Русская линия
Русская линия29.12.2005 

Обсуждение докладов:

о. НИКОЛАЙ ГОЛОВКИН: Правильно сказал А.Д.Степанов: перед нами стоит следующая проблема: с одной стороны — революция, с другой — контрреволюция и эти понятия мы должны уяснить для себя. Хочу также сказать несколько слов и о членстве в Союзе Русского Народа: я считаю, что принимать нужно всех, кроме язычников. Их отношение к Православию и православным я испытал на себе.

На улице ко мне как-то подошли три здоровых, среднего возраста русских человека, признав во мне священника, и говорят: «Мы язычники и этим гордимся, а вас надо убивать, давить, душить». Вот такое отношение к Православию у язычников. Таковы результаты планомерного введения язычества на Руси, его пропаганда, ставящая задачей по возможности расколоть общество и привлечь в свои ряды наибольшее число нормальных здоровых молодых людей. Поэтому принимать таких, враждебных Православию людей в члены Союза, я думаю, нельзя. Это приведет к бесконечным войнам внутри Союза и к его расколу.

Но диалог с язычниками возможен, и я готов к нему. Хотя это непросто, потому что не зря говорят, что язычник — это уже одержимый бесом человек. Но с теми патриотами-язычниками, которые еще не углубились во все это, а только симпатизируют язычеству с ними возможно работать, но принимать в члены Союза их точно нельзя.

Что же касается теократии, как возможной формы правления, о чем говорил А.Л.Вассоевич, здесь действительно нужно определиться. Мы, русские люди, знаем, что не бывает совершенной государственности, но есть одобренная свыше форма правления — это православная монархия, царство. И поэтому, как мне кажется, именно этой формы правления, как наиболее желательного для России мы и должны придерживаться. Об этом хорошо написана и у И.А.Ильина, и у Л.А.Тихомирова, мне это импонирует, и я придерживаюсь их точки зрения.

Я считаю, что православный Патриарх, и правитель государства — это два разных человека, но они должны взаимодействовать. То есть руководитель государства должен жить по христианским законам, но быть свободным в своей политической деятельности. Вот в чем принцип симфонии властей.

Другое о чем стоит сказать. Мы должны заниматься и просветительской деятельностью, и борьбой с повседневными проявлениями антихристианских сил. Например, как-то высказывалось в средствах массовой информации предложение сделать пляж для нудистов у Петропавловской крепости или, например, съезд содомитов хотели провести… То есть, мы должны бороться с такими вот антихристианскими повседневными явлениями, выражать свое мнение как православные христиане. Мы должны давать жесткую оценку тем антихристианским законам, которые принимаются Законодательным собранием, и так далее.

Как мне кажется, наше движение должно быть многогранно, и включать в себя и просветительскую работу, и повседневную борьба, чтобы в определенный момент мы были бы готовы вырвать инициативу. Поэтому я стою за то, чтобы Союз Русского Народа вел бы самую широкую деятельность и охватывал все аспекты жизни.


ШВЕЧИКОВ А.Н.: Я был в числе участников восстановительного съезда Союза Русского Народа в Москве и вот, на чем мне бы хотелось остановить ваше внимание. Я даже удивился тому, насколько мысли, высказанные А.Д.Степановым в докладе совпали с моими, хотя мы с Анатолием Дмитриевичем и не сговаривались. Я полностью разделяю высказанную им позицию, а потому на докладе останавливаться не буду, а скажу вот о чем.

До сих пор меня не покидает чувство горечи, возникшее после московского съезда. И горечь эта вызвана прежде всего тем, что организаторам съезда не удалось получить официального благословения от Церкви. Я совсем не убежден в том, что этого нельзя было добиться в принципе. Я думаю, что напротив, благословение на это начинание можно было получить, его надо было добиваться.

Во-вторых, когда я в спокойной обстановке, на следующий день ознакомился с документами, принятыми съездом, то мне стало понятно, почему Церковь не разрешила проведение восстановительного съезда Союза Русского Народа в Храме Христа Спасителя (хотя я допускаю, что Церковь может в данном случае и не причем, вполне возможно, что вмешались какие-то внешние силы) и почему не дала на это начинание своего благословения.

И горько мне оттого, что задумано великое дело, к которому не неделю и не месяц готовились, а между тем, было допущено столько ошибок. Как мне кажется, наше сегодняшнее обсуждение нужно было проводить до съезда, а не после того, как он уже состоялся. Нужно было провести такие совещания во всех регионах, а затем результаты этой полемики послать в оргкомитет съезда, чтобы там все изучили, и уже исходя из этих пожеланий, разрабатывали бы итоговые документы.

Ведь то, что принято в качестве итогового документа съезда, читать невозможно. Может быть, нет сегодня дубровиных и марковых среди нас, нет среди нас священников, таких как святой праведной Иоанн Кронштадтский, но найти в России людей способных написать приличную бумагу, продуманную, взвешенную, я думаю, можно было. В итоге же все запороли. Опять вышло по Черномырдину: хотели как лучше, а получилось как всегда.

И теперь я не знаю, как быть дальше. Как будет функционировать Союз Русского Народа без церковного благословения, без перспективного плана работы, без программы? Ведь нельзя же работать с программой Союза 1905 года! Это же просто смешно — прошло уже сто лет и сегодня совсем другая ситуация. Конечно, какие-то центровые идеи, принципы можно использовать, но когда мы говорим о деталях…

Кстати, о деталях. В книге А.И.Байгушева «Русская партия внутри КПСС», которую я недавно прочитал, есть глава, посвященная тому, чем занимался дореволюционный Союз Русского Народа. Я обратил внимание на то, что эти дореволюционные черносотенцы в первую очередь занимались практикой. Они занимались практическими делами, решали практические вопросы, занимались благотворительностью, поддерживали власть, с которой плотно работали вместе. Вот этой программы, этой четкости и ясности у нас пока, к великому сожалению, нет. Мы почему-то, сначала всероссийский съезд провели, а теперь устраиваем региональные собрания. Очень по-русски получается…

Теперь по поводу работы вообще. Я уже не первый год в нашем патриотическом движении, и наблюдаю следующую картину: абсолютно все говорят, что «надо что-то делать», но никто ничего не делает. Вот в чем беда.

Кроме того, если занять позицию К.Ю.Душенова, что пока мы не решим еврейский вопрос, мы не решим ничего — просто бессмысленно. Мы его никогда не решим. Мы же не можем устроить резню еврейского народа. Я также не думаю, что мы укрепим Церковь, если мы начнем заниматься вопросами, связанными с церковной иерархией. Очевидно, что к этим вопросам надо подходить очень взвешенно.

Да и вообще, наверное, надо переходить от изначального неприятия того, что делает нынешняя власть, потому что не все, что она делает — плохо. Нелепо исходить из позиции, что, все, что исходит от власти надо отвергать с порога, т.к. это изначально плохо, и наоборот, считать, что все, что исходит от нас — хорошо. Это неверная позиция. Нам нужно исходить из реального положения вещей и как следует подумать о тактике и стратегии. Надо не о войне думать или революции, надо думать: как не допустить ни войны, ни революции, а мирным путем добиться перелома ситуации в нашу пользу.

И я убежден, что это можно сделать. Наш неуспех объясняется тем, что мы не доводим начатое до конца. Ведь надо давить на власть до тех пор, пока она не уступит. А мы, как правило, доходим до какого-то городского комитета или какого-то начальника, там нам по носу щелкнут, и на этом кончается наше «упорное» достижение цели. Давайте менять в этом отношении свою позицию и добиваться — ведь у нас масса возможностей.


СИМАКОВ Н.К.: Я тоже хочу поддержать точку зрения, что русскому человеку всегда хочется радикализма, максимализма, хочется сразу решить все вопросы одним ударом. Это понятно — все устали от этой бесконечной смуты, которая длится уже второй век. Мы все вышли из советского периода, поэтому нам свойственно призывать к политической борьбе, называя ее то «священной войной», то еще как-нибудь. Но ведь кризис, который охватил Россию, носит духовно-мировоззренческий характер, он в душах людей, потому что люди лишились традиционно русского Православия, Церкви. А все пытаются спасти страну все время политическим путем. Многие патриоты считают, что Церковь не может, что она не способна изменить сложившуюся ситуацию, и вот они сами спасут и Россию, и русский народ и Церковь.

Но как это возможно сделать? Очевидно, что, во-первых, русский народ сегодня ни на какую пусть даже национальную революцию (в положительном смысле этого слова) не пойдет, а в отрицательном смысле — его могут подтолкнуть к революции те, кто хотят окончательно уничтожить Россию, расчленить ее и превратить в колонию Запада. Национально-освободительная борьба возможна только в случае полного захвата власти, при оккупации страны, распада ее. Сегодня же говорить об этом мне представляется опасным. Это, с моей точки зрения, соблазн. Мы идем медленным путем, но мы идем путем национально-нравственного возрождения, и именно в этом направлении надо двигаться возрожденному Союзу Русского Народа.

Кризис, переживаемый нами, состоит в том, что мы не можем договориться, у нас нет национального единства. Как его можно достигнуть? Вне Церкви, вне Православия мы его достигнуть не способны. Обычно все православно-патриотические организации распадались, т.к. начальный энтузиазм быстро пропадал, и начиналась борьба за лидерство, начинались внутренние расколы и, вдобавок ко всему прочему, воцарялось ничегонеделание, потому что каждодневную работу делать тяжело. Таким образом, порыв быстро проходил, и все начинания уходили в песок, а сами организации исчезали.

Союз Русского Народа, мне кажется, может сыграть очень значимую роль, если он действительно станет православным. Тогда Церковь увидит в нем поддержку, своего союзника, на которого можно опереться. Если же мы займем радикальную позицию, т. е. сразу же, изначально выкинем флаг радикальной борьбы, то понятно, что никакого благословения нам никто не даст, поскольку это будет просто невозможно.

С моей точки зрения, постоянная борьба с русофобией нужна, но она не должна приобретать радикально-политический характер. Действительно, нужно ставить вопрос о геноциде русского народа, но такая постановка вопроса не обязательно должна носить политический характер, мы можем найти и другие формы. И если Союз Русского Народа не политическая организация, а все-таки организация общественная, национальная, православно-религиозная, тогда и цели у нее должны быть соответственными. То есть, мы должны ставить те же цели, которые ставит перед собой и Русская Православная Церковь.

Скажем, введение в школьную программу «Основ православной культуры», эта цель, которая очень важна сегодня. Не менее важна и борьба с русофобией в разных формах. Что же касается еврейского вопроса, то в уставе тогдашнего Союза Русского Народа, который решил использовать в качестве программного документа и воссозданный Союз, написано, что евреи в члены Союза Русского Народа никогда допущены быть не могут, даже в том случае, если они примут Православие. На мой взгляд, этот вопрос надо, обсуждать.

Кроме того, я думаю, что при обсуждении еврейского вопроса, как наиболее главного, надо помнить, что во времена широкого распространения на Руси ереси жидовствующих, которая была очень опасна, как для Церкви, так и для страны, государственная власть склонялась к ее поддержке, даже сам Патриарх Зосима был жидовствующим. Но ведь Иосиф Волоцкий, обличая жидовствующих, не призывал к священной войне против власти и иерархов. Но в конечном итоге ситуация изменилась. Собрали Собор, Зосиму отправили на покой. Вымолили, выстрадали, и постепенно ситуацию изменили.

Постепенность — это царский путь. Идти именно этим путем нам и необходимо. А еврейский вопрос — он ведь очень сложный. Мы же знаем, что святые, например преподобный Лаврентий Черниговский, писали по этому поводу разное. В частности — что эта еврейская власть дана нам попущением Божиим, отчасти и за грехи наши, за наше отступление от веры и от Бога. Это тоже одна из сторон проблемы, которую не следует забывать. Это не значит, что мы должны к этому фактору относиться, что мол, слава Богу, дано нам такое наказание, нет, ни в коем случае, но эта сторона дела тоже имеет место быть. В этом, безусловно, есть некий Промысл Божий. И так просто от этой проблемы не отделаешься. Чисто политическим путем ее не решишь. Решить ее можно, только изменившись духовно, национально, вернувшись к своей традиции.

Что касается теократической и монархической моделей. Я согласен с тем, что и теократия возможна, и монархия. В каком смысле? Действительно, если нас постигнет самый страшный сценарий (что не исключено) и мы окажемся в состоянии полного распада, действительно, тогда только Церковь, только православные общины, приходы смогут что-то сохранить (будем помнить, что с 1917 года Россия на Голгофе, с этого времени начался новый период нашей истории — исповеднический). Возможно, что Патриарх окажется единственной властью в стране.

Конечно, наш традиционный идеал — это монархия, но в союзе с Церковью. Возможно, что Церковь сыграет такую же роль, какую она сыграла в смутное время, во времена Патриарха Гермогена или митрополита Алексия (я имею в виду эпоху татаро-монгольского ига). Мы не раз теряли государственность, но Церковь нас спасала всегда, во все эпохи, в которые у нас не оказывалось никакой государственной структуры.


КАЗИН А.Л.: Мы сегодня обсуждаем очень серьезные вопросы, каждому из них можно посвятить отдельное заседание. Давайте для начала разделим стратегию и тактику. Если начинать со стратегии, то тут я целиком присоединяюсь к мнению, высказанному Анатолием Дмитриевичем Степановым по поводу внутрисистемного характера Союза Русского Народа по отношению к существующей государственной системе. Бороться — в рамках закона — надо не против российского государства, а против определенных идейно-политических сил, которые оказывают на наше государство, экономику, культуру вредное влияние. Скажем, концерн «Юкос» несколько лет содержал свои университеты и газеты — и где теперь г. Невзлин?

Но есть и более серьезный вопрос из стратегической области. А именно, кого принимать и кого не принимать в Союза Русского Народа? Является ли, скажем, обязательным критерием посещение православного храма? Я прошу не забывать при этом, что реально воцерковленных людей у нас четыре процента населения, хотя более половины при этом называют себя православными. Надо реально смотреть на вещи. В этом плане я хочу сослаться на книгу Вадима Валерьяновича Кожинова «Россия. Век ХХ». Это книга, которая описывает революционную ситуацию в России начала XX века с позиций Союза Русского Народа того времени. И начинает он эту книгу с предисловия «Господа! Не бойтесь, я не сторонник черносотенной позиции, потому что уверен, что у сегодняшних черносотенцев ничего не получится. Уж если у массового „Союза русского народа“ в начале XX века не получилось при условии верующего народа, православного царя, патриотической буржуазии и мощной Российской империи, то что говорить о сегодняшних русских националистах?»

Примерно так говорит Кожинов. Я привожу эту мысль для того, чтобы подчеркнуть сложность сегодняшней ситуации. С другой стороны, у нас действительно нет времени на раскачку, потому что мы теряем в год по 1,5 миллиона человек. Однако наше положение не столь безнадежно, потому что, несмотря на низкий процент воцерковленности, русский народ осуществляет внутри своей деятельности, в глубине своего подсознания те принципы, которые характерны именно для православной духовной русской традиции. И эта ситуация позволяет патриотам работать по всем возможным направлениям духовной, государственной, экономической и культурной организации русского народа, не прибегая к какой-то сверхреволюционной терминологии. Ещё одной революции Россия просто не выдержит. Каждый патриот должен делать своё дело на своем рабочем месте.

Теперь о тактике. Недавно мне попала в руки листовка, где говорится, что Адольф Гитлер был истинным христианином, но впоследствии его взгляды были извращены. Когда я слышу, что возможны связи Союза с самыми разными организациями, мне представляется, что надо крепко подумать, прежде чем заключать какие-либо тактические соглашения — пойдет ли это на пользу русскому народу, или наоборот.

Наконец, последнее. Иногда говорят, что русское православно-национальное движение не победило в начале ХХ века потому, что оно было расколото. Не в расколе дело. Речь идет о таинственно-мистическом движении истории сверху вниз. Происходит не эволюция, а инволюция истории, не прогресс, а регресс. Духовность человека и человечества быстро снижается, и христиан в мире становится все меньше. Это прямо предсказано в Писании, и нельзя закрывать на это глаза. И тут прав г. Вассоевич: может случиться такая ситуация, когда у христиан не останется никакого прибежища на земле, кроме катакомбной церкви и личной молитвы. И русским людям не следует забывать об этом.


ИЛЬИН И. О: Я тоже был на съезде и согласен с господином Вассоевичем, что, действительно, люди там были готовые действовать. Вот нам и нужно понять, как действовать. Первое, самое главное, но о чем мало говорится, это то, что Союз Русского Народа должен стать той организацией, которая будет представлять русский народ, везде, во всех органах власти, чтобы, действительно, туда мог придти русский человек за защитой, за помощью. Именно такой организацией должен стать Союз Русского Народа.

На кого нам опереться? Я согласен с о. Николаем, с А.Д.Степановым, что опереться мы должны на Православие. Ведь у нас сегодня уже десять тысяч храмов, около 600 монастырей, которые возродились из мерзости запустения. Вот та опора, на которую мы должны опереться. Я понимаю, что воцерковленных людей пока мало. В каждом православном храме в среднем примерно десять человек воцерковленных христиан. 10 тысяч храмов — это уже 100 тысяч человек, это тот электорат, на который можно опереться.

Мы прекрасно понимаем, что не в каждом храме священник захочет вступать в Союз Русского Народа, разные есть священники. Почему-то мне видится, что большинство все-таки хотят, но ждут направляющего и указующего слова Патриарха. Патриарх же даст свое благословение, только тогда, когда увидит, что Союз Русского Народа — это организация, которая реально помогает, а не вносит смуту. Если мы дотянемся до каждого прихода, то это и будет той необходимой работой, которую нам нужно начинать делать прямо сегодня.

Скажем, Санкт-Петербургское отделение должно дойти до каждого прихода нашей епархии. То есть, чтобы в каждом петербургском храме были 3−4 члена Союза Русского Народа. Для чего это нужно? Для изменения той страшной ситуации, которую наш уважаемый профессор А.Л.Вассоевич представил. Лишь только тогда может стать приход организующий и мобилизирующей силой, когда сами верующие, прихожане станут хозяевами прихода. На сегодняшний день, к сожалению, в приходах чаще всего командует настоятель. Члены приходского совета — это формальные люди. Но если все точно и умно рассчитать, то можно сделать так, чтобы, не входя в конфронтацию с настоятелем осуществлять этот план.

Вы скажете, «хорошо, если настоятель наш единомышленник, а если нет?». Но ведь не может же нам настоятель запретить ходить в храм. Мы ходим в храм, мы видим тех людей, которые постоянно причащаются и исповедаются, на них опираемся. А уже затем начинаем воздействовать на священника, говоря ему о том, что, например, заседание приходского совета должно проходить раз в месяц, а оно собирается раз в год, а то и раз в пять лет. И так далее. То есть мы можем влиять и на священника, дать ему почувствовать, что он тоже зависит от нас, и тогда это будет настоящий приход. А сейчас приход — это настоятель, который всех благословляет, но делает свое дело.

Поэтому, как мне кажется, именно это направление — дойти до каждого прихода — и есть наша главная сегодняшняя задача. Ну что касается еврейского вопроса, то Джордано Бруно следующее писал по этому поводу следующее, что если кто-нибудь, когда-нибудь решит эту задачу, то ему в тот же день на небе из звезд будет создана икона…


КОЛДАСОВ Г. Д.: Прежде всего, меня затронуло замечание А.Л.Вассоевича по поводу теократии. Он привел интересные примеры из черногорской истории. Но мне кажется, здесь надо иметь в виду, что явления, которые возможны в небольших сообществах, у небольших народов, они часто невозможны у народов больших. Часто мы можем назвать примеры универсальных правителей небольших государств — он и руководитель, и священник, и царь, и поэт, еще кто-то. Это одно дело. Но когда мы имеем дело с таким большим народом как наш, то руководить им должен профессионал. И опыт русской истории говорит, что таким профессионалом являются Богом помазанные Цари. Это первое замечание.

Мне также кажется, что мы в своей практике должны руководствоваться понятиями русского языка и максимально стараться исключить всякую иностранную тарабарщину, в частности избегая таких слов как «эволюция», «революция», «контрреволюция». Русскому сознанию неприемлема ни революция, ни контрреволюция. Когда мы будем исходить из фундаментальных понятий русского языка, многие проблемы исчезнут сами собой.

Что я имею в виду? Мне кажется, необходимо разработать иерархию действительно жизненно важных задач, которые стоят перед русским народом. Тогда мы поймем, что мы с вами не найдем какого-то универсального способа поведения и организации русского народа. Что бессмысленно вырабатывать универсальную стратегию поведения, которая будет подходящей для решения любых задач. Из русской истории мы знаем, что были задачи, которые русский народ решал на Соборе, были задачи, которые он решал, просто затягивая пояс и засучивая рукава, а были такие задачи, когда русский народ брал в руки меч. И совершенно необязательно называть это революцией или контрреволюцией.

Вот поэтому, мне кажется, чуть ли не первой задачей нашего Союза является необходимость разработать иерархию жизненно важных задач, которые стоят перед русским народом сегодня. И тогда, исходя из этих задач, мы сможем выработать и стратегию, поймем, что этих стратегий может быть несколько. Мы поймем тогда, что в Союзе Русского Народа нам нужны будут и крупные дипломаты, которые будут решать вопросы переговорами, нам будут нужны также витязи, которые будут решать задачи присущим им способом.

И еще, что бы я хотел отметить. Мне кажется, что очень важная задача — это создание ядра организации. Если не будет ядра, то, действительно, прав окажется К.Ю.Душенов, мы не вылезем из говорильни. При этом надо отметить, что принцип создания ядра, совсем не обязательно должен совпадать с принципами развития организации. Одни критерии будут применяться с точки зрения создания ядра Союза, другие — с точки зрения развития организации. Понимаете? Универсального подхода с точки зрения создания ядра и развития организации не будет. Здесь опять все будет вытекать из-за иерархии. Это важно, если мы хотим создать действительно жизнеспособную организацию.

Почему бы нам использовать тот же масонский опыт? Конечно, духовно чуждое мы отвергаем, принципы масонов и иудеев нам не подходят. Но, с другой стороны, мы должны учитывать уроки истории, мы должны понять, что первая пытка создания Союза Русского Народа просуществовала двадцать лет, а их системы живут сотнями лет. Мы должны сделать для себя конструктивный выбор.

Ну, а если мы решаем вопрос с кем нам по пути, а с кем не по пути, значит, прежде всего, мы должны помнить, что реального объединения можно достигнуть только на общей духовной основе. Других серьезных основ для объединения в принципе нет. И мне кажется, реальная духовная основа для нашего Союза — это все же монастыри. И работать надо, мне кажется, не с приходским духовенством, а с монастырским. Вот мое мнение.


ИВАНОВ А.А.: Я, как и многие здесь присутствующие, тоже был на восстановительном съезде Союза Русского Народа. И у меня возникла вот какая мысль в ходе сегодняшнего обсуждения, тем более, что я профессионально занимаюсь историей, в том числе и дореволюционного правого движения. Я полностью согласен с мыслями о том, что Союз Русского Народа ни в коей мере не должен и не может быть силой революционной, то есть заниматься призывами к «национальному восстанию», «национальной революции» и т. п.

Может ли быть Союз Русского Народа оппозиционным власти? На мой взгляд, он может быть оппозиционным определенным действиям власти, но не ей как таковой. Чем всегда отличалась правая оппозиция от всякой другой? Тем, что она указывала власти путь, которым надо идти, а не говорила, что ошибающуюся и заблуждающуюся власть надо свалить, во что бы то ни стало. По-моему, православный христианин в принципе не может быть против власти как таковой, хотя бы потому, что безвластие будет еще хуже. И любая попытка свалить существующую власть будет только на руку врагам Православия, а никак ни его сторонникам. Поэтому меня выступление Константина Юрьевича Душенова очень насторожило. Когда я присутствовал на съезде, я в кулуарном общении и в некоторых выступлениях услышал откровенно революционные речи. И эта патриотическая «желябовщина» представляется мне деструктивной и очень опасной.

В связи с этим, мне в голову приходят вот какие исторические параллели. Вспомните: XIII век, Россия в результате татаро-монгольского нашествия унижена, разграблена, поругана. Геноцид в отношении русского народа не меньший чем сегодня. Монгольские ханы, смею вас заверить, были не лучше Путина, а их баскаки — едва ли приятнее сегодняшних чиновников. И вот новгородцы, которые, несомненно, тоже были православными патриотами, решили не подчиняться поганой языческой ханской власти, не платить Орде никакой дани и поднять против них национальное восстание. Уговоры святого благоверного князя Александра Невского смириться и подчиниться хану не подействовали — очень даже допускаю, что новгородская «патриотическая общественность» осуждала князя за то, что он не берется за меч против монголов, а ездит в Орду на поклон. И вот новгородцы, поднимают восстание без всякого благословения Церкви, по самости, не желая смиряться, не желая терпеть. По сути дела, они поднимают бунт против воли Божией. Самочинно восстав против Орды, новгородцы восстали против наказания Божия, возложенного на них. В результате сам благоверный князь Александр Невский самым жестким образом подавил это выступление. Святая Церковь рассудила, кто был прав, а кто виноват. А ведь поднимавшие национальное восстание новгородцы руководствовались благими намерениями и, наверное, были искренними православными патриотами.

К чему я это говорю? К тому, что нам, сегодняшним православным патриотам надо быть очень осторожными в вопросе отношения к власти и не ускорять, не форсировать события, дерзая за Господа Бога самочинно решать, испита ли горькая чаша народом нашим или время окончания нестроений наших еще не пришло. Ведь и тогда, когда гнев Божий был сполна испит русским народом, тогда другой святой русский князь — Дмитрий Донской по благословению преподобного Сергия Радонежского отправился на ратный бой с татаро-монголами. А, не дожидаясь благословения Патриарха, не дожидаясь благословения Православной Церкви, те из нас, кто призывает к демонтажу не устраивающей нас власти, уподобляется тем не по разуму ретивым новгородцам.


ГРИГОРЬЕВ С.М.: Я тоже был на съезде 21 ноября и готов поделиться своим впечатлениями. Сначала, когда нас не пустили в Храм Христа Спасителя, я крайне расстроился. Но когда увидел, как все это началось и услышал, как молился за молебном учредительный съезд и как был отслужен этот молебен, стало понятно, почему нас не пустили в храм. Нам надо, так сказать, еще поработать над собой. И все стало на свои места, когда в конце заседания «диакон», который оказался, по его же словам не диаконом, а иподиаконом (?!!), взялся за управление молебствованием. Случись это в Храме Христа Спасителя, вышел бы крайне неприятный казус, над нами смеялись бы. Поэтому я считаю, что в целом все прошло соответственно нашему духовному уровню, что Божий Промысел уберег нас от излишних искушений, а, значит не оставил наш съезд, тех людей, которые там были. За все слава Богу.

Теперь о различных революционных и контрреволюционных призывах. Если общественная организация стремится оказывать активное влияние на политическую жизнь, ее членам нужен, в первую голову, некий духовный подъем, а сейчас на политическое поприще вступает такое поколение, в котором никакого духовного подъема, никаких высот духовных ожидать не приходится. Если у нас самым ярким политиком, готовым к чему-то жертвенному, является Эдуард Лимонов, то уж простите, хоть святых выноси. И в духовном смысле мы никак не подбираемся к тем даже высотам, которые достигало предыдущее поколение, тех, кто пережил войну. Умирают старцы, а вместо них приходят, в лучшем случае священники охлобыстины, или вообще конъюнктурная публика, которую мы с вами отлично знаем. Мы все люди такого поколения, которое едва ли не самое страшное за всю историю России. Себя я не исключаю, я отлично понимаю, что мы можем из себя «родить». Никаких высот, сплошной цинизм и эгоизм. Поэтому и не надо себе ставить высоких, невыполнимых задач, а делать обыкновенно рабочее дело, то, что нам по силам, и это очень даже не мало.

Ярким примером такого положительного дела я считаю недавно прошедшую историю с «Письмом 500». Оказалось, что если больше думать не о себе в политике, что мы привыкли наблюдать, а о самом деле, то удается что-то делать. Я отнюдь не разделяю всей политософии Михаила Викторовича Назарова, но данную его деятельность, считаю, очень разумной и полезной. Я имею ввиду то, как он вел все это дело с «Письмом 500», о тех рамках которые он выбрал для ведения этой компании. Конечно, к ней присоединились, и будут еще присоединяться различные конъюнктурщики, которым по тем или иным причинам выгодно попланировать на жидоедстве, тема-то модная, но само по себе ведение дела последовательно, целеустремленно и без всякой истерики, и его, уже имеющиеся промежуточные положительные результаты, говорят о правильности выбранной М. Назаровым тактики. Пусть не слишком эффективно, зато эффектно.

Я думаю, что если CРН будет заниматься именно такой деятельностью, спокойной и уверенной, без излишних претензий, без подделки якобы духовного подъема, симуляцию которого народ сразу увидит, то и деятельность Союза Русского Народа окажется полезной и соответствующей целям организации. Вот такая простая обычная работа крайне важна и необходима. Одним из самых заметных направлений деятельности должна стать борьба с русофобией — не ломом и эффектным, но пустым выступлением, а законными, конкретными, аргументированными средствами. Или грамотная юридическая и общественная поддержка русских патриотов, подвергающихся преследованиям недобросовестных представителей власти. Реальное, а не псевдоисторическое просвещение, разоблачение очередных «камуфляторов» русской истории. Вот такая, лежащая на поверхности деятельность и нужна. Эта задача даже и нашему поколению по силам, только надо этим заниматься. Тогда, возможно, и в Храм Христа Спасителя нас пустят, но это надо заслужить. Вот и все.


ШУЛЯКОВСКИЙ В.Н.: Мне кажется, что должна быть жесткая структуризация Союза. Должны быть созданы определенные подразделения, которыми руководят конкретные люди, перед которыми ставятся конкретные задачи и сроки выполнения этих заданий. Например, мы часто сталкиваемся со случаями русофобии в СМИ. Такие случаи нельзя оставлять безнаказанными. Очень важно каждый такой случай разбирать, при необходимости обращаться в суд, привлекать к ответственности виновных. Таким образом, необходима структура, занимающаяся мониторингом как печатных, так и электронных (ТВ, Интернет) средств массовой информации.

Другим важным подразделением должна стать служба связей с общественностью. Совершенно необходимо изменение отношения общества к самому термину «черносотенный», которым в течение десятков лет пугала народ советская пропаганда. Это большая работа, и не на один год. В этой сфере кроме историков, должны быть люди знающие конкретные механизмы «продвижения» нашего, выражаясь современным языком, «идеологического продукта» в самые широкие массы русского народа. Если Союз действительно хочет не скатиться в «маргинальную» сферу, а стать реальным действующим лицом современной политики с правом голоса, то пресловутому «пиару» надо уделять первостепенное значение.


БОГАТЫРЕВ А.В.: Господа, братья и сестры! Поскольку доклад А.Л.Вассоевича был недвусмысленно назван либеральным взглядом на проблему, я хотел бы напомнить вот о чем: само словосочетание «Союз Русского Народа» воспринимается 99% нашего обманутого русского народа как организация погромная и реакционная. Учебников же никто не переписывал, и наши дети до сих пор получают такую информацию. Когда мы говорим о том, что мы организация не маргинальная, нам придется очень долго рассказывать, что такое Союз Русского Народа и об этом не нужно забывать.

И вот для того, чтобы рассказать о том, кто мы такие, у меня есть конкретное предложение. В Москве существует «Народное радио», которое решило учесть все свои прошлые ошибки по отметанию союзников. 28 января по инициативе «Народного радио» в Москве (не исключено, что даже в Храме Христа Спасителя) планируется организовать Союз православных журналистов и создать национальный информационный орган, который будет конкурировать с теми монстрами, которые сейчас поставляют информацию на информационный рынок.

Планируется, что Союз православных журналистов будет ежедневно поставлять информацию (они получили доступ к очень серьезным источникам) и всех желающих с ними сотрудничать, эта структура будет обеспечивать информацией бесплатно, но в обмен на информацию из регионов. Я думаю, что это очень важно. Организаторы воплощения этой идеи в жизнь собираются отсекать лишь маргиналов, и вырабатывать стратегическую здравую линию.


СТОГОВ Д.И.: Я буквально несколько слов скажу о той проблеме, которая сегодня еще не затрагивалась. Я хочу сделать небольшую ремарку как исследователь право-монархических организаций, правых салонов и так далее. Если мы обратимся к истории, мы увидим, что главная проблема, которая имела место в начале XX века — это отсутствие сплоченности в рядах черносотенных организаций, которая, в общем-то, и погубила тот же самый Союз Русского Народа, равно как и другие правые организации.

К сожалению, лидеры тогдашнего Союза Русского Народа не смогли добиться единства в своих рядах, и их личные амбиции, их нежелание отбросить ради общего дела какие-то личные разногласия, во многом и были той причиной, которая привела к кризису Союза. Поэтому главная проблема, которая стоит перед нами сегодня (я, к сожалению, не присутствовал на восстановительном съезде Союза Русского Народа, но, тем не менее, эта проблема может возникнуть и по всей вероятности она и возникнет) заключается в том, чтобы добиться сплоченности в рядах воссозданного Союза, добиться того единства, которое называется хорошим церковным словом — соборность. А главный путь к достижению соборности заключается в воцерковлености членов Союза Русского Народа, в наличии у них четкой церковной позиции.

По поводу предстоящей деятельности Союза Русского Народа также хочу отметить, что, на мой взгляд, просто недопустимо вести речи о борьбе с властью как таковой и тем более о ее насильственном свержении. Очередной гражданской войны Россия просто не переживет. Наша страна находится в таком состоянии, что дальше, как говориться, некуда. И поэтому главной сферой деятельности Союза Русского Народа должна стать борьба с антихристианскими проявлениями и русофобией.


МАСЛОВА Е.В.: У любой организации есть идеология. Последнее время я ходила на очень многие конференции, а впечатление одно и то же. Ничего нового нет. Вот и сегодня та же картина. Вроде бы создается такое мощное движение, а где же идеология? Ну, возьмите вы за основу того же Л.Н.Гумилева, зря он что ли свою прожил? Он столько сделал для России. Пассионариев сейчас в России очень мало, от того все так и происходит. А так, все сегодня высказались, о многом поговорили, но никто не сказал, что конкретно надо делать.

http://rusk.ru/st.php?idar=8532

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru