Русская линия
Благовест-инфо Юлия Зайцева11.10.2007 

Открытый урок ОПК прошел под открытым небом в центре Москвы
«Открытый урок по «Основам православной культуры» прошел 9 октября в Новопушкинском сквере в центре Москвы. Публичное занятие по ОПК устроил диакон Андрей Кураев вместе с «Православным корпусом» молодежного пропрезидентского объединения «Наши»

Активисты «Наших» раздавали прохожим листовки с приглашением на открытый урок. Пока поджидали о. Андрея, пресс-секретарь Союза православных граждан (СПГ) Кирилл Фролов охотно комментировал для журналистов задачи предстоящей акции, которую он расценивает как начало масштабного проекта: «Наши» устроят о. Андрею открытые уроки по ОПК во всех вузах Москвы и по всей нашей необъятной родине". К. Фролов считает, что открытый урок по ОПК в центре Москвы — это акция протеста против принятия Госдумой в первом чтении закона, упраздняющего региональный образовательный компонент, в рамках которого преподается ОПК. «Сейчас „Православный корпус“ „Наших“ покажет, что если будет принят этот закон против ОПК, люди выйдут на улицу — и тогда мало не покажется!» — пригрозил активист СПГ.

Около фонтана, между двумя большими растяжками с изображением лика Христа и логотипом «Наших», был установлен динамик, который заменил о. Андрею кафедру. Напротив, за многочисленными журналистами и телекамерами, выстроились в шеренгу активисты «Наших» с красно-белыми флагами «Православного корпуса». Несколько десятков молодых людей составили аудиторию преподавателя ОПК. От них требовался изрядный энтузиазм, т.к. погода стремительно портилась, дул резкий ветер, заметно холодало.
Перед началом акции о. Андрей ответил на вопросы журналистов по поводу столь неудобного места для урока: «Если мы хотим, чтобы этот урок был в обязательной сетке часов, надо уметь говорить со всеми — на улице, на сквозняке, с самыми разными людьми, а не со специально подобранными в православном инкубаторе и не на церковно-китайском языке». Недоумение по поводу обязательности ОПК, учитывая, что священноначалие РПЦ давно и последовательно говорит о факультативности этого предмета, о. Андрей развеял: «Конечно, факультатив, если речь идет о религиозном обучении! А культурологический урок может быть обращен ко всем, но при жестком условии самоцензуры со стороны преподавателя, чтобы не было никакого переманивания детей из одной — семейной — традиции в другую — религиозно-национальную».

Как это можно сделать, о. Андрей тут же показал сам. Он обещал журналистам, что будет импровизировать, «заглянув в глазки» своим слушателям, однако было очевидно, что лектор опирается на хорошо продуманные заготовки. Для начала он обратился к воображаемым ученикам Рабиновичу и Нурмухаметову с просьбой все, услышанное на уроке, обсудить дома с родителями, чтобы продемонстрировать открытость, культурологичность предмета и застраховаться от «переманивания». Взяв с импровизированной кафедры ветку рябины, о. Андрей напомнил о том, что урок проходит в день рождения Марины Цветаевой, зачитал фрагмент ее известного стихотворения: «Красною кистью Рябина зажглась…» и через «гиперссылку» вышел на день памяти св. Иоанна Богослова.

Однако тщетно было бы ожидать от преподавателя рассказа о православных древностях. Св. Иоанн Богослов дал повод поговорить о молчании как «законе человеческой коммуникации», позволяющем услышать «другого» в самом широком смысле — не только человека, но и Бога. Минут двадцать на студеном ветру, обращаясь к организованным «нашистам» и к случайным прохожим, он говорил о свободе и самопознании, о стремлении каждого человека стать «выше себя самого», приводя примеры из самых разных культур и религиозного опыта. По словам о. Андрея, главный тезис курса ОПК таков: «Православная культура — это не иконы, не фрески и не храмы. Это люди, созданные православной культурой».

В ходе урока он продемонстрировал несколько неудачных примеров преподавания ОПК, назвав их «внебрачными детьми православной культуры», и упомянул «неожиданные плоды православной культуры», к числу которых отнес… политическую предвыборную борьбу. Предполагаемое удивление собравшихся дало лектору повод поговорить о тех аспектах политической культуры, которые содержатся в Библии, и показать, таким образом, актуальность Священного Писания.
После лекции наступило время вопросов, как заранее заготовленных, так и спонтанных. Молодые люди очень доброжелательно спрашивали о. Андрея о свободе и ответственности, о теории Дарвина и критериях православных молодежных объединений. Лишь один юноша, очевидно, не принадлежащий к «Нашим», настойчиво допытывался, возможно ли совмещать лик Христа с политическими брендами, указывая на растяжки. О. Андрей отвечал, что Православная Церковь обращается не к политикам, а к людям, что сотрудничество с «Нашими» — то же, что миссионерское общение, например, с филателистами и т. д. «Только с одним политическим движением Русская Православная Церковь не может иметь ничего общего — с каннибалами. А к политике я отношусь как… к метро — эта тема есть, но она не главная», — радовал слушателей парадоксами о. Андрей. Однако растяжки продолжали коробить пытливого юношу — он переспросил еще раз и ушел, не удовлетворенный ответом о. Андрея.

Журналистов интересовал характер сотрудничества священнослужителя с движением «Наши». О. Андрей отметил, что уже три года общается с «Нашими» не только в летнем лагере на Селигере, но и в вузах по всей стране. «Кто меня зовет, туда и иду. Для меня нет наших и не наших, для меня есть люди. По моему опыту общения с ними, это интересные студенты, у которых есть острые вопросы, отнюдь не фашизоидного типа», — делился он наблюдениями о «новом поколении социально-политической элиты России». О. Андрей возлагает надежды на недавно созданное «православное крыло» «Наших», которое объединяет православных молодых людей «со вкусом к политической активности» и демонстрирует, что «симпатия к православию не должна обрекать человека на политическую импотенцию».

О. Андрей осудил стремление законодателей упразднить региональный образовательный компонент, расценив этот законопроект как угрозу российскому федерализму, «очень дурной шаг для будущего существования нашей родины». Однако, говоря о практике десятилетнего преподавания ОПК в регионах, он довольно резко охарактеризовал ее следующим образом: «То, что делается сейчас, это все же религиозное образование, а не культурологическое». По оценке о. Андрея, имеющиеся пособия в большинстве своем — не только не культурологические, но даже и не вероучительные, они — «атеистические», т.к. «в сознании детей закрепляют жесткую связку: православие = зеленая скука». «Со временем мы скажем спасибо Алле Бородиной за ее учебники, потому что она показала, на какую колею становиться не нужно», — продолжил он и поделился мечтой о создании «настолько серьезного учебника, чтобы в него была встроена система защиты от дураков, чтобы даже Марьиванна не могла его искорежить и полностью убить вкус этого предмета». «Идеальным» культурологическим учебником по ОПК можно считать монографию С.С. Аверинцева «Поэтика ранневизантийской литературы», пошутил Кураев. На вопрос о том, занимается ли кто-либо подготовкой «правильного» культурологического пособия, диакон уклончиво ответил цитатой: «Широка страна моя родная» и пояснил, что не прочь через некоторое время сам заняться преподаванием ОПК «в ближайшей школе» и обдумыванием нового учебника «в окружении таких дивных призраков, как Аверинцев, Лотман, Лихачев».

http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=4&id=16 375


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru