Русская линия
Русская линия Марина Бонч-Осмоловская01.02.2008 

Ужас перед Православием
Моим друзьям по Самиздату посвящается…

Поразительный текст имеется на Самиздате… С большой страстностью Sergeant обрушился на русское Православие и, по его терминологии в кавычках, «так называемую православную общественность».
Сначала даю ссылку на его статью:

http://zhurnal.lib.ru/s/sergeant/ape.shtml

Поговорим о его статье.

«В поддержку академиков

Группа академиков РАН, среди которых 2 нобелевских лауреата, направила В.В.Путину письмо против клерикализации общества. Это письмо инициировало большую дискуссию. Помещаю здесь открытое письмо в поддержку ученых.

Авторам письма президенту РФ В.В.Путину против клерикализации общества, в поддержку и с благодарностью

Под покровом Солнечной Богоматери
Стойте в огненном столпе демократии.
С вами мысль Соловьева, Бердяева,
Святых плащаница неприкасаемая.


Слава бесстрашным русским ученым, не побоявшимся поднять голос против возрождающейся византийщины!
Почему мы воспеваем сегодня ученых, академиков, нобелевских лауреатов?
Потому что делают то, чего не может ни один теолог или праведный человек — не имея на то ни крепости, ни нобелевской `крыши', ни знаменитости, предохраняющей от ГУЛАГа, как в случае со Львом Толстым и Владимиром Соловьевым…
Потому что имеют мужество и трезвение, которого недостает иным общественным деятелям, заигрывающим с современными чиновниками от религии и верящим в популистские лозунги о „православных основах национальной культуры России“.

=========

Мы не будем говорить о моральной стороне этой статьи, поскольку имеем дело с таким случаем, когда внутренний рубикон уважения/ неуважения к чувствам верующих перейден. Поэтому, остановимся только на фактической стороне публикации.

Текст этот многослойный, и мы будем рассматривать его с нескольких сторон.
Первое, что немедленно бросается в глаза — это огромные внутренние противоречия, которыми он наполнен, и нагромождения трескучих фраз, временами лишенных смысла.
Рассмотрим это в первых же утверждениях и посылах статьи.

„Группа академиков РАН, среди которых 2 нобелевских лауреата, направила В.В.Путину письмо против клерикализации общества“.
„Почему мы воспеваем сегодня ученых, академиков, нобелевских лауреатов?
Потому что делают то, чего не может ни один теолог или праведный человек — не имея на то ни крепости, ни нобелевской `крыши', ни знаменитости, предохраняющей от ГУЛАГа…“

Вопрос: кто именно не имеет ни крепости, ни нобелевской `крыши', ни знаменитости, предохраняющей от ГУЛАГа…»?
Судя по содержанию текста — это нобелевские лауреаты не имеют ни «нобелевской `крыши', ни знаменитости» — но сие полный бред -))
Можно было бы допустить единственно логичную вторую возможность — что «теологи и праведные люди» не имеют «ни нобелевской «крыши, ни знаменитости». Можно, но только не в контексте данной статьи, ибо она как раз направлена против них. Что мы и читаем ниже:

«Неужели в том сокровище русского православия, чтобы поп-богослов указывал…»

Богослов, теолог, имеющий профессиональные знания, автором назван в оскорбительной форме «поп-богослов», что предусматривает его, автора, бОльшее знание о предмете и право судить, в том числе, «попа-богослова».

Пока не углубляясь в статью, посмотрим внимательнее на эпиграф:

Под покровом Солнечной Богоматери
Стойте в огненном столпе демократии.
С вами мысль Соловьева, Бердяева,
Святых плащаница неприкасаемая.

Я не могу себе представить русского поэта, который был бы способен написать подобный текст -) Вдобавок, он поражает уровнем эклектичности и религиозной безграмотности, где слиты в одну кучу Богородица с «огненным столпом демократии». Перед нами не только плоский, газетный «образ», но и оскорбление святыни, богохульство. Сюда же попал ни в чем неповинный, глубоко верующий Бердяев. Мало того, Плащаница Христа оказалась натянутой на святых, которые, в свою очередь, по-видимому, по мысли автора тоже стоят с Ним «в огненном столпе демократии"…
Все это было бы очень забавно, если бы не было так глупо и дурно.

Мы бы не стали так детально останавливаться на первых строчках статьи, если бы в них не проявилась бы сразу вся дальнейшая текстология очень характерного для последнего времени текста о Православии. Перед нами раскрывается бескрайнее поле очень знакомых нам по ретроградному мышлению терминов — «охота на ведьм», «обезьяньи процессы», «разжигание все новых конфликтов в обществе», «оболванивающими лженауками», «нечистого на руку батюшки», «дали отпор», «псевдодуховность и псевдорелигиозность», «неужели православность в том, чтобы выстраивать новую [систему тоталитарной идеологии]», «воинствующие ортодоксы» и т. д. и т. п. — весь текст переполнен тяжелыми штампами времен «Союза воинствующих безбожников», после которых шли расстрелы священников. Во всяком порядочном труде каждое из подобных утверждений требует точного подкрепления фактами. В противном случае, мы имеем дело — в лучшем случае — с беспардонной болтологией, а в худшем — с оскорблением Церкви и самого христианства.

Хотя автор открещивается от критики христианской религии, в действительности, он не просто нападает на Церковь, но кидается на само основание Православия. Позиция у него очень сложная, поскольку нельзя сразу показать своего истинного отношения к религии, но нужно скрыть его и найти ему моральные оправдания, а поэтому, текст, направленный «против клерикализации общества», сам наводнен ссылками на Новый Завет, что выглядит «гуляш-демократией», по выражению Фромма (о политической солянке).
Обратите внимание, как автор подделывается под знание религиозных основ, как изумительно лихо использует слова «святость», «любовь», набил руку в таких высказываниях"…истинная религия не умерла, а совершает положенный ей прогресс — прогресс в любви и святости, в постижении премудрости Божией». Или — «Им принадлежит Царство Небесное — ведь оно, по словам Христа, `внутри вас суть'». Или такое славоблудие — «Правдолюбцы-ученые, цвет русской интеллигенции, поступили более духовно и свято…» Или — «Да не покажется вам странным, но есть нечто глубоко общее в идеалах истинной науки и истинной веры».

Не обсуждая смысл последнего высказывания, который, возможно, верен — и эта мысль очевидна многим людям, — само начало фразы: «Да не покажется вам…» мгновенно возвращает нас к христианской фразеологии, и она, разумеется, намеренно используется автором, чтобы — якобы — выбить у оппонентов почву из-под ног, показывая, как он, автор, близок к постижению истинных ценностей и сущности совершенствования человека. На самом деле, все это — ложь и манипулирование религиозными словесным инструментом.
Еще пример истинного отношения автора к Православию:

«Совершенным и божественным становится он (человек) не через формальное поклонение храмовым алтарям и не через баранье следование очередной мессианистической доктрине (всегда чреватой инквизицией и крестовым походом)».

Вновь используя легко выскакивающую христианскую фразеологию, такую как «совершенное и божественное», автор оскорбляет Православие, презрительно называя его доктрину «очередной» и «мессианистической». Прибавляя об инквизиции и крестовых походах в терминах «всегда». Вообще это что-то неописуемое, если учесть, что в Православии никогда не было не только инквицизии, но и, конечно, крестовых походов, особенно — «всегда».

Презрительный и надменный тон знатока и судии через строчку перемежается напыщенными тирадами, объясняющими нам путь человека в мире с указанием, кто, например, является князем мира сего (чтобы не вышло ошибки -):

«Для того и посылаются люди от Бога в мир, чтобы несмотря ни на какие препоны, чинимые дьяволом (князем мира сего), достичь раскрытия в себе этих божественных качеств. Такие люди украшение земли. Им принадлежит Царство Небесное — ведь оно, по словам Христа, `внутри вас суть'.

С бесстыдством дотронувшись до мыслей из Новозаветных текстов, далее автор ляпает газетные штампы «времен Очакова и покоренья Крыма», с развязными, ничем не подкрепленными утверждениями:

«И когда церковь перестает во множестве рождать подобных `малых Христов', когда вместо этого она начинает действовать методами устрашения, `промывки мозгов' и авторитарной власти — она уже ни к чему не годна…»

Все это напоминает приснопамятные «чистки» времен оно, когда выплевывание определенных штампов указывало слушателям: что и как они обязаны понимать. Что такое «устрашение» в приложении к Православной Церкви? В чем выражается «промывка мозгов»? Где в русской Церкви «авторитарная власть»? Использование этих словосочетаний говорит нам, верующим, что автор берется судить о вещах, в которых не смыслит ничего. Но наши вопросы к тексту не риторические — всякий читатель со свободой мышления пожелает получить точные ответы на каждое из этих заявлений автора, причем, в терминах «всегда и никогда», ибо автор, нимало сумняшись, обобщает с проекцией в будущее, что Церковь «…уже ни к чему не годна…»

Еще одно беспардонное утверждение этого же типа:

«Не потому ли отходят люди от веры и предаются всевозможным оккультным суевериям, что церковь утратила свое главное сокровище — праведность и святость?»

Автор не имеем ни малейшего понятия о том, сколько людей предаются оккультным суевериям, а как много приходит в Православную Церковь. Если бы он хотя бы поверхностно ознакомился со статистикой, он бы, как любой приличный человек, пойманный на воровстве, сгорел бы со стыда. Но стыд, как мы уже заметили, автору глаза не ест, а поэтому, во второй части процитированного утверждения он превышает даже уровень того, что в России называлось «воровством», совершенно нагло декларируя, что «церковь утратила свое главное сокровище — праведность и святость». С чем он сравнивает? Откуда ему, неверующему, известно, что она утратила, а что нет?

Неуважительно рассуждая о религии, автор сообщает нам, что верит в личность, в человека:

«Вера в Бога неотделима от веры в человека, от уважения к человеку».

Посмотрим, каковы результаты его уважения.

«Какого Бога проповедуют воинствующие ортодоксы?..
…а тут уж рукой подать до нечистого на руку батюшки, без чьей индульгенции не видать тебе спасения…»

Знаком уважения к священникам здесь является обзывание их «воинствующими ортодоксами». И «нечистый на руку батюшка», как видно из контекста — все батюшки — есть тоже признак уважения к личности/личностям.

Здесь уместно на несколько минут отойти от текста статьи и сказать несколько слов о том фундаментальном явлении, которое всегда поражает у нас: в России человек не стоит ломаного гроша. Не только его жизнь и благополучие, но, главное, его личность — у нас никто никого не уважает. Мы видим, что многие собеседники в Рунете заканчивают свои постинги «с уважением», но в большинстве случаев это уважение распространяется на оппонента, что называется, «до случая». Едва мнения расходятся, от уважения остается дым. Отсутствие уважения к человеку — только один пример болезни, поразившей наше общество во времена потери жизненных координат и моральных ориентиров, во времена русской катастрофы, которая длится уже век, но явление это, может быть, и фундаментальное для попыток построить лучшее общество. Тотальное равнодушие и наплевательство к личности человека проявляется не только, как принято думать, в хамстве мелкого чиновника, сдирающего с человека шкуру в своем кабинете, если тот зависим от данного чиновника. То же качество целиком присуще и заправскому интеллигенту — «доброму и деликатному». Вспомните, например, российское телевидение. Когда-то я написала статью «Пошлость как выражение ненависти к своей жизни» — какая наивная картина тогда открывалась телевизионному зрителю! Нас смешили ведущие с бабочкой на шее -) Сейчас телевидение превратилось в бездонный провал грязи, где люди не стесняются показывать помойку своей души. Даже голос на 1 канале, между передачами объявляющий за кадром следующие программы, говорит с такой похабной развязностью, как будто его хозяин сидит в луже блевотины в воровском притоне и, поводя мутными белками, вещает о своих похождениях. О каком уважении к человеку здесь можно говорить? То же самое — в практически любом ток-шоу. За редчайшим исключением, как, например, в передаче Александра Гордона, в них поражает стиль ведущих. В каждом их слове сквозит презрение к человеку, к которому они обращаются. Для чего ведущие задают свои вопросы — непонятно, потому что они прерывают отвечающих на каждом слове, не слушают их внимательно и заинтересованно, дают самое малое время каждому, тем самым показывая поверхностное отношение к мнению этого человека, — они совершенно очевидно используют людей и не уважают их. Например, Е. Проклова в передаче «Малахов» ежесекундно прерывает говорящих для того, чтобы сообщить всему миру что-нибудь вроде: «Эх!», «Ничего себе!», «А вы — ух!» Почти во всех ток-шоу ведущие оскорбительно называют других, здесь же присутствующих, в третьем лице: «а он делал», «она думает», вместо того, чтобы обращаться прямо и называть по имени, адресуясь и к окружающим, и к человеку, о котором идет рассказ. Не могу не вспомнить передачи бельгийского телевидения или BBC с их спокойными дискуссиями, когда оппонент имеет право высказать свою точку зрения в полной мере, где его внимательно выслушивают до конца и задают адекватные вопросы. И не важно — нравится ведущему собеседник или несимпатичен, согласен он с его точкой зрения или нет. В передаче «Малахов», коль скоро мы сравниваем именно ее, цветет душевная грубость «обычного», так знакомого нам всем типа, а сама передача — доморощенно-ретроградная, где можно было бы развить тему, сделать ее интересной при условии большего внимания к человеку, детальности, заинтересованности ее ведущих — интеллигентов Малахова и Прокловой.

Когда мы смотрим российское телевидение, перед нами проходит яркая иллюстрация того факта, что россияне не верят в демократию не только для России, но и в то, что она вообще где-либо существует. Во-первых, конечно потому, что каждый меряет жизнь по себе: если в стране прежде всех искусств расцвело искусство красть, то должна быть вера в то, что все делают так — во всех странах, материках и на Луне. Во-вторых, как можно верить в демократию, если в России человек не уважает другого человека? Где возьмутся основания для демократии? В чем они могли бы быть? Вы думаете, что телеведущие — это какие-то специальные клоны? Нет, они только часть общества — такие же, как другие.
В этом контексте не удивительно, что Sergeant вместе со словами о любви и святости, не прополоскав децинфицирующим средством рот, называет священников «нечистыми на руку воинствующими ортодоксами».

В России не демократия, а — развязность. Интуитивно люди в нее и не верят.

Поистине бездонный кладезь невежества являет собой статья Sergeant’a.

«…без чьей индульгенции (батюшки) не видать тебе спасения…»

Здесь имеется перл в виде «индульгенции». Если бы у нас был зачет по истории религии, то нужно было бы поставить первокурснику «неуд» за неспособностью отличить Православие от католицизма средних веков, но автор, возможно, захочет другую оценку.

В каждой фразе статьи мы видим политизированность, поверхностность суждений и тотальный максимализм, призванные оказать давление на читателя. Например:

«Истинно верующий никогда не встанет на путь диктата, силового давления и политических интриг….»

— [Если автор — человек неверующий], откуда ему доподлинно известно, на какой путь встанет истинно верующий, а на какой — нет?

— «…на путь диктата, силового давления и политических интриг.»

Что такое диктат и политические интриги в данном конкретном случае? Если автор использует, к примеру, слова «политическая интрига», то он должен уметь дать отчет в точном объяснении: где, когда и какую политическую интригу он наблюдал в действиях Церкви. Он должен доказать, что это была именно политическая интрига, против кого она направлялась и так далее.

Этим скрупулезным анализом мы показываем, что текст наводнен фразами вообще лишенными смысла либо оскорблениями, либо штампами для манипуляции сознания.

«Ученые восстают против библейского шестоднева и диктата РПЦ МП…»

Что такое «диктат РПЦ МП»? Этом словом автор допускает почти преступное оскорбление всей Церкви в целом, являющееся поношением, поскольку он не доказывает, в чем проявляется «диктат» Церкви, как института.

И так идет бесконечно весь текст, фраза за фразой.
Следующая строка:

«…академик В.Л.Гинзбург: `Давайте не путать атеизм и воинствующий вандализм, воинствующий идиотизм'. Sergeant подхватывает: «Воинствующий вандализм, воинствующий идиотизм проявляют сегодня как раз неуемные клерикалы, развязавшие целую кампанию клеветы против блестящих российских интеллектуалов, у которых чести и совести побольше, чем у иных `преосвященнейших' митрополитов».

Оказывается, знатоком религии, христианства и православия, является не только неверующий автор статьи, но и неверующий Гинзбург -)) Однако, несмотря на непричастность к трудному и долгому пути в вопросах веры, у них — «российских блестящих интеллектуалов» — готовы любые ответы на любые поставленные вопросы. У интеллектуалов так и принято — они точно знают, кто есть «неуемный клерикал», а кто `"преосвященнейший митрополит» — в кавычках, кто проявляет «воинствующий вандализм и воинствующий идиотизм», поскольку у них, как утверждает автор, «чести и совести побольше». Остается только непонятным, откуда автор узнал, у кого совести побольше, а у кого поменьше, чем он их измерял и где достал лицензию на право демонстрировать нам «блеск интеллектуализма»?
Может быть, мы что-то проглядели и автор, на самом деле, серьезный знаток христианской концепции? В тексте он рассказывает нам о своем представлении:

«Сотворил мир в шесть дней; сотворил человека из праха земного… Требует поклонения, ошарашивает чудесами, угрожает судом… Вечно попрекает `первородным грехом'…»

Понятно. Вот такой уровень.

Любопытная сложилась картина… Человеку с гуманитарным складом скорее всего не придет в голову писать докторскую диссертацию по математике или теоретической физике — совестно станет. Ведь наверняка вляпается с первого слова… А иной — с детсадовским, даже нет, не детским, — а плоским, трафаретно-картонным, лубочным представлением о такой материи, как христианская концепция, послюнив палец, выводит письмена, законы и тычит указующим перстом… И никакой скорби. Один беспредельный оптимизм.

Или вот как выразился другой гинзбург, Ал. Беляев, в телевизионной передаче Молчанова: «Я так рад, что здесь православный священник — нам нужна религия: «не убий, НЕ ВОЗЛЮБИ» -))

Может быть, неверующий автор хорошо понимает иные источники, например, Ф.М.Достоевского, и через его философию способен постигнуть хотя бы отчасти закрытый для него мир. Читаем:

«`Если Бога нет, то все дозволено', — некогда изрек Ф.М.Достоевский, дав тем самым `непобиваемый козырь' в колоду клерикалов».

Оказывается, бьющее фонтаном невежество продолжается и здесь, поскольку автор проспал всю огромную философию религиозного сознания Ф.М.Достоевского, этот колоссальный мир, в котором Ф.М.Достоевский не «что-то изрек», да еще клерикалам, а всем своим творчеством именно вбил страшный кол в атеизм и нигилизм, ибо не было более ненавистной ему темы и более ненавистного сознания, чем это.

Далее, минуя абзацы риторики, подходим к основным (хотя, куда уж больше!) претензиям автора, тому, ради чего, собственно, и была написана статья:

«Есть тайна, о которой старательно умалчивает официальная церковь, тем самым бросая черную тень на само понятие религии».
«Почему Российская империя, где Православие было государственной религией, а Закон Божий — обязательным предметом в гимназиях и реальных училищах, все же не избежала трех революций и воинствующего безбожия в государственных масштабах. И почему чуть ли не поголовное (если верить некоторым социологическим опросам) возвращение российского народа в лоно православия не привело к усилению морали в обществе?' - задается вопросом совестливый В.Л.Гинзбург.»

-)) Верно, есть в России несколько серьезных тайн. Отрадно, что «совестливый В.Л.Гинзбург» интересуется столь неожиданным для него вопросом… Будучи совестливым, он мог бы облегчить себе задачу, не ввергаясь в проблемы чужой и непонятной для него, как неверующего, религии — все-таки трудно быть профессионалом в чужой области — ученый наверняка это понимает лучше других. Вместо этого он мог бы обсуждать не причину ослабления Православия в конце 19-го века, материю тонкую и неоднозначную даже для историков, а тайну ближнюю — уничтожения Православия расстрелами в начале 20-го века первым советским правительством и таким учреждением этого правительства, как «Союз воинствующих безбожников».

Для тех, кто не читал об этом, можно ознакомиться здесь. Стенографический отчет комиссии Овермана 1918 года — свидетельства очевидцев, американцев, не примыкавших ни к красным, ни к белым и потому нейтральных в оценках.

http://www.rusrepublic.ru/senat.htm

О «воинствующем безбожии в государственных масштабах» и «Союзе воинствующих безбожников» Гинзбург наверняка с интересом прочитает и в книге А. Дикого

http://www.orthomed.ru/ftproot/abort_mr/books/history/library/diky_frm.htm

Из аннотации к книге:

«Издание 2-е (первое в России).
Первое издание осуществлено в Нью-Йорке в 1967.
Перед вами совершенно уникальная книга, написанная русским белым эмигрантом.
…
Немалую ценность представляют приведенные в книге списки правящей элиты СССР, включая
ответственных работников ОГПУ-НКВД, дипломатического корпуса, союза воинствующих безбожников и др.»

Для Sergeant’a — на имя которого почему-то не хватило русских букв — история России 20 века, по-видимому, не представляется достаточно фундаментальной в вопросе охвата русской катастрофы. Надо понимать, что он все здесь познал. В другом месте он ищет и нашел русский грех:

«Слава бесстрашным русским ученым, не побоявшимся поднять голос против возрождающейся византийщины!»

Человек, уважающий РЕЛИГИЮ, РОДИНУ И СОБСТВЕННУЮ КУЛЬТУРУ, хотя бы отчасти понимающий ее истоки и основы, никогда бы не осмелился сделать такое заявление.

Автор подробнее расшифровывает свое понимание:

«Ответ содержится в проклятом наследии византийщины, вернуть которое на российскую почву тщатся (и, увы, не без успеха) фундаменталисты от православия. Проклятие это — в искушении церкви государственной властью.
…
Начиная от эпохи Константина I, искусилась статусом официального государственного культа, а следом переняла и все прочие дьявольские атрибуты: право судить и приговаривать всех и вся, насаждение веры огнем и мечом, сребролюбие, ложь и насилие вместо нестяжательства, истины и любви…
От «растленной Византии», где «угас божественный алтарь» (выражения русского поэта и философа В. Соловьева) эта лже-вера перешла и на Русь, приняв уродливую форму имперской идеологии `Третьего Рима'. И финишировала страшным крахом, на многие годы ввергшим нашу страну в кровавый водоворот большевизма и сталинщины».

Опустим самый последний демарш, в котором привычно свалены в одну кучу «большевизм и сталинщина» — как мы уже видели, сие результат исторической неосведомленности или сознательной подтасовки фактов, что является сейчас типикой. Чтение литературы, хотя бы тех книг, ссылки на которые даны выше, помогает разгрести завалы. Но вот предыдущие утверждения по уровню безграмотности захлестывают все возможные человеческие пределы… Однако, из декларируемого под барабанный гром, автор, прямо не упоминая этого, выводит, что в России не должно преподаваться Православие в средних школах. А это самый главный предмет статьи, как предполагается.

Итак, утомив себя и читателя разбором выспренных плакатов, которые восхваляют «совестливых» демократов и руками совестливой демократии обмазывают священнослужителей вместе с самой Церковью, перейдем к собственно центральной идеи автора. Она — в «дьявольских атрибутах», перенятых русской православной Церковью. «От «растленной Византии, где «угас божественный алтарь» (выражения русского поэта и философа В. Соловьева) эта лже-вера перешла и на Русь, приняв уродливую форму имперской идеологии `Третьего Рима'.

Группа совестливых Гинзбургов избрала для своего удара по возрождению религии в нашей стране центральную идею Православия, что поддержал, так сказать, «коллега по Самиздату». Вот об этом и поговорим.

Концепция «Третьего Рима» сейчас почти всегда понимается неверно — даже многими верующими.
Для того, чтобы опорочить русскую Православную Церковь, эта концепция подается как некий трамплин восстановления империи, где роль Церкви обозначается как деспотическая, призванная укрепить будущее новое тоталитарное государство — ведь звучит «Третий Рим», не так ли?
Такая позиция пропагандируется антирусскими СМИ для ослабления роли Церкви, для простецкого обмана тех, кто не знаком с Православной концепцией. Так сказать, простенько, невежественно и легко запоминается.

Исторически, на Руси и в России не было ситуации, когда Церковь оказывала серьезное влияние на выбор великого князя или царя. Наша Церковь не занималась узурпацией власти, как католический Папа, который утверждал или низвергал короля. В этом вопросе автор вместе с Соловьевым должны прежде всего обвинять католиков, где влияние Церкви было огромным в решении вопросов власти.

Русская Церковь иногда боролась ПРОТИВ государственной власти. Но она никогда не боролась ЗА светскую власть — для себя.
Например, у нас в «либеральных кругах» принято называть Ивана Грозного или Петра деспотами — а против них выступала прежде всего Церковь. Она обличала замашки Грозного, защищала людей, гонимых царем, да так, что, например, митрополита Колычева царь Иван за это просто убил.

Совершенно неверно понимать концепцию «Москва — Третий Рим», как борьбу за государственную власть.

Инок Филафей говорил царю, что «с падением Византии, ты — единственный во всем мире православный государь и должен защищать веру». То есть, концепция «Москва — Третий Рим» означает, что цель всей жизни государя — это ХРАНИТЬ И ЗАЩИЩАТЬ ХРИСТИАНСКУЮ ВЕРУ.

Кульминация этой идеологии наступила во время Никона, который потребовал, чтобы государственная власть отошла от Церкви и не вмешивалась в ее дела. Тогда полностью разделили Церковь и государство.
На самом деле, именно светская, государственная власть в России стремилась подчинить себе Церковь, а не наоборот. Петр, например, упразднил институт патриаршества, и его не было в России до революции. Был всего лишь Синод, подчиненный государству, царю, и тот фактически являлся главой Церкви. Не в том смысле, каким всегда был и есть английский король — глава англиканской Церкви, но — по реальному положению дел. Церковь влачила достаточно униженное положение, и никакой «византийщиной» и не пахло. Так, как это понимают современные либеральные знатоки христианства — «совестливые гинзбурги».

Если уж им желательно наброситься на религию, то пусть накинутся на еврейские законы Израиля, которые напрямую выводятся из религии иудаизма, по которым, например, человек перешедший в христианство, в Израиле лишается гражданства (имеется ссылка). Если задуматься, ведь это черт знает что… Где здесь либеральные ценности? Свобода вероисповедания?

А если захочется вцепиться в христианство, то пусть бегут и обличают католичество, у которого всегда были властные стремления и которое имеет огромную светскую силу. В какой христианской ветви Церковь имеет бОльшее стремление к власти — в России или в Англии, где король/королева есть глава христианского мира? В какой прессе написано, что наши священники говорят: «Давайте мы из среды священнослужителей выдвинем кого-то для выборов президента? Или — в Думу». Хоть один священник является в России депутатом? Нет такого — и нет вопроса. Где влияние Церкви больше — в России или в Англии, где государственным законом предписано начинать школьный день с молитвы? Может быть, в России, где Закон Божий даже не преподается? Влияние больше в Англии, где Закон Божий — обязательный предмет], или в России, где только в некоторых школах преподается такая элементарная, первоначальная вещь, как религиозное культуроведение? Где Церковь рвется к власти?

«Либералы» обожают Запад и во всем стелятся перед ним, а, между прочим, в Бельгии 80% школ преподают Закон Божий. А в 20% можно выбирать между Законом Божиим и уроками этики. Но это касается только государственных школ, которых очень немного. А в частных школах выбирать вообще нельзя — есть только Закон Божий. Этих школ абсолютное большинство. Так живут люди, так они хотят жить. И «совестливые гинзбурги» не могут испортить их религию.

Иногда вспоминают о расколе в Православной Церкви и вопросе власти; смысл раскола был не в том, что Никон желал власти, а, наоборот, государство посягала на права Церкви. Почему? Потому что согласно мировоззрению тогдашних людей, государство суть дело мирское, второстепенное, его роль и задача — только в том, чтобы охранять веру и верующих. Это и есть концепция «Третьего Рима». И верховной власти, царю было несколько обидно (хотя это несколько другие категории), что верховная власть признается народом именно за церковную, религиозную, а не за мирскую. Принадлежит не царю, а Патриарху. Не царь говорит, когда молиться, когда соблюдать посты и т. д., а наоборот, и как раз светская власть ревновала Православие к народу, хотело присвоить себе ее значение.

В католичестве же как раз все наоборот: римский Папа всегда настаивал, что католичество должно управлять государственной властью. Всех королей на протяжении истории утверждал Папа, снимал их, делил между ними власть.
А русская Православная Церковь во время периодов раздробленности всегда играла объединительную роль. Этот тезис мы развивать не будем, так как любой может изучить на эту тему огромное количество литературы.

А что, собственно, означает «византийщина», что люди под этим понимают?
Византия — Восточная часть Римской империи, просуществовавшая как христианская империя ни много, ни мало, а 1.000 лет. Весь этот срок она являлась единственным источником знания для Западной Европы, особенно в средние века, когда в Европе вообще ничего не было, даже воспоминаний. Тогда Византия была богатейшая страна, с развитой религией, с богатейшей культурой. Я не понимаю смысла слова «византийщина». Какие могут быть претензии к этой стране? Когда в русском языке употребляется окончание «щина», то слово приобретает уничижительный оттенок, как, например, «китайщина». И в нашем случае, автор ничего не демонстрирует, кроме полного невежества, ибо говорит «византийщина», словно воображает что-нибудь вроде Золотой орды — сам не понимая, что говорит. Хана какого-нибудь представляет, остроконечные шатры и хищный восточный оскал; люди, которые так говорят, именно такой ассоциации от нас и стараются добиться: что-де наша Альма-матер — всего навсего «задрипанная азиатщина». О Византии у нас мало что знают, а еще меньше Sergeant, судя по его подаче материала. Может быть, слышал он, что там был Патриарх, который назначал русских митрополитов, а, возможно, и этого не знает. Или что его предки приняли крещение из Византии? Или что поносит он Византию буквами, которым научили его византийцы Кирилл и Мефодий?

В католичестве за Библию, найденную дома, могли в тюрьму посадить, потому что считалось, что Библию может иметь у себя только священник, теолог. Католичество людям не доверяло, считало их темными, боялось, что начнут люди «умствовать», а потому подавляли мысль — Библия не переводилась ни на какие европейские языки почти до нового времени. Впервые Лютер перевел ее на немецкий язык, а это середина 16 века. «Латинство» нам надо говорить, а не «византийщина», ибо носит последняя хороший, просветительский оттенок. И Православную Библию, в отличие от «латинской», на Руси не прятали от людей, а существует она с тысячных годов, с Кирилла и Мефодия, которые и Библию нам дали на нашем языке, и письменность, и просветили нас, дураков. И все это из Византии — от византийских греков.

Византия для России — это грамотность, культура, просветительство, а уж о государственном устройстве в самой Византии у нас совсем ничего неизвестно. А — говорят. Истории не знают, но судят. Например, термин «юстиция» у нас традиционно связан с Римом и установление всей юридической системы связано с Римом, а, значит, всей западноевропейской законодательной, которую нам так желательно, наконец, себе усвоить, а того не знают, что Юстиниан был Византийским императором -)) 6 век — император Юстиниан и жена его Феодора. Римская империя к тому моменту уже 100 лет, как пришла в упадок, а столица была вообще не в Риме, а в Равенне (теперь маленький итальянский городок). В 480 году, если память не изменяет, ее взял Аларих, построивший себе гробницу, в ней его, нечестивца, молнией и убило. Но все-таки он был христианином, хотя и арианцем. А в 506 году Юстиниан завоевал Равенну и объединил империю, Восточную и часть Западной, которая снова стала называться Римской империей, только со столицей в Византии, в граде Константинополе. А по-русски — Царь-граде.

Православию и культуре туда в течение 1.000 лет ездили учиться теологи, художники, архитекторы, строители, потому что в Италии и в Европе в целом, в то время даже не умели купол круглый построить — забыли. Отсюда и появился остроконечный готический храм — две створки друг к другу приставили — получили острый купол -)) И собор в Страсбурге недостроили, потому что так долго возились с остроконечным, что уже в Равенне круглый получился, и страсбургский архитектор с горя стройку забросил -). А первый большой круглый купол, который у европейцев вышел только в 14 веке (!) — это Флорентийский собор. И собор Святого Марка в Венеции, который все знают, был построен византийцами, потому что никто, кроме них, ничего не умел. Выложили весь собор мозаикой, золотой смальтой, а учились ей итальянцы только в Византии, у греков, по 20 лет учились, между прочим, — раньше к работе не допускали -)

Где сохранилась Римская культура? А античность? Кто ее сохранил, задумался ли когда-нибудь автор статьи? Только в Византии хранили память. А в Риме, как сказал мой знакомый, в это время «козы паслись на форуме». Все, что умного придумали европейцы — это при завоевании Византии они сожгли священные книги — их же собственные христианские книги, их собственной религии. Потому, что римские Папы страшно ненавидели Византию (почти как «наши либералы») — сильную, умную, развитую, культурную, и крестовые походы — была их чисто политическая затея. К тому же Папам нужно было заполучить священные предметы, сохранившиеся от жизни Иисуса Христа, бережно собранные и хранимые византийскими императорами в первые века христианской эры. Эти предметы были как бы знаком, который мог приблизить Пап к власти, придать им бОльшее значение. Это не только Плащаница, предметов было очень много, и все хранились в Константинополе. Крестоносцы — из более продвинутых, кто умел писать — оставили дневники, говорящие, как поражены они великолепием Византии, ее христианством, о котором они и не подозревали, а их не предупредили — они думали, что идут на азиатов. Как потрясающе величественны храмы, прекрасны мозаики, фрески, книги в библиотеках, как благоустроен великолепный город. Где нет свинства, нечистот, где красивы, чисты и нарядны люди. Несколько веков посылали их Папы на разграбление Византии, и испортив все, растащив, европейские крестоносцы, вдобавок, передрались и растеряли большую часть священных для всего Христового мира реликвий…

Автор разбираемой статьи не знает Византии, но бросается на нее, на Православную Церковь, и, соответственно, на идею преподавания религиозного сознания в России — вот его логика.

«…популистские лозунги о «православных основах национальной культуры России».

Как безграмотно говорить о «популизме» в этом контексте: национальная культура России безусловно была Православной — это факт русской истории. Непреложный. Неизменяемый. Русская культура в течение 1.000 лет вся целиком зижделась на Православии и целиком выходила из Православия. Ничего «популистского» в этой исторической реальности нет и не может быть. Ничего, кроме очищенной, рафинированной историчности. Утверждение обратного есть не только феноменальное невежество и непонимание основ родной национальной культуры, но и прямая глупость.

Для того, чтобы преодалеть натиск внутренних врагов и менять к лучшему состояние нашего общества, очевидно, что в русской школе нужно преподавать Закон Божий — как повсюду, где думают о нравственных основах существования человека. По счастью, этот предмет напрямую интересует не только такие европейские страны, как Англию, которые в России считаются оплотом цивилизации, сплава оригинальной культуры и старых традиций, но и Россию, поскольку вопрос об изучении этого предмета уже давно поставлен. К слову, в Англию посылают учится своих детей уже до 2/3 тех, кто принимает законы в России -)

Даже в такой стране, как Франция, где, казалось бы, общество меньше всего задумывается о христианских идеях, вопрос о преподавании религии в школах широко обсуждался на высшем уровне.
В 2002 г. был обнародован очень толковый доклад Министерства образования Франции под руководством Р. Дебрэ «Преподавание в светской школе предметов, касающихся религии», в котором, в частности, говорится:

«Французское общество все больше ощущает угрозу коллективной потерянности, разрыва национальной и общеевропейской памяти, где недостаток религиозно-культурной образованности не позволяет понять ни фронтоны собора в Шартре, ни произведения Тинторетто, ни шедевр Моцарта «Дон Жуан», ни «Страстную неделю» Л. Арагона. В докладе акцентируется, что, как только для людей Троица становится лишь названием парижской станции метро, а выходные и каникулы в дни Пятидесятницы становятся простым календарным фактом, происходит опошление окружающей повседневности, деградация национальной культуры, деградация самого общества, потеря исторического сознания. Над обществом довлеют ложная боязнь разобщения гражданской солидарности, незнание во многом национальной истории, культуры, веры — все это обременено клише и предрассудками.»

«Для всех очевидны нравственная, социальная и наследственная растерянность; всеобщее помутнение, смятение, нетерпимость, заблуждение, плохое состояние духа. К этим опасениям, высказываемым многими, добавим еще один довод, имеющий исключительно педагогическое значение. Образовался некий разрыв в передаче наследия, которым раньше занимались церковь, семья, обычай, гражданственность, что впоследствии легло на плечи народного образования, которое должно было обеспечить элементарную ориентацию в пространстве и во времени. Однако гражданское общество оказалось не в состоянии все это обеспечить. Эта смена эстафеты произошла около 30 лет назад, в тот самый момент, когда классическое образование и гуманитарные классы оказались непопулярны, когда превосходство формалистского подхода в школе к текстам и произведениям медленно, но верно вытеснило традиционные дисциплины (литература, философия, история, искусство). Религиозное бескультурье (вопрос перед Мадонной Боттичелли: «Что это за женщина?»), о котором так много говорят, появилось не само по себе. Оно началось с момента потери распознавательных кодов, затрагивающих все области знания, жизни, менталитета… Мы перемещаемся с одного места на другое так же быстро, как «теряем историческое сознание».

И это при том что, в отличие от России, во Французской Республике под религиозное образование в светских школах на тот момент уже были отведены учебные часы 1−2 дня в неделю (по два часа).

19 марта 2002 г. министр образования Жак Ланга сообщил о возобновлении уроков религии в школах страны.

Мы, говоря о России, можем подписаться под каждым словом доклада Дебрэ, как если бы он был о нашей стране.
Преподавание основ христианской религии решается по-разному в разных христианских странах, но нет ни одной, где его бы не было — Россия пока в единственном числе.

«В Ирландии, где Конституция воздает честь Святой Троице, в Греции, где Православная Церковь является государственной, образование носит конфессиональный и обязательный характер. В Испании, где Закон Божий преподается специалистами, которых светская администрация выбирает из списка кандидатов, представленных епархией, религиозное образование является факультативным. В Дании, где Евангелическая лютеранская церковь является государственной, Закон Божий не преподается, но на каждой ступени государственной школы преподается факультативный (не являющийся обязательным) курс «христианских знаний». В Германии, где у каждой земли своя образовательная программа, христианское религиозное образование входит в официальные программы, часто под контролем церкви, а оценки, полученные по религиозным предметам, учитываются при переводе в старшие классы. В Бельгии учащимся государственных образовательных учреждений предоставлена возможность выбирать между религиозным курсом и внеконфессинальным курсом нравственности».

«Основы православия преподаются в школах Сербии, Румынии, практически всех государств Центральной Европы и Балтии, а также Грузии и Армении. Первый урок в ряде школ на западе Украины начинается с молитвы «Отче наш». В большинстве стран Европы религия традиционно присутствует в государственной школе, и это не противоречит светскому характеру образования. В школах Германии, Финляндии, Норвегии изучение религиозных основ является обязательной частью школьного образования. На территории большинства частных школ Британии есть часовни, и дети посещают 2−3 раза в неделю службы. Дети, которые принадлежат к другим религиям, могут не посещать эти занятия.»

Заместитель главы Отдела внешних церковных сношений Московской Патриархии протоиерей Всеволод Чаплин отметил, что во всех западноевропейских странах и в большинстве стран Восточной Европы религия преподается в государственных школах и за счет государства. В России, сказал он, «созданы школы для национальных меньшинств, с преподаванием религии, полностью за госсчет — так почему в этом праве следует отказывать большинству?»

Интересно, что в августе 2002 г. Путин предложил факультативное преподавание основ религиозной культуры в школе, а уже через 2 месяца, в октябре, в 20 регионах России преподавались по соглашению с местной администрацией «Основы православной культуры» в школах — все словно ждали, И ДАЖЕ КУРСЫ БЫЛИ УЖЕ ГОТОВЫ -)

Это первый и необходимый этап, на котором Православное государство, конечно, не остановится.

Ситуация ДИСКРИМИНАЦИИ основ христианской веры для подрастающего поколения в христианской стране будет последовательно изменено с течением времени — в этом нет никакого сомнения.

В современной России Церковь не только не слабеет, но усиливается, причем, очень быстро. По словам митрополита Кирилла, второго человека в русской Православной Церкви после Патриарха, за 10 лет открылось около 15.000 новых приходов. Я лично видела в Бельгии открытие 3-х новых Православных приходов. Каким же образом Церковь отталкивает людей от себя, как убеждает нас автор разбираемой статьи?

Он также обвиняет Церковь в том, что она рвется к власти, чтобы проповедовать Слово Божие. Это выглядит так, как если бы человек вышел на площадь и сказал: «Не убий, не укради…» а ему раздалось в ответ: «Ты к власти рвешься!» -) Значит, по автору, дурно проповедовать, чтобы люди жили по совести? -)

Автор говорит, что церковнослужители стали продажны. Вы, автор, лично покупали кого-то из них? Вы давали взятку, вы поймали священника за руку? Чтобы он вас повенчал или похоронил по блату? Или вы просили у теолога «индульгенцию» на грабеж банка, он вам отказал, и вы можете назвать имя и факты? Но даже если вы соберете несколько фактов, то разве имеют отношение к этому все священники и вся русская Православная Церковь?

Расскажу анекдот из Бокаччио.
Один еврей задумал креститься и сказал французу-священнику, что сначала съездит на паломничество в Рим, чтобы посмотреть, а какой он — христианский Папа. А Папа в то время был Борджиа… а там гарем и другое радостное… Француз-священник, зная это, еврея отговаривал, упрашивая, де, крестись сначала. А тот — нет, поеду-посмотрю сперва. Уехал он, затем вернулся. Друг его о крещении и не заговаривает, думает, что дело пропащее. А тот наоборот — говорит, что хочет креститься прямо сейчас. Почему, спрашивает француз? Разве ты в Риме не был? — Был. — Папу с кардиналами не видел? — Видел. — И хочешь креститься? — Да, если у вас такой волк-Папа и злодеи-кардиналы, а Церковь стоит, то она — дело не человеческих рук, а Божиих.

Однажды я уже писала на тему того, что мы очень нервно воспринимаем поведение священников, с огромной меркой к ним подходим, ждём чего-то, близкого к полному совершенству. Я не хочу сказать банальность, что священники «тоже люди», а просто поделюсь своей практикой. Я принимаю от священников то, что они дают, без максимализма и без излишней требовательности. В моей жизни неоднократно бывали совершенно вопиющие случаи — я видела священников, в поведении граничащих со скандалистами без зачатков разума, видела одного фантастического идиота, посланного из Москвы в Австралию (МП). Паства была в полном шоке, и я в том числе, но это ни на йоту не поменяло моего отношения ни к священнослужителям, ни к Церкви в целом. Не буду вдаваться в детали той истории, уберегая недалеких людей от мгновенного осуждения. Таких людей слишком много. В то же время в большинстве своем я встречала превосходных священников, общение с которыми доставляло мне огромную радость (если у них была на меня минута). Например, я знаю в Петербурге молодого священника, который по глубине суждений идет впереди любого зрелого человека. До личной исповеди он обычно проводит общую исповедь, а перед ней обязательно читает проповедь, что делают немногие, — она имеет необыкновенную силу воздействия глубиной чувств, умом и состраданием. И этот священник, служа в одном из больших, переполненных храмов Петербурга, в районе, где всего несколько церквей, помнит почти всех верующих в лицо — а это, по-видимому, несколько тысяч человек, жителей этого района. Меня, почти постороннего человека, он вспомнил через 2 года — я была очень удивлена, потому что он помнил детали.

Еще крайне важный момент, который необходимо подчеркнуть в отношении священнослужителей. Мы идем в Церковь не для того, чтобы слушать священника, как личность, — никакой «отсебятины он не несет». Каждый священник Православной Церкви читает молитвы, которые создали Отцы церкви 1.000, 1.500 и 2.000 лет тому назад. Православие потому и называется на английский манер ОРТОДОКСАЛЬНОЙ ЦЕРКОВЬЮ, что с древнейших пор первых христиан в нее ничего нового не привнесено. Идея этого такова: сегодня ты изменишь молитву, завтра исключишь неугодных тебе святых, послезавтра решишь, что Святая Троица уже не Троица, а двоица, а там и молится почнешь, как сектанты, под гитары…

Православный священник к принципам религии ничего не может ни прибавить, ни убавить. И кто бы он не был и каким бы человеком он не стал, даже не слишком хорошим — он всегда будет читать «Отче наш». Все, что от него требуется — это Евхаристия. За свои же дела он будет нести ответ сам — ему перед Богом отвечать, и более, чем кому бы то ни было. И не нам его, освященного, судить.

Что такое статьи подобного рода, как Sergeant’a? — зададимся вопросом и для чего они пишутся в современной России? Зачем мы остановились на этом тексте?

Вместе с ростом и укреплением Православия в нашей стране еврейское политическое и экономическое лобби и обслуживающие его СМИ смешанного, «либерального» состава, ведут непрерывные нападки на русскую веру. Чем больше людей верят или сочувствуют вере, тем яростнее поднимается буря против Православия — это для всех очевидный процесс. Почему названные деятели ненавидят Православие, в чем тут дело? В нашей стране сейчас, как я рассматривала в статье «Памятник новой эпохи», осталось две кардинальных, цементирующих нацию, силы — это Православие и Победа в Великой Отечественной войне. Против них они направляют свой удар.

Православие, например, в отличие от католицизма, протестантизма или англиканской церкви не желает внутренних изменений, искажений или отречения от части своих принципов по требованию политической коньюктуры, оно не будет меняться потому, что русофобы желают ослабить цемент русской жизни и внутренних связей народа. Это их цель, но это — наша смерть. Они приложили титанические усилия, чтобы углубить развал, гибель русской экономики, демографический и культурный кризис, теперь их последняя огромная цель — это внутреннее осквернение, разложение и гибель Православия. Последняя потому, что в нашей стране не осталось силы более мощно объединяющей народ, так крепко стоящей на своих древних исконных принципах, передающей нам память нашего рода и наших предков. Не будет веры — не останется ничего кардинального, что делает народ слитным, единым. У нас не останется ничего.
Религия, национальность и язык — те единственные, не подверженные времени сущности, которые нельзя разорвать, разложить на составляющие.

Для осквернения мыслей неверующих людей о Православии в ход идет все: можно нагло врать, сочинять писульки, являющиеся подлогом, можно быть беспардонным невежей. СМИ наполнено статьями, порочащими нашу веру и нашу национальность. Об этом нужно очень серьезно задуматься тем неверующим русским, кто находится на двойственных позициях, кто мало или никогда не думал об этих материях, потому что они, как каждый из нас — часть русского мира.

Нельзя разделять национальность, родину и культуру — это единый организм. Как ни стараются нам доказать обратное некоторые «умники», утверждая, что национальности не существует. В том числе, по их мысли, не существует и русской национальности. Это такая же бессмысленность, как попытка разделить в человеке душу и тело — одно без другого погибнет. Нельзя любить только душу в обход тела и, наоборот, думать, что жизнь тела не сливается каждый день с сущностью нашей души. И по Новому Завету мертвые в день Страшного Суда вознесутся на небо не только душами, но и телами.
Поэтому, дух нации, вера, язык и культура есть то же самое, что мы сами и наша собственная национальность. Аминь.

http://rusk.ru/st.php?idar=8973

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  Валерий Патюк-Истомин    19.07.2008 09:07
Результатом того, что такие атеистические сволочи, как Гинзбург и прочая братия, могут сегодня так себя вести, является слабость самих православных христиан.
Извините, но любой нормальный человек, на такое варварство – должен реагировать соответственно. Морду им всем набить и всё… Тогда и желание писать "письма десяти" – у них моментально пропадёт. Проверено…
  bombar    29.04.2008 13:17
Марина пишет "если захочется вцепиться в христианство, то пусть бегут и обличают католичество, у которого всегда были властные стремления и которое имеет огромную светскую силу. В какой христианской ветви Церковь имеет бОльшее стремление к власти – в России или в Англии, где король/королева есть глава христианского мира?"
Марина, ты что, правда не знаешь, или прикалываешься – Англия протестантская страна, их религия называется англиканство, при чем тут католики?
  телезрительница    02.02.2008 13:22
Да, предать забвению, как небывшее…
  Ю. Вознесенская    01.02.2008 21:05
Если талантливый критик ругает бездарную книгу, то последняя порой кажется лучше, умнее и ее даже хочется прочесть. Вы меня обманули, Марина Андреевна! Очень убогое письмецо написано академикам в поддержку, кухонное какое-то письмецо, читать тошно… А впрочем, пущай гинзбурги знают свой электорат!

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru