Русская линия
Сводка новостей от 9 апреля 2011

Патриарх Кирилл: Наша проповедь многих не устраивает
В передаче «Слово пастыря» Предстоятель РПЦ высказал своё мнение о причинах критики, звучащей в наше время в адрес Церкви…

Патриарх КириллВ передаче «Слово пастыря», вышедшей сегодня на Первом канале российского телевидения, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл ответил на вопрос телезрителя о причинах критики, звучащей в наше время в адрес Церкви.

Вопрос заданный москвичкой Валерией Яковлевной Кошелевой звучал следующим образом: «Ваше Святейшество! Я всегда с душевной болью сталкиваюсь с людьми, которые враждебно относятся к вере и к Православной Церкви. Удивляюсь, почему этих людей так много. После стольких мучений и страданий, перенесенных в XX веке нашей Церковью, священниками, верующими, это кажется странным. Нет такой лжи и злобной клеветы, пущенной о Церкви и ее иерархах в СМИ, которая бы не была с радостью подхвачена. Может быть, и самой Церкви стоит иначе относиться к этому и как-то изменить свою работу с людьми и с миром?».

Отвечая на этот вопрос, Предстоятель РПЦ в частности сказал:

«Валерия Яковлевна, Вы поднимаете очень важный вопрос, и боюсь, что подробный ответ на него не уложится в рамки нашей программы. Но начну с последнего — может быть, Церкви стоит что-то поменять? Церкви нужно все время анализировать свою работу, свой стиль общения с людьми, с окружающим миром, постоянно корректировать свое служение. Такова задача Церкви, и это действительно происходит.

Церковь критикуют не потому, что она неэффективна, не потому, что она плохо работает. Церковь критикуют по другим причинам. И для того чтобы доказать этот тезис, я приведу пример из нашей недавней истории.

Действительно разрушенная, изничтоженная Русская Православная Церковь: погибшие священники и миряне, закрытые храмы, оскверненные святыни. Вся страна стояла, да и сейчас стоит в этих церковных руинах. Достаточно пролететь на самолете на небольшой высоте над Подмосковьем, над Ярославской областью, над другими областями русского Нечерноземья, чтобы увидеть страшные памятники той эпохи — полуразрушенные, разрушенные, разрушающиеся храмы. Ни в одной стране мира никогда, за всю историю человеческой цивилизации не было сделано с религией, с верой то, что было сделано у нас.

И вот наступили иные времена, и Церковь начала восстанавливать эти храмы. Силенок было мало, людей не хватало, о деньгах уж и говорить не приходится. Потихонечку, потихонечку всем миром наваливались, восстанавливали, но ведь и тогда звучала критика в адрес Церкви — может быть, не такая яростная, как в наше время, но тоже звучала. За что же тогда критиковали Церковь? А нам показывали пальцем на других, в частности на западных христиан, и говорили: „Ну посмотрите, какой они ведут диалог с обществом! Как они активны в области миссии! Как у них развито социальное служение! Как они занимаются образованием молодежи! А вы-то что делаете? Да ничего не делаете, вы как прорабы на своих стройках!“ До самого недавнего времени нашу Церковь обвиняли именно в ее неэффективности. Но то была не забота об эффективности Церкви, а просто желание сказать нечто, что отвратило бы людей от Церкви.

Настали времена, когда Церковь активно участвует в диалоге с обществом — и с интеллигенцией, и с политическими силами, и с творческими союзами, и с профсоюзами, и с отдельными людьми; причем участвует в этом диалоге активно, не как ведомое, слабое начало, а предлагая идеи, часто очень яркие, привлекательные, которые активно обсуждаются. Церковь повернулась лицом к молодежи — работа с ней организуется во всецерковном масштабе. Церковь занимается социальной работой, благотворительностью, идет к бедным, нищим, сиротам, бездомным, участвует в тушении пожаров, поддерживает жертв природных катаклизмов…

И что? Раздается еще более яростная критика — теперь уже за эту активность: „Церковь лезет во все поры! Церковь мечтает взять контроль над нашими душами! Церковь сращивается с государством! Церковь — самая богатая организация! Посмотрите, сколько у нее недвижимости!“

Но посмотрите на эту недвижимость, на эти руины и полуруины, которые еще надлежит восстановить! Но кто об этом знает? Важно создать миф — миф о богатой Церкви, опирающейся на власть, на государство, влезающей во все поры, стремящейся контролировать сознание. И одно, и другое — ложь. Как лгали тогда, обвиняя Церковь в беспомощности, так лгут и сейчас.

А вот теперь вопрос: а почему так происходит, и будет ли время, когда этого не будет? Такого времени не будет, потому что „Бог с диаволом борется, а поле битвы — сердца человеческие“. И всегда будут люди, которые откликнутся на весть Христа Спасителя, которые пойдут за Ним подобно тому, как шли за Ним апостолы, как шли за Ним жены-мироносицы, как шли за Ним мученики и исповедники в Древнем Риме, как шли за ним мученики и исповедники XX века, уничтожаемые как раз теми, кто боролся против слишком активного присутствия Церкви в жизни народа и в жизни общества.

Но кто-то может спросить: „Почему же все это происходит?“ Ведь есть и те, кто ни в Бога, ни в диавола не верит, и ссылки на Бога и диавола их не убеждают. Таким людям нужна доказательная социальная база: „Вот покажите, что в обществе происходит. Покажите, что происходит в реальной жизни, — в это мы поверим“.

Таким людям можно сказать следующее. Причина противления Церкви заключается не в идеологическом несоответствии доктрин. Ведь сейчас практически никаких доктрин не существует — светских доктрин. Причина — во внутреннем неприятии проповеди Церкви. Когда Церковь находилась в замкнутом пространстве, когда она была у себя в храмах, когда ее слово никто не слышал, тогда у большинства, в том числе и у нашей интеллигенции, было романтически-снисходительное отношение к Церкви как к некоему фольклору, как к некоей части культурной традиции. Тогда Церковь была где-то там, вдали. Но когда Церковь обращается сегодня к людям и проповедует Христа так, что это становится слышным, то эта проповедь многих не устраивает, потому что она расходится в принципе с их жизненными установками.

Например, привык человек грешить, а ему говорят: „Грех — это плохо; ты неправильно живешь“. Привык человек злоупотреблять пищей, алкоголем, наслаждениями, а ему говорят: „Так жить нельзя“, и объясняют, почему; причем говорят так, что очень многие другие слышат. Кто-то откликается на эту проповедь и старается изменить свою жизнь. А кто-то говорит: „Нет, это вы должны уйти из общественного пространства. Я вас слышать не хочу. Вы мне мешаете, вы бросаете вызов моей идентичности. Я грешник, это моя суть, но я не хочу, чтобы мой грех назывался злом“. Вот здесь и происходит мировоззренческое столкновение, которое претворяется в реальной жизни, которое затрагивает суть человеческих отношений.

Если говорить о противодействии церковной проповеди — она была всегда. В римское время гнали Церковь, просто физически уничтожали. Во времена внешне как бы более благоприятные для Церкви ее пытались, выражаясь современным языком, „переформатировать“, переделать, приспособить. Иногда это удавалось — по крайней мере, по отношению к отдельным представителям Церкви. Что же касается тех, кто не „переформатировался“ даже в условиях, казалось бы, очень благоприятных, за теми присматривали или тех наказывали. Самый яркий пример — святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, великий отец Церкви, живший в V веке. V век — расцвет Православия в Византии, торжество веры. А где закончил свою жизнь святитель Иоанн? В ссылке, в Абхазии. В то время это было гиблое место — малярия, инфекции, тяжелый климат. Там он и погиб, будучи сосланным „благочестивыми“ императорами Византийскими. XX век полон самых что ни на есть жестких примеров того, как Церковь ограничивали, уничтожали или пытались „переформатировать“…

То же происходит и сегодня. Нас пытаются „переформатировать“, изменить наш язык, понизить влияние на сознание людей. А что мы можем ответить? Нас нельзя „переформатировать“, потому что если меняется природа Церкви, то Церковь исчезает и от такой Церкви народ отказывается. Церковь всегда будет нести миру свидетельство о добре и зле, о правде и лжи, о свободе и рабстве, об ответственности и безответственности. Если когда-то этот голос умолкнет, то люди потеряют всякую способность различать добро и зло, в том числе и в общественном пространстве.

Вот почему Церковь будет продолжать свое служение — со смирением, неся поношения. Ничего нового нет — мы к таким поношениям привыкли за 2000-летнюю историю. Но Церковь обязана свидетельствовать миру о Божией правде, свидетельствовать, как говорит апостол Павел, „во время и не во время“ (2 Тим. 4, 2), утверждая великую весть о Царствии Божием и привлекая к этому Царствию каждое последующее поколение людей.

На этом я заканчиваю нашу передачу. Пусть Божие благословение пребывает со всеми вами, и до новых встреч».
Русская линия

Протодиакон Андрей Кураев: Это можно расценить, как «большой привет» фээсбэшнику Путину от г-на Медведева
По мнению профессора МДА, присуждение госпремии арт-группе «Война» — это либо свидетельство конфликта между «башнями Кремля», либо знак превращения Минкультуры в «прачечную»...

Никита Михалков: «Если пойдут оба, я буду за Путина»
По словам режиссёра, в 2012 году он будет голосовать за премьера, поскольку Медведев — хороший фотограф и талантливый человек, но у него всё на уровне мегаполиса...

Патриарх Кирилл: Наша проповедь многих не устраивает
В передаче «Слово пастыря» Предстоятель РПЦ высказал своё мнение о причинах критики, звучащей в наше время в адрес Церкви...

Владимир Путин: «„На хрена“ им нас принимать, если мы и так всё выполняем?!»
Премьер-министр потребовал от чиновников не выполнять требований ВТО, пока Москва не войдет в состав этой организации...

Протоиерей Всеволод Чаплин: Православие это не резервация для духовной релаксации
Глава синодального Отдела считает, что христианская миссия русского народа — это его долг, задача и призыв...

Волна арабской революции докатилась до Китая?
«Жасминовый ветер» дует пока только из-за рубежа...

Президент Йемена уходить в отставку не собирается
Жертвами антиправительственных выступлений только на этой неделе стало около 50 человек...

Этот день в Русской истории
Сегодня день памяти Великого Князя Василия II Темного...

ЮНИСЕФ и Отдел внешних церковных связей проведут семинар «Семья — самая безопасная среда для жизни ребенка»

В Стамбуле из-за отсутствия учеников закрывают православные школы

В Лондоне представят книгу Патриарха Кирилла о положении христианства в современном мире

В Петербурге пройдут Бражниковские чтения


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru