Русская линия
Агентство политических новостей24.12.2005 

Важное задание правительства

В 1991 году многонациональный СССР распался на 15 самостоятельных республик. Эти республики (за одним исключением) вот уже полтора десятилетия проводят последовательную националистическую политику.

Чтобы оценить степень реалистичности такого курса, следует вспомнить процент титульной нации в каждой из республик. По данным 1980 года (последняя надежная перепись), картина следующая:

1. Армения — 90,
2. Россия — 83,
3. Белоруссия — 80,
4. Литва — 80,
5. Азербайджан — 78,
6. Украина — 72,
7. Грузия — 69,
8. Узбекистан — 68,
9. Туркмения — 68,
10. Эстония — 65,
11. Молдавия — 64,
12. Таджикистан — 59,
13. Латвия — 54,
14. Киргизия — 48,
15. Казахстан — 36.

В 14 республиках другие народы вытесняются, номенклатура формируется из местных кадров, история подвергается жесткому национальному легендированию. Это трафарет. Правительства этих стран поступают вполне правильно. А как еще можно построить самостоятельное государство? Только так, другого пути нет. Поэтому даже пародийный Казахстан, где русских живет больше, чем казахов, лезет из кожи вон. Силенок не хватает, скачут на одной ноге «евразийства», но направление то же самое — магистральное. «Создание национального государства». И только РФ, занимая второе место в списке, стоит на голове и заявляет: ерунда, неправда, Россия — многонациональная, любая ставка на русских (т. е. на 83%) приведет к кризису и развалу. Русские ненадежные, они предадут, они ничего не могут. Нас мало — всего 17% процентов.

Характерно, что опорные 17% крайне распылены и большей частью находятся по отношению к русскому этносу в подчиненном или комплементарном отношении. Второй по численности народ РФ, татары, составляет 3,6% от общей численности населения, причем татары делятся на несколько этнических групп (крещеные, булгары, московские и т. д.). Третий народ — украинцы (2,7%), в русских условиях сильно обрусевшие (из них украинский язык считают родным менее одной трети, а половина вообще не знает украинского). Четвертый народ — чуваши (1,2%), также сильно обрусевший этнос, обладающий малой степенью самоидентификации.

Неудивительно, что большинство национальных образований на территории Российской Федерации вполне фиктивны. Вот процент титульных наций в автономных республиках и областях-округах (данные 1980 года):

1. Дагестан — 78,
2. Чувашия — 68,
3. Чечено-Ингушетия 53:12 (65),
4. Коми-Пермяцкий АО — 62,
5. Тува — 60,
6. Кабардино-Балкария 46:9 (55),
7. Агинский Бурятский АО — 52,
8. Северная Осетия — 51,
9. Татария — 48,
10. Марий-Эл — 44,
11. Калмыкия — 41,
12. Карачаево-Черкесская АО — 30:9 (39),
13. Якутия — 37,
14. Удмуртия — 32,
15. Усть-Ордынский Бурятский АО — 34,
16. Мордовия — 34,
17. Горно-Алтайская АО — 29,
18. Коми — 25,
19. Башкирия — 24,
20. Бурятия — 23,
21. Адыгейская АО — 21,
22. Эвенкийский АО — 19,
23. Карелия — 11,
24. Корякский АО — 17,
25. Ненецкий АО — 13,
26. Хакасская АО — 11,
27. Ямало-Ненецкий АО — 11,
28. Долгано-Ненецкий АО — 9,
29. Чукотский АО — 8,
30. Еврейская АО — 5,
31. Ханты-Мансийский АО — 2:1 (3).

Очевидно, что национальной автономией должны обладать области государства, где компактно проживает особая этническая группа, составляющая большинство. То есть реально национальными районами являются восемь верхних позиций, причем все эти восемь позиций в силу ряда обстоятельств не способны к реальной экономической и политической автономии (малая численность, культурная отсталость, отсутствие природных ресурсов).

Этническая основа для автономии есть в Чечне, Ингушетии, Южном Дагестане, Осетии и Кабарде. Это небольшая территория на азиатской окраине России, так же соотносящаяся с общей массой, как немецкий Южный Тироль с остальной Италией.

Таким образом, Кремль с его «многонациональной политикой» стоит на голове.

Почему так произошло? В отличие от других республик РФ установила правопреемственность не с реально существовавшим или хотя бы мифическим национальным прагосударством, а с СССР. На первых порах это таило в себе немалые преимущества. Например, РФ достался интернациональный клан столичных партаппаратчиков, имеющих связи, капиталы, солидный опыт госуправления. Это привело к тому, что, несмотря на катастрофическое падение экономической и военной мощи, РФ не утратила статуса великой державы. Точно также РФ удалось встать во главе рыхлого, но тем не менее реально существующего СНГ. Значение этого образования гораздо важнее, чем это принято считать. Все страны СНГ безоговорочно поддерживают кремлевских интернационалистов, так что местные 17% всегда имеют базу поддержки в лице многочисленных диаспор бывших республик СССР на территории РФ. Эта поддержка объясняется и наличием огромной русской общины в других странах СНГ и Прибалтики (более 20 млн. человек), полностью нейтрализованной интернационалистами из Кремля.

Однако в целом подобная конструкция заранее обречена на крах. Реально «Российская Федерация» представляет собой пороховой погреб. Один год правильной (на «четверку») пропаганды, и тягучая, плотная, бесконечная толпа русских затопит все: министерства, банки, телевидение, редакции газет, коттеджные поселки. Визжать с экранов и трибун: «Русских мало!», «Русские вымирают!», «Русских нет!» — легко. Но когда 120-миллионная масса сдвинется с места, то экзотика, составляющая 2%, 0,3%, а то и пустое множество вроде Хакамады, захрустит под сапогами. Самое обидное: русские чудовища этого хруста даже не заметят. Как стадо буйволов, походя затоптавшее неосторожного зайчонка. «Ничего личного, старик».

Это ужас, это в Кремле понимают хорошо, от этого дрожат руки. Трудность в том, что за 15 лет советская номенклатура крепко вросла в новое-старое государство. Нельзя сказать, что нерусские 17% непропорционально представлены в высшем эшелоне власти. Русских там нет вообще (т. е. менее одной пятой). Более того, 17% там нет тоже. Власть принадлежит очень узкой прослойке советских мулатов (несколько сот тысяч человек), образовавшейся в результате искусственного формирования правящего слоя СССР. Эта «историческая общность» и составляет мозг РФ. Отступать ей некуда, потому что особого государства, заселенного «новой исторической общностью», за пределами Садового кольца нет. Остается хитрить, обманывать, устраивать провокации и тараканьи бега, что все равно ведет к общему ослаблению государства.

Не секрет, что экономический кризис в РФ во многом объясняется психологическими причинами. Коренное население России охвачено недоумением, апатией, для русских характерно чувство унижения и фрустрации. Украинец живет на Украине, латыш — в Латвии, узбек — в Узбекистане. Русскому говорят, что он живет в коммуналке на птичьих правах. Его туда пустили пожить и выведут за ухо, если он будет себя плохо вести. Само слово «русский» превратилось в почти ругательство, вроде «цыгана» или «еврея» — народностей, имевших несчастье жить без национального очага в эпоху мирового национализма.

Особенно тяжело положение русских за пределами РФ. Здесь проходит острие националистического фронта, здесь существует идеальная почва для зарождения русского национализма и националистического экстремизма.

Стоит напомнить процентное соотношение русского населения в других республиках:

1. Казахстан — 41,
2. Латвия — 33,
3. Эстония — 28,
4. Киргизия — 26,
5. Украина — 21,
6. Молдавия — 13,
7. Туркмения — 13,
8. Белоруссия — 12,
9. Узбекистан — 11,
10. Таджикистан — 10,
11. Литва — 9,
12. Азербайджан — 8,
13. Грузия — 7,
14. Армения — 2,3.

Как видим, в 13 из 14 республик русские намного превосходят процентное соотношение второго по численности этноса «многонациональной России» — татар. При правильной политике, опять же на «четверку», на Украине и в Белоруссии из-за этнической близости русские партии могут не только стать серьезной оппозицией, но быстро захватить власть законным путем и присоединить эти искусственные образования к России. (Впрочем, это можно сделать еще проще — предоставив украинцам свободное и мгновенное получение гражданства РФ.) То же касается огромного богатого Казахстана. Опора на русские общины в большинстве других республик легко превратит их в сателлитов.

Что сделано здесь реально? Ничего. Несчастные русские не могут даже вернуться на родину. Факт в мировой истории невероятный. Представьте, что, например, Франция закрывает границы перед французскими беженцами из Алжира. Абсурд.

Кто же ответственен за подобную фантасмагорию? Кто (разумеется, не случайно) полтора десятилетия работал с русскими диаспорами, виртуозно морочил людям голову и не сделал ничего? Это Дмитрий Рогозин.

Сразу после развала СССР Рогозин выдвинулся как «специалист по русскому вопросу», возглавил «Конгресс русских общин» и всю последующую политическую карьеру строил как защитник русских интересов.

Этого человека поставили на особо важный участок политического фронта РФ, и, надо отдать должное, он блестяще справился с задачей. Русских партий за рубежом ноль, национальное самосознание находится в зачаточном состоянии, возвращение русских на историческую родину проходит стихийно, в самых варварских условиях, напоминающих албанскую или ливийскую «инфильтрацию» в Италию.

Нельзя сказать, что удачная политическая карьера Рогозина есть следствие какого-то «заговора инородцев». В патриотической среде давно раздается шипение по поводу польских и еврейских предков руководителя фракции «Родина». Дело, однако, не в конкретной национальности, а в общей мультипликационности советской номенклатуры. Типичный советский чиновник должен быть не евреем, а немножко евреем. Наполовину, еще лучше на четверть или восьмую. Очень желательно, чтобы присутствовали какие-то примеси: узбеков, грузин, армян, латышей. Почти обязательна русская кровь, всегда разбавленная на четверть, на половину, или добавленная в качестве довеска.

И, конечно, «человек советской национальности» должен быть плотью от плоти своего класса. Ибо общество в СССР было не националистическое, а классовое. Рогозин родился в семье советского генерала, окончил номенклатурную французскую спецшколу, затем привилегированное международное отделение журфака МГУ. Это советский человек до мозга костей, и в этом его суть.

Значительная часть московской номенклатуры не нашла себе места в отделившихся в 1991 году республиках не потому, что ее не устраивал низкий уровень культуры или экономики, а потому что она не ощущала себя органической частью местных народов. И наоборот, командные вершины в местных иерархиях «москвичи» могли захватить, только тщательно забыв «советскую мультипликацию». Собственно, по этому пути и идет Рогозин.

И дошел бы до победного конца еще десять лет назад, если бы не выполнял «важное правительственное задание». Выполняя это задание, задание своего класса и своей особой этнической группы, он может даже стать президентом РФ. Превратится ли при его правлении РФ в национальное государство вроде Эстонии или Украины? Да никогда. По одной простой причине. СССР был не просто «интернациональным государством». Он одновременно был государством антирусским. Русских в СССР было 52%, нерусских — 48%. В этих условиях авторитарному режиму надо было опираться на разношерстную нерусскую часть, не опасную из-за своей раздробленности, но способную, при государственной организации, служить естественным противовесом «бывшему народу». Это правильное решение, обеспечившее СССР многодесятилетнюю стабильность.

В условиях 83/17 это самоубийство, но самоубийство, на которое «новая историческая общность» не может не пойти. Потому что ненависть и презрение к русским стали национальной особенностью «советского народа» (а теперь «российского народа». — Прим. ред.). Казалось бы, плюнь и поцелуй ручку (83%!). Не плюнет «новая общность» и не поцелует. Из принципа.

Поэтому господин Рогозин и дальше будет шевелить плавниками, беззвучно разевать рот в парламенте, на выборах, в ОБСЕ, на него будут укоризненно показывать указкой — русский националист. Такая у него ответственная работа… в советском зоопарке.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru