Русская линия
Православие и МирСвященник Алексий Уминский23.01.2013 

Исповедь — проходной билет ко Причастию?

Протоиерей Алексий Уминский

В продолжение обсуждения статьи протоиерея Павла Великанова «Покаяние нераскаянное» — размышления протоиерея Алексия Уминского о том, во что превратилась исповедь современного христианина, каково выслушивать такие исповеди священнику, чем это грозит Церкви и как можно исправить ситуацию.

Тот образ жизни Церкви, который был в ХХ или еще в XIX веке, мало похож на то, как и чем сегодня живем мы. В XIX веке имела место доведенная до абсурда формализация. Четыре раз в год обязательно надо было пройти по схеме: говел, исповедовался, причастился. В том числе и для устройства на работу, для справки о благонадежности. Получалось, если постишься-исповедуешься, значит — все в порядке, ты добросовестный гражданин своей страны.

Период гонений показал совершенно иной образ отношений священника и его духовных чад. В те времена приходская исповедь вообще не являлась основным способом душепопечения.

Можно сказать, что исповеди по-настоящему не было и в 60−70-е годы прошлого века, когда открытых действующих храмов осталось уже немного. Распространенные тогда общие исповеди, когда перед толпой пожилых женщин священник прочитывал список грехов, наверное, не могут соответствовать евангельской идее покаяния, примерам святой покаянной дисциплины, которая реально существует в Церкви тысячелетиями.

В тот период, который принято называть церковным возрождением, когда мы начали постепенно набирать сложный опыт выстраивания приходской жизни, отношение к исповеди, как об этом и пишет отец Павел Великанов, было у молодых священников примерно одинаковым. Есть книжечки, есть перечисления грехов по святителю Игнатию (Брянчанинову), есть общее представление о том, что исповедь — это пропуск ко Причастию. Достаточно.

Сегодня мы можем наблюдать, во что превращается подобная практика, как она иссушает человеческую жизнь, лишает исповедь смысла, как люди перестают понимать, что с ними вообще происходит. Еженедельная надрывность переходит в формализацию всего, в том числе самого Причастия. Человек живет уже не сознательно: все превращено в форму своеобразной игры, правила которой все хорошо понимают.

Как у отца Павла замечательно написано: «А у тебя есть бумажечка с грехами?», — спрашивает одна женщина другую. Сейчас технический прогресс вообще упростил задачу — нажал кнопку, и принтер распечатывает с компьютера давно заготовленное — очередную исповедь к следующей субботе. Я вижу такие распечатанные исповеди — это же кошмар!

Когда пытаюсь уговорить своих прихожан не исповедоваться перед каждым причастием, то вижу в их глазах страх: а вдруг чего не так? Ведь это так удобно — получить некое свидетельство, что у тебя все в порядке.

Список в прачечную

Эти списки перечисления грехов напоминают мне заполненную квитанцию в прачечную: простыни грязных — 3, наволочки — 4, полотенце — 1.

Принес этот список, прочитал. И — все спокойно, надежно. Ты уже можешь уверенно сказать, что по правилам причащаешься, за дело.

И исповедь наша — уже не исповедь, а нудное перечисление бесполезных вещей, которые не делают человека ни лучше, ни хуже. Такие исповеди — настоящее препятствие для духовного роста, и уж точно они не имеют никакого отношения к покаянию.

Более того, это страшная ловушка для духовной жизни. Ведь подобная практика меняет и отношение человека к Причастию. И превращает его в некую форму «духовного топлива», как бы грубо это не звучало. То есть Причастие воспринимается не как встреча со Христом, не личное присутствие Его в твоей жизни. Подкрепился духовно и — вперед, до следующего раза.

Идя к Чаше, ты не страшишься приблизиться ко Христу так близко, не воспринимаешь встречу, как суд над тобой. Какой суд? Все проблемы решены на исповеди, тебя допустили. И главное следующее препятствие, которое может тебя беспокоить, — это только то, что ты не до конца вычитал правило ко Причастию. А вот уж если ты все правило прочел до конца и сходил на исповедь, у тебя нет никаких вопросов к тому, что сейчас с тобой произойдет в момент встречи со Христом.

Все должно быть нормально, все гарантированно. Да еще принесет тебе пользу.

Вот если ты не выполнил всего предписанного, то — причастился «в суд и в осуждение». А если выполнил предписанное — все в порядке, можешь не бояться этого святого момента.

Сама форма, с которой мы подаем Тело и Кровь Спасителя прихожанам звучит так: «Во исцеление души и тела». И мы начинаем думать, что перед нами — хорошее лекарство.

Ничего себя лекарство, ничего себя успокоительное, когда в Чаше пребывает Распятый Христос!

Поэтому никакой успокоенности нашей при приближении к Чаше быть не может! Должна быть тревога, ужас и страх, трепет.

Опять по кругу?

По своей сути духовная жизнь священника, монаха, мирянина, мужчины, женщины складывается одинаково. Это поиск Христа, это твоя жизнь по Евангелию. Это молитва человека, его разговор с Богом. И покаяние — это не процесс от субботы до субботы, это процесс длиною в жизнь. Путь человека за Христом. И когда человек по-настоящему идет этим путем, он зреет духовно.

В какой-то момент, человек, идущий за Христом, а значит, пытающийся приблизиться к Нему, вдруг видит в себе то, что раньше не видел, не замечал. То, что высветил в человеке свет Христовой любви, осветив уголок души, в который раньше и не заглядывал, наполняет его душу ужасом. И вот тогда происходит истинное покаяние, тогда необходима исповедь и знак того, что человек движется к Богу.

Вместо этого, вместо движения за Христом — хождение по кругу, о котором я уже столько раз писал, говорил. От исповеди до исповеди, от Причастия до Причастия, от поста к посту. Живем благополучно и удобно.

Разорвал священник на исповеди Бумажечку с перечислением грехов, значит можно успокоиться и через неделю (или через две) принести новую, с тем же содержанием. Более того, иной человек, приходящий на исповедь, если вдруг увидит, что священник не разорвал бумажку, начинает волноваться: «Что-то не так?» Как будто в самой бумажечке — покаяние. Как будто она — входной билет ко Причастию. Билет надорвали — можно смело проходить.

Проходя так от исповеди к исповеди, некоторые люди начинают от этого унывать, перестают причащаться. Они чувствуют, что Причастие — это серьезно, к нему нельзя — по билетику.

Не может быть духовной жизнью, исповедью, подготовкой к Причастию то, что поставлено на конвейер, построено по шаблону. Нельзя ощущать покаяние по расписанию, с регулярной периодичностью…

Однако большинство людей все-таки привыкает и именно так, конвейерно, начинает воспринимать духовную жизнь. Потому, что «так правильно, так нужно, так заведено». Удобнее вместо смыслов иметь подмены. И если кто-то пытается это поменять, то получает от своих собратьев обвинения: «А не обновленец ли ты?» «А не хочешь ли ты реформ?» «А не католик ли ты?» И прочие безумные глаголы.

Когда перестает работать слух

Да, если не давать «пропускных билетиков» в виде исповедей, то есть риск, что к Причастию будут подходить вместе с толпой и люди, совершенно не понимающие его смысл. Не допускать этого — задача священника. Когда формируется приходская жизнь, он должен иметь возможность каким-то образом воспитывать дисциплинарно новоприходящих в храм людей. И с ними проводить как раз исповедальные беседы, на которых объяснять, что есть что, как нужно молиться, и так далее. Но не надо превращать исповеди в пропуск!

Нуждается твой прихожанин в исповеди, он подойдет и скажет об этом. И тогда ты для этого выделишь ему время. А не три минуты из этой бесконечной очереди, когда невозможно никого исповедовать, когда невозможно услышать человека! У тебя, как у священника, перестает работать слух после двадцати перечислений, когда тебя нагрузили пустотой за полтора часа стояния у аналоя. И когда приходит человек с душевной болью, проблемой, ты рискуешь его не услышать.

Люди, отстоявшие в очереди на исповедь, прочитавшие по бумажке очередной перечень «из прачечной», искренне думают, что они покаялись перед Богом. Только потом наступает серьезнейший духовный кризис. Человек вдруг осознает: почему он столько лет в Церкви, но — он никого не любит, не любит молиться, не любит постов, ждет, быстрее бы пост кончился? Ему уже невыносимо читать правило перед Причастием, из года в год, из десятилетие в десятилетие каждую неделю — одно и то же…

Если мы будем человеческим преданием заменять заповедь Божию, это будет катастрофа. Которую, в принципе, мы уже сейчас начинаем наблюдать.

Подготовила Оксана Головко

http://www.pravmir.ru/ispoved-kak-proxodnoj-bilet-ko-prichastiyu/

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru