Русская линия
Русская линия02.03.2006 

Заключительное слово докладчиков

Владимир Семенко

СЕМЕНКО В.П.: Прежде всего, хотел бы выразить глубокую благодарность аудитории за ценные замечания — в каждом, буквально в каждом выступлении было много верного. Но надо сказать, я обладаю неким «вредным» свойством высказывать мысли пессимистические, связанные с той печальной реальностью, которая нас окружает.

Сегодня говорилось о столкновении цивилизаций. Конечно, Фукуяма проиграл — очевидно, что конец истории не наступил — но и теория Хангтинктона о столкновении цивилизаций — это сейчас не более чем пропагандистское клише. XXI век — это не век войны цивилизаций, это век борьбы миропроектов. Это принципиальнейшая вещь. Глобалистика — это именно миропроект, это план по созданию определенной цивилизации в соответствии с определенными идеологическими моделями. Но этой цивилизации еще нет, поскольку цивилизация — это реализованный проект. Меня сегодня также спрашивали: в чем отличие исламизма от ислама? Ислам — это цивилизация, а исламизм — это миропроект. И как глобалисты, так и исламисты претендуют на мировую власть. Поэтому Россия выиграет только тогда, когда она вернется к своей традиционной роли — носителя альтернативного миропректа, альтернативного универсализма, который бы мог быть альтернативой, как исламизму, так и глобализму. А любой миропроект предусматривает, что основная роль принадлежит не только определенным идеологемам, не только анализу существующей реальности, а связям между тем и другим. Вот как только мы сможем выстроить действенную связь между нашим идеалом и адекватно понятой реальностью — мы победим.

Мне не понятны рассуждения по поводу того, что будет, если в Америке у власти останется Буш. Буш, конечно же, уходит, это совершенно понятно, но я не считаю, что идущая ему на смену, условно говоря, демократическая тусовка, будет для мира лучше, чем-то тупое силовое воздействие, которое осуществляют США сегодня. Просто на первый план выйдут не спецслужбы, а промывание мозгов, политтехнологии, манипуляции и прочие глобалистические штучки. И что лучше: открытая война или то, что я только что перечислил — это еще большой вопрос.

Теперь касательно того, является ислам проблемой или нет? Говорилось сегодня о том, что российские татары живут без шариата, что у нас слабые мусульмане. Так ведь не татары являются проблемой, проблемой являются не те мусульмане, которые раз в год напиваются на Курам-байран, а те, которые напали на Нальчик, те которые напали на Беслан, те которые в 1999 году вторглись в Дагестан. И таких, опасных для нас мусульман, совершенно не обязательно должно быть много, ведь работа ваххабитов ведется через социального лидера, который часто, получив хорошее образование, финансовую и другую материальную поддержку за рубежом со стороны спецслужб, может с очень небольшой общиной накрыть социально депрессивный регион. Вот так происходит работа. И нельзя забывать, что регионы наиболее активной исламизации совпадают либо с местами нахождения полезных ископаемых, либо лежат на пути энергопотоков, либо на путях трафика.

Вот, казалось бы, какой может быть ислам в Карелии? Однако существует мусульманская община в Петрозаводске из 200−300 человек, которую основал приезжий русский из Казахстана, обращенный в радикальный ислам. Спрашивается: что там делать исламистам? А очень просто: Карельский перешеек — это путь к Кольскому полуострову, а Кольский полуостров обладает уникальными запасами месторождений. Вот в чем заключается проблема. Точная такая же ситуация и в Тюмени, где тоже есть мусульманский анклав. Значит, проблема заключается не в татарах, которые много сотен лет жили рядом с нами, а в том, что на смену традиционному в наших краях исламу приходит другой ислам, который тесно связан с западными спецслужбами, который сам по себе очень пассионарен, а потому, будучи немногочисленным, может достичь очень высоких результатов.

И здесь я согласен с тем, что говорил Сергей Михайлович Григорьев. Действительно, в этой ситуации основным для нас становится вопрос: а что мы из себя представляем? Пусть мусульман пока всего лишь 9 процентов, но мегатренды какие? Какая рождаемость у нас, и какая у них? Люди демонстрируют готовность в массовом порядке умереть за веру, а у нас набирает силу либеральное христианство. Конечно, миссия среди мусульман также необходима, но прежде всего необходима миссия среди нас самих — каковы будем мы сами, таким будет и результат. Вот это главное. И завершить я хочу вот чем: сегодня ссылались на роман Елены Чудиновой «Мечеть Парижской Богоматери», и я согласен — роман слабый, но она что-то уловила. Она в частности пишет: если меня заставят выбирать между гамбургером и Кораном, я выберу гамбургер; а другие говорят наоборот — ни в коем случае не будем выбирать гамбургер, только союз с исламом против Запада. На самом деле — это, конечно же, лукавство — кто такую дилемму определил? Поэтому я завершу тем, что если меня заставят выбирать между гамбургером и Кораном, то все-таки, я думаю, мы с вами должны выбрать Евангелие.

Андрей Вассоевич

ВАССОЕВИЧ А.Л.: Уважаемые участники заседания, мой доклад был более приземленным и, наверное, более приземленным должно быть и заключительное слово. Действительно, я склонен всегда умножать дважды два и воздерживаться от более сложных математических операций, поэтому мне очень, конечно, приятно, что в ходе сегодняшней дискуссии, которая иногда была и сугубо теоретической, выкристаллизовалась одна практическая идея, которую о. Николай великолепно сформулировал: необходимо создавать аналитическую группу, которая изучала бы проблемы тех межконфессиональных взаимоотношений, которые существуют в нашей стране. При этом определяла бы и зоны повышенного риска: какая тоталитарная секта более опасна, какая менее, с представителями каких конфессий можно договариваться, а с которыми просто необходимо выбирать путь жесткого неприятия их мировоззрения. Это великолепная идея, дай Бог, чтобы она реализовалась в рамках Санкт-Петербургского Патриотического Форума, организованного информационным агентством «Русская линия».

Теперь скажу о том, какая есть опасность, ибо всегда в любом благом деле подстерегает опасность, и все мы знаем, куда вымощена дорога благими намерениями… Я могу сказать, что с тех пор, как изгнанные за неуспеваемость из различных духовных школ бурсаки, получив травматический невроз после отчисления с горя бежали к Белинскому, к Добролюбову, к Чернышевскому и на всех углах кричали о том, что зубрежка унижает человека, что в духовных школах попирается его достоинство, возникла страшная разрушительная тенденция в нашем обществе, которая нас привела к некому кризисному состоянию. Эта тенденция связана с тем, что, по крайней мере, в светской высшей школе исчезает культ точных знаний. Последнее место, где культ точных знаний сохранился — это духовные школы, например Духовная семинария и академия в Петербурге, потому что невозможно абы как служить Литургию, абы как импровизировать во время проповеди.

Значит, если такая аналитическая группа будет создано, необходимо, чтобы в рамках этой аналитической группы были бы подготовлены знатоки тех конфессий, тех вероисповеданий, которые привлекают наше внимание. Это означит — я буду сейчас говорить только про ислам — России нужно иметь хотя бы дюжину молодых людей, которые знали бы Коран наизусть. На сегодняшний день, по моим данным, ни ФСБ, ни Министерство обороны, ни МИД и даже Русская Православная Церковь не располагает ни одним человеком, который знает Коран наизусть. Последний человек, которого я видел в университетских стенах, знавший Коран наизусть был покойный Абдурахман Тагирович Тагерджанов. Как видно по имени — это был человек, исповедующий ислам. Между тем, вести диалог с исламским миром, не зная Корана на арабском языке невозможно, потому что мусульмане полагают, что Коран невозможно перевести на другой язык, можно дать лишь истолкование его смысла. Значит нам нужно, чтобы у нас было 10−12 бравых русских людей, которые понимали бы свою миссию перед матушкой Россией, перед РПЦ и начали бы учить Коран наизусть.

Тоже самое и в отношении иудаизма. Выучить наизусть Коран — это пустяки по сравнению с тем, чтобы овладеть корпусом талмудической литературы, ибо талмуд написан на двух языках — еврейском и арамейском, но, быть может, найдутся чудо-богатыри, которые займутся и этим делом, делом чрезвычайно важным. И мне кажется, что при всей несхожести (а организатор наших дискуссий всегда выбирает несхожих докладчиков по темпераменту, по психотипу, по исследовательскому подходу проблемы), итог сегодняшних наших посиделок оптимистический — лед и пламень соединились в главном, и идея о. Николая, по-моему, воспринята положительно, и дай Бог, чтобы наше сегодняшнее заседание закончилось некими практическими начинаниями, чтобы возникли пока хотя бы некие курсы.

Я с надеждой смотрю на самых молодых участников нашего заседания — ведь люди в цветущем возрасте могут при желании осилить весь Коран и тогда произойдет удивительный парадокс: мусульманин так устроен, что он не может опровергать Корана, в его представлении Коран — это не сочинение пророка Мухаммеда, а творцом Корана считается -аллах всевышний, считается, что Коран существовал предвечно, а потому, владея им, вы можете на арабском языке приводить доказательства для мусульман, что Коран предписывает им именно такую линию поведения — и вам очень сложно возражать, более того вы становитесь уважаемыми для мусульман людьми.

Надо сказать, что в изначальном исламе есть и элемент веротерпимости. Так в главе «Неверные» говорится — у вас своя вера, у меня своя вера. Но при всем при этом пророк Мухаммед, как говорит исламское предание, завещал своим преемникам не завоевывать православную Эфиопию. По какой причине? Когда язычники обрушились с гонениями на первых мусульман, первые мусульмане приобрели политическое убежище в православной Эфиопии. Для этого были предпосылки — во-первых, они были единобожники, а во-вторых — у настоящего мусульманина должно быть уважительное отношение к Исе — Иисусу Христу, и даже подлинно благочестивый мусульманин должен произносить после имени Господа Нашего Иисуса Христа — «да будет мир над ним».

Да, нам странно их воззрение, они избавили Христа от крестных мук, пожалели Его, им не хотелось, чтобы Он был распят и говорили, что это только привиделось иудеям, что Он был распят, а Сам Он якобы был живым взят на Небо… Но самое интересное другое — когда придет антихрист — по-арабски аддаджаль — то кто же должен уничтожить антихриста? Его должен уничтожить Иса, то есть Господь Наш Иисус Христос, спустившийся с Неба. Значит, можно все-таки нам не доводить дело до войны с исламом, можно толковать ислам и так, что само это имя от того же корня, что и слово «салям» — религия мира — и дай-то Бог, чтобы самые молодые участники нашего сегодняшнего заседания восприняли идею о. Николая как руководство к действию, а если какая-то понадобится помощь, то я готов содействовать. Благодарю всех за внимание.

http://rusk.ru/st.php?idar=8580

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru