Русская линия
День (Киев) Клара Гудзик13.10.2005 

Церковь на распутье
Архиепископ Львовский Макарий: «Вселенский патриарх имеет и желание, и право вмешаться в наши дела»

Современный раскол украинского православия не только отражает, но и стимулирует раскол в украинском обществе, дает в распоряжение не совсем украинских и не очень чистых рук мощный рычаг влияния на духовную жизнь наших граждан. К огромному сожалению, в наше сложное и много в чем еще неопределенное время Украинское православие, его паства, его иерархия все никак не могут подняться над своими внутренними проблемами, интересами, предрассудками, отношениями, пойти на взаимные уступки. Ради того, в первую очередь, чтобы показать политикам страны достойный подражания пример — пример отказа от своих «ведомственных» интересов, пример служения народу православному, а не «партии» — той или иной церкви. В конечном счете, продемонстрировать высшую ступень гражданского служения — отказаться от собственных церковно-политических амбиций ради высшей цели, ради будущего независимого единого Украинского православия.

Сегодня газета «День» предоставляет своим читателям возможность познакомиться с видением современной ситуации в Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ), перед которой уже несколько лет стоит дилемма объединения с Киевским патриархатом, Его Высокопреосвященства Макария, архиепископа Львовского, управляющего Ровенско-Волынской и Таврической епархиями УАПЦ. Напомним, что один раз — в 1992 году — уже состоялось объединение УАПЦ с Киевским патриархатом, которое продолжалось всего 2 года. Кто может сказать, какая бы сегодня была религиозная ситуация в стране, если бы раскола 1994 года не произошло? И знают ли люди, кто организовал этот раскол?

— Высокопреосвященный владыка! Расскажите о сегодняшней позиции УАПЦ — в Украине ходит немало слухов о ее объединении (или необъединении) с Украинской Православной церковью Киевского патриархата (УПЦ КП).

— Несмотря на все слухи, УАПЦ остается независимой и единой в своих устремлениях. Исключением является архиепископ Игорь (Исиченко), который не так давно выведен за штат: со времен патриарха Димитрия Церковь не спешит лишать своих епископов сана, как это делается в Московской патриархии.
Сейчас все усилия не только Автокефальной церкви, но и правительства Украины направлены на то, чтобы утвердить в Украине единую независимую поместную Православную церковь — и при этом не тем способом, на котором настаивает Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП), а именно: «Придите к нам и покайтесь!». Нам не в чем каяться, да еще и перед Московской церковью. Мы боремся за свою церковь уже не одно десятилетие. А кто может помочь нам в этом деле, так это Вселенский патриарх Варфоломей I, а не Московский патриархат.

— Недавно в УАПЦ состоялись несколько Соборов, на которых, как известно, обсуждались планы церкви на будущее. Это действительно так?

— Это действительно так. Особенно важным был Собор УАПЦ 11 августа, где рассматривались возможные пути выхода из кризиса Православия в стране. Весьма знаменательно то, что на Соборе присутствовал святейший патриарх Филарет (УПЦ КП) и представитель высшей власти страны господин доктор Александр Саган.

— Были ли достигнуты какие-либо конкретные договоренности?

— К сожалению, создается впечатление, что из этого ничего не выйдет. Имею в виду объединение УАПЦ и Киевского патриархата. Главная причина состоит в том, что патриарх Филарет диктует нам свои условия; и в то время, как мы говорим об объединении церквей, о взаимных уступках и компромиссах, патриарх Филарет собирается нас просто «присоединить». А мы на это не пойдем. Мы, знаете, не можем просто присоединиться к Киевскому патриархату — УАПЦ имеет свою историю, своих мучеников, свое особое место в истории Украины.
Решили, однако, провести во всей церкви епархиальные собрания и благотворительные собрания; если 75% духовенства поддержит условия патриарха Филарета — тогда собирать объединительный Собор и избирать общего патриарха.

— А в чем проблема с избранием единого патриарха? Какие приняты процедуры выдвижения кандидатов на патриаршую кафедру и проведение выборов?

— В этих вопросах согласие до сих пор не достигнуто: это одна из центральных нерешенных проблем в наших отношениях с Киевским патриархатом. Наш епископат предлагает провести выборы в два тура. Первый тур — выборы из пяти кандидатов; те двое кандидатов, которые наберут большинство голосов, примут участие во втором туре. Среди кандидатов в патриархи должны быть епископы как УАПЦ (скажем, Андрей Горак), так и Киевского патриархата. Предлагаем также включить в группу кандидатов епископа, признанного в православном мире канонически. Это может быть, например, архиепископ Константинопольской патриархии Всеволод Скопелоский. (Кстати, в составе иерархии Константинопольской церкви есть 7 украинских епископов. — К.Г.) Были высказаны также предложения относительно названия будущей объединенной церкви. Например, «УАПЦ КП» — название, которое объединяет названия двух церквей.
Но все эти намерения св. патриарх Филарет отверг. Поэтому 25 августа состоялся под председательством митрополита Мефодия еще один Собор — в присутствии Александра Сагана. На этом Соборе была образована объединительная комиссия во главе с епископом Винницким Романом, но фактически позиции сторон не изменились. В любом случае, мы выступаем за выборы «на равных».
Скажу больше: некоторые наши церковники считают, что предстоятель Киевского патриархата вообще не должен принимать участие в выборах, что «св. патриарх Филарет должен ради единства двух церквей отойти». Ведь с ним связана очень серьезная проблема — анафема, которой Московский патриархат отлучил патриарха Филарета от церкви. Киевский патриархат уверен, что после объединения двух церквей Вселенский патриарх Варфоломей I снимет эту анафему — как недействительную, потому что она была объявлена не за церковную, а за политическую вину (а именно — отход от Московского патриархата). Но до сих пор это только наши надежды. Между тем, если на патриаршую кафедру объединенной церкви избрать канонического епископа (не обязательно украинца), это может ускорить каноническое признание объединенной церкви в православном мире. И тогда Московский патриархат не будет царствовать на нашей земле. (Кстати, патриарх Варфоломей как-то высказал такое мнение: после объединения двух церквей Украинская церковь должна определенное время руководиться «предстоятелем», а не «патриархом» — до урегулирования канонических дел. А патриархат будет введен только после объединения всего украинского православия.)
В общем, патриарх Филарет и митрополит Мефодий должны прислушиваться к мнению священников и отказаться от своих амбиций. А если все сделать против воли духовенства, то может повториться то, что случилось в 1994 году. Потому что священники Автокефальной церкви не захотят подчиняться патриарху, навязанному им иерархией. Выйдет посмешище перед миром — новый раскол. Поэтому очень важная часть процедуры объединения — достичь понимания со священниками на епархиальных соборах, на сборах благотворительных.

— Только что появилось сообщение о том, что в октябре этого года предстоятель УАПЦ митрополит Мефодий (Кудряков) собирается посетить так называемую УАПЦ Северной и Южной Америк и диаспоры, где встретится с епископатом. Какова цель этого визита в то время, когда начался объединительный процесс с Киевским патриархатом?

— Думаю, этот визит бесперспективный и даже лишний. Весьма вероятно, что канонические епископы американской УАПЦ просто не захотят встречаться митрополитом Мефодием — как с епископом, не признанным Вселенским православием. В этом вероятном случае его общение будет ограничено кругом непризнанных Константинопольской церковью епископов, а это не будет на пользу имиджу, репутации митрополита Мефодия во Вселенском православии.

— Насколько важной, по мнению Его Высокопреосвященства, может быть роль Вселенского патриарха в разрешении православных проблем в Украине?

— Уверен, что эта роль может и должна быть очень значительной. Уверен также в том, что Вселенский патриарх имеет и желание, и право вмешаться в наши дела. Именно поэтому не только наша епархия, но и вся наша церковь поминает его имя в молитвах, в диптихе, и зачитывает в храмах его праздничные послания. Особенно отмечу, что Вселенский патриарх Варфоломей I не возражал против этой нашей церковной практики, которая не совсем соответствует церковным правилам: мы должны поминать только Главу нашей церкви, т. е. митрополита Мефодия (который, кстати, весьма мало занимается делами всей нашей церкви.).

— Каково отношение к епископам УАПЦ со стороны епископата Вселенского патриархата? Полное отчуждение, как от неканонических?

— Нет, это не так. В Киев, в УАПЦ неоднократно приезжали епископы УАПЦ в США, находящиеся в подчинении Вселенского патриархата. Они отбывали богослужение в наших церквях, правда, служили только с украинскими священниками, а не епископами. Важно, в первую очередь, то, что патриарх Варфоломей не запрещал эти совместные служения.

— Сегодня в обществе немало разговоров об открытии в Украине двора (духовного представительства) Вселенского патриарха. Как относится к этому церковь в общем, какие есть проблемы и какие возможности открываются?

— Позволю себе напомнить, что старинная Святоуспенская церковь Львова, в которой мы с вами сейчас находимся, в 1588 году стала ставропигийной, т. е. начала подчиняться прямо Константинопольскому патриарху. Так почему бы сегодня не вернуть эту традицию — пусть Успенская львовская церковь станет ставропигией Вселенского патриарха. Потому что, если немного подумать, то когда Вселенский патриарх, скажем, посетит Украину, его просто негде будет достойно принять. А Московская церковь пусть себе протестует и пусть нас не запугивает возможным вмешательством Вселенского патриарха в наши внутренние дела. История ярко свидетельствует, между прочим, что греческое (константинопольское) духовенство традиционно — еще со времен крещения Киевской Руси — очень мало вмешивалось в церковные дела Украины. Тем более сегодня нам нужно идти навстречу.
Таким образом, я выступаю за ставропигию во Львове, а также — за двор в Киеве, как пожелает Вселенский патриарх. Думаю, что для двора патриарха Варфоломея Киевский патриархат мог бы отвести Выдубицкий монастырь, хотя патриарх Филарет предлагает церковь Университета «Киево-Могилянской Академии». Я даже готов пойти на то, чтобы до окончательного решения наших православных дел представитель Константинополя в Украине служил только со священниками УАПЦ (а не епископами). Уверен также, что на богослужение в Свято-Успенской церкви и в Выдубицком монастыре будет собираться много народу и что это будет весомый шаг Украинского православия ко вхождению во Вселенское православие.

— Действительно ли Вселенский патриарх Варфоломей I заинтересован в автокефалии Украинского православия?

— Он заинтересован в этом не больше, чем мы — украинцы. Причины, я думаю, общеизвестны. Может, не все знают, но патриарх Варфоломей написал два письма президенту Кучме, но ответа не было. Митрополит Вселенского патриархата Мелитон писал письмо Виктору Бондаренко — Председателю Госкомрелигий на то время. Ответа также не было. Сейчас должно все измениться — мы должны идти навстречу друг другу. Но не только наша церковь, а и светская власть. Ко Вселенскому патриарху должна обратиться за помощью верховная власть, как это сделал в начале 90-х годов сейм Эстонии: попросил канонического предоставления эстонским православным независимости от Московского патриархата. Не нужно также тянуть с формальным приглашением Вселенского патриарха в Украину, а также с обустройством двора Вселенского патриарха в Киеве и оформлением ставропигии во Львове. Это важные и не такие уж сложные шаги.

— Согласится ли с этим планом Вселенский патриарх?

— Согласится, ведь он уже сегодня не запрещает поминать его в диптихах во время богослужений, чтения в храмах его праздничных посланий и т. п. Только на этом пути — только при содействии Константинопольской патриархии — Украинское православие сможет получить тот статус, который ему давно принадлежит.

P.S. 16 сентября 2005 года секретарь ОВЦС Московской патриархии протоиерей Николай Балашов заявил, что Константинопольский патриархат не осуждает деятельность УПЦ Киевского патриархата и УАПЦ, которых Российская православная церковь считает раскольниками. По мнению Николая Балашова, в нынешних обстоятельствах особенно важной была бы недвусмысленная позиция Константинопольской церкви, а именно — поддержка «канонического Православия» на украинской земле (то есть поддержка УПЦ Московского патриархата), а также осуждение деятельности раскольников (православных УПЦ КП и УАПЦ), которые вносят смуту в жизнь церкви и общества. «К сожалению, до сих пор такой позиции не хватает», — сказал секретарь ОВЦС. Он обратил внимание также на «странные высказывания архиепископа Скопелосского Всеволода (Константинопольская патриархия), сделанные несколько месяцев назад. Владыка Всеволод тогда заявил, что Константинополь отрицает принадлежность Украинского православия к Московскому патриархату. Наиболее „странным“ является то, что заявления архиепископа Всеволода так и не были опровергнуты Константинопольской патриархией, хотя не были и подтверждены». Без ответа остался и официальный запрос, посланный по этому поводу Московской патриархией в Фанар (резиденция Вселенского патриарха в Стамбуле).
Четкую и последовательную стратегию Вселенского патриархата, которую Московская патриархия воспринимает как провокацию, украинцы могут расценивать как «знак», как толчок к действию — к объединению. Но сможет ли иерархия УПЦ КП и УАПЦ подняться над сегодняшними частными интересами и воспользоваться этим благоприятным знаком?


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru