Русская линия
Православие.Ru Леонид Симончик04.07.2007 

О некоторых современных направлениях неоязычества: единоборства

Прошло уже более пятнадцати лет с тех пор, как Церковь получила относительную свободу на территории бывшего СССР. Несомненно, что за эти годы сделано немало. Открыто множество храмов и монастырей. Проповедь теперь звучит не только с церковного амвона, но и с помощью средств массовой коммуникации. На первый взгляд, сложившейся ситуации можно только радоваться, но, к сожалению, враг человеческого рода не дремлет. Широкая дорога для проповеди открылась не только Церкви, но и множеству коварных и хищных учителей, которые, как, «лютые волки, не щадящие стада» (Деян. 20: 29), увлекают за собой людей своей корысти ради.

Среди течений, стремящихся заполнить нишу духовного вакуума, образовавшегося за семьдесят лет гонений на Церковь, есть не только христианские, пытающиеся, хотя и ущербно, рассказать о христианской любви и милосердии. Весьма активны и агрессивно настроенные антихристианские движения, старающиеся разрушить Церковь и культуру, основанную на Евангелии. И не последнее место здесь занимает неоязычество, пытающееся возродить якобы исконную веру русских людей. Всплеск интереса к язычеству митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев) объясняет так: «Основание языческого мировоззрения покоится на утверждении, что добро и зло есть два самостоятельных равнозначных, совечных начала бытия мира. Эта поистине дьявольская выдумка отрицает всемогущество Божие, Его благость и милосердие, лишает человека нравственных опор. Ведь если добро и зло равноправны и равно естественны для человека, то чего же стесняться, что зло действительно в нас?».

Особое место в ряду неоязыческих объединений занимают те, лидеры которых говорят о возрождении древних единоборств.

Что же предлагают они нам?

Одно из объединений — зарегистрированная в 1993 году в Управлении юстиции г. Москвы А. Беловым «Славянская языческая община» (СЯО). Помимо Москвы, отделения общины есть и в других городах России. Верховным волхвом МСЯО является Сергей Игнатов (Млад). Сам А. Белов занят в основном делами Клуба славяно-горицкой борьбы и «Воинского сословия». А. Белов входит также в руководство национал-патриотической партии «Русский стиль».

В 1998 году В. Авдеев, А. Иванов. А. Белов и другие с целью изучения европейской языческой традиции зарегистрировали Московское отделение общества «Европейская синергия»; руководитель общества — Р. Стокерс (Брюссель).

А. Белов активно участвовал во многих мероприятиях, посвященных возрождению язычества.

Из книг как самого А. Белова, так и его соратников можно узнать, что свой путь они начали с увлечения карате, далее следовала встреча с представителем школы русского рукопашного боя А. Грунтовским.

Интересно, что последний все время говорит о том, что именно в его семье была сохранена традиция древних русских единоборств. А. Белов же утверждает, что это им реконструирована система древней русской борьбы. Впрочем, друг друга они ни в чем не упрекают.

А. Белов в своих книгах не раз повторял, что «восстановление» древних русских единоборств он предпринял в ответ на все большее распространение на территории бывшего СССР восточных единоборств. В то время как он сам занимался восточными боевыми искусствами, ему, как ищущему человеку, не раз приходил в голову вопрос: а были ли у древнего русского воинства свои системы подготовки бойцов? И если да, то что было их духовным стержнем, ведь глубокое изучение восточных единоборств невозможно без погружения в их духовную составляющую. Интересно ему было выяснить и следующее: сколько видов подготовки было, с какого возраста начиналась подготовка будущих воинов; кто готовил молодых бойцов и были ли особые «хранители» традиции; и, наконец, почему нам ничего об этом неизвестно.

В своих изыскательских трудах[1] А. Белов пользовался фольклорным материалом, скудными летописными источниками и большей частью… своими собственными догадками, опираясь на которые он обобщал найденный им материал и пытался ответить на поставленные перед собою вопросы.

В летописях им были найдены упоминания о русских воинах, в одиночку сражавшихся с многочисленными противниками, как например: «Бысть же у поганых 9 сот копей, а у Руси девяносто копии. Надеющиеся на силу, поганы поидоша, а наши противу им… И снящася обои, и бысть сеча зла… и половцы побегоша, и наши по них погнаша, овы секуще…»[2]. Воины эти были названы А. Беловым «берсерками». В своем поведении они были схожи с волками, которые являлись, по мнению А. Белова, их покровителями. В подтверждение этому он приводит ряд легендарных рассказов, в которых описывается пример дружбы человека и волка и помощь последнего неустрашимому воину. Все эти рассказы написаны красивым литературным языком, по своему содержанию весьма захватывающие, и причислить их к легендам трудно. Не сам ли А. Белов их автор?

Хранителями древней боевой традиции А. Белов считал жрецов.

Следы техники тренировки воинов А. Белов находил в некоторых детских играх, в частности в игре «Царь горы». По его мнению, под влиянием Православия «Тризна» — ритуальная игра на могильном холме, была забыта, а ведь именно во время этой игры и шла тренировка всего взрослого мужского населения, подготовка его к возможным боевым действиям.

То же произошло и с другими способами тренировки, в которых Православие видело проявление языческих культов.

А. Белов занялся восстановлением техники русской борьбы. В 1986 году он назвал ее славяно-горицкой борьбой. Предлагаемое им боевое искусство заинтересовало многих, чему не в последнюю очередь способствовали сложности, переживаемые нашей страной в 1980—1990-х годах.

Для своих последователей, кроме боевой системы, А. Беловым была выработана и мировоззренческая система, имеющая своей основой язычество в интерпретации ее автора. Всех тех из увлекающихся язычеством, кто скептически отнесся к его идее, он назвал «академистами», закосневшими на изучении трудов академика Б.А. Рыбакова.

Основу его системы составила триада «Правь-Навь-Явь». Не лишне заметить, что эта же триада составляет основу и многих других неоязыческих систем.

Правь — это всеобщий закон существования мира.

Явь — светлая сила, управляющая миром, одновременно сам этот светлый мир, «белый свет». Она противостоит Нави.

Навь — темная сила, управляющая миром, одновременно загробный мир, «тот свет».

Основным божеством А. Белов считает Триглава — единого бога с тремя лицами (Ярило — Перун — Троян).

Триглав — пример для подражания всем воинам. Каждое из его лиц отображает один из типов поведения воина, наподобие четырех типов характеров в психологии.

Понятие «воин» также имеет несколько значений и прилагается не только к физическим упражнениям, но и психологическим и даже риторическим.

Для А. Белова драка только одно из проявлений идеи поединка, такое же противоборство, как диспут. Разбор приемов словесных баталий, в представлениях А. Белова, поможет лучше представить приложение идеи Триглава к славяно-горицкой борьбе.

Первое лицо Триглава — Ярило.

В интерпретации А. Белова, это божество, обладая боевым характером, всегда идет в лобовую атаку. Соответственно, существует и боевой стиль, подражающий ему, — Радогора. Для него характерны следующие черты:

— не давать противнику возможности ответить;

— отвечать вопросом на вопрос;

— задавать четкие, резкие и быстрые вопросы.

Раздраженно-агрессивный вид воина является внешним выражением этого стиля, он имеет целью по возможности отбить у противника даже желание спорить.

Когда запас сведений и знаний в той или иной сфере иссякает, необходимо переходить на смежную.

Пример:

«Вы: Когда в последний раз вы сами участвовали в экспериментах?

Он: Я.

Вы: Да-да, лично вы. Именно сами, а не ученый N, на которого вы все время ссылаетесь. Кстати, ведь N дважды отказывался от ранее сделанных выводов. Об этом была статья в журнале, кажется, „Сантифик Америка“…»[3].

Аргументация при этом может быть совершенно безосновательной (в приведенном примере, например, статья из журнала — полный блеф), главное, чтобы окружающие не догадывались об этом.

Второе лицо Триглава — Перун.

Перун всегда избирает тактику ухода от лобовых столкновений. Стиль, подражающий ему, — Свилия. Главная особенность — не дать возможности противнику и окружающим почувствовать, что им просто морочат голову. Для этого необходим уход в смежные дисциплины.

Пример:

«Он: Опровергая академика Рыбакова, Вы еще ни разу не привели сколь-нибудь подтвержденные факты. Это дает основание считать, что все изложенное вами — чистейшая софистика. Как вы можете это прокомментировать?

Вы: Софистика, в которой Вы меня сейчас обвинили, предусматривает обоснованный отказ от аргументации, тогда как здесь аргументация в пользу моих умозаключений просто никем всерьез не рассматривалась. Причины у этого вполне определенные. Кстати, упомянутый Вами академик Рыбаков не потому попал под огонь критики, что он плох или хорош как ученый, а потому, что его превратили в некую абсолютную истину по вопросам славянского язычества и любое упоминание язычества через историческую науку ныне рассматривается сквозь призму этой истины!»[4].

Третье лицо Триглава — Троян.

Для его и подражающих ему характерна атака противника, которая ставит противника в еще более тяжелое положение[5]. Дальнейшие действия идут по принципу: минимум затрат, максимум самоуверенности.

В своих изысканиях А. Белов пришел к выводу, что воспитание воина возможно только с юного возраста, так, как это делалось древними славянами. При этом, помимо непосредственно физической тренировки, должна быть и психологическая, духовная подготовка. Взгляды А. Белова вызвали приток последователей из молодежи с явными фашистскими и антисемитскими взглядами. Именно в язычестве последние смогли найти оправдание жестокости и насилию: «Язычники не молятся. В отличие от христиан, они чаще полагаются на собственные силы и способности»[6]. А. Белов так же, как и другие харизматические лидеры неоязыческих движений, всячески поддерживает такого рода публику и даже поощряет их действия: «„Неформальное“ воинство вряд ли испытывает какую-либо ущербность ввиду отсутствия погон. А свобода самоопределения здесь делает воина подлинным адептом духовно-боевых систем»[7]. Молодым людям внушают идею о принадлежности их к особому клану — истинных людей, покровителем которых является тотемное животное. Для наглядности достаточно прочитать нижеприведенное стихотворение, опубликованное в одном из пособий по «русскому рукопашному бою»:

Посвящается молодым волкам
Жаль, мало на свете свободных зверей.
Становятся волки покорней людей.
Ошейник на шею, убогую кость
В те зубы, где воет природная злость.
А ловкие сети калечат волчат,
Их суки ручные вскормят средь щенят.
И будет хозяин под свист тумаков
Смеяться, что нет уже гордых волков.
Пусть лают собаки, таков их удел.
Восстаньте волками, кто весел и смел!
Кто верит в удачу и лютую смерть,
Кому бы хотелось в бою помереть!
Учите щенят, есть немало волков
Средь них, не запятнанных сталью оков.
Вдохнут они волю и примут ваш вой,
Как клич, как девиз на охоту и бой!
Собачьи идеи в собачьих богах,
Ошейник Исуса — их слабость и страх.
Но вольные звери не знают преград,
Поймут волкодава тупой маскарад!
Поймут и оскалят кинжалы-клыки,
Пощады не будет вам, горе-стрелки!
Ведь вольные ветры в их воют лесах.
И символ для волка — свобода, не страх!
А. В. Симонов, 1991[8]

Из него как нельзя лучше видно отношение приверженцев «русского стиля» к культуре, сложившейся на Руси за десять столетий благодаря воздействию христианства.

Христианство вызывает у неоязычников очень много негативных эмоций, и вполне понятно почему. Христианство называют «предбанником иудейского рабства», «религией рабов», которая отрицательно сказалась на историческом развитии русского народа, повернув его не в ту сторону.

Справедливости ради следует заметить, что далеко не все харизматические лидеры отрицают, подобно А. Белову, значение христианства. В некоторые неоязыческие учения, эклектичные по своей сути, включены и отдельные нравственные положения из Нового Завета.

Успех А. Белова вполне понятен: он попал в нужное время в нужное место. При этом его «теория» и практика хотя бы отчасти связаны со спортом.

Кроме А. Белова, реконструкцией древних русских единоборств занимался и А. Грунтовский[9]. Им более четко проработаны вопросы исторического характера. Отношение к христианству у него вполне лояльное. При подготовке пособия учитывались требования Минздрава.

Можно назвать и клуб боевого фехтования «Коло Сва», которым руководит Болосов Р.С. Отбор в члены этого клуба производит лично его глава. Работа ведется с совершеннолетними лицами, имеющими хороший материальный достаток. Руководитель занимается с малыми группами, в среднем не более пяти человек.

Помимо получения некоторых боевых навыков, члены клуба на занятиях приобщаются к некоей «высшей философии» — особой философии мышления, которая позволяет носителю ее стать «избранным человеком», стать самодостаточным.

Сам Р.С. Болосов с конца 1980-х годов интервью не дает. Есть данные, указывающие на то, что какое-то время он занимался психиатрией. Он не пишет книг и пособий, так как считает, что всю полноту знаний может передать ученику только учитель. Те, кто не входит в число избранных учеников, не могут и не должны иметь доступа к знаниям этой школы. Вся существующая на данный момент литература, касающаяся философских основ возрождающихся славянских единоборств, считается Р.С. Болосовым профанной.

Размещение информации об этом клубе на одном из неоязыческих сайтов, иллюстрации, приведенные там же, дают возможность предполагать, что под видом распространения «высшей философии» идет пропаганда неоязычества.

Конечно, мы обратились здесь к «теории» и практике лишь некоторых неоязыческих общин, основанных на интересе к древним единоборствам. При этом общим для всех, кто занимается традиционной русской борьбой на языческой основе, является утверждение, что они занимаются чем-то исконно славянским, не имеющим аналогов в других культурах и тем более никак не связанным с восточными единоборствами. Присмотревшись внимательнее, мы все же увидим сходство приемов «русского боя» с приемами некоторых восточных школ[10].

Тем, кто, несмотря на наличие информации о возможной опасности, исходящей от подобного рода клубов и секций, захочет самостоятельно ознакомится с их работой, необходимо настоятельно советовать ни в коем случае не выходить на ковер для испытания собственных сил. Тот «новичок», который получил всего несколько уроков у тренера, почти наверняка одолеет вас, несмотря на все ваши усилия. После этого вы не сможете покинуть стены клуба: сработают определенные стереотипы поведения — как угнетателя, так и жертвы. Люди, зарабатывающие на интересе к славянскому бою деньги, подходят к этому профессионально и основательно.



[1] Активная помощь в этом была оказана этнографом Б.В. Горбуновым.
[2] Радзивилловская летопись. Цит. по: Белов А.К. Славяно-горицкая борьба. В 2 т. М., 1996. Т. 1. Искусство атаки. С. 26.
[3] Белов А.К. Славяно-горицкая борьба. Т. 1. Искусство атаки. С. 86.
[4] Там же С. 87−88.
[5] Там же.
[6] Там же С. 80.
[7] Там же.
[8] Туманов А.А., Еганов А.В. Русский рукопашный бой. С. 54.
[9] Грунтовский А. В. Русский кулачный бой: История, этнография, техника. М., 2001.
[10] Ср., к примеру, технику, описанную в указанной книге А. Белова, с той, которая демонстрируется в пособии: Медведев А.Н. Кунг-фу: Формы Шоу-дао: Истоки искусства Ниндзя. М., 1991.

Леонид Симончик

Глава из дипломной работы «Учение и практика некоторых современных направлений неоязычества» студента Сретенской Духовной Семинарии

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru