Русская линия
Радиостанция «Русский край», Калиниград Александр Сартов01.08.2006 

Кто вы, сеньор Чавес?
Текст передачи на радио «Русский край» (Калининград)

Здравствуйте, в студии Александр Сартов и программа «Горячая тема» на радиостанции «Русский край». Одним из заметных событий прошедшей недели был, безусловно, визит в Россию президента Венесуэлы Уго Чавеса, предпринятый в рамках его мирового турне по ещё пока неподконтрольным американскому влиянию странам. Тогда же Чавес, как мы знаем, посетил Белоруссию и Иран. Учитывая внушительный масштаб этого государственного деятеля и сравнительно слабую осведомлённость о нём среднестатистического россиянина, мы решили в этом выпуске «Горячей темы» дать краткий политический портрет венесуэльского президента — возмутителя спокойствия Латинской Америки, причиняющего постоянную головную боль стремящимся к мировому господству Соединённым Штатам.

Уго Рафаэль Чавес Фриас родился 28 июля 1954 года в многодетной семье школьного учителя в городке Сабанета на юго-востоке Венесуэлы, там же прошли его детство и юность. Несмотря на «простое» индейско-негритянское происхождение, семья Чавесов прослеживает свои корни до середины XIX века, когда один из их предков участвовал в Гражданской войне 1859−63 годов. Прадед Чавеса в 1914 году поднял восстание против диктаторского режима. Возможно, именно «революционные традиции» семьи повлияли на то, что живой и смышлёный ребёнок, мечтавший профессионально играть в бейсбол, в конечном итоге выбрал военную карьеру.

Когда мы слушаем заклинания наших проплаченных западными «некоммерческими организациями» оппозиционеров об отсутствии альтернативы глобализации и подчинения России «правильно устроенным странам» (читай — США и Евросоюзу), всегда полезно держать перед глазами пример Латинской Америки. Это огромный регион тем и интересен, что для него глобализация — вовсе не «светлое будущее», а давно сложившееся и устоявшееся безрадостное настоящее. В этом регионе с либеральной точки зрения всё устроено «правильно». Из латиноамериканских стран кто пятьдесят, кто сто, а кто и полтораста лет полностью контролируется Вашингтоном, который определяет, какую экономическую политику проводить и кому быть президентом. Экономики этих стран полностью подчинены Международному валютному фонду и Всемирной торговой организации. Конституции — сверхдемократические, в некоторых странах не то, что «третий срок» (кошмар российского либерала) не предусмотрен, но даже второй. Правда-правда, есть латиноамериканские государства, в которых президент не может занимать свой пост два срока подряд! В общем, ажур полный, куда там тоталитарной России. Вот только одна неприятность: жить там лучше от этого никто не стал. То есть, кто-то, конечно, живёт хорошо — потомки тех, кто хорошо жил и при испанском колониальном владычестве двухсотлетней давности. А вот всеобщего благоденствия, «зажиточности» и торжества «среднего класса» — как не было, так и нет. И, смеем спрогнозировать, при существующей логике общественных и экономических отношений — не будет. Потому что система эта нацелена на обслуживание интересов так называемого «золотого миллиарда» — населения «цивилизованных», «правильно устроенных» стран. И Латинской Америке, и России в этой схеме отведена роль сырьевых придатков. Пора, наконец, понять, что «радикальные перемены» в нашей стране поддерживались Западом вовсе не для того, чтобы нас всех облагодетельствовать. Закон сохранения материи — упрямая вещь: если где-то прибыло, значит, в другом месте — убыло. Если в бывшем «втором» или «третьем» мире появится конкурентоспособная экономика или, хотя бы, сырьё оттуда будет поставляться в «правильные страны» по чуть более справедливой цене — это ударит по сверхприбылям жителей США и Евросоюза. Этого им, естественно, никак не хочется, поэтому и финансируются «оранжевые революции», «хельсинкские группы» или, на худой конец, «Экозащиты», грудью встающие на стражу окружающей среды, едва только в «этой стране» (как принято в их кругах называть Россию) намечается появление хоть какого-нибудь производства. Но вернёмся к Чавесу.

На общем фоне латиноамериканского экономического прозябания Венесуэла выглядела особенно кричаще, ведь её запасы нефти сопоставимы с саудовскими. Весь послевоенный период недостижимой мечтой латиноамериканских правительств было получение от США экономической помощи, аналогичной знаменитому «плану Маршалла». Так вот, согласно совершенно достоверным цифрам, экспорт нефти за сорок лет, предшествовавших приходу Чавеса к власти, дал стране сумму, равную пятнадцати таким планам, при этом 70 процентов населения страны было за чертой бедности! Естественно, подобное положение не могло вызывать восторга в народе, зрели «гроздья гнева».

Политическую деятельность Уго Чавес начал в военном училище, создав среди курсантов подпольную организацию, которая впоследствии выросла в Революционное боливарское движение. Идеалом Чавеса всегда был Симон Боливар — руководитель освободительной борьбы против Испании в начале XIX века. Через 17 лет после выпуска из военного училища, в 1992 году, подполковник воздушно-десантных войск Уго Чавес возглавляет попытку военного переворота против прославившегося небывалой даже по латиноамериканским масштабам коррупцией режима президента Андреса Переса. Путч провалился. Во время ареста, транслировавшегося в прямом эфире, Чавес заявил, что складывает оружие во избежание бессмысленного кровопролития, но это не означает конца борьбы. Венесуэла его слова запомнила.

Выйдя из тюрьмы по амнистии через два года, Чавес разворачивает политическую борьбу легальными методами, и в 1998 году побеждает на президентских выборах. В следующем году, после победы своих сторонников на выборах в парламент, он организует референдум по новой конституции, и добивается успеха, а в 2000-м вновь переизбирается президентом. Сутью экономической программы Чавеса стал жёсткий контроль над государственной нефтяной компанией «Петролеос де Венецуэла», прибыли которой он направляет на социальные программы, ликвидацию неграмотности, совершенствование здравоохранения и аграрную реформу. Эти действия снискали ему массовую поддержку населения, опираясь на которую новый президент начинает кампанию национализации некоторых отраслей экономики, в том числе всех газовых месторождений. В США тут же забили тревогу, объявив Чавеса «диктатором». Правда, никакого реального содержания у этих обвинений не было: у «диктатуры» нет ни одного политзаключённого, не закрыто ни одно оппозиционное СМИ, не запрещена ни одна демонстрация. Но, как мы знаем, доказательства творцам «нового мирового порядка» никогда особенно нужны не были. Первой официальной причиной вторжения в Ирак было наличие у режима Саддама Хусейна мифического «оружия массового поражения», которое за три года оккупации так и не найдено. Вторым объявленным объяснением этой агрессии стала «необходимость борьбы за демократию» — правда, вторжение осуществлялось с территории и при поддержке Саудовской Аравии, в которой демократии и сегодня на несколько порядков меньше, чем было в Ираке при Саддаме. Концы с концами, мягко говоря, не вяжутся, но это никого не волнует.

Конечно, надо было срочно что-то делать с президентом, осмеливающимся на весь мир открыто заявлять: «Многосторонность — это необходимая формула равновесия и гармонии», «Глобализация — невозможный проект, пытающийся уничтожить на Земле разнообразие жизни». Вот с Венесуэлой и решили обойтись «по простому». В 2002 году был организован военный переворот силами подкупленной части венесуэльских военных. Общую координацию действий путчистов и разрозненной «политической оппозиции» осуществлял посол США в Венесуэле Чарльз Шапиро, а в штабе заговорщиков присутствовали два американских полковника. Путчисты сразу показали себя людьми серьёзными: в день переворота было убито 85 человек, а некоторые арестованные не найдены до сих пор и числятся «пропавшими без вести». Чавес, не желая ещё большего кровопролития, позволил себя арестовать. Однако через два дня ему буквально чудом удалось передать на волю записку следующего содержания: «Я, Уго Чавес Фриас, венесуэлец, Президент Боливарианской республики Венесуэла, заявляю, что не подал в отставку и не отказался от законной власти, данной мне народом. 13 апреля 2002 года». Получив эту информацию, на улицы венесуэльских городов выплеснулись толпы протестующих, воинские части одна за другой заявляли о неподчинении путчистам. Чавес вернулся к исполнению своих обязанностей.

Сейчас его позиции прочны, как никогда. Он ездит по земному шару, налаживает связи, заключает многомиллиардные контракты на разработку природных запасов своей страны и поставки современного российского оружия взамен устаревшего американского. Он восхищённо говорит о «снегах России, которые не способна стереть с лица Земли ни одна глобализация» и о том, что «обращение к российской истории открывает такие вдохновляющие примеры, как Сталинград и Ленинград». И, наверное, Уго Рафаэль Чавес Фриас вряд ли вызовет антипатию у нормального человека, способного правильно понять тот факт, что никакому Бен Ладену не под силу убить на планете Земля столько ни в чём не повинных людей, сколько их ежегодно безнаказанно убивают респектабельные правительства США и Израиля.

Это был Александр Сартов с передачей «Горячая тема» на радиостанции «Русский край».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru