердце,как рыба об лёд..
И зелёный ,безжалостный змей
Вместо личности в доме живёт

Шум струящейся водки в глазах
Это финиш течения дней…
Плачет мама-уже в небесах
Над разбитой надеждой своей…

888

Перелистывая жизни
отрывной календарь
Я смотрю на прошедшие даты
И уходят куда-то
в безнадёжную даль
дни мое-как чужие утраты…

888

Бьётся Совесть в сердце со стоном
В глубине его мысли бродят….
Строят Церковь за нашим домом,
Словно Душу мою возводят.

888

Прилитают птицы домой
Это значит,что с нами весна
Церковь сельская над горой
Даже Богу на небе видна…

Колокольный протяжный звен
Раздаётся в людских сердцах
Все мы верим,что каждый дом
Начинается в небесах…

888

Оставила следы свои война
Хотя давно убралась на покой.
На кладбище всё время тишина
Особенно в день памяти людской…

Последние приходят старики
Чтобы послушать голоса могил
Стоят склонивши головы полки
Немногих тех,кто остаётся жив…

Стекают слёзы на огонь свечей
Горят седины вечного огня
И возникают в памяти моей
Те дни,что предки вплавили в меня…

Русский.

Под тихий шёпот Молитвы
живёт человек на Земле.
В дороге на поле битвы
Он светит в кромешеной мгле.

Свидетельствует и пашет
как инок в монастыре.
и плачет мужик и пляшет
Встает на Святой зоре

Глядит на планету строго
всё видит и всё хранит
и просит всю жизнь у Бога
и лишь перед ним дрожит.

Родина

Все то,что Богом было создано
Все давят грязною нагой…
Моя заплаканная Родина-
Ведь ты не встанеш в общий строй!

В своём неброском одеянии
Манашкой-страницей босой
Идёш по миру в наказание
за всё,что сделали с тобой.

Проходишь мимо счастя чуждого
замешанного на крови…
без заграничного-ненужного
Над миром гибнущим живи

Дорога:

Двери храмов открыты,
как глаза-в Небеса
Значит мы не забыты
И вокруг-чудеса!

Каждый день,как награда
в этом долгом Пути
из Эдемского сада
нам к Пристолу идти.

через грех и Голгофу
За Спасителем вслед
До последнего вздоха
исполняя Завет

Как по минному полю
среди злых голосав
пологаясь на Волю
запершись на Засов.

Рождество:

Горит Звезда на небосводе
и освещает все пути
Спаситель в нашу жизнь приходит
Чтоб услыхать от нас-Прости!

Прости за этот мир некчемный
за холод яростный толпы
Мы признаём,что плохо внемлем
склоняя не сердца,а лбы.

Мы верем не тебе,а прессе
–Даёшь политику на трон!
В припадке вечном мракобесья
Построили кашмарный сон.

Святые короли одеты
в слова и фразы невпапад
Поют предворные поэты
державный прикрывая зад

Вокруг горят огни рекламы
на выборы зовут овец
А на трибунах-только хамы
с большими фигами сердец.

888

Светает в сердце у меня
Расеян мрак вчерашней ночи
И холод адского огня
Уже приблизиться не хочет…

Я вижу солнце в небесах
Уже весна не за горами
Горит свеча в моих руках
Неугасимо это пламя…

Я больше смерти не боюсь
Похоронил её в молитве
И только к вечности стремлюсь
На этом поле светлой битвы…

Живу,надеюсь и люблю
Хоть счастья этого не стою.
Победу я не тороплю
Она одержана не мною…

888

Маленькая церквушка возле большой реки
Свет собирает небесный в купала,как в ладони…
Только под ветром стонет:
–Господи помоги!

888

Не существует времени оков
Поэтому всевластная над ними
Икона,чёрная от прожитых веков
Молитвами очищена людскими…

888

Проржавленный крест на могиле
И надписи нет на плите…
Как будто они хоронили
Россию в своей пустоте.

888

Все такими умными стали,
Что совсем про вечность забыли…
На Голгофе себя распинали
А гордились,что Бога убили…

888

1918.

Поплевали на руки с улыбкой
Поднотужившись скинули Крест
И поплыл бабий плачь надрывеый
Над землёй-сиротой окрест…

И пошли по истории люди
Забывая про совесть и честь
На вопрос:-А что дальше будет?
Отвечая:-Не будет,а есть!

Так и шёл наш народ до грани
Закрывая на неба глаза
И катилась по небу,как манна
Богородицина слеза…

888

Светлеет над городои небо,как купол огромного Храма
Сияет над нами сонце-Евангельская звезда.
Плывёт Колокольный голос и в серде моём так стронно…
Уходит вчерашеий скептик,каким я был,навсегда.

888

Королевство кривых зеркал в моём сердце оставило след
Даже сила святых икон не способно его затмить
Я остался самим собой,ибо просто другого нет
И сейчас,поднимаясь в Храм,мне приходиться с этим жить .

888

Городские звуки за окном
смешанные с колокольеым звоном…
Словно в магазине за углом
алкоголик с вузовским дипломом.

888

Сколько же шансов у грешника в бездне
Только схватись поскорей…
Царство небесное в нашем подьезде-
Молится бомж у дверей.

888

В нашем мире таком непрочном
Этикетом владеет Хам…
Свет включается только ночью…
Наскальная живопись ярких реклам.

888

За стенами Храма падает снег,
но в середине-тепло…
И кажется,что убегает грех
а с ним и любое зло.

888

Я верю,что Бог поможет!
про это читал в детстве
в старинной и толстой книге-у бабушки на печи…
И пусть я другой сегодня,но есть ещё по соседству
Путь млечный русского Храма,где бьётся огонь свечи.

Я знаю ,что все молитвы приходят к живому Богу.
И он исполняет сразу-лищь было бы в них добро.
Иконы глядят с любовью и тихо горит лампада
Века вместе с воском капают на светлое серебро.

Я слушаю тихо стоя воскресную Литургию
И внутрь меня проникает неведомое пока…
И чувствую я всем сердцем страдающюю Россию
И на плече моём слабом пробитая Иудой рука.

Мне больно,как будто Голгофа и в сердце моём пылает
Я гибну от лжы вселенской как воин на вечной войне.
А где-то ,быть может рядом сектанты Христа распинают
Свечу благодати гасят в туманной своей глубине.

А гдето раскол гниющий шагает по Украине
И ненависть чёрным спрутом окутывает сердца…
Пусть я-православный инок в отечестве-на чужбине.
С огромной своей надеждой на Мир Его без конца.

888

Дай мне Господи силы и мудрости
В этои мире за Светом идти
не наследовать общей тупости…

Мной,как свечкою людям свети!

888

Пусть я со всех сторон инвалид
Вся моя жизнь-в ночи.
Тонкая свечка долго горит
Так и меня научи!
  Инок Евдоким    26.06.2007 15:00
Русский инок Евдоким [2007-06-26 18:17:05]
Инок Евдоким

Мысли об Истине:

–Только цевилизация Истины имеет светлое будущее…

–Истина не должна служить политике…

–Истина находиться только там,где Её говорит Бог…

–Если ты действительно хочеш познать Истину-опустись перед ней на колени…

–Мы должны признать власть Истины над своей волей…

–Истина-это информация,не изнасилованная человеком….

ИНОК ЕВДОКИМ.
  НОВОВЕРСКИЙ    22.08.2006 13:41
Открытое письмо всем пользователям международной сети “Интернет” в Украине, России, в странах бывшего СССР и во всём мире.
Внимание!!!
Всем,кто хоть что-небудь знает или может помочь узнать!!!!
Уважаемые господа и товарищи!
Дорогие друзья!
Братья и Сестры во Христе Иисусе!
Многоуважаемые работники государственных и негосударственных архивов!
Многоуважаемые Провославные священники и служители!
Многоуважаемые историки и краеведы!
Очень прошу всех вас помочь мне найти моих пропавших родственников, которые для меня очень и очень дороги – я очень хочу узнать свои прежде всего русские православные корни на этой земле, чтобы не стать Иваном, не помнящим своего родства – таких людей и так очень много сегодня на Украине, я очень не хочу быть в их серых рядах.
А теперь перехожу к делу!
Фамилия:НОВОВЕРСКИЕ ИЛИ НОВОВИРСКИЕ
Имена – ЕВДОКИМ И ЯКОВ
Профессия – ПРАВОСЛАВНЫЕ СВЯЩЕННИКИ.
Место работы – УКРАИНА, ВИННИЦКАЯ ОБЛАСТЬ. ВОЗМОЖНО ГОРОД ТУЛЬЧИН ИЛИ ТУЛЬЧИНСКИЙ РАЙОН.
Прошу срочно отозваться всех, кто лично знал этих людей или располагает любой информацией о них.
Мобильный телефон: (+3 или 810) 80664502242
Зарание благодарен за любое содействие в моём поиске!
Да благословит вас Господь!
  Helgi    17.04.2006 15:52
Важная информация: опубликована работа Д. Герасимова "Православный национализм" http://prosvet.atspace.com/ Обязательна к прочтению всеми православными националистами.
  Ingvarnep    14.04.2006 09:35
"Начнём, как это принято, с определения. "Русская идея" – это ёмкое социо-культурное и историософское понятие, отражающее специфику российского этноса и проектирующее его дальнейшее развитие."
Определение, действительно, емкое, если не более того. Замените слово "русская" на "французская" – все тоже самое. Когда слишком емко, тогда слишком пусто.
"Я думаю, что русская идея – это идея христианская, выраженная в форме национальной культуры".
Есть, как раз, мнение, что русская идея наднациональна. Вся русская история свидетель этому.
  Мырдин Сергей Геннадиевич    11.04.2006 13:41
Гениально сказал в своё время Ф.М.Достоевский:
"Истинно русским человеком может называться только истинный Православный христианин!:"
И тут по моему сказано всё по этой очень сложной теме.
Я лично православным христианином стал совсем недавно и больше всего жажду общения с более опытными в духовном смысле людьми,которые могут многому научить!
Прошу отозваться!!!
Мой адрес-Украина.Закарпатская область.г.Ужгород 88018 пр.Свободы.51-31.Мырдину С.Г.Телефон 80664502242.
  Олег    11.04.2006 11:31
но ислам и христианство – это монотеистические религии, т.е. исповедуют Единого Бога.
что за еретическое утверждение? Исламиты – безбожники, Бог Един и нет кроме Него других. Он сошед на Землю, приклонив небеса, вознес человечество на небеса, основав Свою Церковь, в которой и пребывает до скончания веков, по Его же слову: Я с вами до скончания века.

Горе от ума – возгордились русские, не хотят смирится под Крепкую десницу Господа, все ищут каких-то путей непройденных. А надо лишь возвратиться на путь царства Иоанна Грозного – Соборного самодержавия. Все важные вопросы царь выносил на Соборы. В его царствование было больше всего Соборов. Вот вам уже реализованная русская идея, о которой и утверждал Владыка Иоанн Снычев в своих книгах. Почитайте его, а не забивайте свою голову и душу писаниной бердяев булгаковичей
  Георгий    10.04.2006 21:04
"Сегодня мы сидим на развалинах империи, что само по себе побуждает к рефлексии. Иногда это красиво называют поиском самоидентичности. Чего мы хотим: быть великими и бедными, как при коммунизме, чтобы нас весь мир боялся? Или мы хотим превратиться в множество благополучных Норвегий, которые не играют никакой роли в мировом масштабе? Имперское сознание
изживается мучительно."
"У нас надо не "права качать" (это осуждается, это – для секулярных индивидуалистов), а вписываться в систему-структуру, занимать в ней определенное, желательно поближе к центру власти, положение. Тогда и привилегии кое-какие будут."
Рецепт: Русская философия + западный опыт. Так что ли?
Кажется, все это от сильной абстрактности от русской земли.
  Шульгин Владимир Николаевич    10.04.2006 02:31
Важная тема, поспешно затронутая. Какофония, да простит мне откровенное суждение автор. Выводы вполне в духе плюрализма, и вашим, и нашим, значит, прежде всего, – не нашим (как и при всяком здоровом плюрализме).
Автор считает, что наша русская идея уже неактуальна. Странное суждение при такой духовной солидарности с Владимиром Соловьёвым, (считавшим, что для каждого народа есть определённый Божий Замысел, постоянный во времени). Значит, "вписываться в современное мировое сообщество" надо, поскольку необходимо с волками, так сказать, – жить. Что же, браки педерастические, как это делает шведская протестантская церковь (и др.), уже и на Руси венчать? Или чего другое в духе глобализма? Хороша "общечеловеческая солидарность", которой столь прогрессивно сочувствует автор. Мы так бываем загипнотизированы современно-гуманистическими призывами "услышать другого", что уж готовы самого сатану слушать, не говоря о мелких бесах.
Есть прямо непонятные мысли, вроде о "призыве" авторов сб. "Вехи" вернуться России "в мировую историю из интеллектуального провинциализма". Радикальная интеллигенция, которую пытались воспитывать веховцы, – интернациональное явление, плод того "зарубежного идеологизма" (Пушкин), отвлеченного мышления с безбожным уклоном, которое со времён Вольтера и Канта овладело "прогрессивным человечеством". Так что призыв "Вех" был "Urbi et Orbi" как раз вырваться из этого общемирового строя, шествующего под барабанный бой к неизбежному обрыву.
"Запад нас не любит" и правильно, по мнению автора, делает; мы имеем "догоняющую цивилизацию", а отставших Запад не жалеет. Слава Богу, что до сих пор мы так и "не догнали" столь любимый автором Запад, и что остаётся возможность русской цивилизационной альтернативы, на что так рассчитывала Русская мысль, начиная с Пушкина, Гоголя, Хомякова и Киреевского, на что уповали и Чаадаев с Соловьёвым, для которых отход Запада от Христианства был личной трагедией. (Этот типологически русский расчёт на собственный путь, правда к ложно понимаемой "общей социальной цели" заимствовала от Пушкина и славянофилов даже наша революционно-народническая мысль под видом "субъективного метода в социологии".)
Так что не увидел автор то поразительное единство русской христоцентричной мысли, объединяющее её от Карамзина-Пушкина до Солженицына-Распутина в единое мощное целое.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru