Русская линия
Православие и МирПротоиерей Александр Ильяшенко04.04.2005 

Гражданский брак или блудное сожительство?

Не прелюбодействуй (Исх. 20, 14)

Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в своем сердце (Мф.5,27−28).

Как православные могут говорить с неверующими о грехе блуда?

Почему гражданский брак, т. е. блудное сожительство, является грехом?

О.Александр: Когда на сайте поместили сообщение, что будет проведена эта беседа, несколько человек прислали свои вопросы. Вот вопрос, который прозвучал первым:

Как православные могут говорить с неверующими о грехе блуда?

Если отвечать в двух словах, то, прежде всего, надо стараться говорить на общепринятом языке, поскольку для неверующих цитаты из Священного Писания малоавторитетны. Я стараюсь опираться на классику — с Пушкиным или Шекспиром уже труднее полемизировать. Тон должен быть доброжелательным, искренним, открытым, нельзя вещать, как будто ты — истина в последней инстанции. Конечно, нужно уважать своего оппонента.

Почему гражданский брак, т. е. блудное сожительство, является грехом?

Прежде всего, отметим, что в наш язык вошло словосочетание «гражданский брак», как подмена понятий. Гражданский брак, на самом деле, это брак, зарегистрированный по гражданским законам данного общества, и Церковь к такому браку относится с уважением. Вот что говорится в «Основах Социальной концепции Русской Православной Церкви». Священный Синод Русской Православной Церкви 28 декабря 1998 года с сожалением отметил, что «некоторые духовники объявляют незаконным гражданский брак или требуют расторжения брака между супругами, прожившими много лет вместе, но в силу тех или иных обстоятельств не совершившими венчание в храме… Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в 'невенчанном' браке, отождествляя таковой брак с блудом». В принятом Синодом определении указано: «Настаивая на необходимости церковного брака, напомнить пастырям о том, что Православная Церковь с уважением относится к гражданскому браку».

У каждой семьи совершенно особая внутренняя атмосфера, и это уже единство. Люди верующие получают благословение Церкви на свою семейную жизнь как некий дополнительный дар, и поэтому семья православная отличается от обыкновенной семьи тем, что ей больше дано. А кому больше дано, с того больше и спрашивается. Еще раз необходимо подчеркнуть, что люди, вступившие в брак по законам общества и зарегистрировавшие свои отношения в Загсе — для Церкви полноценная семья, которая вызывает уважение. Такие супруги могут причащаться в храме. А если они только начинают церковную жизнь, им просто нужно дать время, чтобы они поняли, что для дальнейшего духовного роста им необходимо получить еще и церковное благословение.

Гражданский брак в современном понимании этого слова — именно блудное сожительство. Многие считают, что можно так жить, считают это допустимым и спрашивают, почему это плохо. Священник — это практик, ему очень часто приходится иметь дело с негативными последствиями такого образа жизни. В храм часто приходят люди, которые так или иначе от этого пострадали, или, нетрудно предположить, скоро пострадают, что, к сожалению, очень часто случается. Что можно сказать?

Господь создал женский пол прекрасным, женская красота — это объективная реальность, утверждать противоположное было бы просто ханжеством. Мужчины и женщины друг другу привлекательны, особенно молодые, это тоже факт. Теперь рассмотрим, как к этим фактам должны относиться люди — молодые и немолодые, как девушки должны относиться к своей красоте, как юноши должны относиться к женской красоте, и какие принципы в отношения в связи с этим нужно закладывать.

Женскому полу в большей степени, чем мужскому, свойствена удивительная, благодатная и прекрасная добродетель целомудрия. Это можно попытаться продемонстрировать такой цепочкой рассуждений: представим себе, что все тут сидящие обзавелись семьями, и у них родилась, допустим, девочка, вот прошло 15−17 лет, и вдруг эта дочка-красавица с кем-то спуталась. Поднимите, пожалуйста, руку, кому будет все равно. Никто руку не поднимает. Значит больно будет родителям оступившейся девушки.

Иногда слышишь такой ответ: «Они же друг друга любят!» Замечательно, очень хорошо! Но при чем здесь постельные отношения? Если ты любишь, докажи, что действительно любишь. Что готов не просто пользоваться «любимым» человеком, но и взять на себя ответственность за него.

Многие в таких случаях жалуются, что у них нет денег и нет жилья. Хорошо, получай профессию, научись зарабатывать деньги, приобретай жилище и женись. «Ах, мы не можем дождаться!»

Ну, хорошо, «с милым рай в шалаше» — женись, снимай жилье, претерпевай трудности, как многие наши бабушки и дедушки. Вот, я, например, родился пятым в семье, мы жили в коммунальной квартире в одной комнате, было нелегко, и все выросли и получили образование. Сейчас жизнь вновь становится трудной, страна нищает, но если наши бабушки и дедушки жили в трудных условиях, почему сейчас молодые не могут жить? Все дело в том, что наше поколение несравненно более расслабленное, привыкшее к удобству и комфорту, чем те люди, которые жили до нас. Им пришлось пережить труднейшие испытания и лишения. Например, когда моя мама была во время войны в Казани, ей выдали кубометр дров на месяц. Она, человек городской, московский, не рассчитала, этот кубометр истопила за две-три недели и осталась без топлива, а зима 1941-года была суровая. Конечно, она попросила о помощи, с ней поделились, и потом она научилась экономно расходовать дрова. А если вспомнить блокадный Ленинград? Голод, нет ни воды, ни электричества, чтобы согреться, люди жгли мебель, ходили на Неву за водой, хлеб выдавали по карточкам, которые не всегда можно было отоварить, везде выстаивая огромные очереди. И все же люди жили, и очень интенсивной жизнью, и многие из ушедшего поколения вспоминали это время как свои лучшие годы. Может быть, вы видели фотографии — симфонический оркестр зимой в блокаду дает концерт. И зрители, и музыканты в шубах… Люди не сгибались, не ломались при тех нечеловеческих испытаниях, которые им пришлось пережить.

А сейчас все изнежены. Да, мы в таких условиях не жили, но одно дело — не жить в таких условиях, а другое дело — ставить в принцип: трудности переносить не хотим, а удовольствия получать хотим. Если вы друг друга любите, продемонстрируйте, что, создав семью, вы готовы на лишения — это вызовет только глубокое уважение. А если вы такие несчастные, бедные, многого не умеете, многому не научены, но действуете по принципу «если нельзя, но очень хочется, то можно" — это уважения не вызывает. Тогда и возникают трагические ситуации.

Вот, например, приходят ко мне девушка с молодым человеком. Она совсем молоденькая, он на десять лет ее постарше. Сияет вся, влюблена по уши.
— Вот я с ним живу.

— Ты его любишь? Он тебя любит? Отлично, я вас поздравляю, — говорю я.

Что здесь доказывать? Мораль читать какую-то бесполезно.

— А что же не женитесь?

Ей приходится обороняться:

— Ну, понимаете, мы друг друга должны узнать.

— И что же, до сих пор еще не узнали?

— Но ведь жизнь такая сложная…

— Я понимаю, что жизнь сложная.

— Но ведь быт…

— А семья и создается, чтобы этот быт преодолевать.

— Вот, я учиться должна…

— Ну, в данном случае ты или доучишься или не доучишься. Если хочешь семью создавать, надо же чем-то жертвовать. Ну, зови своего молодого человека.

Подходит. Задаю тот же вопрос:

— Вы друг друга любите? Почему не женитесь?

И вот он говорит те же слова, вернее, она тогда говорила его словами, так как очевидно, что девушке эти эксперименты не нужны:

— Вот, трудности… Мы должны друг друга узнать, испытать…

— Замечательно, вот ты какой естествоиспытатель. Если твой эксперимент даст положительный результат — хорошо. А если отрицательный? Смотри, какая она сейчас счастливая, влюбленная, а если ты ее отвергнешь, что будет с ней?

— Ну, уж, батюшка, Вы и скажете! Я ее не брошу, конечно, но раньше, чем через два года, я не женюсь. Должен же я знать, как она суп готовит!

Стало понятно, что дальше продолжать разговор бесполезно. Как и нетрудно было предположить, прожили они года полтора и расстались. Факт остается фактом — на таком фундаменте семью создать нельзя. Такое отношение приводит к нравственной деградации, потому что девушки и молодые люди теряют благодатный дар, который дан каждому человеку от природы — целомудрие, чистоту души.

Я начал с того, что всем нам больно, когда воображаемая не родившаяся дочка собьется с пути. Что же говорить о подлинных драматических ситуациях. Ведь блуд и происходит от слова «блуждать», «заблуждаться», когда люди полагают, что так жить можно, а на самом деле — нельзя. И уже после нескольких таких экспериментов теряется здравое отношение к себе, появляются комплексы неполноценности. После таких неудач — попробуй докажи девушке, что можно создать большую, крепкую семью. Как убедить, что не надо бояться остаться вдруг одной и воспитывать троих — четверых детей без поддержки мужа и отца. Значит, нет уже той уверенности, что найдется такой человек, на которого можно было бы абсолютно положиться. Поэтому и больших семей нет, семьи маленькие или вообще бездетные. И для мужчин это не менее разрушительно. Один пример я привел — можно другой привести. Ситуация повторяется. Вот молодой человек говорит, что он свою подругу обидел. У них «гражданский брак». Я задаю те же вопросы:

— Любите друг друга? Почему не женитесь? Люди не ожидают такого поворота беседы, уходят в сторону:

— Ну, понимаете, трудно…

— Может, вам жить негде?

— Да нет, у меня квартира есть, но ее нужно ремонтировать.

— Неужели нельзя пожениться и вместе квартиру отремонтировать? Ведь это еще и лучше — вместе обустраивать свое гнездо.

— А как же свадьбу закатить?

— Сделайте все скромно.

— Ну, понимаете…

Нет, понять этого нельзя.

Сейчас в мире и в стране идет полное разложение нравов. Людей, которые могут принимать ответственные, рискованные решения, практически нет. Зато господствует малодушие. И вот этому пример.

Некоторое время назад был дан приказ отключить электроснабжение на Дальнем Востоке. Многие сначала ругали руководство. Но ведь отключало не руководство, не Чубайс… Они только приказ отдавали. Ведь повернул рубильник какой-то «дядя Петя», исполнитель, сам живущий на Дальнем Востоке. А если бы он отказался? Если бы, не дожидаясь увольнения, сам положил заявление об уходе на стол: «не буду выполнять такой приказ и все!»? Тогда кому-нибудь другому приказали? А если бы и другой и третий отказался? Разве это боевой приказ? Когда в атаку поднимают, тогда действительно солдаты рискуют жизнью, но приказ выполнить должны даже ценой жизни. Тут уволят или нет, на войне убьют, или нет, но и в том и другом случае необходимо проявить мужество: и там и тут ты Родину защищаешь, тех, кто нуждается в защите. Ведь были оставлены без электроэнергии, то есть без света и тепла, родильные дома, больницы, старики, дети… Разве неясно, как надо поступать, если от твоих действий зависит жизнь и судьба людей?

Вот потому и правители у нас такие, и бедствует наша страна, потому что у нас такие мужики, как «дядя Петя». А совсем недавно они были другими. Ломоносов, например, сам из крестьян, простой паренек, но когда его задирали придворные «шестерки» во дворце, говорил им: «Я холопом не буду даже у Господа Бога». Он был глубоко верующим человеком, это, конечно, гипербола. Раб Божий — да, все, что Господу нужно, он отдаст, но унижать себя он не позволит никому. Сам он, конечно, твердо знал, что Господь никого не унижает. Ломоносов здесь выразил очень глубокую мысль. Такими людьми, как Ломоносов, манипулировать нельзя, но на Руси они перевелись.

Еще один пример. Начало XVIII века. Северная война. Русские войска под командованием подполковника князя Михаила Михайловича Голицына, в будущем генерал-фельмаршала, штурмовали шведскую крепость Нотебург. Осада была жестокой и упорной. Три наших штурма были отбиты и войска понесли громадные потери. «Петр Великий прислал нарочного к князю Голицыну с приказанием отступить.

— Скажи Государю, — ответствовал посланному неустрашимый полководец, — что я теперь принадлежу Одному Богу!

Произнеся слова эти, он повел войска на приступ и овладел городом. Награды, полученные Голицыным соответствовали знаменитому его подвигу: Государь пожаловал ему золотую медаль, три тысячи рублей, триста девяносто четыре двора крестьянских в Козельском уезде и почетное звание Полковника Лейб-Гвардии Семеновского полка».

А у нас сейчас, если человек проявляет инициативу, говорят: не высовывайся. Тебе больше всех нужно? Что ты лезешь не в свое дело? Вот какая у нас психология. И самое страшное, что сама среда начнет такого человека душить, и не только начальство, но и окружающие: получил — и правильно, не высовывайся! Какое там говорить, что человек волю Божию чувствует! Вот князь Голицын проявил на деле, что значит «кесарево — кесарю, а Божие — Богу». Кесарево — то, что кесарю полагается, не более того. Есть вещи поважнее кесаря. У нас за последние годы изменилась психология. В революцию были уничтожены два аристократических класса: собственно аристократия и крестьянство, которые являются аристократами по духу, по культуре, образованию и воспитанию. И осталась только серая масса, которая подчиняется чему и кому угодно. Князь Голицын царю Петру не подчинился, а наша серая масса подчиняется Чубайсу, и при этом себя оправдывает: ну как же, начальник ведь! А начальник — Божий слуга, как же не подчиниться… Господь далеко, а кесарь близко, не послушаешься — получишь! Такая бездуховность приводит народ к нравственному вырождению.

Вспомним незаслуженно малоизвестного поэта и писателя Алексея Константиновича Толстого. Он как раз из тех людей, которые голос своей совести ставили на первое место, и совесть его была чиста. Глубоко верующий человек, вельможа, граф, приближенный друг Государя Александра II, он занимал важный пост. У него было имение в Калужской губернии, неподалеку от Оптиной пустыни, и оптинские старцы с удивлением отмечали, что в Оптину он ходил пешком, как простой смиренный богомолец, а не в коляске, как вельможа. У него есть замечательная баллада, которая, как любое литературное произведение, носит отпечаток души своего автора. Это баллада на исторические события, называется она «Песнь о Гаральде и Ярославне». Гаральд — будущий норвежский конунг, король Норвегии, гонимый, так как там тогда шла междоусобная война. Он вынужден был бежать из Норвегии и жил в Киеве. И вот он полюбил Ярославну — дочь Ярослава Мудрого. Начинается песнь так:

1 Гаральд в боевое садится седло, Покинул он Киев державный, Вздыхает дорогою он тяжело: «Звезда ты моя, Ярославна!

2 Надежд навсегда миновала пора, Твой слышал, княжна, приговор я, Узнают же вес моего топора От края до края поморья!»

3 И Русь оставляет Гаральд за собой, Плывет он размыкивать горе Туда, где арабы с норманнами бой Ведут на земле и на море.

4 В Мессине он им показал свой напор, Он рубит их в битве неравной И громко взывает, подъемля топор: «Звезда ты моя, Ярославна!»


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru